Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Назначение судьей, пребывающей в совещательной комнате, подготовительных судебных заседаний по другим делам — нарушение тайны совещательной комнаты

Во время пребывания суда в совещательной комнате для принятия судебного решения в соответствующем уголовном производстве рассмотрение других судебных дел в это же время, проведение судебных заседаний с принятием как судебных решений по сути требований, так и решений по процессуальным вопросам, в том числе относительно возврата материалов производства, является нарушением тайны совещания судей, что соответственно является и существенным нарушением требований уголовного процессуального закона, препятствующим суду принять законное и обоснованное судебное решение

10 апреля 2019 года Верховный Суд в составе коллегии судей Кассационного уголовного суда рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы прокурора, который участвовал в рассмотрении производства судом апелляционной инстанции, защитников П., Д., Л., потерпевшей гр-ки А. на приговор Винницкого городского суда Винницкой области от 5 октября 2016 года и определение Апелляционного суда Винницкой области от 4 мая 2017 года в уголовном производстве, внесенном в Единый реестр досудебных расследований под № *, в отношении гр-ки Б., осужденной по части 3 статьи 190, части 4 статьи 190 Уголовного кодекса (УК) Украины, гр-на В., осужденного по части 3 ­статьи 190, части 4 статьи 190 УК Украины.

  1. Требования кассационных жалоб и обобщенные доводы лиц, их подавших

Прокурор в кассационной жалобе изложил требование к суду кассационной инстанции об отмене определения апелляционного суда и назначении нового рассмотрения в суде апелляционной инстанции, которую мотивировал существенным нарушением требований процессуального закона, помешавшим суду принять законное и обоснованное решение. Так, он утверждает, что апелляционным судом предоставлена другая оценка доказательств, исследованных судом первой инстанции, без их непосредственного исследования, что привело к безосновательному оставлению приговора суда без изменения в части оправдания гр-ки Б., гр-на В. при наличии достаточных доказательств их виновности в совершении преступления по эпизодам в отношении потерпевших — гр-на С., гр-ки А., гр-на Т. Указывает на безосновательное оставление без удовлетворения ходатайства прокурора о повторном исследовании доказательств на основании части 4 статьи 404 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины по эпизодам покушения на мошенничество в отношении гр-на Е., гр-на Ж., гр-на З., гр-на И., гр-на К., хотя аналогичное ходатайство защиты было удовлетворено апелляционным судом, что свидетельствует о неравных условиях относительно предоставления суду доказательств и доказывания перед судом их убедительности. Также указывает, что апелляционным судом необоснованно оставлены без удовлетворения апелляционные жалобы прокурора и потерпевших в части несоответствия наказания из-за мягкости, в связи с невозмещением убытков осужденными, их скрытием от органов следствия и суда, из-за чего они объявлялись в розыск, совершением ими особо тяжких преступлений, попыток любым способом избежать уголовной ответственности и т.п. Таким образом, прокурор заявляет о несоответствии определения апелляционного суда требованиям статьи 419 УПК Украины.

Защитник П. изложил требование об отмене судебных решений в отношении гр-ки Б. и назначении нового рассмотрения в суде первой инстанции, которое мотивировал существенным нарушением требований процессуального закона, что помешало судам принять законные и обоснованные решения. Так, он указывает на нарушение судом тайны совещательной комнаты, куда суд удалился для вынесения приговора 29 сентября 2016 года, где находился до 5 октября 2016 года, то есть до момента оглашения приговора, однако за время пребывания судей в совещательной комнате судья, входившая в состав коллегии судей в производстве, приняла восемь различных определений по другим делам. Также он указывает на нарушение права на защиту осужденной, поскольку в ходе судебного рассмотрения неоднократно в отсутствие ее защитника, чье участие является обязательным, проводились заседания, во время которых проводился допрос потерпевших, хотя защитник заблаговременно предупреждал о невозможности прибытия в судебное заседание, а осужденная и другие участники судебного производства высказывали возражения против судебного рассмотрения без участия защитника, что суд во внимание не принял. Указывает на другие нарушения процессуального закона, заключавшиеся в том, что в материалах производства отсутствует запись допросов потерпевших и свидетелей от 25 ноября 2014 года, 4 сентября 2015 года, 26 мая 2015 года. Кроме того, в производстве принято частное определение от 5 октября 2016 года, в журнале судебного заседания сведения о его оглашении отсутствуют, и в определении указаны участники судебного производства, хотя при их участии оно не оглашалось и вопросы его принятия в судебном заседании на обсуждение не выносились. К тому же апелляционная жалоба на частное определение апелляционным судом рассмотрена не была по неизвестным причинам. Заявляет о несоблюдении апелляционным судом требований статьи 419 УПК Украины, который без надлежащего мотивирования отклонил доводы апелляционной жалобы, в том числе относительно совершения следователем процессуальных действий после завершения досудебного следствия, нарушения права на защиту, отсутствия в производстве записей судебных заседаний и т.п.

Защитник Д. изложила требование об отмене судебных решений в отношении гр-ки Б. и назначении нового рассмотрения в суде первой инстанции, которое мотивировала существенным нарушением требований процессуального закона, что помешало судам принять законные и обоснованные решения. Так, она отмечает, что судом вне судебного заседания, без ведения журнала судебного заседания, без осуществления технической записи, в отсутствие участников судебного производства, которые указаны в судебном решении, принято частное определение в отношении несовершеннолетнего ребенка осужденной, оставшегося без присмотра. На обсуждение участников принятие такого частного определения не выносилось, в связи с чем суд не выяснил, что этот ребенок находится под постоянным присмотром родителей осужденной, а потому принятие такого определения не было необходимым. К тому же перед апелляционным судом поднимался вопрос о его отмене, но он указанный вопрос не рассматривал.

По причинам, аналогичным содержащимся в жалобе защитника П., указывает на следующее:

— нарушение права на защиту осужденной, поскольку в ходе судебного рассмотрения неоднократно в отсутствие ее защитника, чье участие является обязательным, проводились заседания, в которых при этом проводился допрос потерпевших, хотя защитник заблаговременно предупреждал о невозможности прибытия в судебное заседание, а осужденная и другие участники судебного производства высказывали возражения против продолжения рассмотрения без участия защитника, что суд во внимание не принял;

— нарушения процессуального закона, заключавшиеся в том, что в материалах производства отсутствует запись допросов потерпевших и свидетелей от 25 ноября 2014 года, 4 сентября 2015 года, 26 мая 2015 года;

— несоблюдение апелляционным судом требований статьи 419 УПК Украины, который без надлежащего мотивирования отклонил доводы апелляционной жалобы, в том числе относительно совершения следователем процессуальных действий после завершения досудебного следствия, нарушения права на защиту, отсутствия в производстве записей судебных заседаний и т.п.

Защитник Л. в жалобе изложил требование об отмене судебных решений в отношении осужденного гр-на В. с закрытием производства, которое мотивировал несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам производства, что привело к безосновательному осуждению гр-на В. за преступления, которые он не совершал. Кроме того, указал на несоблюдение апелляционным судом требований статьи 419 УПК Украины, который оставил без надлежащей проверки, а следовательно, и не отклонил доводы, изложенные в апелляционной жалобе.

Требование потерпевшей гр-ки А. к суду кассационной инстанции — отмена определения апелляционного суда и назначение нового рассмотрения в суде апелляционной инстанции — мотивировано безосновательной отменой апелляционным судом приговора суда в части эпизода по отношению к ней как потерпевшей с закрытием производства в этой части. Гр-ка А. указывает на несоблюдение апелляционным судом требований статьи 419 УПК Украины.

  1. Содержание обжалуемых судебных решений и установленные судами первой и апелляционной инстанций обстоятельства

2.1. Суд первой инстанции, решение которого обжалуется

По приговору Винницкого городского суда Винницкой области от 5 октября 2016 года:

— гр-ка Б. осуждена по части 3 статьи 190 УК Украины к наказанию в виде лишения свободы сроком на шесть лет; по части 4 статьи 190 УК Украины — к наказанию в виде лишения свободы сроком на 11 лет с конфискацией всего принадлежащего ей на праве собственности имущества. На основании части 1 статьи 70 УК Украины по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно гр-ке Б. определено наказание в виде лишения свободы сроком на 11 лет с конфискацией всего принадлежащего ей на праве собственности имущества.

По этому же приговору гр-ка Б. оправдана в связи с недоказанностью ее вины в совершении преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 190, частью 2 статьи 15, частью 1 статьи 358 УК Украины. Гр-ка Б. оправдана в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления, предусмотренного частью 4 статьи 358 УК Украины.

На основании части 5 статьи 72 УК Украины в срок отбывания наказания гр-кой Б. засчитан срок предварительного заключения с 22 января 2014 года по день вступления приговора в законную силу из расчета, что одному дню предварительного заключения соответствуют два дня лишения свободы;

— гр-н В. осужден по части 3 статьи 190 УК Украины к наказанию в виде лишения свободы сроком на шесть лет; по части 4 статьи 190 УК Украины — к наказанию в виде лишения свободы сроком на девять лет с конфискацией всего принадлежащего ему на праве собственности имущества. На основании части 1 статьи 70 УК Украины по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно гр-ну В. определено наказание в виде лишения свободы сроком на девять лет с конфискацией всего принадлежащего ему на праве собственности имущества.

По этому же приговору гр-н В. оправдан в связи с недоказанностью его вины в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 190, частью 2 статьи 15 УК Украины.

На основании части 5 статьи 72 УК Украины в срок отбывания наказания гр-ном В. засчитан срок предварительного заключения с 5 августа 2014 года по день вступления приговора в законную силу из расчета, что одному дню предварительного заключения соответствуют два дня лишения свободы.

Решен вопрос о заявленных гражданских исках потерпевшими. С гр-ки Б. взыскано в пользу гр-на М. 255 319 грн, 20 000 грн, 162,40 грн — в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-на Н. и гр-ки О. — 337 753 грн, 20 000 грн, 243,60 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-на Р. — 25 6219 грн, 20 000 грн, 243,60 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-на У. — 174 700 грн, 20 000 грн, 97,44 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-на Ф. — 174 700 грн, 20 000 грн, 120 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-на Х. — 232 933 грн, 20 000 грн, 97,44 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-на Ц. — 441 006 грн, 20 000 грн, 120 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-на Ч. — 310 266 грн, 20 000 грн, 162,40 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-ки А. — 307 544 грн, 20 000 грн, 162,40 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-на Ш. — 272 264,25 грн, 20 000 грн, 97,44 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-ки Щ. — 187 571 грн в счет возмещения материального ущерба; гр-ки Э. — 411 054 грн, 20 000 грн, 162,40 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-на Ю. — 324 952 грн в счет возмещения материального ущерба.

В приговоре также решен вопрос о процессуальных расходах.

2.2. Суд апелляционной инстанции, решение которого обжалуется

Определением Апелляционного суда Винницкой области от 4 мая 2017 года апелляционные жалобы прокурора и потерпевших оставлены без удовлетворения. Апелляционные жалобы осужденных гр-ки Б. и гр-на В. и их защитников удовлетворены частично.

Приговор Винницкого городского суда Винницкой области от 5 октября 2016 года в отношении гр-ки Б. в части признания ее виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 190 УК Украины, по эпизодам в отношении потерпевших гр-на С. (21 декабря 2012 года), гр-ки А. (27 декабря 2012 года), гр-на Т. (31 декабря 2012 года) отменен на основании пункта 3 части 1 статьи 284 УПК Украины, и закрыто уголовное производство в этой части в связи с отсутствием достаточных доказательств для доказывания ее виновности.

Также отменен этот приговор в части признания гр-ки Б. виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 190 УК Украины, по эпизодам в период с ноября 2011 года по май 2012 года в отношении потерпевшей гр-ки Щ. и в период с ноября по декабрь 2012 года в отношении потерпевшей гр-ки Э. на основании пункта 1 части 2 статьи 412 УПК Украины в связи с необъявлением ей подозрения по этим эпизодам, что является существенным нарушением требований УПК Украины и основанием для закрытия уголовного производства в этой части.

Приговор суда в отношении гр-ки Б. в части назначенного наказания изменен. Принято решение считать ее осужденной по части 4 статьи 190 УК Украины к наказанию в виде лишения свободы сроком на девять лет с конфискацией всего принадлежащего ей на праве собственности имущества, исключив из резолютивной части приговора указание на применение положений части 1 статьи 70 УК Украины.

Приговор суда в отношении гр-на В. в части назначенного ­наказания ­изменен. Принято решение считать его осужденным по части 3 статьи 190 УК Украины к наказанию в виде лишения свободы сроком на пять лет, по части 4 статьи 190 УК Украины — к наказанию в виде лишения свободы сроком на восемь лет с конфискацией всего принадлежащего ему на праве собственности имущества. На основании части 1 статьи 70 УК Украины по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно гр-ну В. определено наказание в виде лишения свободы сроком на восемь лет с конфискацией всего принадлежащего ему на праве собственности имущества.

Заявления гр-ки Б., гр-на В. о применении положений Закона Украины от 8 апреля 2014 года «Об амнистии в 2014 году» оставлены без рассмотрения, им разъяснено право обратиться с заявлениями в суд о применении акта амнистии при исполнении приговора в отношении них.

Ходатайство народного депутата Украины гр-ки Я. о передаче ей под поручительство гр-ки Б. оставлено без рассмотрения.

Отменен приговор суда в части разрешения гражданских исков и взыскано с гр-ки Б. в пользу гр-на Ч. 310 266 грн, 20 000 грн, 162,40 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-ки А. — 307 544 грн, 20 000 грн, 162,40 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно; гр-ки Щ. — 187 571 грн в счет возмещения материального ущерба; гр-ки Э. — 411 054 грн, 20 000 грн, 162,40 грн в счет возмещения материального ущерба, морального вреда и судебных расходов соответственно, указанные гражданские иски оставлены без рассмотрения.

В остальной части приговор суда в отношении гр-ки Б., гр-на В. оставлен без изменения.

2.3. Обстоятельства в уголовном производстве, установленные судами

Гр-ка Б., гр-н В. и лицо, в отношении которого материалы выделены в отдельное производство, действуя совместно, умышленно, с корыстной целью, склонили потерпевших к уплате денежных средств под вымышленным предлогом уступки в их пользу имущественных прав на квартиры, которые в действительности ни гр-ке Б., ни гр-ну В., ни лицу, в отношении которого материалы выделены в отдельное производство, не принадлежали, о чем последним было достоверно известно. При этом лицо, в отношении которого материалы выделены в отдельное производство, должно было обмануть потерпевших, сообщив им, что он — гр-н Г. и ему принадлежат имущественные права на квартиры в доме по адресу: **, которые он уступит потерпевшим за денежное вознаграждение. Кроме того, по достигнутому преступному сговору в отсутствие в г. Виннице лица, в отношении которого материалы выделены в отдельное производство, его должен был заменить гр-н В., который в таком случае должен был выполнить все вышеописанные действия, а также в случае отсутствия гр-ки Б. в г. Виннице он должен был получать денежные средства от потерпевших.

Так, реализуя преступное намерение, с сентября 2012 года по март 2013 года гр-ка Б. по предварительному сговору с гр-ном В. лично предоставляла потерпевшим заранее подготовленные для совершения преступления договоры об уступке имущественных прав и гарантийные письма, зная, что они и другие лица условия договоров о передаче потерпевшим имущественных прав на квартиры в доме по адресу ** выполнять не будут.

Действуя умышленно, с единым преступным намерений, из корыстных побуждений, путем обмана гр-н В. в соучастии с гр-кой Б. и лицом, в отношении которого материалы выделены в отдельное производство, завладел денежными средствами потерпевших — гр-на Ц., гр-ки А., гр-на Ю. в особо крупных размерах на общую сумму 599 475 грн, поскольку указанная сумма более чем в 600 раз превышает необлагаемый минимум доходов граждан; гр-ка Б. в соучастии с гр-ном В. и лицом, в отношении которого материалы выделены в отдельное производство, а также действуя самостоятельно, завладела средствами потерпевших — гр-на Ц., гр-ки А., гр-на Ю., гр-на М., гр-на Ш., гр-ки Б., гр-на Х., гр-на У., гр-на Ф., гр-на Р., гр-на Н., гр-ки О. в особо крупных размерах на общую сумму 2 043 275,78 грн в детально изложенных в судебных решениях обстоятельствах.

  1. Доводы других участников судебного производства

Защитники в заседании суда кассационной инстанции поданные защитниками кассационные жалобы поддержали, против удовлетворения кассационных жалоб прокурора и потерпевшей возражали.

Прокурор в заседании суда кассационной инстанции поддержал кассационные жалобы прокурора, защитников, потерпевшей частично, а именно — кассационную жалобу защитника в части нарушения тайны совещательной комнаты.

  1. Источники права и акты их применения

4.1. Уголовный процессуальный кодекс Украины

4.1.1. Статья 367.
Тайна совещания судей

Часть 1. Во время вынесения приговора никто не имеет права находиться в совещательной комнате, кроме состава суда, осуществляющего судебное рассмотрение.

Часть 2. Суд вправе прервать совещание только для отдыха с наступлением ночного времени. Во время перерыва судьи не могут общаться с лицами, принимавшими участие в уголовном производстве.

4.1.2. Статья 412. Существенные нарушения требований уголовного процессуального закона

Часть 1. Существенными нарушениями требований уголовного процессуального закона являются нарушения требований настоящего кодекса, которые препятствовали или могли препятствовать суду принять законное и обоснованное судебное решение.

  1. Мотивы и выводы
    Верховного Суда

5.1. Относительно существенных нарушений требований процессуального закона

Доводы, изложенные в кассационной жалобе защитника П., о существенных нарушениях требований уголовного процессуального закона, допущенных судом первой инстанции, суд считает обоснованными, учитывая следующее.

Тайна совещания судей является одним из важнейших принципов правосудия, служит гарантом объективности, независимости, беспристрастности, непредвзятости и справедливости суда.

Независимость судьи обеспечивается порядком осуществления правосудия, определенным процессуальным законом, тайной принятия судебного решения — пункт 4 части 5 статьи 48 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» (Закон).

Законодатель обязывает судью не разглашать сведения, составляющие тайну, охраняемую законом, в том числе тайну совещательной комнаты и закрытого судебного заседания (пункт 5 части 7 статьи 56 Закона).

При этом законодателем также предусмотрена возможность привлечения судьи к дисциплинарной ответственности в порядке дисциплинарного производства в случае разглашения судьей тайны, охраняемой законом, в том числе тайны совещательной комнаты, или информации, ставшей известной судье при рассмотрении дела в закрытом судебном заседании (пункт 5 части 1 статьи 106 Закона).

Таким образом, тайна совещательной комнаты является охраняемой законом, и данное положение касается не только соблюдения тайны совещания судей в уголовном производстве.

Важность соблюдения такой тайны не подлежит оспариванию, а в случае ее нарушения нивелируется сам процесс принятия законного судебного решения независимым судом.

При рассмотрении уголовного производства судом первой инстанции после последнего слова обвиняемого суд немедленно удаляется в совещательную комнату для вынесения приговора, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания (статья 366 УПК Украины).

В то же время недаром законодателем и в этом случае употреблен термин «немедленно» относительно удаления суда в совещательную комнату после заслушивания последнего слова обвиняемого, поскольку имеет значение не только неразглашение информации, обсуждаемой в совещательной комнате, но и сосредоточение суда на обстоятельствах уголовного производства, которое он должен завершить принятием судебного решения.

Во время принятия судебного решения в совещательной комнате принимается решение относительно формулировки обвинения, которое предъявлено лицу и признано судом недоказанным или доказанным, оцениваются доказательства, каждое отдельно и в совокупности, решается вопрос о допустимости доказательств при такой оценке и т.п.

Таким образом, учитывая данные положения закона, суд имеет достаточные основания констатировать, что во время пребывания суда в совещательной комнате для принятия судебного решения в соответствующем уголовном производстве рассмотрение других судебных дел в это же время, проведение судебных заседаний с принятием как судебных решений по сути требований, так и решений по процессуальным вопросам, в том числе относительно возврата материалов производства, является нарушением тайны совещания судей, что соответственно является и существенным нарушением требований уголовного процессуального закона, препятствующим суду принять законное и обоснованное судебное решение.

Так, в этом уголовном производстве в отношении гр-ки Б. и гр-на В. суд после заслушивания последнего слова обвиняемых, 29 сентября 2016 года удалился в совещательную комнату для принятия судебного решения, которое огласил после выхода из совещательной комнаты 5 октября 2016 года.

В подтверждение доводов кассационной жалобы защитником П. были приобщены к жалобе копии восьми судебных решений из Единого государственного реестра по другим судебным делам, принятых судьей, входившей в состав суда, в период ее пребывания в совещательной комнате.

В дальнейшем суд первой инстанции на запрос Верховного Суда о предоставлении информации о нарушении тайны совещательной комнаты одной из судей, входивших в состав коллегии, сообщил, что судьей в период с 29 сентября 2016 года по 5 октября 2016 года судебные заседания не проводились, дела не рассматривались, были приняты лишь решения, которые касались организации рассмотрения дел. При этом суд отметил, что тайна совещательной комнаты судьей не нарушалась, поскольку она не покидала совещательную комнату, не общалась с лицами, принимавшими участие в рассмотрении уголовного производства, и другими лицами, которые могли быть заинтересованы в рассмотрении уголовного производства.

Как установлено судом, указанные решения касались назначения подготовительных судебных заседаний по другим делам, возвращения полученных ею материалов о совершении административного правонарушения в соответствии с нормами Кодекса Украины об административных правонарушениях в связи с неявкой лиц, в отношении которых были составлены протоколы, для доработки и устранения недостатков, рассмотрения заявления осужденного о проведении судебного заседания в режиме видеоконференции, назначения защитника из центра бесплатной вторичной правовой помощи.

Таким образом, суд кассационной инстанции, учитывая данные положения законодательства, при указанных обстоятельствах совершения судьей соответствующих процессуальных действий и принятия судебных решений в других производствах во время ее пребывания в совещательной комнате в составе коллегии судей в данном уголовном производстве, констатирует нарушение судом первой инстанции тайны совещательной комнаты, что является существенным нарушением требований уголовного процессуального закона, а следовательно, служит безусловным основанием для отмены судебных решений в отношении гр-ки Б. и гр-на В. и назначения нового рассмотрения в суде первой инстанции, по результатам которого суду следует принять законное и обоснованное судебное решение с соблюдением требований уголовного процессуального закона.

Кроме того, суд частично удовлетворяет другие кассационные жалобы, поданные в этом производстве, на основании необходимости отмены обжалуемых судебных решений, но не анализирует другие приведенные доводы в связи с установленным существенным нарушением процессуального закона при вынесении приговора суда, которые должны быть приняты судом во внимание при новом судебном рассмотрении.

Руководствуясь статьями 436, 441, 442 УПК Украины, пунктами 4–6 параграфа 3 «Переходные положения» раздела 4 Закона Украины «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» от 3 октября 2017 года № 2147-VIII, Верховный Суд постановил:

— кассационные жалобы прокурора, защитников П., Л., Д. и потерпевшей гр-ки А. удовлетворить частично;

— приговор Винницкого городского суда Винницкой области от 5 октября 2016 года и определение Апелляционного суда Винницкой области от 4 мая 2017 года в отношении гр-ки Б. и гр-на В. отменить и назначить новое рассмотрение в суде первой инстанции.

Постановление Верховного Суда является окончательным и обжалованию не подлежит.

 

(Постановление Верховного Суда от 10 апреля 2019 года. Дело № 127/8831/14-к. Председательствующий — Стефанив Н.С. Судьи — Стороженко С.А., Шевченко Т.В.)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

Диапазон изменения

Служебный толк

Контрактная информация

VOX POPULI

Защитный код

Акцент

Давление с остатком

Государство и юристы

Дорогу усилит идущий

Квотный рефлекс

ЭльдоРада

Карта событий

Карта событий

Книжная полка

Быть в ракурсе

Новости

Новости из зала суда

Новости из Евросуда

Новости юридических фирм

Отрасли практики

Судьба резидента

Почту за часть

По стройке смирно

Репортаж

25-й кадр

Самое важное

На 12 с плюсом

Организация туда

Судебная практика

Сертификационное сооружение

Глас — народу

Судебная практика

Судебные решения

Принятие решения относительно ипотечного имущества в любом случае касается прав и обязанностей ипотекодержателя

Назначение судьей, пребывающей в совещательной комнате, подготовительных судебных заседаний по другим делам — нарушение тайны совещательной комнаты

Судебная практика

Вперед за ордерами?

Тема номера

Истцы и дети

Логические алименты

Частная практика

Белая гвардия

Ходить по округу

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: