Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Смешные права

Как у автора отняли его исключительное право разрешать использование произведения

Речь пойдет о последних новеллах обобщений судебной практики хозяйственных судов Украины, ограничивающих права авторов, а именно — о дополнениях, внесенных постановлением Высшего хозяйственного суда Украины (ВХСУ) от 17 декабря 2013 года № 13 в постановление пленума ВХСУ «О некоторых вопросах практики решения споров, связанных с защитой прав интеллектуальной собственности» от 17 октября 2012 года (постановление № 12).

Самой знаковой новеллой, на наш взгляд, является дополнение постановления № 12 пунктом 491, которым ВХСУ пытается обеспечить единообразное применение судами положений пункта «в» части 1 статьи 49 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах» (Закон).

Указанная норма статьи 49 среди прочих функций организаций коллективного управления (ОКУ) предусматривает их право от имени субъектов прав и на основании полученных от них полномочий собирать, распределять и выплачивать собранное вознаграждение за использование объектов авторского права и/или смежных прав субъектам прав, правами которых эти организации управляют, а также другим субъектам прав согласно этому Закону. Последнее словосочетание уже давно расширительно трактуется представителями практически всех организаций коллективного управления: именно указанная норма стала фактически единственным правовым основанием для распространенной практики сбора роялти за использование так называемого неограниченного музыкального репертуара. На практике это означает, что ОКУ собирает вознаграждение в интересах всех субъектов авторского и/или смежного права вне зависимости от наличия у нее заключенных договоров с такими субъектами прав, то есть без наличия на то должных полномочий от автора, исполнителя, студии звукозаписи. Как правило, к лицензионному договору, согласно которому ОКУ компании-пользователю предоставляется неисключительная лицензия на использование объектов прав, перечень произведений не прилагается вообще либо прописывается договорное положение о «неограниченном музыкальном репертуаре». Само же положение пункта «в» части 1 статьи 49 Закона «а также другим субъектам прав согласно этому Закону» толкуется как безусловное право ОКУ вне зависимости от полученных от субъектов прав полномочий осуществлять выдачу разрешений (лицензий) и сбор вознаграждения за это, поскольку в связи со спецификой деятельности хозяйствующих субъектов, использующих большое количество разнообразных песен, предварительное определение сторонами таких «договоров» перечня объектов прав представляется слишком сложным или невозможным.

Следует отметить, что вышеуказанное дополнение (пункт 491) вступает в коллизию с пунктом 30.2. этого же постановления № 12, который предусматривает со ссылкой на статью 33 Закона необходимость обязательного включения в договор ссылок на конкретные объекты прав (произведения, фонограммы, и пр.); в противном случае такой договор не содержит существенных условий о его предмете и подлежит признанию незаключенным. Позицию о незаключенности лицензионного договора, не содержащего условия о перечне объектов прав, на которые предоставляется лицензия, ВХСУ поддержал в деле № 910/7395/13, однако уже в деле № 5011-76/18947-2012 суд признал, что предоставление организацией коллективного управления разрешения на публичное исполнение (демонстрацию) музыкальных произведений без ограничения их перечнем свидетельствует о согласовании сторонами соответствующего существенного условия лицензионного договора, поскольку при отсутствии каких-либо исключений (в отношении определенных объектов и/или субъектов прав) не требует последующей конкретизации. Тем не менее уже в следующем своем постановлении по делу № 910/15278/13 ВХСУ не усмотрел достаточных оснований для признания лицензионного договора, заключенного в отношении «неограниченного репертуара», недействительным, даже несмотря на то, что до заключения ОКУ с пользователем этого договора имело место изъятие правообладателем из управления ОКУ определенного перечня объектов прав, что уже на дату заключения сделки не позволяло говорить о «неограниченном репертуаре».

Будет уместным подчеркнуть, что системное толкование положений пункта «в» части 1 статьи 49 Закона вместе с другими статьями этого нормативного акта не дает никаких предпосылок для вышеуказанных трактовок. В частности, из положений преамбулы части 1 статьи 49, частей 3, 5 статьи 48, части 1 статьи 47, части 5 статьи 32 Закона следует, что полномочия на предоставление лицам неисключительных прав на использование объектов авторского права и/или смежных прав ОКУ получают на основании договоров, заключенных в письменной форме с авторами, прочими субъектами авторского права и/или смежных прав. Очень важно в данном случае понимание того, что ОКУ по своему правовому статусу — представители субъектов прав, и источником их полномочий являются договоры, заключенные с субъектами авторского права и/или смежных прав. Исключения из этого общего правила о представительстве ОКУ, основанном на договоре, — случаи, четко предусмотренные Законом (статьи 42, 43 Закона), когда использование объектов смежных прав допускается без согласия субъектов смежных прав, но с выплатой последним вознаграждения, право сбора которого поручается Законом уполномоченным организациям коллективного управления. Это также увязывается и с общими нормами гражданского законодательства (часть 3 статьи 237 ГК Украины), предусматривающими, что представительство также может следовать из закона. Но необходимо отметить принципиальную разницу в правовой модели работы таких уполномоченных организаций: в отличие от обычных ОКУ, осуществляющих от имени субъектов прав и по их поручению предоставление пользователям неисключительных лицензий (разрешений) на последующее законное использование таких объектов прав (лицензионные договоры), уполномоченные ОКУ ведут сбор вознаграждения по факту использования лицами объектов прав в силу их статуса и полномочий, полученных на основании специальных норм Закона в установленном порядке, заключив договоры о сборе вознаграждения.

Именно в связи с существованием такого феномена, как деятельность уполномоченных ОКУ, и появилось в пункте «в» части 1 статьи 49 Закона это словосочетание, в котором законодатель, подразумевая, что в функции ОКУ по общему правилу действующих от имени субъектов прав и на основании полученных от них полномочий также входит сбор, распределение и выплата собранного вознаграждения как субъектам прав, правами которых такие ОКУ управляют (представительство из договора), так и «другим субъектам прав согласно этому Закону» (деятельность уполномоченной ОКУ, когда имеет место представительство по закону).

На наш взгляд, ситуация выплаты ОКУ собранного вознаграждения в пользу субъекта авторского права, который не передавал в управление такой ОКУ своих прав на произведения, возможна и в случае соавторства. Согласно статье 13 Закона при создании произведения в соавторстве соавторы не могут без веских оснований препятствовать друг другу в предоставлении разрешений на использование либо в использовании произведения. Поэтому вполне возможной представляется ситуация, когда лишь один из соавторов передал права в управление ОКУ, которая в дальнейшем собрала за использование такого произведения вознаграждение, подлежащее выплате как соавтору, права которого находятся в управлении авторского общества (ОКУ), так и другим соавторам такого произведения.

Вместе с тем вышеуказанные исключения лишь подтверждают следующие правила:

— субъекты прав могут поручать управление своими имущественными правами ОКУ (часть 1 статьи 47 Закона);

— полномочия на коллективное управление имущественными правами предоставляются ОКУ авторами и прочими субъектами авторского права и/или смежных прав на основании договоров, заключенных в письменной форме (часть 3 статьи 48 Закона).

Непосредственным подтверждением этой правовой позиции является также и процессуальная роль ОКУ в делах, касающихся защиты прав и интересов авторов и прочих субъектов, правами которых ОКУ управляет. Как указано в части 4 пункта 7 постановления Пленума Верховного Суда Украины (ВСУ) от 5 июня 2010 года № 10, предъявляя такие иски, ОКУ не является истцом, поскольку в таком случае организация обращается в суд в порядке статьи 45 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины в защиту прав субъектов авторского права и/или смежных прав, а не своих прав; истцом в таких случаях выступает собственно субъект авторского права и/или смежных прав, для защиты интересов которого обратилась ОКУ.

В то же время в пункте 49 постановления № 12 указывается, что спор с участием ОКУ может быть рассмотрен хозяйственным судом без участия конкретного лица, чьи имущественные интересы представляет такая ОКУ; при необходимости суд может привлечь такое лицо для участия в деле как третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора (статья 27 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины).

Таким образом, видны явные противоречия в понимании высшими судебными инстанциями природы отношений между ОКУ и субъектами прав, поручившими первым управление своими имущественными правами на произведения и/или объекты смежных прав, в то время как ВСУ квалифицирует такие отношения как представительство, опосредованное соответствующими договорами о передаче прав в управление. На наш взгляд, это вполне соответствует нормам Закона и принятой международной практике работы авторских обществ. Высший хозяйственный суд посчитал, что заключение авторами и прочими субъектами прав договоров о передаче своих имущественных прав в управление ОКУ порождает право последних действовать в отношениях с третьими лицами от своего имени, но не от имени таких субъектов прав. Такая позиция представляется неверной, в особенности если учесть, что даже статья 46 ГПК Украины предусматривает ограниченные процессуальные права лиц (в нашем случае это ОКУ), которым законом предоставлено право защищать права, свободы и интересы других лиц, в частности, у ОКУ отсутствует право заключения мирового соглашения, а отказ ОКУ от поданного иска и/или изменение исковых требований не препятствует возможности истца (субъекта прав) настаивать на первичном объеме исковых требований.

Принцип получения полномочий ОКУ от субъектов прав четко согласуется с положениями международных актов, являющихся частью национального законодательства Украины. В них устанавливается и гарантируется исключительное право автора разрешать использование своего произведения. Список таких международно-правовых актов, а также то, что они являются частью национального законодательства Украины, их положения имеют приоритет и подлежат применению судами Украины при отсутствии соответствующего национального регулирования, в частности, указаны и в пункте 2 постановления Пленума ВСУ от 5 июня 2010 года № 10.

Вместо заключения хочется отметить принципиальную важность правильного понимания и применения судами норм законодательства Украины, поскольку существующая редакция судебных обобщений (пункт 491 постановления пленума ВХСУ «О некоторых вопросах практики решения споров, связанных с защитой прав интеллектуальной собственности» от 17 октября 2012 года № 12) и практика следования им хозяйственными судами ставит под вопрос наличие и возможность реализации автором своего гарантированного исключительного права разрешать использование своего произведения.

 

КУНИЦКИЙ Юрий — адвокат и партнер юридического центра TET-Intellect, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

VOX POPULI

Судебная практика

Возврат доверия

Акцент

Разделение без труда

В фокусе: Рынок юруслуг

Китайская база

Вынести свой вклад

Синергия присоединения

Государство и юристы

Раздвоение личности

Проверенные лица

Государство и юристы

Новости законотворчества

Правительство приняло решение об экономии

Упрощена отчетность для микропредпринимателей

ВСУ сможет пересматривать решения ВАСУ в апелляционном порядке

Государство и юристы

Дело в кляпе

Документы и аналитика

Смешные права

Возврат навара

Зарубежная практика

Вводная процедура

Книжная полка

Исторический почерк

Неделя права

Собрались с цифрами

Съезд перенесли

Спрос на продолжение

Неделя права

Новости из-за рубежа

В Израиле приняли закон «О стабильности власти»

Неделя права

Повысили в названии

Новости из зала суда

Судебная практика

Правомерность назначения внеочередных выборов вне компетенции ВАСУ

Суд признал отсутствие компетенции подразделения «Беркут»

Новости юридических фирм

Частная практика

Юристы МПЦ EUCON защитили интересы компании «КЕРШЕР»

Веб-сайт ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» назван лучшим на Украине

ЮФ Sayenko Kharenko защитила интересы клиента в споре о взыскании задолженности по контракту на поставку оборудования

МЮФ Integrites — юридический советник Next Group PLC

ЮФ Pragnum способствовала разрешению конфликта с клиникой «ОХМАТДЕТ» путем медиации

«Егоров, Пугинский, Афанасьев и Партнеры» — единственная юрфирма СНГ в GAR 100

Отрасли практики

Попасть в лаз

Рабочий график

КАЛЕНДАРЬ на неделю

Сообразят на троих

Решения недели

Судебная практика

Не доказательство

Условия не в счет

Пересмотрели решение

Самое важное

Аффект присутствия

Ветер отмен

Классификация УКТВЭД

Декреты молодости

Судебная практика

Подмена занятий

Поручные связи

Судебная практика

Судебные решения

Выходом из состава участников предприятия одного из супругов права другого из супругов не нарушаются

Судебная практика

Свобода СМИ

Рок страхования

Судебная практика

Судебные решения

Государственная регистрация не изменяет момент заключения договора

Тема номера

Фондовое изучение

Застроить втемную

Прозрачный шанс

Гражданские сборы

Частная практика

Цель растрачивает средства

Кредит доверия

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: