Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №50 (938) » Тяготы и решения

Тяготы и решения

Юристы обеспокоены законодательными решениями, направленными на расширение инструментов специальной конфискации и ужесточение правил изъятия имущества

Вопрос расширения инструментария института специальной конфискации еще на этапе обсуждения соответствующих законодательных инициатив вызвал бурную негативную реакцию у представителей юридического сообщества. Не утратила своей актуальности данная проблематика и после того, как один из нормотворческих сценариев был воплощен в жизнь. Как известно, с 26 ноября с.г. на Украине действует Закон Украины «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно совершенствования института специальной конфискации с целью устранения коррупционных рисков при ее применении» (Закон), принятый парламентом под «визовым» соусом: необходимостью выполнения плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины (подробно об этом «ЮП» писала в номере № 48 (936) от 1 декабря 2015 года).

Функционирование института специальной конфискации в свете последних законодательных изменений стало одной из самых проблемных и дискуссионных тем для обсуждения участниками V ежегодного зимнего форума по уголовному праву и процессу, организованного Ассоциацией адвокатов Украины и Советом адвокатов г. Киева. Проводя сравнительный анализ таких мер уголовно-правового характера, как конфискация и специальная конфискация, партнер АО «Скляренко, Сидоренко и Партнеры», адвокат Андрей Сидоренко подчеркнул, что существенным различием этих двух институтов является то, что первый может применяться исключительно к имуществу осужденного лица, а вот субъектный состав второго, то есть специальной конфискации, намного шире. В этом случае имущество можно изъять у лица, совершившего преступление (как у обвиняемого/осужденного, так и у лица, не подлежащего привлечению к уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости и т.д.), и у третьих, юридических или физических, лиц. Правда, несмотря на то что институт специальной конфискации на Украине действует почти два года, практика по ее применению в отношении третьих лиц еще не сформирована. «Эта новелла еще не прошла апробацию в судебной практике», — констатировал докладчик.

Анализируя последние законодательные изменения, внесенные в Уголовный кодекс (УК) Украины, в частности в статью 962, Андрей Сидоренко обратил внимание на то, что специальная конфискация не может быть применена к имуществу, которое находится в собственности добросовестного приобретателя. Последним, согласно нормам Гражданского кодекса Украины (статьи 330), признается лицо, которое приобрело вещь у другого лица, не имевшего права на его отчуждение, о чем приобретатель не знал и не мог знать. В УК Украины критерии для изъятия имущества у третьего лица, по убеждению адвоката, прописаны нечетко и очень лаконично. Так, например, одним из оснований, что третье лицо не является добросовестным приобретателем, служит получение/приобретение им имущества бесплатно или в обмен на сумму значительно ниже рыночной стоимости. Последний критерий, по словам г-на Сидоренко, нуждается в уточнении, ведь такое абстрактное понятие, как «значительно ниже рыночной стоимости», может оцениваться достаточно неоднозначно: для одних в процентном выражении это 30 %, для других — 50 % и т.д. Немногим больше конкретики и в другом критерии «недобросовестности» приобретателя: в условии, что лицо знало или должно было знать, что цель передачи имущества — избежание конфискации или специальной конфискации.

В числе основных проблем данного института, помимо нечеткости оснований добросовестности приобретателя, называлось и отсутствие конкретных критериев определения имущества, которое появилось вследствие преобразования доходов, полученных преступным путем. Отметим, что в части 2 статьи 962 УК Украины установлено: в случае если деньги, ценности и иное имущество полностью или частично преобразованы в другое имущество, специальной конфискации подлежит полностью или частично преобразованное имущество. Если конфискация соответствующего имущества на момент принятия судом решения о специальной конфискации невозможна вследствие его использования или невозможности выделения из приобретенного законным путем имущества, или отчуждения, или по другим причинам, суд выносит решение о конфискации денежной суммы, соответствующей стоимости такого имущества. Ввиду отсутствия законодательной конкретики в вопросе применения специальной конфискации, по мнению Андрея Сидоренко, разгадывать нормотворческий замысел предстоит непосредственно на практике.

Последняя показала, что в течение 2015 года конфискация и специальная конфискация в части «коррупционных» уголовных правонарушений были применены к 44 лицам, 20 приговоров судов, касающихся применения спецконфискации, были исполнены. Если в цифрах, то эта сумма небольшая: 105 тыс. грн, 7,5 тыс. долл. США и 5 тыс. руб. Такие актуальные статистические данные озвучила начальник отдела организации деятельности в сфере предотвращения и противодействия коррупции Генеральной прокуратуры Украины (ГПУ) Валентина Сеник. «Из 1,5 млрд грн убытков от «коррупционных» уголовных правонарушений было возмещено 105 млн грн», — добавила она, опровергая информацию, которая была растиражирована некоторыми СМИ, дескать, сумма таких возмещений составляет всего 8 тыс. грн. При этом г-жа Сеник констатировала: в соответствующих приговорах допускаются нарушения норм материального права, поскольку нередко юристы (как судьи, так и прокуроры, и адвокаты) отождествляют понятия специальной конфискации и конфискации. Поэтому ГПУ обратилась с письмами к руководству Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (ВССУ) с тем, чтобы посредством проведения соответствующих обобщений и предоставления судам методической помощи была сформирована единая практика применения этих двух институтов.

В свою очередь заместитель председателя ВССУ Станислав Кравченко считает, что вопрос специальной конфискации больше политизированный, чем проблемный. Он напомнил, что термин «специальная конфискация» использовался и ранее, когда действовал старый Уголовно-процессуальный кодекс Украины, при решении вопроса о вещественных доказательствах. При этом, рассматривая вопрос о применении конфискации, суды должны были учитывать не только имущество, которое было зарегистрировано на лицо, являющееся подсудимым, но и имущество, приобретенное преступным путем. Изначально в новом Уголовном процессуальном кодексе (УПК) Украины 2012 года этот вопрос был урегулирован в соответствии с предыдущими правилами, но впоследствии законодатель усовершенствовал соответствующие положения Кодекса. С принятием в 2013 году Закона Украины «О внесении изменений в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины относительно выполнения Плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины» институт специальной конфискации был наполнен новым нормотворческим смыслом: УК Украины дополнили двумя нормами — статьями 961 и 962, в которых содержится определение этого термина и предусмотрены случаи применения. Кроме того, были внесены изменения и в ряд статей УПК Украины, урегулировавшие основания и порядок применения специальной конфискации.

В том, что институт специальной конфискации в таком виде, в котором он задекларирован в законодательстве, не будет работать в отечественных правовых реалиях из-за наличия значительного количества некорректных и неконкретных формулировок, уверен член Центрального Совета ОО «Украинское юридическое общество», адвокат Николай Сирый. Приведя пример одной из таких законодательных конструкций, в которой предусмотрено, что одной из причин ареста имущества является «достаточное основание полагать, что имущество может подлежать специальной конфискации», он констатировал: в этой формулировке нет правового основания для применения спецконфискации. «Не может быть юридическим основанием возможность использования чего-то в будущем. Основание — это конкретное фактическое обстоятельство», — подчеркнул он.

Говоря об институте специальной конфискации в целом, г-н Сирый отметил, что речь идет о классическом примере, когда «уголовная юстиция выходит на поле цивилистики», при этом в законодательстве не предусматривается никаких соответствующих оговорок. Скажем, предписаний, что в случае если лицо осведомлено о том, что заключение сделки является формой сокрытия имущества, полученного преступным путем, она не является правомерной. Все это, по прогнозам адвоката, может привести к тому, что в судебной системе появится два вида решений: в одних, «гражданских», будет указано, что имущество приобретено законным путем, в других, «уголовных», — констатировано совершенно противоположное. «Сейчас обществу предлагается никчемным средством решить существующие глобальные проблемы. На сегодня главной из них является неупорядоченность экономической жизни во всех сферах. Вначале нужно экономику государства привести в порядок, и тогда исчезнет необходимость в применении специальных средств», — отметил Николай Сирый. При этом он выразил уверенность в том, что с точки зрения заявленных законодателем целей специальная конфискация не станет эффективным институтом, как в свое время не стала таким другая новация — трансфертное ценообразование.

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Судебная практика

Отдать должность

Акцент

Срок по ставке

В фокусе

Поправить точку

Государство и юристы

Копи-write

Государство и юристы

Новости законотворчества

УПК Украины могут дополнить нормами об использовании полиграфа

Предложен проект медицинской реформы

Принят новый закон о госслужбе

Государство и юристы

Подать согласие

Тяготы и решения

Неделя права

Новости из-за рубежа

Кибербезопасность в ЕС

Неделя права

Переадресация на ВККС

Инициатива непредсказуема

Частные заявления

Новости из зала суда

Судебная практика

ВХСУ стал на сторону ТПП Украины в споре стоимостью более полумиллиона гривен

Регистрация Совета адвокатов Донецкой области в г. Краматорске отменена судом первой инстанции

Новости юридических фирм

Частная практика

Aequo консультирует ЕБРР по вопросам реформирования Фонда гарантирования вкладов физических лиц

FCLEX отстояла право клиента на строительство Белановского ГОК

Sayenko Kharenko — советник по реструктуризации еврооблигаций AVANGARDCO

Адвокаты АК «Правочин» защитили интересы Lantmannen AXA в ВАСУ

Партнеры ЮФ «Астерс» получили дипломы юридических школ США

Отрасли практики

Процесс пришел

Частичное решение

Третий не лишний

Продвижение юридического бизнеса

Интуитивное сужение

Фирменный штиль

Культурная цельность

Выдержанный бренд

Рабочий график

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

КАЛЕНДАРЬ на неделю

IІІ PLS

Репортаж

Четверть в веке

Вошли в десятку

Самое важное

Корректировка финрезультата

Единое сомнение

Расширить круг

Доменные речи

Судебная практика

Судебные решения

О нюансах изменения способа и порядка исполнения решения суда

Судебная практика

Переломная позиция

Попросить замену

Новое слово

Судебная практика

Судебные решения

В каком случае ликвидация должника не влияет на поручительство

Судебная практика

Совсем другое дело

Тема номера

Решить по частному

Аналитический отсчет

Первый факт

Частная практика

Инновационный порыв

Глобальное размещение

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: