Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

По ходу делать

Рубрика Тема номера
В настоящее время очень важно делать правильные выводы 
по ходу судебной реформы и продолжать внедрение структурных изменений и процессуальных новшеств

Григорий ПАВЛЕНКО Специально для «Юридической практики»

Конец 2017 года для каждого судебного юриста ознаменован вступлением в силу новых редакций процессуальных кодексов. Причем мы получили не частичную коррекцию уже существующих положений процессуального закона, а абсолютно новые кодексы. Вместе с правилами процесса фактически от А до Я уже в который раз была пересмотрена система судоустройства Украины.

Как правило, любые кардинальные изменения в законодательстве — это стресс, ощущаемый именно нами: адвокатами, судьями и другими юристами. Между тем уже сегодня можно делать некоторые промежуточные выводы, насколько же государству удалась судебная реформа.

Новое судоустройство

Итак, практически год назад была существенно изменена система судоустройства страны. На мой взгляд, наиболее кардинальные изменения произошли в работе судов кассационной инстанции и Верховного Суда Украины. Мы помним, что до конца 2017 года у нас были отдельные, разделенные по юрисдикциям суды кассационной инстанции: Высший хозяйственный суд Украины, Высший административный суд Украины, Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Отдельно от них функционировал Верховный Суд Украины, который фактически выступал судом «четвертой» инстанции, и обратиться в него можно было в исключительных случаях (в основном при разном применении норм материального права судами кассационной инстанции). То есть, по сути, было четыре инстанции, в которых заинтересованные лица могли попытаться найти справедливость. Сейчас суды кассационной инстанции вошли в состав Верховного Суда, созданного вместо ликвидированного Верховного Суда Украины. Также в составе Верхового Суда были созданы Большая Палата и объединенные палаты.

Как это работает?

В том случае, если лицо не соглашается с решениями судов предыдущих инстанций, оно имеет право обратиться в соответствующий суд кассационной инстанции с жалобой. Если же кассационный суд сочтет, что имеются установленные кодексом основания для передачи дела соответствующей объединенной палате или Большой Палате, то такая жалоба передается на их рассмотрение. Таким образом, не нужно отдельно обращаться в Большую Палату Верховного Суда — все происходит через кассационные суды, которые, конечно, вы также можете в отдельном ходатайстве просить передать дело «выше», но не более того.

Кроме того, очень неожиданным для многих стало создание новых специализированных судов — Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности и Высшего антикоррупционного суда (ВАС). Высший антикоррупционный суд заработает совсем скоро. В начале мая состоялось собрание судей ВАС, на котором был избран глава суда, а также установлена дата начала работы — 5 сентября 2019 года. С Высшим судом интеллектуальной собственности ситуация несколько хуже: на данный момент все еще продолжается набор судей, и пока достоверно неизвестно, когда этот суд начнет свою работу.

Также следует отметить, что уже переформатированы суды апелляционной инстанции: были частично заменены судьи, территориальность судов и их названия. Также на очереди — подобное реформирование судов первой инстанции.

Практика применения

Новые процессуальные кодексы принесли много инноваций: это и урегулирование спора при участии судьи, и встречные обеспечительные меры, и появление свидетелей в хозяйственном процессе. Что касается урегулирования спора при участии судьи, то у большинства представителей юридического сообщества были сдержанные ожидания от данного нововведения. Все мы понимаем, что если дело доходит до суда, то, как правило, это «война», и о мирном урегулировании речи быть не может. На практике все так и произошло. Если в судах общей юрисдикции, к примеру, в семейных спорах урегулирование при участии судьи иногда успешно применяется, то в хозяйственных и административных судах это скорее инструмент для процессуальных злоупотреблений. Так, из положений процессуальных кодексов следует, что если сторонам не удалось помириться в рамках процедуры урегулирования спора при участии судьи, они возвращаются к рассмотрению дела, но уже другим составом суда.

Именно эта норма повлекла за собой большое количество злоупотреблений со стороны «хитрых» адвокатов, которые с целью замены состава суда специально входили в процедуру, но изначально понимали, что мириться они не планируют (для примера: определение Окружного административного суда г. Киева от 29 марта 2018 года по делу № 826/13554/17). Кроме того, инструмент урегулирования спора при участии судьи достаточно часто используют, чтобы затянуть процесс.

Нововведения, касающиеся встречных обеспечительных мер, на мой взгляд, достаточно актуальны, но эти положения следовало бы несколько дополнить. Процессуальными кодексами предусмотрено, что встречное обеспечение применяется только в случае, если ответчик может понести убытки применением обеспечительных мер. То есть кодексы ограничивают круг лиц, которые могут получить какие-либо гарантии в случае применения обеспечительных мер судом. Тем не менее на практике достаточно часто возникают ситуации, когда обеспечительные меры создают неудобства не только ответчику, но и третьим лицам, которые могут нести реальные убытки.

Эффективность — плюсы и минусы

Сегодня я бы дал позитивную оценку реформе в целом, но здесь следует учитывать, что она еще до конца не реализована, а окончательные выводы можно будет сделать только после того, как нам объявят о ее завершении. Из позитивного я бы все-таки отметил качество новых процессуальных кодексов (за исключением некоторых спорных моментов), юридическое сообщество оценивает их скорее положительно, чем отрицательно.

Работа же новых судов пока не особо отличается от того, что было ранее. К тому же существует проблема недоукомплектованности судов, что сильно влияет на качество правосудия. Также я бы хотел отметить работу Высшего совета правосудия (ВСП), который не всегда быстро, но, как правило, достаточно объективно рассматривает жалобы на судей. Это подтверждает и моя личная практика, и периодически появляющаяся в СМИ информация, что ВСП применил дисциплинарные санкции к тому или иному судье.

Все очень ожидали введения электронного суда, и это даже произошло — в «Голосе Украины» было опубликовано соответствующее объявление Государственной судебной администрации Украины (ГСА), однако позднее эта публикация была отменена (тоже интересный правовой ход, который требует отдельного анализа). К такому решению ГСА пришла после большого количества негативных отзывов от судов и других органов системы правосудия. То есть сегодня электронный суд все еще полноценно не заработал, и когда это произойдет, пока неизвестно.

Безусловно, судебная система требовала изменений как минимум потому, что общество очень быстро развивается, а правосудие должно соответствовать обществу, в котором существует. Вектор развития судебной системы достаточно правильный, но, как оказалось, путь реформирования не всегда прост. К тому же ощущается влияние человеческого фактора, что, к сожалению, не всегда приводит к хорошим результатам.

Сейчас очень важно делать правильные выводы в ходе реализации судебной реформы и продолжать двигаться в установленном направлении. Вместе с тем следует помнить, что мы находимся на пороге смены власти, и с учетом предвыборных лозунгов новоизбранного Президента Украины, в случае успехов его политической партии на парламентских выборах, может ожидаться инициирование новой судебной реформы.

ПАВЛЕНКО Григорий — адвокат Pavlenko Legal Group, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: