Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Акты и комментарии

Конституционный Суд Украины стал активным игроком на юридическом поле, а решения, принятые им в 2019 году, породили немало профессиональных дискуссий
Криминализируя незаконное обогащение, государство должно соблюдать конституционные гарантии прав человека, в частности презумпцию невиновности, и придерживаться критерия юридической четкости закона

2019 год ознаменовался развитием украинского конституционализма и усилением авторитета Конституционного Суда Украины (КСУ) как органа конституционной юрисдикции, обеспечивающего верховенство Конституции Украины. Именно в прошлом году, спустя два года после принятия Верховной Радой Украины обновленного Закона «О Конституционном Суде Украины», были приняты первые решения КСУ по результатам рассмотрения конституционных жалоб. Это оказало большое влияние как на законотворческую и правоприменительную практику, так и на развитие теории конституционного права в этом направлении. Кроме того, суд активизировал свою деятельность и по рассмотрению конституционных представлений, еще раз подтвердив необходимость регулярного обращения юристов к заключениям КСУ с целью адекватного толкования и применения правовых норм.

В этом обзоре мы акцентируем внимание на решениях Конституционного Суда Украины, которые были в чем-то революционными и вызвали немало дискуссий среди юристов и ученых-правоведов.

«Незаконное обогащение» действительно незаконно

Пожалуй, одним из самых первых событий для юридического мира в 2019 году стало принятие КСУ 26 февраля решения № 1-р/2019 по делу по конституционному представительству 59 народных депутатов Украины относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) статьи 3682 Уголовного кодекса (УК) Украины.

Субъект права на конституционное представительство указал, что статья 3682 УК Украины, которая предусматривает ответственность за незаконное обогащение, не соответствует принципу верховенства права, а также нормам Конституции Украины относительно недопустимости обратного действия во времени законов и других нормативно-правовых актов, которые не смягчают или не отменяют ответственности лица, запрета привлекать к ответственности за деяния, которые на момент их совершения не признавались законом как правонарушения, запрета дважды привлекать лицо к юридической ответственности одного вида за одно и то же правонарушение, презумпции невиновности лица, невозможности возложения на лицо обязанности доказывать свою невиновность в совершении преступления, недопустимости обвинения, основанного на предположениях, права лица не давать показания или объяснения в отношении себя, членов семьи или близких родственников, равенства всех участников судебного процесса перед законом и судом, состязательности сторон и свободы в предоставлении ими суду своих доказательств и в доказывании перед судом их убедительности.

КСУ в своем решении со ссылкой на решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по делам «Санди Таймс» против Соединенного Королевства № 1» («The Sunday Times v. The United Kingdom № 1» (жалоба № 6538/74) от 26 апреля 1979 года, «S.W. против Соединенного Королевства» («SW v. The United Kingdom» (жалоба № 20166/92) от 22 ноября 1995 года, «Солдатенко против Украины» («Soldatenko v. Ukraine» (жалоба № 2440/07) от 23 октября 2008 года отметил, что соблюдение требований относительно ясности и недвусмысленности норм, устанавливающих уголовную ответственность, является особенно важным с учетом специфики уголовного закона и последствий привлечения к уголовной ответственности, связанных с возможными существенными ограничениями прав и свобод человека.

Признавая неконституционными положения статьи 3682 УК Украины, КСУ подчеркнул, что противодействие коррупции в Украине — задача исключительного общественного и государственного значения, а криминализация незаконного обогащения — важное юридическое средство реализации государственной политики в этой сфере. Вместе с тем при определении преступлением такого деяния, как незаконное обогащение, надо обязательно учитывать конституционные положения, устанавливающие принципы юридической ответственности, права и свободы человека и гражданина, а также их гарантии.

В итоге КСУ пришел к выводу, что статья 3682 Уголовного кодекса не соответствует требованию юридической определенности как составляющей конституционного принципа верховенства права (часть 1 статьи 8 Конституции Украины), поскольку диспозиция этой нормы сформулирована недостаточно четко и допускает неоднозначное ее понимание, толкование и применение. Указанная статья УК Украины также не согласуется с конституционным принципом презумпции невиновности (части 1, 2, 3 статьи 62 Основного Закона) и с конституционным предписанием о недопустимости привлечения лица к ответственности за отказ давать показания или пояснения в отношении себя, членов семьи или близких родственников (право лица не давать показаний или объяснений в отношении себя, членов семьи или близких родственников, часть 1 статьи 63 Конституции Украины).

Данное решение вызвало значительный общественный резонанс, ведь подняло вопрос качества закона и одновременно возродило надежду на то, что такая позиция положительно повлияет на процесс законотворческой деятельности. Впоследствии парламентом были внесены изменения в Уголовный кодекс Украины с учетом этого решения КСУ, и УК Украины был дополнен статьей 3685, предусматривающей ответственность за незаконное обогащение.

Обязательность судебного решения

Важным для обеспечения принципа обязательного исполнения судебных решений стало решение Второго сената КСУ № 2-р(II)/2019 от 15 мая 2019 года по делу по конституционной жалобе Хлипальской Веры Васильевны относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) положений части 2 статьи 26 Закона Украины «Об исполнительном производстве» (об обеспечении государством исполнения судебного решения).

Г-жа Хлипальская в жалобе отметила, что согласно положениям спорной нормы для принудительного исполнения принятого в ее пользу судебного решения, в соответствии с которым на государственный орган была возложена ­обязанность дать ответ на письменный запрос о предоставлении информации, она должна внести авансовый взнос в сумме двух минимальных размеров заработной платы. Жалобщица утверждала, что по причине своего неудовлетворительного имущественного положения так и не смогла реализовать свое право на принудительное исполнение судебного решения. На основании положений части 2 статьи 26 Закона Украины «Об исполнительном производстве» государственный исполнитель отказал в открытии исполнительного производства, а суды всех инстанций, в которые она обращалась, ссылаясь на эти же положения, не признали такой отказ противоправным и не защитили ее права.

КСУ в очередной раз акцентировал внимание на практике ЕСПЧ, которой предусматривается, что определенное статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод право на суд было бы иллюзорным, если бы правовая система государства допускала, чтобы окончательное обязательное судебное решение не исполнялось в ущерб одной из сторон; и именно на государство возложена обязанность создать систему исполнения судебных решений, которая была бы эффективной как в теории, так и на практике и гарантировала бы их исполнение без ненадлежащих задержек. При этом перекладывание государством ответственности за финансовое обеспечение организации исполнительного производства на лицо, в пользу которого принято судебное решение, является уклонением от исполнения этой обязанности. Также КСУ напомнил позиции ЕСПЧ: эффективный доступ к суду включает право на то, чтобы решение суда было исполнено без неоправданных задержек; государство и его государственные органы ответственны за полное и своевременное исполнение судебных решений, которые вынесены против них. В частности, КСУ ссылался на выводы ЕСПЧ в решениях по делам «Шмалько против Украины» от 20 июля 2004 года (жалоба № 60750/00), «Фуклев против Украины» от 7 июня 2005 года (жалоба № 71186/01), «Апостол против Грузии» от 28 ноября 2006 года (жалоба № 40745/02) и «Юрий Николаевич Иванов против Украины» от 15 октября 2009 года (жалоба № 40450/04).

Признавая неконституционным положение Закона Украины «Об исполнительном производстве» относительно обязательности уплаты авансового взноса для принудительного исполнения судебного решения, КСУ указал, что «исполнение судебного решения является неотъемлемой составляющей права каждого на судебную защиту», неисполнение судебного решения угрожает сущности права на справедливое рассмотрение судом дела, в то время как обязательное исполнение судебных решений является частью права на справедливую судебную защиту. КСУ резюмировал, что «обеспечение государством исполнения судебного решения как неотъемлемой составляющей права каждого на судебную защиту заложено на конституционном уровне». Таким образом, государство не может уклоняться от осуществления своего позитивного обязательства по обеспечению исполнения судебного решения для реальной защиты и восстановления прав и свобод, законных интересов физических и юридических лиц, общества, государства. По мнению КСУ, государство, создавая соответствующие национальные организационно-правовые механизмы реализации права на исполнение судебного решения, должно не только внедрять эффективные системы исполнения судебных решений, но и обеспечивать функционирование этих систем таким образом, чтобы доступ к ним имел каждый человек, в пользу которого принято обязательное судебное решение, в случае если это решение не исполняется, в том числе государственным органом.

Исходя из этого, КСУ признал неконституционным положение части 2 статьи 26 Закона Украины «Об исполнительном производстве», согласно которому взыскатель для открытия исполнительного производства по принудительному исполнению судебного решения должен был уплатить авансовый взнос в размере двух минимальных заработных плат, если он не освобождается от его уплаты.

Такое решение КСУ было одобрительно воспринято юридическим сообществом и гражданами, которые сталкивались с процедурой принудительного исполнения судебного решения.

Уверенность в своих  легитимных ожиданиях

В деле по конституционной жалобе ООО «Метро Кэш энд Керри Украина» анализировалась конституционность положений абзацев 24, 25, 26 раздела I Закона Украины «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно уточнения некоторых положений и устранения противоречий, возникших при принятии Закона Украины «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно улучшения инвестиционного климата в Украине» (Закон), касающихся платы за земельные участки, расположенные на временно оккупированных территориях, и невозможности возврата таких платежей.

Основанием для обращения в суд с такой жалобой стало следующее: по мнению ООО, применение положений абзацев 24–26 раздела I Закона привело к нарушению его прав на занятие предпринимательской деятельностью, защиту экономической конкуренции и к противоправному лишению его права собственности. Общество сочло, что спорными положениями Закона установлены неравные условия и дискриминация налогоплательщиков.

В решении № 3-р(І)/2019 от 5 июня 2019 года по этому делу КСУ отметил, что непременным элементом принципа верховенства права является юридическая определенность, которая требует от законодателя четкости, ясности, однозначности правовых норм, их предсказуемости (прогнозируемости) для обеспечения стабильного правового положения человека.

Юридическая определенность дает возможность участникам общественных отношений предусматривать последствия своих действий и быть уверенными в своих легитимных ожиданиях (legitimate expectations), в частности в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет реализовано.

Юридической определенностью обусловливается воплощение легитимных ожиданий, то есть достижение желаемого результата путем совершения правомерных действий с учетом заранее предусмотренных возможных последствий.

Воплощение легитимных ожиданий исключается, в частности, в случае, если лицо не может достичь прогнозируемого результата вследствие изменения юридического регулирования в такие сроки, которые не являются разумными и обоснованными.

КСУ отметил, что государство обязано не только воздерживаться от нарушений или непропорциональных ограничений конституционных прав, но и принимать надлежащие меры для обеспечения возможностей их полной реализации каждым лицом, которое находится под его юрисдикцией. С этой целью законодатель и другие органы публичной власти должны вводить такое юридическое регулирование, которое будет соответствовать конституционным нормам и принципам, и создавать механизмы для эффективной защиты конституционных прав и свобод.

Суд констатировал в решении, что законодатель оспариваемыми положениями Закона сделал невозможным не только реализацию приобретенного ООО права требования имущественного характера по возврату уплаченных им сумм платы за землю, но и возврат другим налогоплательщикам начисленных и уплаченных сумм платы за землю.

КСУ обратил внимание, что такая практика негативно отражается на экономической свободе и развитии предпринимательской деятельности в Украине, а также на инвестиционном климате страны. Хотя конституционно-правовое содержание понятия экономической свободы не предусматривает получения конкретных результатов от осуществления экономической деятельности, однако оно включает и защиту от рисков, связанных с произволом, непредсказуемыми и необоснованными решениями и действиями органов публичной власти, в частности, относительно налогового регулирования.

Недопустимость делегирования полномочий прокуратуры

В некоторой степени революционным стало решение Второго сената КСУ № 4-р(ІІ)/2019 от 5 июня 2019 года по делу по конституционной жалобе акционерного общества «Запорожский завод ферросплавов» о соответствии Конституции Украины (конституционности) положений пункта 13 части 1 статьи 17 Закона Украины «О Национальном антикоррупционном бюро Украины», вызвавшее горячие дискуссии в юридическом сообществе. Дело касалось возможности Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) как органа досудебного следствия обращаться в суд с требованиями о признании сделок недействительными до завершения досудебного следствия и фактически до установления судом виновности лица в совершении преступления.

КСУ в своем решении отметил, что Конституция Украины не наделяет Верховную Раду Украины правом устанавливать в своих актах полномочия конституционно определенных органов государственной власти или делегировать их другим государственным органам, выходя за пределы полномочий, предусмотренных непосредственно конституционными нормами. Таким образом, Верховная Рада Украины, делегировав конституционные полномочия прокуратуры НАБУ, вышла за пределы полномочий, установленных Конституцией Украины, чем нарушила требования статьи 6, части 2 статьи 8, части 2 статьи 19 Основного Закона Украины.

Оспариваемым положением указанного закона НАБУ наделено полномочиями, которые принадлежат прокуратуре в соответствии со статьей 1311 ­Конституции Украины. Таким образом, положение пункта 13 части 1 статьи 17 Закона, согласно которому НАБУ было предоставлено право «при наличии оснований, предусмотренных законом, подавать в суд иски о признании недействительными сделок в порядке, установленном законодательством Украины», противоречит положениям статей 6, 8, 19, 1311 Конституции Украины.

Стоит отметить, что решение КСУ по этому делу вызвало неоднозначные оценки со стороны юристов и судей Конституционного Суда Украины, что отразилось в их особых мнениях.

Впоследствии выводы КСУ стали основанием для обращения в хозяйственные суды с заявлениями о пересмотре судебных решений по исключительным обстоятельствам. Это позволило выявить еще одну проблему — несовершенство нововведенного в процессуальные кодексы института пересмотра судебных решений по исключительным обстоятельствам. Он не предусматривает возможности на практике защитить нарушенное право субъектов хозяйствования, к которым с исками о признании недействительными сделок обращалось НАБУ. Эта проблема заслуживает отдельного исследования.

Первый и единственный

Стоит отметить, что 2019 год был наполнен и процессуальными новшествами для самого КСУ. Так, помимо реального старта рассмотрения конституционных жалоб в апреле 2019 года КСУ впервые выдал обеспечительный приказ. Пока это единственный случай в практике Суда.

На такой шаг КСУ решился при рассмотрении конституционной жалобы Дерменжи Андрея Викторовича относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) положений частей 1, 2 статьи 23 Закона Украины «Об ипотеке». Большая Палата КСУ приняла меры по обеспечению этой конституционной жалобы путем выдачи обеспечительного приказа.

Субъект права на конституционную жалобу обратился в Суд с ходатайством выдать обеспечительный приказ с целью предотвращения необратимых последствий, которые могут наступить в связи с исполнением окончательного судебного решения по его делу. Автор ходатайства утверждал, что в случае исполнения окончательного судебного решения, которым обращено взыскание на его квартиру, он и его семья фактически окажутся «на улице без жилья и без средств».

В соответствии со статьей 78 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины» при рассмотрении конституционной жалобы Большая Палата КСУ в исключительных случаях, по собственной инициативе может принять меры по обеспечению конституционной жалобы, выдав обеспечительный приказ, который является исполнительным документом (часть 1); основанием для обеспечения конституционной жалобы служит необходимость предотвратить необратимые последствия, которые могут наступить в связи с исполнением окончательного судебного решения (часть 2).

Так, КСУ распорядился принять меры по обеспечению конституционной жалобы, учитывая исключительность рассматриваемого случая. Обеспечительный приказ устанавливает запрет осуществлять обращение взыскания на предмет ипотеки — квартиру, принадлежащую жалобщику. Исполнение обеспечительного приказа возложено на Министерство юстиции Украины в лице министра юстиции Украины.

По нашему убеждению, такой случай выдачи обеспечительного приказа ярко иллюстрирует соблюдение КСУ прав и свобод человека, а также непосредственное использование судом своих полномочий для их защиты, когда это действительно необходимо. Стоит отметить, что это дело все еще рассматривается Судом.

Продолжение следует…

За последний год Конституционный Суд Украины стал активным игроком на юридическом поле, а его решения в некоторых случаях определяли тенденции развития государства. В этом контексте следует напомнить о решении № 6-р/2019 относительно конституционности указа Президента Украины о досрочном прекращении полномочий Верховной Рады Украины VIII созыва, которое позволило провести досрочные выборы в парламент и сформировать новое правительство, то есть практически полностью перезагрузить политическую систему власти.

Сейчас в производстве КСУ находятся и другие важные дела, решения по которым также могут существенно изменить архитектуру юридического устройства украинского государства и устоявшуюся судебную практику. Тем не менее КСУ дал негативное заключение относительно законопроекта, которым предлагалось предоставить Президенту Украины право создавать регуляторные органы, НАБУ, самостоятельно назначать и увольнять руководителей этого бюро и Государственного бюро расследований. КСУ продолжает рассмотрение представлений относительно конституционности двух судебных реформ, связанных с созданием Верховного Суда в 2017 году (решением № 2-р/2020 от 18 февраля 2020 года создание ВС было признано конституционным, однако ликвидация Верховного Суда Украины обычным законом — нет), и последними изменениями, касающимися сокращения его персонального состава до 100 судей. В свою очередь, решения по делам о конституционности Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц», отдельных положений Закона Украины «Об очищении власти», статьи 375 Уголовного кодекса Украины (вынесение судьей заведомо неправосудного решения) могут повлиять на жизнь многих граждан.

Ожидаем, что повышение активности КСУ, а также возможность инициировать вопросы о конституционности тех или иных норм посредством механизма конституционной жалобы будут способствовать появлению большего количества решений суда, которые впоследствии станут определяющими для юридической, политической и экономической жизни Украины.

 

СЛОБОДЯН Богдан — советник ЮК EQUITY, г. Киев,

ОЛЬШЕВСКИЙ Иван — юрист, адвокат ЮК EQUITY, г. Киев

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: