Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика № 47 » Сойти на платформу

Сойти на платформу

Законопроект № 2264 «Об электронных коммуникациях»

Создание электронной платформы обеспечит эффективное взаимодействие между поставщиком электронных услуг и национальным регулятором, считают инициаторы законопроекта № 2264
Среди ожидаемых новшеств — усиление роли регулятора, возможность осуществления анализа рынков телеком- ус­луг, упразднение плановых проверок

Пожалуй, никто не станет опровергать тот факт, что электронные коммуникации уже стали неотъемлемой частью социальной жизни любого государства. Украина также заинтересована в адекватном рынке электронных коммуникаций, который, в свою очередь, будет способствовать эффективному развитию информационного общества. Курс на европеизацию, который Украина взяла на себя и которому пытается следовать, включает адаптацию европейского законодательства. Именно так возник концепт законопроекта № 2264 «Об электронных коммуникациях», целью которого является имплементация норм права ЕС в сфере телекоммуникаций в действующее законодательство Украины и эффективное регулирование рынка электронных коммуникаций.

О предпосылках создания акта рассказывает Андрей Каленский, директор департамента регуляторного обеспечения ПАО «Укртелеком». По его словам, с целью приведения главного нормативно-правового акта в отрасли телекоммуникаций Украины в соответствие с терминологией и положениями европейского законодательства, в частности с нормами принятого 11 декабря прошлого года Европейского кодекса электронных коммуникаций (Директива (ЕС) 2018/1972), в Верховной Раде Украины был зарегистрирован законопроект № 1083, который вскоре авторы отозвали по причине критики его наполнения. Действительно, текст законопроекта № 1083 готовился в спешке к сентябрьской сессии парламента и оказался достаточно «сырым». На замену авторы законодательной инициативы предложили законопроект № 2264, который стал фактически усовершенствованной версией законопроекта № 1083 после доработки текста группой экспертов отрасли. Параллельно с законопроектом № 2264 на базе Офиса эффективного регулирования (BRDO) велась также активная работа и над текстом проекта Кодекса электронных коммуникаций Украины, который должен был объединить нормы регулирования в сферах телекоммуникаций и радиочастотного ресурса в один документ. Проект указанного кодекса в итоге был зарегистрирован как отдельный законопроект под № 2320, хотя и утратил свое первоначальное название. Данный законопроект по структуре и содержанию очень близок к Европейскому кодексу электронных коммуникаций, о котором шла речь выше. К сожалению, перспектива принятия обоих упомянутых выше документов сегодня незначительная из-за резкой критики отдельных представителей рынка, поэтому в Комитете Верховной Рады Украины по вопросам цифровой трансформации было принято решение о начале работы над усовершенствованием текстов ранее предложенных проектов и объединением их в единый документ. Во избежание возможной критики представителей отрасли эта работа ведется на базе Комитета по вопросам цифровой трансформации с привлечением широкого круга экспертов компаний, участников рынка и общественности.

Один из инициаторов законопроекта № 2264, народный депутат Украины девятого созыва, глава правления Интернет-ассоциации Украины Александр Федиенко отмечает, что адаптация законодательства в сфере электронных коммуникаций — это не только приведение терминологии в сфере телекоммуникаций в соответствие с определениями, которые применяются в законодательстве стран ЕС, и внедрение ранее неизвестных механизмов и отношений в сфере электронных коммуникаций. Это целый комплекс вопросов, касающихся в том числе защиты прав потребителей, налогообложения, сферы интеллектуальной собственности, технических правил и стандартов, доступа на рынки и соблюдения правил конкуренции, с которыми поставщики электронных коммуникационных услуг и их потребители пересекаются в сегменте оборота таких услуг.

Но сможет ли этот законопроект полностью заполнить пробелы правового регулирования в существующей сегодня системе? Г-н Федиенко уверен, что этот законопроект можно считать этапом реализации государственной политики диджитализации, поскольку предусматриваются механизмы расширения электронных коммуникационных сетей и компенсаций поставщикам электронных коммуникационных услуг и потребителям (универсальная услуга). Может быть упрощен выход на рынок путем законодательного урегулирования отношений между поставщиками электронных коммуникационных услуг в части доступа к инфраструктуре электронных коммуникационных сетей и совместного использования электронных коммуникационных сетей. Кроме того, в законопроекте № 2264 прописываются четкие положения о защите информации о потребителе и перечень получаемых им электронных коммуникационных услуг наряду с обеспечением и созданием условий для перехода от документооборота в бумажной форме к прямым онлайн-процедурам, ведь проведение бизнес-операций, предоставление административных услуг онлайн в интернет-пространстве возможно с использованием современных технологий и гарантий защиты цифровой информации.

Позитивными нововведениями законопроекта № 2264 Андрей Каленский также считает упрощение выхода на рынок новых игроков, упразднение плановых проверок, предоставление адресной социальной помощи льготным категориям абонентов, усиление роли регулятора, введение понятия «виртуальный поставщик». Однако отмечает, что возможность государства вмешиваться в маркетинговую политику отдельных операторов телекоммуникаций путем регулирования розничных тарифов, в том числе и на достаточно высоко конкурентном рынке услуг доступа в сеть интернет, является существенным минусом документа.

Основной вопрос, который интересует общественность: что же ждет в ближайшем будущем бизнес и какие изменения являются действительно актуальными. Г-н Каленский обращает внимание, что ожидаемые новшества — это усиление роли регулятора, возможность осуществления анализа рынков телекоммуникационных услуг и применение так называемого подхода ex ante (предварительного оценивания) к регулированию отрасли, усиление ответственности операторов, упразднение плановых проверок, уведомительный принцип начала деятельности на рынке, функционирование вторичного рынка радиочастотного ресурса, изменение подходов к общедоступной (универсальной) услуге и радиочастотному мониторингу. А как считает Александр Федиенко, введения дополнительных мер поставщиками услуг электронных коммуникаций для организации своей деятельности не предвидится. Более того, создание электронной регуляторной платформы национального регулятора обеспечит полное взаимодействие по всем вопросам между поставщиком электронных коммуникационных услуг и национальным регулятором. По мнению главы правления Интернет-ассоциации, в положениях адаптированного законодательства важно обеспечить баланс интересов ведения бизнеса в сфере электронных коммуникаций, применение европейских принципов и подходов к регулированию этой деятельности, выполнение регулятором именно регуляторной функции. Контроль со стороны национального регулятора должен быть направлен на развитие конкуренции на соответствующих рынках электронных коммуникационных услуг и предупреждение монопольных проявлений, создание благоприятных условий для деятельности поставщиков электронных коммуникационных услуг, устранение административных барьеров, которые мешают их развитию. Именно такие принципы считаются регуляторными в законодательстве ЕС, и наша страна намерена их адаптировать. Как подчеркивает г-н Федиенко, сейчас в зарегистрированных проектах законов, направленных на обновление законодательства в сфере электронных коммуникаций, дорабатываются положения с целью недопущения возложения на поставщиков электронных коммуникационных услуг обязанности соблюдения дополнительных требований, которые могут возникнуть в результате выполнения национальным регулятором функций в связи с расширением его прав в части анализа рынков электронных коммуникационных услуг, мониторинга тарифов и качества услуг, подготовки географических границ расширения электронных коммуникаций сетей, обеспечения населения универсальными услугами и т.п.

Алена СТУЛИНА • «Юридическая практика»


КОММЕНТАРИЙ
Видимые противоречия
Роман ПАДАЛКА, юрист практики технологий, медиа и телекоммуникаций АО Juscutum
Законопроект № 2264 действительно определяет полномочия государственных органов по управлению и регулированию указанной сфере деятельности, права, обязанности и принципы ответственности участников, осуществляющих деятельность или пользующихся электронными коммуникационными услугами. Данный проект направлен на стимулирование развития рынков сетей и услуг электронных коммуникаций: расширение сетей сверхвысокой пропускной способности; обеспечение стабильной конкуренции; обеспечение доступности, безопасности сетей и услуг; предоставление преимуществ для конечных пользователей; предоставление на всей территории страны качественных, приемлемых и доступных для населения услуг посредством эффективной конкуренции и возможности выбора; удовлетворение потребностей и защиту прав конечных пользователей, включая потребности лиц с ограниченными физическими возможностями относительно доступа к услугам наравне с другими пользователями; предоставление конечным пользователям права на возмещение убытков, причиненных вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком электронных коммуникационных услуг обязанностей, предусмотренных договором о предоставлении таких услуг или законодательством, права на обжалование неправомерных действий и права на отказ от оплаты электронной коммуникационной услуги, которую они не заказывали; усовершенствование функций контроля посредством его направленности на предупреждение правонарушений и снижение потенциально возможного давления на субъекты хозяйствования, уменьшение количества проверок деятельности этих субъектов на их территории.
Важно то, что из законопроекта исключено требование к телекоммуникационным операторам об отключении телефонов, IMЕI которых не внесены в базу кодов. Таким образом, сохранено право абонентов на получение услуг связи.
Но есть нормы, которые вызывают противоречия. Например, как предусматривает статья 42, операторы обязаны устанавливать на своих сетях технические средства, принадлежащие органам, уполномоченным на осуществление оперативно-розыскных мероприятий, и необходимые им для осуществления оперативно-розыскных мероприятий. В законе необходимы гарантии приватности. Информация с каналов связи должна сниматься самим оператором при наличии у правоохранителей решения суда. Определения написаны достаточно расплывчато, и иногда трудно установить, к кому именно относится то или иное положение.
Хочется, чтобы правила на рынке коммуникаций определялись законом, а не отдельными актами на сайте регулятора, а регулятор занимался не реестрами, а своим непосредственным делом — он не должен заменять собой антимонопольный комитет и вмешиваться в процесс ценообразования.
В то же время операторы и провайдеры самой большой проблемой считают установленные в законопроекте необоснованно большие и фиксированные в процентах от доходов штрафы, которые создают конкурентные преимущества для «серых» провайдеров (скрывающих прибыль) и усиливают административное давление на бизнес.
Принятие законопроекта № 2264 зарегулирует отрасль и деятельность участников, что может привести к деградации и уничтожению сложившейся «экосистемы», повышению цен на услуги телекоммуникации, потере рабочих мест и прекращению налоговых отчислений, как случается со всеми сферами, куда наши законодатели вводят дополнительное регулирование.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: