Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №50 (1042) » Частота эксперимента

Частота эксперимента

Момент истины для судебной реформы наступил в 2017-м. В этом году произошло много знаковых событий: как законодательных — принятие новых Законов «О Высшем совете правосудия» и «О Конституционном Суде Украины» и внесение комплексных изменений в процессуальные кодексы, так и кадровых. Самое масштабное из них — это, безусловно, конкурс в новый Верховный Суд (ВС). Правда, в погоне за частотой экспериментов на их чистоту нередко приходилось закрывать глаза, а для главных «испытуемых» — представителей судейского корпуса — отдельные нововведения оказались достаточно болезненными

Кадровый холод
Вполне ожидаемой реакцией на предпринятые еще в прошлом году законодательные шаги по реформированию стало то, что многие судьи покинули судебную систему, уволившись с должностей или уйдя в отставку. Аналогичный судейский демарш можно было наблюдать еще в 2010 году, после принятия новой редакции Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей». Хотя при проведении нынешней реформенной кампании на то, что некоторых судей не устроят новые конкурсные процедуры и необходимость прохождения квалификационного оценивания для подтверждения соответствия занимаемой должности как обязательное условие для увеличения уровня судейского вознаграждения, собственно, и делалась ставка. Добровольный уход судей из системы должен был обеспечить пресловутую кадровую перезагрузку. Но масштабы кадровой проблемы, как оказалось, судебные реформаторы явно недооценили: ситуация осложнялась не только естественным оттоком кадров, но и тем, что многие судьи-«пятилетки» длительное время пребывали без полномочий и не могли осуществлять правосудие.
В первом квартале 2017 года проб­лема кадрового голода достигла критической точки: были случаи, когда отдельные суды приостанавливали осуществление правосудия ввиду отсутствия судей. Проблему нехватки кадров решали ситуативно, с помощью механизма временного откомандирования судей. Это позволяло лишь купировать кадровое «заболевание», но не излечить от него отечественную Фемиду, из-за чего «недуг» перешел в хроническую стадию. Так, по состоянию на 1 октября с.г., согласно официальным данным Государственной судебной администрации Украины (ГСА), вакантными в судах остаются более 1 тыс. кадровых позиций, что составляет почти 25 % от общей штатной численности судей, установленной для местных общих судов.
Наступит ли потепление в вопросе кадрового холода в обозримом будущем — прогнозировать сложно, особенно если учитывать грядущее укрупнение судов: создание на базе общих местных судов новых окружных инстанций. Ведь для новой карты судов, очевидно, придется пересмотреть нынешние кадровые нормативы, уменьшив количество судей.

Сложности имплементации
Тон законодательной политике в части правосудия в 2017 году задавали прошлогодние тенденции. Так, еще в 2016 году ожидалось, что процесс «легитимизации» Законов Украины «О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)» и «О судоустройстве и статусе судей» (оба этих закона вступили в силу 30 сентября 2016 года) будет синхронизирован с имплементацией конституционных новаций и в части деятельности Высшего совета правосудия (ВСП) и Конституционного Суда Украины (КСУ). Впрочем, парламентарии постоянно вносили свои коррективы в график реализации судебной реформы, запланированный членами Совета по вопросам судебной реформы. Например, Закон Украины «О Высшем совете правосудия» Верховной Радой Украины был принят лишь 21 декабря ­2016-го, а вступил в силу 5 января с.г. После чего был запущен процесс трансформации Высшего совета юстиции в Высший совет правосудия.
На пути имплементации конституционных новаций первая серьезная неудача постигла судебных реформаторов весной 2017-го. 11 апреля с.г. целый пленарный день парламентарии посвятили рассмотрению во втором чтении законопроекта «О Конституционном Суде Украины», но в результате проект был забракован — отклонен и снят с рассмотрения. После такого политического фиаско на рассмотрение парламента поступили сразу четыре разные версии адаптации работы КСУ к новым реалиям Основного Закона, в итоге был поддержан законодательный сценарий, подготовленный ­членами профильного парламентского комитета: новый закон о КСУ был принят 13 июля с.г. Причем в этом случае народным депутатам пришлось закрыть глаза на предписания части 2 статьи 107 Закона Украины «О Регламенте Верховной Рады Украины», которые гласят, что отклоненный парламентом законопроект или проект, повторяющий его по сути, не может быть внесен на текущей и следующей за ней вне­очередной сессиях парламента соответствующего созыва.
Промедление парламентариев с принятием нового закона о КСУ не прошло бесследно. Ввиду длительного отсутствия законодательного регулирования нельзя было не только обеспечить реализацию конституционного права граждан на рассмотрение конституционных жалоб, но и решить проблему кадрового голода в судейском коллективе КСУ. С начала лета и до середины ноября с.г. в Суде работали 13 из необходимых 18 судей. Законодательное регулирование порядка осуществления назначения «конституционных» судей на конкурсной основе стало сигналом к действию для всех субъектов формирования Суда: Президента и парламента, у которых было по две незаполненные кадровые позиции в КСУ, а также наивысшего органа судейского самоуправления. К слову, пока что только последнему удалось заполнить свою квоту в КСУ: 13 ноября с.г. XIV внеочередной съезд судей назначил судьей КСУ Виктора Городовенко.
Помимо имплементации конституционных новаций в 2017 году предстояло реализовать и концепцию ­нового профильного судейского закона в части создания двух новых инстанций — Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности (ІР-суд) и Высшего антикоррупционного суда. Процедура создания ІР-суда уже запущена. 29 сентября с.г. Президент подписал указ о его создании, а буквально на следующий день ВСП согласовал определенное ГСА Украины количество судей ІР-суда — 21 штатная единица, а Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККС) объявила конкурс на вакантные должности.
В отличие от ІР-суда, для создания Высшего антикоррупционного суда предстоит подготовить соответствующую нормотворческую основу: принять закон, определяющий специальные требования для судей этой инстанции. Нынешней осенью вопрос создания соответствующего законодательного механизма приобрел общественно-политический резонанс не только в нашем государстве, но и за его пределами. Еще в начале октября с.г. Венецианская комиссия в своем заключении весьма негативно оценила первые нормотворческие ласточки Украины в этом вопросе — два законопроекта, которые впоследствии были отозваны. И после продолжительных дискуссий о том, кто, собственно, должен создавать эксклюзивные законодательные инструменты для Суда и инициировать их перед парламентом — народные депутаты или глава государства, — этот вопрос зашел в политический тупик.
Верховный труд
«Самый масштабный кадровый проект», «беспрецедентный, публичный и прозрачный кадровый отбор», «эталон создания высшего суда с нуля» — какие только «титулы» не присваивали конкурсу в новый ВС за последний год. Этот проект стал беспрецедентным событием не только для отечественной Фемиды, но и для зарубежных судебных систем, поэтому за всеми конкурсными перипетиями внимательно наблюдало как юридическое сообщество Украины, так и международные эксперты.
Конкурс стартовал 7 ноября 2016 года, после того как ВСП согласовал определенное ГСА Украины количество «верховных» судей — 120 человек (по 30 судей в каждом из четырех кассационных судов в составе ВС). Изначально о своем намерении принять участие в этом кадровом марафоне заявили 1436 человек, из них реально пришли на «старт» 846. К участию в конкурсе ВККС допустила 653 кандидата. Впоследствии, по результатам проведения специальной проверки, часть претендентов (порядка 30 человек) была отсеяна.
Квалификационное оценивание конкурсантов состояло из двух этапов: экзамена и собеседования. 16 февраля 2017 года была проведена первая часть экзамена — анонимное письменное тестирование для 625 кандидатов, в ходе которого определялся уровень их знаний в сфере права, в том числе уровень практических навыков и умений в правоприменении. А буквально через пять дней ВККС организовала вторую часть экзамена: участие в выполнении практического задания приняли 520 человек. До второго этапа конкурса (состоял из исследования досье и собеседования с кандидатами, также конкурсанты должны были пройти тестирование личных морально-психологических качеств и общих способностей) дошли 382 претендента. 21 апреля с.г. ВККС начала проводить собеседования с кандидатами. Позже вопрос относительно порядка ста кандидатов, получивших негативные заключения от Общественного совета добропорядочности, рассматривался в пленарном составе Комиссии.
Свой финальный вердикт в отношении 120 победителей конкурса ВККС огласила поздним вечером 27 июля 2017 года. В число лидеров рейтинга, помимо судей, вошли 16 ученых, девять адвокатов и четыре кандидата с совокупным стажем. Главной сенсацией на финишной прямой конкурса стало заявление председателя Верховного Суда Украины Ярослава Романюка, попавшего в число победителей по квоте Кассационного гражданского суда в составе ВС, о прекращении участия в конкурсе в связи с намерением уйти в отставку.
Переняв кадровую эстафету у ВККС, ВСП рассматривал материалы о внесении представления главе государства о назначении 120 кандидатов на должности судей ВС в режиме нон-стоп: в период с 14 по 25 сентября с.г. в рамках одного заседания. 29 сентября было оглашено решение, принятое в «закрытом режиме»: 111 кандидатам ВСП дал зеленый свет на назначение судьями ВС, кандидатуры двух конкурсантов «забраковал», принятие решения относительно еще семерых отложил. В день, когда новый ВС был зарегистрирован как юридическое лицо, 9 ноября с.г., ВСП внес Президенту представления относительно еще трех конкурсантов.
Главная кульминация в этом конкурсном действе наступила 11 ноября с.г., когда при участии главы государства в стенах Кловского дворца, будущей главной рабочей резиденции ВС, состоялась торжественная церемония принятия присяги новыми «верховными» судьями. Правда, и в этом случае не обошлось без интриг: как оказалось, до финальной стадии кадрового формирования нового ВС, которая, как не раз декларировалось, является исключительно ритуальной функцией Президента Украины, не дошел один кандидат — Сергей Слынько. Как выяснилось позже, он не попал в список судей Кассационного уголовного суда в составе ВС по собственной инициативе: г-н Слынько попросил пока не назначать его судьей ВС и провести проверку информации, изложенной в публикациях отдельных СМИ, относительно его участия в рассмотрении резонансных уголовных дел.
Ситуация с «самоотводом» кандидата на финишной прямой больше похожа на некое «джентльменское соглашение», достигнутое с целью не запятнать в глазах общественности отполированную до блеска главную рекламную вывеску нынешней судебной реформы — «Верховный Суд». Однако за красивым фасадом новой главной судебной инстанции страны новоиспеченных «верховных» судей ждут трудовые будни, которые будут очень напряженными. По крайней мере в первые несколько лет, когда наряду с новыми делами судьям ВС нужно будет рассмотреть проблемное наследие предшественников — Верховного и трех высших специализированных судов, которое, по некоторым оценкам, исчисляется более чем 60 тыс. дел.

До чего дошел процесс?
Помочь новому ВС справиться с колоссальным объемом работы призваны новые кассационные фильтры и другие процессуальные инструменты, предусмотренные принятым 3 октября с.г. Законом Украины «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты». Этот законодательный продукт, как известно, позволяет не только запустить деятельность Верховного Суда, но и концептуально усовершенствовать и модернизировать процессуальное законодательство.
Представители юридического сообщества большие надежды возлагают, например, на механизмы «электронного суда», которые смогут в корне изменить рутинную практику судопроизводства, высвободив значительные ресурсы для выполнения более содержательных задач. Процессуальными изменениями предусматривается создание в судах Единой судебной информационно-те­ле­коммуникационной системы (ЕСИТС). С помощью ЕСИТС суд сможет направлять судебные решения и иные процессуальные документы участникам судебного процесса на их электронные адреса, совершать другие процессуальные действия в электронной форме. Адвокаты, нотариусы, частные исполнители, арбитражные управляющие, судебные эксперты, госорганы, органы местного самоуправления, субъекты государственного и коммунального секторов экономики должны будут зарегистрировать электронные адреса в ЕСИТС в обязательном порядке.
Единство и стабильность судебной практики будут обеспечивать механизмы предотвращения появления в практике ВС различных позиций по одному и тому же правовому вопросу — алгоритм передачи дела Большой палате ВС, если коллегия судей, палата или объединенная палата сочтут необходимым отступить от вывода о применении нормы права в похожем правоотношении, изложенного в принятом ранее решении ВС. Причем в рамках административного процесса у ВС появится эксклюзивный инструмент, позволяющий решить проб­лему массового поступления в суды аналогичных дел. Такие дела будут называться «типовыми», суд получит возможность выбрать из их числа так называемое образцовое дело и передать его на рассмотрение ВС. На время рассмотрения образцового дела производства по всем типовым делам могут приостанавливаться. После принятия ВС решения по образцовому делу производства по типовым делам возобновляются, а решения по ним должны приниматься уже с учетом соответствующего решения ВС.
Много революционных изменений было предусмотрено для хозяйственного процесса. Наряду с одним из самых обсуждаемых ноу-хау — институтом свидетелей, целесообразность введения которого юристами оценивается достаточно неоднозначно (риск, связанный с тем, что данный институт негативно отразится на оперативности хозяйственного судопроизводства, действительно существует), прогрессивным изменением является существенное расширение способов судебной защиты. Концепт этого нововведения в следующем: если закон или договор не определяют эффективного способа защиты, суд в соответствии с изложенным в исковом заявлении требованием может установить иной способ защиты, который не противоречит закону.
Одна из самых ожидаемых новаций для адвокатского сообщества — принцип полной компенсации судебных расходов на профессиональную юридическую помощь. В эти расходы включен не только гонорар адвоката за представительство в суде, но и затраты на другую оказанную в рамках дела юридическую помощь.
Следует отметить, что процессуальный этап — это не финальная стадия судебной реформы. На очереди — усовершенствование законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности и концептуальное реформирование фундамента правовой сферы — юридического образования.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Бремя возможностей

ПОБЕДИТЕЛИ РЕЙТИНГА «50 ВЕДУЩИХ ЮРИДИЧЕСКИХ ФИРМ УКРАИНЫ» В 1998-2017 ГОДАХ

«Бронзовая лига» ведущих юридических фирм Украины 2017 года

50 ведущих юридических фирм Украины 2017 года

Экспертный совет

Пойти по касательной

Измерение бренда

Умеренность в завтрашнем дне

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Судебная практика

С новым подходом

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Судебная реформа

Частота эксперимента

Палата представителей

Ставка на повышение

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Судебная практика

Иск — дело благородное

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Судебная реформа

Установка по требованиям

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Банкротство

Банкротный двор

Группа охвата

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Судебная практика

Взыщи ветра в поле

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Отрасли практики

Крупнейшие публичные сделки

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Судебная практика

Экспертный потенциал

Игра на занижение

Сбить с долга

Отменная реакция

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Банкротство

Противоречивый характер

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Энергетика

Светлое — в будущее

Энергетическое поле

Курс евро

Энергетический рывок

Зеленый свет

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Банкротство

Мировая волна

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Уголовное право

Бурные новации

Ко всем чертам!

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Конкурентное право

Добро обжаловать

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Налоговая практика

Новый общественный договор по НДС

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Судебная практика

Пресечение параллелей

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Методология

Вышли на позиции

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Интеллектуальная собственность

Верховенство — браво!

ІР-адрес

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Конкурентное право

20 КРУПНЕЙШИХ ПУБЛИЧНЫХ СДЕЛОК В СФЕРЕ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ПРАВА

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Налоговая практика

20 КРУПНЕЙШИХ ПУБЛИЧНЫХ СПОРОВ В СФЕРЕ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Судебная практика

Крупнейшие публичные судебные и арбитражные дела

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Конкурентное право

Взять высоту

Поток осознания

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Уголовное право

Шум за разум зашел

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Налоговая практика

Спорная заставляющая

По сложному следу

Время доказывания

Плановая поверка

Вывод капитала

Законодательные продолжения

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Уголовное право

Афера влияния

Один за всех

Глас да глаз

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Отрасли практики

Установка по требованию

Исходящий вызов

В темпе М&Арша

Бразды управления

Структурное измерение

Командная работа

Шкала прогресса

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Региональные рынки

Ориентирование на уместности

50 ведущих юридических фирм Украины 2017

Юридический рынок

Фирменый стиль

Течение обстоятельств

Юрфинмониторинг

Позиция нравов

Стоп-кадры

Знак запроса

Эффект присутствия

Всемирный поток

Встречное продолжение

С новым ходом

VOX POPULI

Отрасли практики

Событийный взгляд

Акцент

Звенья одной цели

В фокусе: Медиаактивность

Новости из зала суда

Компания «МЕТРО Кэш энд Керри Украина» выиграла «дело ритейлеров»

В фокусе: Медиаактивность

Внимание, равняйсь, СМИрно!

В фокусе: Медиаактивность

Новости из зала суда

ВАСУ отказал физлицу в иске к ВККС относительно квалифоценивания судьи

Новости законотворчества

Отрасли практики

Усилена защита вещных прав на землю

Принят новый закон против домашнего насилия

Ответственность разрешительных органов ужесточат

Новости юридических фирм

Частная практика

Asters выступает юридическим советником относительно слияния банков согласно новому закону

ЮФ Sayenko Kharenko усиливает команду налоговой практики

Специалисты Interlegal защитили интересы агротрейдера в споре о взыскании диспача по торговому контракту

Отрасли практики

Приглашение на bail

Ценные замечания

Эмиссия доброй воли

Основание требовать

Работа над помарками

Представительские подходы

Продвижение

Dream Teams

PRо движения

Процессуальные новациии

Запал прочности

Гражданский долг

По образцу и подобию

Быть в темпе

Срочные узы

Переводные положения

Служба опасения

Самое важное

Игра в кадры

Антирейдерская миссия

Английский акцент

Тема номера

Отзывы по делу

Алиментарный вопрос

Первый раздел

Чета в банке

Отчий ком

Судьбоносное лишение

Частная практика

Приз в стадию!

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: