Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Острог сокровищ

Незаконное обогащение: нюансы нового закона

Рубрика Акцент
За незаконное обогащение грозит тюремный срок и гражданская конфискация: нюансы нового закона

«Богатство и бледность» — под таким условным названием в здании под куполом на протяжении последних восьми месяцев проходила нормотворческая операция по «реконструкции» института уголовной ответственности за незаконное обогащение. Чтобы не иметь бледный вид перед иностранным сообществом и исполнить ранее взятые обязательства, отечественные законодатели пытались вернуть «конвенционную» норму в Уголовный кодекс (УК) Украины после того, как Конституционный Суд Украины признал статью 3682 не соответствующей положениям Основного Закона. И если все многочисленные попытки предыдущей каденции Верховной Рады Украины так и не увенчались успехом, с учетом нынешней расстановки политических сил в парламенте судьба института уголовной ответственности за незаконное обогащение была предрешена. Тем более что это законодательное направление значилось в числе президентских приоритетов: проект Закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно конфискации незаконных активов лиц, уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления, и наказания за приобретение таких активов» № 1031 (Закон) был инициирован Владимиром Зеленским в первый день работы парламента IX созыва, 29 августа с.г. Уже через два месяца, 31 октября с.г., эта законодательная инициатива была принята во втором чтении и в целом голосами 259 народных депутатов Украины. Какими в результате получились механизмы борьбы с незаконным обогащением власть имущих, мы расскажем далее.

Поступление и наказание

Если говорить об уголовном блоке Закона, то самое масштабное изменение, которое предусматривается для УК Украины, — это новая норма, статья 3685 «Незаконное обогащение», которой дополняется кодекс. Суть такого общественно опасного деяния заключается в приобретении лицом, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления (то есть всеми теми, кто указан в пункте 1 части 1 статьи 3 Закона Украины «О предотвращении коррупции»), активов, стоимость которых более чем на 6,5 тыс. необлагаемых минимумов доходов граждан (более чем 6,2 млн грн, исходя из того, что по состоянию на 1 января 2019 года необлагаемый минимум доходов граждан для целей применения норм уголовного законодательства в части квалификации преступлений составляет 960,50 грн) превышает его законные доходы, что наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Финансовый порог для незаконного обогащения, точнее разница между законными активами (под ними, как предписывается в части 4 статьи 3685 УК Украины, следует понимать доходы, правомерно полученные лицом из законных источников, в частности, определенных пунктами 7 и 8 части 1 статьи 46 Закона Украины «О предотвращении коррупции») и незаконными, изначально была почти в два раза больше — 15 тыс. необлагаемых минимумов доходов граждан (около 14, 5 млн грн). Но в ходе прохождения проекта № 1031 в парламенте народные депутаты Украины решили снизить эту планку до 6,5 тыс. соответствующих расчетных величин.

При этом в части 2 указанной нормы УК Украины уточняется, что под приобретением активов следует понимать приобретение их лицом, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления, в собственность, а также приобретение активов в собственность другим физическим или юридическим лицом, если доказано, что такое приобретение было осуществлено по поручению соответствующего должностного лица (изначальная формулировка «по указанию» вызвала много политических дискуссий, от нее в результате отказались) или что это лицо может прямо или косвенно совершать в отношении таких активов действия, тождественные по смыслу «осуществлению права распоряжения ими». А уже в следующей части статьи 3685 раскрывается понятие «активы» — это денежные средства (в том числе наличные средства, средства, находящиеся на банковских счетах или на хранении в банках или других финансовых учреждениях), иное имущество, имущественные права, нематериальные активы, в том числе криптовалюта, объем уменьшения финансовых обязательств, а также работы или услуги, предоставленные лицу, уполномоченному на выполнение функций государства или местного самоуправления.

В последней части данной нормы оговаривается, что при определении разницы между стоимостью приобретенных активов и законными доходами не учитываются активы, являющиеся предметом производства по делам о признании активов необоснованными и их взыскании в доход государства, а также активы, взимаемые в доход государства в рамках такого производства.

Уголовный процессуальный кодекс (УПК) Украины также ждут изменения. Он дополняется статьей 881, которой предписывается, что доказательства, полученные от ответчика в исковом производстве по делам о признании необоснованными активов и их взыскании в доход государства, не могут быть использованы в подтверждение виновности подозреваемого, обвиняемого в совершении уголовных преступлений.

Гражданская волна

Согласно законодательной философии, механизмы уголовной ответственности и так называемой гражданской конфискации должны работать параллельно, но при этом сообща. Фактически главным критерием для выбора одного или другого инструмента будет объем незаконного обогащения: если разница между законными и незаконными активами превышает 6,2 млн грн, должен применяться механизм уголовной ответственности, если меньше — институт гражданской конфискации. Для последнего устанавливается пороговая величина: разница между стоимостью активов и законными доходами лица, уполномоченного на выполнение функций государства или местного самоуправления, в 500 и более раз превышает размер прожиточного минимума для трудоспособных лиц (сейчас это около миллиона гривен), но при этом она не должна превышать планку, установленную в статье 3685 УК Украины. Хотя предписаниями части 2 статьи 290 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины, которая Законом излагается в новой редакции, фактически презюмируется, что соответствующая финансовая величина может вообще не быть «потолочной»: единственное условие для случаев, когда незаконное обогащение исчисляется более чем 6 млн грн, — это то, что уголовное производство по статье 3685 УК Украины, предметом преступления в котором были соответствующие активы, закрыто на основании пунктов 3, 4, 5, 8, 10 части 1 статьи 284 УПК Украины и соответствующее решение получило статус окончательного.

Примечательно, что в рамках парламентской доработки из текста президентской инициативы исключили одно из спорных нормотворческих предписаний, которые явно диссонировали с конституционным постулатом о том, что законы не имеют обратного действия во времени, кроме случаев, когда они смягчают или отменяют ответственность лица. Изначально предлагалось установить, что иск может быть предъявлен и относительно необоснованных активов, приобретенных в течение трех лет до (!) дня вступления в силу Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно конфискации незаконных активов лиц, уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления, и наказания за приобретение таких активов».

Правда, некоторые временные особенности для института гражданской конфискации все же установили. К требованиям о признании необоснованными активов и их взыскании в доход государства устанавливается исковая давность продолжительностью четыре года, тогда как общий срок исковой давности в гражданском праве составляет три года. Течение исковой давности для такого института начинается со дня приобретения оспариваемых активов ответчиком.

ВАКС попули

Несмотря на то что такой институт имеет гражданскую природу, работать с его механизмами и реализовывать законодательный концепт будут классические участники уголовного процесса. Принимать меры по выявлению необоснованных активов и сбору доказательств их необоснованности обязаны Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) и Специализированная антикоррупционная прокуратура, а в определенных законом случаях — Государственное бюро расследований и Генеральная прокуратура Украины. Инструментарий для этих органов досудебного расследования также существенно расширяется. Например, предусматривается, что на основании решения, принятого директором НАБУ или его заместителем, согласованного с прокурором, можно будет получить от банков, депозитарных, финансовых и других учреждений, предприятий и организаций независимо от формы собственности информацию об операциях с указанием данных о контрагентах, счетах, вкладах, сделках физических лиц, физических лиц — предпринимателей и юридических лиц, которая необходима для выявления необоснованных активов и сбора доказательств их необоснованности.

Соответствующие дела будут рассматриваться Высшим антикоррупционным судом (ВАКС), а в апелляционном порядке — пересматриваться Апелляционной палатой ВАКС. Если ответчиком по делу о признании необоснованными активов и их взыскании в доход государства выступает судья или работник аппарата нового высшего специализированного суда, производство в первой инстанции должен осуществлять местный суд, в пределах территориальной юрисдикции которого находится ВАКС, а принятые судебные решения будут оспариваться в соответствующей апелляционной инстанции.

Дела о признании необоснованными активов и их взыскании в доход государства, как предписывается, ВАКС должен рассматривать коллегиально в составе трех судей. В таких производствах, как устанавливается в абзаце 2 части 2 статьи 81 ГПК Украины, истец обязан указать в иске фактические данные, подтверждающие связь активов с лицом, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления, и их необоснованность, то есть наличие соответствующей разницы между стоимостью таких активов и законными доходами такого лица. В случае признания судом достаточной доказанности указанных фактов на основании представленных истцом доказательств опровержение необоснованности активов возлагается на ответчика. Особенности предусматриваются и в части оценки доказательств: по делам о признании необоснованными активов и их взыскании в доход государства суд выносит решение в пользу той стороны, совокупность доказательств которой является более убедительной по сравнению с совокупностью доказательств другой (новая часть 4 статьи 89 ГПК Украины).

Барьерная лестница

Принятым парламентом Законом подразумевается внесение изменений и в целый ряд нормативно-правовых актов с целью урегулирования процедуры увольнения лиц, уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления, в случае вступления в законную силу решения суда о признании необоснованными активов и взыскании их в доход государства. В частности, Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» предложено дополнить новеллой (статьей 1221), устанавливающей порядок прекращения полномочий судьи в связи с вступлением в законную силу решения суда о признании активов судьи необоснованными и их взыскании в доход государства. Указанной нормой прописывается, что суд, принявший решение о признании активов судьи или активов, приобретенных по его поручению другими лицами или в иных предусмотренных статьей 290 ГПК Украины случаях, необоснованными и их взыскании в доход государства, немедленно информирует об этом Высший совет правосудия, Высшую квалификационную комиссию судей Украины и Государственную судебную администрацию Украины. Полномочия судьи прекращаются со дня вступления такого решения в законную силу.

Тем самым законодатели предусмотрели новое основание для лишения судьи мантии, которое является весьма спорным с точки зрения его конституционности, ведь положения статьи 126 Основного Закона содержат исчерпывающий перечень случаев увольнения судьи и прекращения его полномочий. Последний вариант может быть использован при достижении судьей предельного профессионального возраста — 65 лет или прекращении гражданства Украины/приобретении гражданства другого государства, а также в случаях вступления в законную силу решения суда о признании судьи пропавшим без вести или объявления умершим, признания недееспособным или ограниченно дееспособным, смерти судьи, вступления в законную силу обвинительного приговора (!) в отношении судьи за совершение им преступления.

Не исключено, что такое предписание Закона откроет ему прямой путь в Конституционный Суд Украины. Хотя и без инициирования вопроса о конституционности принятого Закона многие юристы уже сейчас прочат ему недолгую жизнь ввиду того, что новые механизмы нивелируют право собственности третьих лиц, которые могут стать случайными жертвами маховика антикоррупционной реформы.

Ольга КИРИЕНКО • «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: