Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Евро-2019

«В качестве ориентира суды все чаще используют европейские стандарты — это показатель того, что украинская правовая система является частью европейского правового пространства», — считает Вадим Медведев
Вадим МЕДВЕДЕВ: «В работе судов наблюдается гораздо более глубокий уровень анализа разрешаемых вопросов и аргументации решений, что свидетельствует о ее качестве»

На протяжении нескольких лет в нашем государстве методично проводится судебная реформа: изменены процессуальные кодексы, реформированы система и структура украинских судов, усовершенствованы правила допуска к профессии.

О тенденциях и перспективах развития судебной практики рассказал партнер ЮФ AVELLUM Вадим Медведев.

— Сегодня можно услышать нарекания на то, что Верховный Суд (ВС) пересматривает отдельные свои позиции. С чем могут быть связаны такие изменения?

— На самом деле это нормальная ситуация: в любом споре есть две ­стороны, и судебным решением как минимум одна будет недовольна. Как только ВС начал работать, такое недовольство мы слышали, иногда и высказывали сами, в связи с тем, что ВС как раз слишком тщательно следовал правовым позициям Верховного Суда Украины (ВСУ). Поскольку практикующие юристы не всегда были согласны с позициями ВСУ, хотелось их существенного пересмотра. Ожидались свежие и современные подходы в судебной практике. Когда ВС меняет свою позицию, мы иногда этому даже радуемся. Потому что сейчас видим прецеденты, касающиеся пересмотра позиций ВСУ, которые были внедрены в практику нового ВС. Изменение позиций ВС, связанное с избавлением от зачастую архаичного наследия ВСУ, — это явно прогрессивный момент. В то же время есть случаи, когда ВС уже отступал и от собственных достаточно современных выводов. Это не добавляет стабильности работе адвокатов. Однако в одном из своих решений ВС установил критерии, в соответствии с которыми ВС может принять решение об изменении устоявшейся позиции.

— Насколько, по вашему мнению, важно единство судебной практики судов разных юрисдикций, их согласованные позиции?

— Данный вопрос очень долго был проблемой: суды разных юрисдикций «перетягивали одеяло» на себя или, наоборот, отправляли истцов в суды других юрисдикций. Проблемы возникали при разрешении земельных, антимонопольных споров, не совсем было понятно, в каких судах должны рассматриваться данные категории дел. Частично эти проблемы удалось устранить в ходе предыдущей судебной реформы, с изменением процессуальных кодексов. Нужно отдать должное Большой Палате (БП) ВС, которая сейчас рассматривает очень большое количество юрисдикционных споров и выносит важные решения. Теперь гораздо проще определить, в какой суд следует обращаться: административный, суд общей юрисдикции или хозяйственный. Тем не менее все еще остается некоторая неопределенность.

Для ВС очень важно применять в своей практике своего рода аналогию процессуального закона. Процессуальные кодексы в действующей редакции, если мы говорим об административном, хозяйственном и гражданском, очень похожи, и многие вопросы в них регулируются достаточно однообразно, и когда положения процессуального закона в гражданском суде трактуются одним образом, а в административном такие же положения — по-другому, применяются разные нормы законов, но по сути текст норм один и тот же, процессуальные механизмы одинаковые. Конечно, хотелось бы определенности в правоприменении, чтобы в таких случаях суды смотрели на практику своих коллег в «параллельном» суде.

БП ВС — это последняя инстанция, средство для решения безвыходных ситуаций. Хотелось бы не доводить ситуацию до момента, когда без БП ВС не разобраться. К счастью, благодаря недавним законодательным изменениям БП ВС будет разгружена от огромного количества кассационных жалоб, касающихся вопросов, по которым уже имеется устоявшаяся позиция.

В процессе рассмотрения дела следует в первую очередь обращать внимание суда на то, что существуют правовые позиции по данному вопросу, сформированные в других кассационных судах в составе ВС. Это достаточно действенная мера — в большинстве случаев кассационный суд прислушивается к позициям, которые уже были высказаны этим же судом в составе другой коллегии по другому делу или иным кассационным судом, либо все же направляет дело в БП ВС.

Даже в тех случаях, когда кассационный суд не соглашается с применением той или иной позиции кассационных судов других юрисдикций, мы, как правило, видим достойный уровень аргументации его позиции. Это очень важно — видеть гораздо более глубокий уровень теоретического анализа разрешаемых вопросов и аргументации решений.

— Существует ли сейчас определенная категория споров, которые на данное время можно назвать самыми сложными, то есть требующими более глубокого анализа?

— Дело в том, что нет какой-то отдельной категории, которая является «самой сложной». Но важно понимать, что в разных категориях споров всегда присутствует некоторое количество дел, которые отличаются тем, что законодатель называет «исключительной правовой проблемой». Действительно, установить значение правового предписания и правильного толкования закона — это не такая простая задача. Зачастую это споры узкоотраслевые, где рассматриваются точечные вопросы, например, антимонопольного законодательства, налогового, земельного права; сейчас, вероятно, появится новая категория сложных вопросов, связанных с применением нового законодательства, регулирующего процедуры банкротства. То есть определенных категорий особо сложных споров не существует. А в случаях, требующих более глубокого анализа, для выработки определенной стратегии по делам мы всегда формируем сборные команды юристов из различных практик, усиливая нашу судебную команду специалистами из несудебной отраслевой практики. Это позволяет гораздо больше внимания уделить вопросам материального права, более детально проработать стратегию, в некоторых случаях посмотреть на задачу в исторической ретроспективе, определив, как законодатель менял ту или иную норму, что в том числе указывает, как нужно применять текущую редакцию закона. Таким образом, достигается очень большой синергетический эффект, где команда работает на общий результат.

— Можете ли вы спрогнозировать основные тенденции (как для бизнеса в целом, так и для юристов) в свете проводимых реформ — чего ждать?

— На вопрос, чего нам ждать, с уверенностью можно ответить — изменений. Чего ждать не приходится — так это стабильности и предсказуемости. Это не уникальная для Украины ситуация, а мировой тренд. Мир очень сильно ускорился. С точки зрения судебной практики и защиты клиентов, во взаимоотношениях с государственными органами важным элементом, на который возлагается много ожиданий, становится реформа правоохранительных органов в контексте работы с финансовыми и экономическими преступлениями. Соответствующий законопроект дорабатывается и обсуждается в парламенте. Ожидается существенное уменьшение силового давления на бизнес в рамках уголовных расследований. Возможность улучшения инвестиционного климата путем такой реформы есть, и хочется верить, что эту возможность реализуют. Также грядет очередная реформа процессуальных кодексов, которая среди прочего должна ввести новые кассационные фильтры, позволяющие ВС сконцентрироваться на действительно важных вопросах.

— Насколько бизнес сегодня готов спорить с государственными органами?

— Можно утверждать, что бизнес готов спорить с госорганами. И редко можно услышать от клиентов, что они по каким-то причинам не хотят обострять отношения с налоговой службой, не хотят вступать в конфронтацию. В этому году наблюдается гораздо большая активность клиентов в обращениях к офису бизнес-омбудсмена. Если раньше нам приходилось рассказывать клиентам и убеждать их в целесообразности применения данного инструмента и эффективности работы офиса бизнес-омбудсмена, то сейчас многие клиенты сами обращаются к бизнес-омбудсмену иногда даже до привлечения внешнего юридического советника. Это отдельный комплимент самому офису бизнес-омбудсмена и признание результатов их работы, кроме того, это показатель, что бизнес чувствует себя более защищенным в такой форме работы. И этим тенденциям следует как крупный, так и малый/средний  бизнес.

— Как считаете: скоро ли мы сможем говорить о том, что украинская судебная система стала европейской, а все ее решения — справедливыми?

— В практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) жалоб на нарушение права на справедливое рассмотрение дела в разумный срок в отношении Украины очень много. Но есть и позитив — многие «массовые» основания для таких жалоб как раз устраняются. И инструментарий украинских судов для эффективной судебной работы очень широкий. Применение украинскими судами в качестве ориентира стандартов ЕСПЧ, правовых позиций этого суда свидетельствует о том, что украинская система постепенно становится европейской. Мы — часть европейского правового пространства, европейской правовой культуры.

Беседовал Александр БИЛЬДИН, «Юридическая практика»

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Другие новости

Slider

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: