Поворот на право — PRAVO.UA
прапор_України
2024

Генеральний партнер 2024 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА

Поворот на право

Рубрика Репортаж
О том, что за новым поворотом судебной реформы в Украине: тупик или магистраль к справедливому правосудию, рассуждали участники VIII Международного судебно-правового форума
Создание «Электронного суда» действительно стало актуальной темой, ведь в связи с карантином многие суды рассматривали дела в режиме видеоконференций, напоминают участники дискуссии, посвященной онлайн-правосудию

Перманентное состояние реформирования судебную систему изрядно утомило. Удручает и тот факт, что все «радикальные», «фундаментальные», «концептуальные» реформаторские предложения разрабатываются без ее участия. И судебная система не собирается стоять в стороне, пока решается ее дальнейшая судьба.

«Наша задача — найти пути взаимопонимания для решения насущных проблем, искать позитив и, безусловно, добиваться, чтобы в основу дальнейшего развития не только судебной, но и всей правовой системы Украины были положены компромиссные решения», — заявил председатель Высшего совета правосудия (ВСП) Андрей Овсиенко, открывая VIII Международный судебно-правовой форум. А заместитель Председателя Верховного Суда (ВС) Богдан Львов позитив постоянного неопределенного стратегического реформирования усматривает в том, что большинство здравомыслящих людей уже объединяются против бездумного реформирования и требуют или решительного противостояния подобным нападкам, или более осторожного избрания дальнейшего шага.

Международный судебно-правовой форум — одно из самых популярных мероприятий газеты «Юридическая практика», которое традиционно проводится совместно с Высшим советом правосудия. Форум прошел 5–6 августа 2020 года в Киеве. Генеральный партнер мероприятия — Юридическая группа LCF, экспертный — EQUITY, профессиональный — ЮК «Алексеев, Боярчуков и Партнеры». Эксклюзивные подарки для докладчиков форума предоставил ЦУМ Киев.

10 лет спустя

Ретроспективой судебной реформы за последние 10 лет поделился Андрей Овсиенко в ходе специального доклада. Условно отсчет реформирования судебной системы, по его словам, можно начинать с 2010 года — с принятия Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей». Затем парламент делал несколько попыток изменить профильное судейское законодательство: кардинально и точечно, радикально и эволюционно. Все это по-разному влияло на судей и всю судебную систему.

«Содержание судебной реформы формируют предпосылки, которые определяются состоянием общественных правоотношений, а последствия реформы — это индикатор, определяющий ее эффективность, указывающий, насколько запросы общества отвечали достижениям», — подчеркнул г-н Овсиенко. Лучше всего о достижениях судебной реформы скажут цифры: из более чем 7200 судейских должностей вакантными остаются более двух тысяч. Два суда все еще не осуществляют правосудия, а 97 судов работают в условиях заполнения штата на 50 % или меньше. Таково состояние судебной системы с учетом ее перманентного реформирования.

В завершение своего специального доклада г-н Овсиенко отметил, что судебная система — не обособленная институция, это часть общества, и ее проблемы отображают проблемы общества в целом. Желание судей не быть объектом реформирования, принимать активное участие в процессе указывает на их гибкость. Стабильная работа судебной системы является залогом доступа граждан к правосудию, а в результате — улучшения инвестиционной привлекательности государства.

Совершенству нет предела

Любая анонсированная сегодня «судебная реформа» вызывает отторжение на фоне усталости от постоянных изменений. При этом у большинства экспертов не возникает сомнений в следующих постулатах: судебная реформа 2016 года была в целом оправданной, однако допущенные в ее ходе ошибки требуют исправлений, а некоторые нормы — развития и совершенствования. Именно в таком ключе призвал спикеров выражать пожелания относительно дальнейшего развития судебной системы модератор дискуссии «Новый поворот судебной реформы в Украине», партнер, руководитель практики трансграничных споров Юридической группы LCF Игорь Кравцов.

«Судебная система сегодня требует не новых законов, а принятия реанимационных мер по наполнению судейскими кадрами», — обозначил первую болевую точку Андрей Овсиенко, председатель ВСП. Любые последующие изменения, даже самые прогрессивные, без решения этой проблемы могут стать губительными для системы правосудия в целом. Ведь уже сейчас более 30 % должностей судей вакантны, еще столько же могут освободиться в случае использования судьями права на отставку. И каждую неделю кто-то из судей уходит в отставку — они просто устали от чрезмерной нагрузки, постоянных изменений и нестабильного материального обеспечения.

Поддержал председателя ВСП в том, что ситуация с кадрами в судах критическая, и Богдан Львов. Он отметил, что если нынешних судей отправить на еще одну переаттестацию, их не останется вовсе. Кроме того, надо понимать, что время подготовки судьи суда первой инстанции занимает от двух лет (а очередь в судьи сегодня не стоит) и может затянуться, как сейчас, до семи лет! Поэтому законодателю надо очень тщательно подумать над тем, какие законы принимать и на что обратить внимание. При этом сам судейский корпус готов к самоочищению, и практика работы ВСП (когда за год за дисциплинарные проступки были уволены 56 судей) это подтверждает. По мнению судьи, от законодательной и исполнительной власти сегодня требуется обеспечить надлежащее финансирование, а также эффективный контроль и ответственность судей независимо от политической ориентации. Для начала надо разблокировать процесс решения кадровых вопросов, а потом уже работать над повышением качества судейских кадров.

«Институциональная независимость Конституционного Суда Украины (КСУ), как и всей судебной власти, должна восприниматься как ультиматум», — выразил точку зрения судья Конституционного Суда Украины Виктор Городовенко. В своем докладе он сконцентрировался на мотивах решений, которые Суд принял в этом году относительно двух судебных реформ. Комментируя идею ликвидации КСУ и создания конституционной палаты в ВС, судья отметил, что выбор модели органа конституционного контроля между европейской, когда это отдельный орган, и американской, когда это функция ВС, произошел в ходе дискуссии, предшествовавшей принятию Конституции Украины. Если сегодня есть желание это изменить, то надо сначала проанализировать эффективность действующей модели, спрогнозировать последствия ее изменения, и только после глобальной общественной дискуссии принимать решение.

Вместе с тем судья КСУ призвал законодателя сконцентрироваться на поправках, которые бы стабилизировали судебную власть в Украине, поскольку в условиях политического колебания и бесконечных изменений оценка эффективности будет необъективной.

Представляющий позицию законодателя народный депутат Украины, председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам правовой политики Андрей Костин согласился с тем, что на сегодня судебных реформ достаточно. Надо остановиться, завершить начатую и работать над совершенствованием отдельных институтов и развитием системы правосудия. По его словам, в парламенте готовы исправлять ошибки, на которые указал КСУ, но пока нет единого видения, каким образом это правильно сделать. При этом парламентарий заверил, что в возглавляемом им Комитете готовы к открытому обсуждению любых законодательных инициатив.

Олег Малиневский, партнер EQUITY, сконцентрировался на развенчивании мифов, которые, по его мнению, мешают завершению судебной реформы. Спикер выделил следующие мифы: цель судебной реформы — восстановление доверия к судебной власти, адвокатская монополия — привилегия адвокатов, общественное давление — залог правильных изменений и решений, международные эксперты — наивысшие стандарты судопроизводства, судебная реформа нескончаема, а также привел аргументы, развеивающие их. Любопытно, что по представленной г-ном Малиневским статистике уровень недоверия к судебной власти ниже, чем к парламенту и чиновническому аппарату. Однако в целом прослеживается прямая зависимость (в разрезе стран мира) — чем больше люди доверяют власти в целом, тем больше они доверяют судебной власти в частности. Таким образом, повышение доверия — это общая задача государства и СМИ. В то же время парламентариям действительно под силу завершить судебную реформу, как минимум прекратив называть любую поправку реформой и сосредоточившись на развитии уже созданных институтов или создании новых, которые бы улучшили качество правосудия в Украине.

В завершение сессии изрядный заряд оптимизма участники получили от Ярослава Теклюка, директора по юридическим вопросам НАК «Нафтогаз Украины». Спикер отметил, исходя из опыта участия в спорах не только в международных арбитражах, но и в национальных судах разных стан, что в Украине судьи достаточно быстро рассматривают споры в условиях имеющейся нагрузки.

Вместе с тем необходимо повышение качества самих «судебных услуг», особенно в делах при участии государства, когда идет речь о взыскании ущерба с госоргана. По словам г-на Теклюка, это системная проблема, вызванная тем, что государство не может принять судебную власть как независимую и равную, а потому во всех возможных случаях в законах и подзаконных актах закладывает механизмы влияния. Вследствие этого судебная власть нестабильна и постоянно находится под атакой двух других ветвей власти.

Доступ к правосудию

Критическая кадровая ситуация в судах стала лейтмотивом и следующей дискуссии форума — «Доступ к правосудию», модератором которой выступил управляющий партнер АО LES Сергей Колесник. Докладчики также обратили внимание на новые процессуальные фильтры для кассационного пересмотра дел, обсудили последствия изменения исчисления процессуальных сроков из-за введения карантина, акцентировали внимание на необходимости надлежащего обоснования судебных решений.

«Внедрение кассационных фильтров и то, как оно было сделано, к сожалению, не придало четкости и понятности судебному процессу. Мне не кажется, что процессуальные фильтры упростили доступ к кассационному суду или сам процесс», — отметил судья Верховного Суда Иван Мищенко. Что считать выводом в контексте применения норм права? Является ли полноценным правовым выводом позиция ВС относительно применения нормы процессуального права? Что такое «похожие правоотношения» — полностью тождественные отношения или частично схожие (одна категория дел, похожий объект спора)? Если суд апелляционной инстанции допустил ошибку и эта ошибка является очевидной, но в кассационной жалобе нет ссылки на конкретную судебную практику (или релевантную) о неправильном применении этой нормы, как в таком случае действовать кассационному суду?

«Действующие кассационные фильтры являются абсолютно неоправданными. Их необходимо либо изменять, либо ликвидировать полностью», — поддержал обсуждение Алексей Степаненко, советник EQUITY. По его словам, кассационные фильтры не выполняют задачи уменьшения нагрузки на судью. Напротив, право стороны на доступ к суду кассационной инстанции ограничивается.

На хронических проблемах украинского правосудия сквозь призму двух решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) — «Куликов и другие против Украины» (жалоба № 5114/09 и 17 др.) от 19 января 2017 года, «Александр Волков против Украины» (жалоба № 21722/11) от 9 января 2013 года — сосредоточила внимание член ВСП Оксана Блаживская. Она детально проанализировала проблемные дисциплинарные вопросы и практику ВСП в этом контексте. Спикер считает, что в законодательном урегулировании нуждаются основания дисциплинарной ответственности, а именно — дисциплинарные взыскания. С этой целью целесообразно предоставить ВСП, как представителю судебной власти, право законодательной инициативы для защиты всей судебной системы.

Можно ли привлекать судью за действия, которые он осуществил до приобретения такого статуса? Г-жа Блаживская отметила: для нивелирования двойных стандартов в этом вопросе необходимы изменения законодательства, также нужно оценивать само деяние и сроки. ВСП не может сгруппировать эту категорию дел ввиду различных особенностей того или иного дела.

Судья Европейского суда по правам человека от Украины Анна Юдковская сосредоточилась на обоснованности судебного решения — на том, о чем постоянно толкует ЕСПЧ в ряде дел против Украины. В контексте применения статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод ЕСПЧ повторяет одно и то же, из дела в дело: недостаточное обоснование решения о применении меры пресечения. Серьезность обвинения, риск уклонения от следствия, подделка доказательств, риск влияния на свидетелей — все это должно быть надлежаще обосновано, решение не может быть обосновано общими фразами. ЕСПЧ, по словам судьи, часто упрекает национальные суды в том, что мотивировочная часть решения не содержит убедительных оснований для принятия.

В своем выступлении старший партнер ЮК PRAVO GARANT Анастасия Доброчинская сосредоточилась на процессуальных строках рассмотрения дел. В частности, в апреле 2020 года на время карантина они были продлены, и это создало полный хаос. «Мне кажется, что у каждого присутствующего практикующего юриста был клиент, интересы которого не удалось защитить в связи с этой нормой: или решение не может вступить в силу, или апелляционная либо кассационная жалоба поступила, когда ее не ожидали», — привела пример лектор. «Любые ограничения — временные, а правосудие и соблюдение процессуальных сроков — это константа», — резюмировала г-жа Доброчинская.

«Длительное рассмотрение в местном суде связано со многими фактами, и не все зависит от судьи. Главной проблемой сейчас является неукомплектованность судебной системы», — убеждена партнер ЮК «АМБЕР» Людмила Козятник. Законодателю, по ее словам, следует приостановить реформирование судебной власти и начать ее спасать. Спикер также отметила, что судебные решения не пользуются уважением, а правоохранительные органы часто вообще их не исполняют.

В завершение дискуссии г-н Колесник отметил, что необходимо двигаться к существенному увеличению ставок судебных сборов. «Я не говорю о том, что судебная система должна быть самоокупаемой или должна отказываться от государственного финансирования, но для обеспечения надлежащего судебного процесса и независимости судей следует подумать о создании некого фонда правосудия, по примеру некоторых штатов Америки, распорядителем которого был бы орган судейского самоуправления», — предложил лектор. Почему независимая судебная власть должна постоянно что-то у кого-то просить?

Представительские подходы

Pro et сontra исключительного права адвокатов на судебное представительство, так называемой адвокатской монополии выясняли участники профильной сессии форума. Аргументы в пользу монополии презентовали Лариса Швецова, член Высшего совета правосудия, Татьяна Васильченко, судья Хозяйственного суда города Киева, и Елена Лапчевская, судья Киевского апелляционного суда. Им оппонировали Алексей Менив, партнер АО «Шкребець и Партнеры», Олег Омельченко, советник по правовому обеспечению стратегических споров и работе с правоохранительными органами ООО «Метинвест Холдинг», и Мирослав Гнидка, директор юридического департамента группы компаний Merx. Модерировал Михаил Ильяшев, управляющий партнер ЮФ «Ильяшев и Партнеры».

Лариса Швецова обратила внимание, что сторонниками исключительного права адвокатов на судебное представительство выступают прежде всего судьи. Она рассказала, что в том или ином виде адвокатская монополия существует во многих государствах. «Государство защищает право своих граждан на получение качественных правовых услуг», — подчеркнула г-жа Швецова. По ее словам, участие адвокатов в процессе позволяет более эффективно рассматривать дела, особенно когда судебная система перегружена, как это происходит в Украине.

Этот тезис поддержала и Татьяна Васильченко: при надлежащем уровне представительства и судье проще работать. В числе позитивных моментов она выделила адвокатскую тайну, возможность привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, исключение конфликта интересов. При этом возможность адвокатов получать информацию через адвокатские запросы судья назвала одним из важных факторов эффективной защиты прав и интересов стороны в судебном процессе. В то же время г-жа Васильченко обратила внимание, что критике в основном подвергается не исключительное право на судебное представительство как таковое, но скорее состояние института адвокатуры в целом.

«Так называемая монополия в судах первой инстанции действует полтора года, из которых полгода — это карантин. Судьи еще не успели прочувствовать радость от того, что в судебные заседания приходят адвокаты. Нужно время, чтобы все настроить, чтобы появилась специализация адвокатов», — прокомментировала Елена Лапчевская. По ее словам, судьи «приняли» адвокатов, с ними комфортно работать.

Алексей Менив развеял миф, что в адвокатской монополии заинтересованы прежде всего сами адвокаты. По его словам, для адвоката-профессионала не имеет значения, будет монополия или нет. При этом адвокатская монополия является существенным минусом для молодых специалистов, ведь доступ к профессии адвоката достаточно сложный. В то же время г-н Менив обратил внимание на вопросы качества судебного представительства и ответственности в связи с этим. «Я выступаю за жесткое регулирование этого вида деятельности. Те же правила адвокатской этики в случае отмены адвокатской монополии должны стать правилами поведения представителя в суде», — резюмировал докладчик.

По словам Олега Омельченко, введение исключительного права адвокатов на судебное представительство стало вызовом для бизнеса, а предпринятые меры — вынужденный шаг для обеспечения надлежащего представительства компаний холдинга в судах. По его мнению, законодателю следовало предусмотреть более длительный переходной период, прежде всего для корпоративных юристов. А говоря об оптимальной модели представительства, г-н Омельченко отметил, что в нынешних условиях адвокатская монополия имеет смысл для представительства физических лиц, у бизнеса же должен быть выбор: привлекать адвоката (со всеми преимуществами в виде адвокатской тайны и возмещения расходов на правовую помощь) или же осуществлять представительство через своих штатных юрисконсультов.

В продолжение дискуссии Мирослав Гнидка говорил о проблемах института адвокатуры, непосредственно влияющих на судебное представительство. Он, в частности, обратил внимание на проблемы с адвокатским самоуправлением, низкий авторитет адвокатуры и подчас предвзятое отношение к адвокатам (бытует стереотип, что адвокаты представляют только преступников), отсутствие надлежащей правовой базы, а также необходимость введения специализации адвокатов. По мнению спикера, институт исключительного права на судебное представительство должен внедряться с обязательным развитием самой адвокатуры. «Наличие адвокатского свидетельства — это не показатель «качества» представителя», — считает г-н Гнидка.

Участники баттла также обсудили вопросы возмещения расходов на правовую помощь как фактора, влияющего на доступ к правосудию и качество услуг адвокатов.

Подводя итог дискуссии, Михаил Ильяшев выразил уверенность, что если исключительное право адвокатов на судебное представительство будет отменено в очередной раз (имеется в виду законопроект № 1013 — ред.), к этому вопросу не будут возвращаться еще лет двадцать. Пока же еще преждевременно говорить о плюсах и минусах монополии — необходимо дать возможность этому институту функционировать более продолжительное время, а уж потом делать выводы о его целесообразности.

Уголовные акценты

Развитие уголовного права и процесса происходит сейчас в достаточно стремительном темпе, причем сами законодательные изменения отслеживать не так уж и просто, подчеркнул Максим Шевердин, партнер Юридической группы LCF, открывая работу сессии, посвященной уголовной юстиции.

Детальней об актуальных тенденциях рассказал Станислав Кравченко, председатель Кассационного уголовного суда в составе ВС. Он, в частности, отметил, что несколько пугает пресловутый турборежим при принятии законодательных инициатив, который мы наблюдаем в течение последнего года. Иногда эти инициативы разработаны без учета особенностей смежных институтов и правоотношений, поэтому возможны противоречия с существующим законодательством. Станислав Кравченко подчеркнул, что жизнь не стоит на месте, меняются подходы, в том числе к правосудию, при этом Верховный Суд формирует позиции и предложения к законодательству, исходя из сложившейся правоприменительной практики.

Андрей Никифоров, судья Апелляционной палаты Высшего антикоррупционного суда (ВАКС), сравнил реалии и ожидания, анализируя почти год деятельности ВАКС. По его словам, в рабочий режим суд вошел с декабря. Все это время следственные судьи работали в напряженном ритме. Но все же в конце года имело место недовольство со стороны общества. Судья напомнил, что суду необходимо соблюдать соответствующую процедуру с принятием надлежащих доказательств, а это требует времени. «Да, мы признаем, что по многим вопросам пока не хватает единой практики, которую может предложить уже кассационная инстанция», — отметил спикер. В свою очередь Максим Шевердин считает, что прежде всего от материалов, которые направляются в суд, зависит качество приговоров.

Вероника Зарубицкая, адвокат ЮК «АМБЕР», также сосредоточилась на деятельности ВАКС, но с позиций адвоката. По ее мнению, на сегодняшний день сложилась такая ситуация, что при одинаковых законодательных нормах у этого суда появилась своя правоприменительная практика. Спикер уверена, что стремление соответствовать общественным ожиданиям и порождает те проблемы, с которыми сейчас сталкивается ВАКС.

Людмила Куса, руководитель практики решения споров GRACERS law firm, говорила о дискуссионных вопросах практики рассмотрения уголовных дел. Она, в частности, привела пример дела, где поднималась проблема вещественных доказательств. Кроме того, как подчеркивает спикер, весьма дискуссионным является вопрос объявления лица в международный розыск. Например, какой пакет документов необходим, чтобы зафиксировать факт пребывания в международном розыске? Так, недавно Верховным Судом была изложена позиция, что достаточно постановления органа досудебного расследования, которым лицо объявлено в розыск. Другими словами, справка из Интерпола уже является необязательной.

Подводя итог сессии, Максим Шевердин констатировал, что обществу необходимо не только рассчитывать на судебные инстанции, но в первую очередь научиться брать ответственность на себя и добросовестно относиться к своим правам и обязанностям.

Долг платежом красен

«Вопросов, связанных с взысканием проблемной задолженности, достаточно для проведения отдельного форума», — подчеркнула Елена Волянская, партнер Юридической группы LCF, на правах модератора приглашая спикеров сконцентрироваться на наиболее актуальных и острых сегодня.

Анна Вронская, секретарь Судебной палаты для рассмотрения дел относительно корпоративных споров‚ корпоративных прав и ценных бумаг Кассационного хозяйственного суда (КХС) в составе Верховного Суда, остановилась на последних правовых позициях КХС ВС и Большой Палаты (БП) ВС, которые могут быть полезны кредиторам и заемщикам. В частности, это позиции относительно того, можно ли считать кредитным договором анкету-заявление о присоединении к условиям и правилам кредитования; как правильно начислять проценты после истечения срока кредитного договора по статье 625 Гражданского кодекса (ГК) Украины; касательно обращения взыскания на предмет ипотеки; нотариального удостоверения договора залога имущественных прав; прекращения ипотеки в случае изменения объема ответственности имущественного поручителя; правил перехода к поручителю прав кредитора и т.д. Также судья КХС ВС отметила, что в практике суда около 10 % споров касаются применения банковского законодательства, и по этим вопросам готовится обобщение, которое уже осенью будет обнародовано.

Детально исследовал развитие позиции ВС по применению статьи 625 ГК Украины к кредитным правоотношениям Андрей Иванив, советник EQUITY. Он проанализировал решения от первого высказывания этой позиции до свежей практики. Итак, сначала запрет начислять проценты по договору кредита по истечении его срока БП ВС выразила в деле, когда сумма процентов и пени превысила тело потребительского кредита более чем в 10 раз (с физлица взыскивали долг в 80 тыс. грн при теле кредита около 7 тыс. грн). Однако его распространение на все кредитные правоотношения спикер назвал сомнительным. Пока аргументов для отступления БП ВС от этой позиции не нашлось, но практика развивается. В том числе сам ВС сказал, что стороны могут установить иной процент (меньше или больше 3 % годовых) за пользование средствами по истечении срока кредитования.

Народный депутат Украины Тарас Тарасенко остановился на наработках профильной рабочей группы по внесению поправок в Кодекс Украины по процедурам банкротства в части банкротства физических лиц. Поскольку некоторые аспекты неплатежеспособности физлиц, а именно — валютных заемщиков по долгам до 2009 года, имеют яркий социальный окрас, то для эффективности предложенной процедуры последней не хватает четкости. Некоторые нормы не понятны гражданам (как, впрочем, и кредиторам), а потому законодатель нацелен снять все спорные вопросы в законе, не дожидаясь формирования судебной практики.

Поддержала такой настрой судья Хозяйственного суда Луганской области
Елена Фонова, детально проанализировав разные процедуры банкротства, которые сегодня доступны гражданам, в частности валютным заемщикам. Она также обозначила нормы, которые уже сейчас вызвали споры и которые стоило бы откорректировать законодателю. Это размер ставки реструктуризации, справедливые условия для тех, кто почти выплатил кредит (пока законодатель благосклонен только к тем, кто почти не погашал свой долг), налогообложение суммы прощеной задолженности, включая накопившиеся за годы проценты. Также судья отметила, что льготная процедура банкротства не выгодна, если у должника есть и другие непогашенные обязательства.

Лучший способ решить вопрос с проблемными долгами — предупредить их появление. Так можно резюмировать доклад Олега Горецкого, управляющего партнера ЮФ «Горецкий и Партнеры». Адвокат презентовал систему проверки контрагентов (в том числе по реестрам должников, исполнительных производств и Единому государственному реестру судебных решений), чтобы определить риски неплатежеспособности в будущем. Кроме того, по мнению спикера, наиболее успешным и эффективным способом решения проблемы будет медиация. Когда стороны пойдут на взаимные уступки, чтобы получить максимальный эффект. К слову, соглашения, заключенные в процессе медиации, могут также содержать нормы о выплате гонорара юридическим советникам, в том числе за счет должника, поэтому адвокаты не должны отказываться от этого инструмента в целях минимизации собственных рисков.

Андрей Фортуненко, старший юрист ЮФ AVELLUM, выделил два процессуальных тренда 2020 года: судебный процесс становится более состязательным, что делает его интереснее, хоть и повышает требования к самим адвокатам — представителям сторон; судами нарабатывается практика применения процессуальных норм, что делает ее более понятной и более прогнозируемой для всех участников. Он выделил ряд интересных позиций по процедурным вопросам, а также обратил внимание, что последняя позиция БП ВС относительно гонорара успеха весьма полезна для адвокатов, работающих с долговыми обязательствами. Ведь именно их гонорар часто определяется в процентах от реально возвращенной суммы долга.

В завершение дискуссии юрист департамента реструктуризации задолженности и взысканий АО «Ощадбанк» Виктор Тарасенков рассказал о возможностях, которые открывает для взыскателя институт конституционной жалобы. Он сосредоточился на одной из последних позиций КСУ — касательно сроков совершения исполнительной надписи нотариуса. По словам юриста, несмотря на то что КСУ признал норму, устанавливающую разные сроки для взыскания с физических и юридических лиц, конституционной, дальнейшее применение оставлено на усмотрение Верховного Суда. Ведь КСУ не сделал в резолютивной части оговорки о том, что ВС применил норму неконституционным образом. Теперь, опираясь на решение КСУ, суд может попробовать отойти от позиции БП ВС, однако последняя может найти другие аргументы для подтверждения ранее озвученной позиции.

Онлайн-правосудие

Второй день VIII Международного судебно-правового форума начался с обсуждения не менее актуальной проблемы — онлайн-правосудия и полноценного запуска Единой судебной информационно-телекоммуникационной системы (ЕСИТС). Модератором сессии выступили член ВСП Лариса Швецова и советник ЮК L.I.Group Юрий Моисеев. «Создание «Электронного суда» на сегодняшний день действительно стало актуальной темой, ведь в связи с карантином многие суды рассматривали дела в режиме видеоконференций», — открывая мероприятие, отметила г-жа Швецова.

Ожиданиями от работы ЕСИТС поделился народный депутат Украины Роман Бабий. Во-первых, это стабильная и удобная цифровая форма документооборота. Во-вторых, должно быть определено пространство (электронный кабинет), где судьи и участники судебного процесса смогут работать. В-третьих, широкое применение видеоконференций. В-четвертых, использование сервиса электронных адресов. «Такой сервис должен обеспечить уведомление участников судебного процесса и послужить каналом коммуникации», — уточнил г-н Бабий. А в перспективе необходимо разрабатывать сервисы онлайн-разрешения отдельных категорий дел.

«Почему ЕСИТС до сих пор не реализован? Потому что этого никто не хотел», — отметил народный депутат Украины Тарас Тарасенко. Несмотря на технические возможности, не все суды принимают в производство иски, поданные в электронной форме. Г-н Тарасенко подчеркнул, что суды часто сами исполняют функции, возложенные на Государственную судебную администрацию (ГСА) Украины, и акцентировал внимание на том, что ведущую роль в этом процессе должен играть ВСП, а судьи могут формировать политику в сфере «электронного правосудия».

Заместитель председателя ГСА Украины Сергей Чорнуцкий внес ясность в некоторые вопросы. По его словам, учитывая опыт тестирования в 2018—2019 годах и выявления критических ошибок, проблемных моментов, в начале 2020 года система была доработана и выпущено системное обновление. С 1 июня 2020 года этот сервис заработал в исследовательской эксплуатации. А полноценно внедрить «Электронный суд» в работу судов не разрешают проблемы правового характера, которые сейчас решаются.

Юрий Моисеев добавил: действительно, то, что хозяйственные суды не принимают документов в электронной форме, — большая проблема, ведь в делах, где несколько сотен кредиторов, одна лишь рассылка документов занимает два-три дня.

Говоря об электронном почтовом сервисе, Егор Краснов, член Совета судей Украины, судья Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного Суда сосредоточился на проблеме кибербезопасности. Он считает, что эта идея не решает той же проблемы перепоручений. Такая система актуальна не столько для суда, сколько для коммуникации гражданина с государством.

ВСП тесно работает с Проектом ЕС «Право-Justice». Эксперт Проекта Ивар Талло отметил, что Украина имеет очень хорошие предпосылки для внедрения «электронного правосудия». «Наш анализ показывает, что одна из основных проблем у вас — как построить этот процесс, и это ключевой вопрос», — подчеркнул эксперт. Также в этом контексте важно правильное распределение задач.

Относительно вопроса внедрения е-суда для уголовного процесса партнер ЮК VB PARTNERS Денис Бугай настроен скептично: «Я не верю, что дистанционно можно понять истинные мотивы, раскаялось ли лицо, или другие очень важные моменты для уголовного производства». Тем не менее есть вещи, которые можно оптимизировать. К примеру, дистанционное принятие решений о разрешении судьи на ознакомление адвокатов с материалами дела, получение копии аудиозаписи.

«Административный и хозяйственный процесс, в отличие от уголовного, легче переводить в режим видеоконференции, — согласилась с коллегами Елена Сукманова, партнер Sayenko Kharenko. — Мы уже привыкли пользоваться базами данных, оценивать технические новинки, но все делали это в расслабленном режиме, никто не ожидал пандемии, которая стала неким толчком для ускорения процесса внедрения е-суда».

Дмитрий Таранчук, директор по правовому обеспечению АО «Фармак», солидарен с предыдущими выступающими: актуальность дистанционного судебного процесса за последние несколько месяцев возросла. «Хотелось бы, чтобы как можно скорее электронная система для работы с документами, проведения видеоконференций была отлажена — хотя бы в тех категориях дел, где это возможно. В противном случае произойдет коллапс судебной системы», — резюмировал он.

Предел дискреции

Следующая «практическая» сессия форума была посвящена административной юстиции. Модератор Андрей Реун, партнер, руководитель практики налогового права Юридической группы LCF, отметил, что административная юстиция призвана устранить произвол государственного аппарата, восстанавливая при этом справедливость.

Наталья Блаживская, судья Судебной палаты по рассмотрению дел относительно налогов, сборов и других обязательных платежей Кассационного административного суда в составе Верховного Суда, обратила внимание на тенденции рассмотрения налоговых споров на примере Украины и ЕСПЧ, сделав при этом упор на вопрос дискреции. Ни для кого не секрет, что защита прав человека не может быть отдана исключительно в руки законодательной и исполнительной власти. Говоря предметно о дискреции, спикер подчеркнула, что если дело простое, то есть лишь одно решение правовой проблемы, вопрос дискреции не возникает. Судья констатирует, что существует дискреция органа и самого суда. Так, иногда законодатель может орудовать конструкциями, которые являются нечеткими и несколько расплывчатыми. Судебная дискреция направлена на соблюдение принципа законности при вынесении решения. Иногда правовая проблема также может быть недостаточно гибкой и вынуждает задействовать другие юрисдикции.

Г-жа Блаживская уверена, что роль суда — в защите Конституции Украины и демократии как таковой. Судебная дискреция и дискреция контролирующего органа имеет место, когда существует более чем одно альтернативное решение, являющееся законным. «Другими словами, дискреция предусматривает наличие вариантов. Однако также необходимо проверять цель, с которой дискреционное полномочие было предоставлено. А применение принципов и практики ЕСПЧ должно быть релевантным», — подчеркивает г-жа Блаживская.

Олег Прудивус, член Высшего совета правосудия, проанализировал границы дискреции госорганов сквозь призму актуальных правовых позиций. По мнению спикера, тема дискреции едва ли не самая главная в административной юстиции. Г-н Прудивус уверен: цель создания и существования административной юстиции — проверка полномочий органов власти, органов публичной администрации. В то же время дискреция не определена законодателем как дефиниция, а существует лишь в теории права. Спикер считает, что объем дискреции должен быть четко определен, как и ее границы, в противном случае это может привести к коррупционным и другим нарушениям. «Необходимо определить понятие дискреции субъекта властных полномочий на законодательном уровне. Дискреция предполагает необходимую оценку дела и защиту права того человека, который за ней обратился в суд. Ведь основная цель административного судопроизводства — это прежде всего защита прав лица и выбор самого правильного соответствующего действия для субъекта властных полномочий», — подчеркивает Олег Прудивус.

Назарий Адамчук, старший юрист ЮК «Алексеев, Боярчуков и Партнеры», также присоединился к обсуждению границ дискреционных полномочий государственных органов и проанализировал актуальную практику ВС. Г-н Адамчук, ссылаясь на судебную практику, выделил основные способы защиты прав. Таковыми являются признание решения (действия) противоправным и его отмена; возложение на субъекта властных полномочий обязанности повторно рассмотреть вопрос либо принять решение конкретного содержания, осуществить определенное действие; взыскание с субъекта властных полномочий средств на возмещение ущерба, который был нанесен противоправным дискреционным решением, действием.

Сергей Сильченко, партнер ЮФ ILF, проанализировал административные споры, касающиеся публичной службы, — базовые подходы и новые категории. Спикер напомнил, что юрисдикция административных споров распространяется не на любые трудовые споры, а только на те, которые связаны с принятием граждан на публичную службу, ее прохождением и увольнением с нее. Сергей Сильченко подчеркивает, что во время определения предметной юрисдикции дел суды исходят из сути права или интереса, за защитой которого обратилось лицо, из характера спорных правоотношений, содержания и юридической природы обстоятельств в деле.

Лилия Тимакина, директор по юридическим вопросам агропромхолдинга «Астарта-Киев», посвятила свой доклад вопросу наличия юрисдикции административного суда в земельных спорах и соответствующей защите прав землепользователей. В качестве примера она привела постановления ВС от 30 марта 2020 года по делу № 440/613/19 и от 8 апреля 2020 года по делу № 440/777/19. Так, было определено, что спор ограничивается исключительно обязанностью государственного кадастрового регистратора проверить наличие вещевого права касательно земельного участка, при этом не опровергается, что спор по своей сути является частноправовым, так как на время обращения в суд спорный участок был зарегистрирован на праве собственности за другим лицом. Поэтому речь идет об имущественных правоотношениях между истцом и ответчиком.

Кадровый вызов

Завершающим аккордом VIII Международного судебно-правового форума стало обсуждение вариантов улучшения кадрового обеспечения судов, новых подходов к определению нагрузки на судей, развития судейской карьеры. Модератором выступил Алексей Маловацкий, заместитель председателя ВСП.

Евгений Петров, судья Кассационного гражданского суда в составе Верховного Суда, предложил свое видение улучшения ситуации с кадровым наполнением системы правосудия. Он, в частности, обратил внимание на целесообразность завершения начатых конкурсных процедур, необходимость дальнейшего урегулирования обучения в Национальной школе судей Украины, сдачи квалификационного экзамена, зачисления кандидатов в резерв и их пребывания в резерве. Докладчик также рассказал о необходимости урегулирования конкурса для перехода судьи в другой суд. Еще одна кадровая проблема — судьи, чьи полномочия закончились. Переходя к путям решения указанных вопросов, Евгений Петров призвал к их широкому обсуждению — это позволит в кратчайшие сроки сформировать Высшую квалификационную комиссию судей Украины (ВККС) и разблокировать процессы кадрового наполнения судов.

Выступление Андрея Жука, члена Совета судей Украины, судьи Кассационного административного суда в составе Верховного Суда, было посвящено нюансам определения затрат времени на осуществление правосудия — основы для расчета штатной численности судов. Он рассказал о процедуре и критериях оценивания, замечаниях Совета судей Украины и о полученных результатах. По его словам, показатели несколько возросли по сравнению с предыдущим оцениванием, и теперь задача ВСП — на основании полученных данных определить новые показатели количества судей. Он также прокомментировал ситуацию с кадровым и материальным обеспечением аппаратов судов.

В продолжение своего выступления Андрей Жук остановился на еще одном актуальном кадровом вопросе — отставках и увольнениях судей. По мнению докладчика, это следствие посягательств на независимость судебной власти. Г-н Жук отметил, что если ситуация не улучшится, количество судей, подающих заявления об отставке, будет только увеличиваться.

Лидия Изовитова, председатель Национальной ассоциации адвокатов Украины, Совета адвокатов Украины, говорила о последствиях перманентного реформирования судебной системы. По ее мнению, на данном этапе системе правосудия (всем ее участникам: судьям, адвокатам, прокурорам) следует более активно принимать участие в разработке и принятии комплексной концепции реформы — промедление чревато коллапсом всей судебной системы, в том числе из-за оттока кадров. Она также остановилась на этических стандартах взаимоотношений адвокатов и судей, приведя в качестве примера ситуацию с давлением со стороны судей ВАКС. По ее мнению, это должно стать предметом рассмотрения Высшего совета правосудия.

Комментируя инициативу о включении в состав органов адвокатского самоуправления представителей судебной власти, г-жа Изовитова отметила, что подобная модель действовала до принятия нового Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» и ее возврат будет нарушением принципа независимости адвокатуры и международных обязательств Украины.

Участники дискуссии также обсудили пределы, специфику и последствия внепроцессуального общения с судьями. Г-н Маловацкий, в частности, рассказал о подходе ВСП, согласно которому общение с судьей об обстоятельствах конкретного дела исключает возможность его участия в рассмотрении этого дела, но не будет априори рассматриваться как дисциплинарный проступок — виновность судьи должна быть предметом доказывания. Он также рассказал о соотношении дисциплинарного производства в отношении судьи и соответствующего уголовного расследования.

В завершение профильной сессии и всего форума выступил Алексей Маловацкий. Говоря о кадровых проблемах системы правосудия, он напомнил о существующем 30-процентном кадровом дефиците — это прямо влияет на сроки и качество рассмотрения дел, доступ к правосудию в целом. По его мнению, преодоление кадрового голода в судах должно, наряду с запуском ВККС и восстановлением всех процедур (как это предложено в законопроекте № 3711), сопровождаться определением предельной нагрузки на судей, а также внесением изменений в процессуальное законодательство. При этом конкурсные процедуры следует упростить, максимально исключив субъективные факторы в оценивании (существующие 15 стадий отбора судей предлагается сократить до трех). Также следует внедрить прозрачные критерии развития судейской карьеры, поощрения судьи в зависимости от его нагрузки и эффективности. Что касается процессуальных изменений, по словам г-на Маловацкого, целесообразно внести изменения, упрощающие процесс и сокращающие сроки рассмотрения дел.


МНЕНИЕ
Идейный лидер
Игорь КРАВЦОВ, партнер Юридической группы LCF
Консолидированное мнение профессионального сообщества — а в нашей сессии приняли участие представители как законодательной и судебной ветвей власти, так и частного сектора — в украинской судебной системе существуют определенные проблемы, решение которых, как правило, видят в запуске все новых и новых «реформ».
На сегодняшний день достичь надлежащего качества и эффективности правосудия мешают, в первую очередь, кадровый голод и фактически заблокированные процессы назначения новых судей. Сложности коммуникации судебной власти и парламента приводят к тому, что далеко не все законодательные инициативы пользуются поддержкой и являются продуктивными. Популизм и политическая конъюнктура в данных вопросах искажают представление общества о состоянии дел в судебной системе и мешают надлежащему развитию ее институтов.
Такие площадки, как Международный судебно-правовой форум, — отличная возможность для налаживания профессионального диалога, обмена мнениями. Это именно та среда, где должны появляться, легитимизироваться и получать поддержку профессионального сообщества новые идеи. Надеюсь, что хорошая традиция проведения подобных мероприятий будет продолжена.


ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Устали от реформ
Олег МАЛИНЕВСКИЙ, партнер EQUITY
VIII Международный судебно-правовой форум в который раз стал важнейшей независимой дискуссионной площадкой для всех, кого интересует настоящее и будущее системы правосудия в Украине.
Я, как представитель многолетнего партнера форума — компании EQUITY, хочу выразить благодарность организаторам за прекрасную организацию и возможность поучаствовать в дискуссии с признанными экспертами отрасли, которая состоялась офлайн перед активной аудиторией.
Мне посчастливилось принять участие в премьерной сессии форума и обсудить с коллегами, представителями разных отраслей юридической профессии, новые повороты судебной реформы в Украине. Моей целью было поставить под сомнение мифы, окружающие реформу. В частности, мы подискутировали о восстановлении доверия к судебной системе как о главной «цели» реформы, о монопольных «привилегиях» адвокатов, о «пользе и разумности» общественного давления на суды, о международных экспертах, привлечение которых, возможно, приведет к повышению стандартов, и о самой реформе как о непрерывном и бесконечном процессе. Общее впечатление от услышанных докладов — в целом все уже очень устали от революционных «реформ» и хотят продуманного эволюционного развития отрасли в соответствии с существующими вызовами.


КОММЕНТАРИЙ
О дискреции
Назарий АДАМЧУК, старший юрист ЮК «Алексеев, Боярчуков и Партнеры»
Международный судебно-правовой форум «Юридической практики» — одно из самых масштабных и ожидаемых событий юридического рынка Украины, ежегодно собирающее лучших экспертов. Этот год не стал исключением.
В сессии «Административная юстиция» самым обсуждаемым был вопрос дискреционных полномочий государственных органов и органов местного самоуправления. Несмотря на то что судебная практика уже сформировала определение дискреционных полномочий и условия их использования субъектами властных полномочий, в настоящее время на законодательном уровне отсутствует соответствующее понятие. Принимая во внимание то, что даже судебная практика Верховного Суда может меняться, участники дискуссии согласились с необходимостью определения понятия дискреционных полномочий и их границ на законодательном уровне.
Благодарю организаторов и участников форума за возможность обсудить с коллегами актуальные вопросы административного судопроизводства.

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

Баннер_на_сайт_тип_1
баннер_600_90px_2
2024
tg-10
Legal High School

Інші новини

PRAVO.UA