Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Диапазон изменения

Для упреждения причинения ущерба деловой репутации компаний стоит внести изменения в законодательство, установив запрет необоснованных утвердительных формулировок в определениях следственных судей

Юрий ДЕМЧЕНКО, Марина СИЛИНА • Специально для «Юридической практики»

Круглосуточный доступ к судебным решениям в онлайн-режиме является довольно важной и необходимой опцией для бизнеса. Благодаря такому ресурсу, как Единый государственный реестр судебных решений (ЕГРСР), довольно просто и незатруднительно провести первичную проверку контрагента, а также осуществить анализ актуальных данных о тех или иных событиях, имеющих правовое и коммерческое значение.

Тем не менее сегодня у этого ресурса есть и существенный недостаток — наличие в нем текстов определений следственных судей, часто составленных с дословным цитированием ходатайств следователей и прокуроров. В большинстве случаев такие определения в описательной или мотивировочной части содержат безапелляционную утвердительную констатацию факта о виновности должностных лиц конкретного предприятия в совершении преступления, хотя на момент рассмотрения конкретного дела отсутствует не то что обвинительный приговор, нет даже уведомления о подозрении.

Украинские предприятия все чаще сталкиваются с проблемой наличия таких «квазиприговоров» в отношении них в ЕГРСР, что крайне негативно влияет на деловую репутацию такого юрлица: контрагенты, увидев в официальном источнике якобы актуальную информацию о причастности к преступлениям конкретной компании, принимают решение прекратить переговоры или сотрудничество, более того, могут и другим партнерам сообщить о якобы «незаконной деятельности» компании, тем самым упредив от «сотрудничества с преступниками».

В создавшейся ситуации компании действуют по-разному: в основном обращаются в суд с исками к следователю, прокурору, а также в суд, следственный судья которого вынес определение, с просьбой опровергнуть недостоверную информацию о причастности к преступлениям.

Иск к суду

Как свидетельствует актуальная судебная практика судов хозяйственной юрисдикции, суды практически во всех случаях приходят к мнению о безосновательности таких исков.

Правовым основанием для такого отказа суды называют абзац 1 пункта 17 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 27 февраля 2009 года № 1 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства физического лица и деловой репутации физического и юридического лица» (постановление № 1), где указано, что в порядке гражданского или хозяйственного судопроизводства не могут рассматриваться иски об опровержении информации, содержащейся, в частности, в приговорах и других судебных решениях.

Отметим, что на законодательном уровне такой запрет не установлен, он содержится лишь в указанном выше постановлении. Тем не менее суды считают, что надлежащей аргументацией для отказа в иске является положение данного постановления.

Так, к примеру, в постановлении Верховного Суда от 18 апреля 2018 года по делу № 912/1743/17 суд кассационной инстанции процитировал указанные предписания постановления № 1, а также сделал вывод о том, что информация, изложенная в определениях следственного судьи, содержащая краткое изложение обстоятельств уголовного преступления, может быть обжалована или опровергнута только в порядке, определенном уголовным процессуальным законом. Хозяйственные суды не наделены компетенцией рассматривать и давать оценку обстоятельствам, которые являются доказательствами по уголовному делу. Указанные действия суда приведут к повторной судебной оценке предоставленных суду доказательств по уголовному делу.

Аналогичный вывод содержится в постановлении Высшего хозяйственного суда Украины от 29 ноября 2017 года по делу № 910/6333/17.

В сложившейся ситуации, исходя из единой негативной судебной практики, считаем, что подать такой иск все же стоит — это будет сигналом для контрагентов и партнеров, что компания не согласна с изложенной версией в решении следственного судьи и намерена опровергнуть безосновательные обвинения. Вместе с тем нужно понимать, что риск отказа в иске с учетом непреклонной позиции судов в этом вопросе достаточно велик.

ЕСПЧ vs УПК

Кроме того, можно обжаловать в апелляционном порядке определение следственного судьи с требованием изменить решение, исключив из описательной/мотивировочной части утверждение о причастности должностных лиц к совершению преступлений.

Так, статьей 310 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины предусмотрено, что обжалование определений следственного судьи осуществляется в апелляционном порядке.

Пунктом 91 части 1 статьи 393 УПК Украины определено, что апелляционную жалобу, в частности, может подать представитель юридического лица, в отношении которого осуществляется производство — в части, касающейся интересов юридического лица.

На основании указанного следует констатировать, что юридическое лицо, интересы которого определением следственного судьи существенно затронуты, а именно — причинен вред деловой репутации в связи с обнародованием утверждения о причастности к совершению преступлений, имеет право подать апелляционную жалобу с требованием исключить из описательной и/или мотивировочной части такое утверждение.

Но необходимо подчеркнуть, что украинская судебная практика не содержит таких прецедентов, поскольку действующий УПК Украины не предусматривает права апелляционного обжалования абсолютно всех определений следственных судей (за исключением перечисленных в статье 309 УПК Украины). К тому же суды апелляционной инстанции неоднозначно относятся к формулировке положения статьи 393 УПК Украины относительно права юридического лица обжаловать судебное решение «в части, касающейся его интересов».

Тем не менее отметим, что пунктом 8 части 2 статьи 129 Конституции Украины предусмотрено, что обеспечение апелляционного и кассационного обжалования решения суда, кроме случаев, установленных законом, является одним из основных принципов судопроизводства.

Согласно практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в государствах, где существуют апелляционные и кассационные суды, гарантии, содержащиеся в статье 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод (Конвенция), должны соответствовать также и принципу обеспечения эффективного доступа к этим судам (пункт 25 решения по делу «Делькур против Бельгии» (жалоба № 2689/65) от 17 января 1970 года и пункт 65 решения по делу «Гофман против Германии» (жалоба № 34045/96) от 11 октября 2001 года).

В своей практике Европейский суд по правам человека обращал внимание, что «статья 6 Конвенции содержит гарантии справедливого судопроизводства, одним из аспектов которых является доступ к суду. Уровень доступа, предоставленный национальным законодательством, должен быть достаточным для обеспечения права человека на суд с учетом принципа верховенства права в демократическом обществе. Для того чтобы доступ был эффективным, лицо должно иметь четкую практическую возможность обжаловать действия, которые составляют вмешательство в его права» (решение от 4 декабря 1995 года по делу «Белле против Франции» (жалоба № 23805/94).

Таким образом, с учетом судебной практики ЕСПЧ, с целью практической реализации права на справедливый суд в части права на апелляционное обжалование усматриваются правовые и фактические основания для подачи апелляционной жалобы на определение следственного судьи с требованием исключить из решения недостоверную информацию о причастности к совершению преступлений.

Отметим, что открытие производства по такой жалобе и ее удовлетворение имеют сомнительные перспективы, но, опять-таки, с целью демонстрации партнерам активной позиции в вопросе защиты деловой репутации такой способ может быть реализован. Во всяком случае при поиске по конкретному номеру дела в ЕГРСР будет также фигурировать история рассмотрения апелляционной жалобы по этому вопросу.

Кроме применения экспериментальных способов защиты, которые имеют исключительно тактическое значение, но не решают проблемы в корне, необходимо оперативно размещать на своем корпоративном веб-сайте опровержение, указав свое видение сложившейся ситуации и разъяснив клиентам и партнерам, что «утверждения» в определениях следственных судей — всего лишь цитата из ходатайств следователей, и ваша компания никоим образом не причастна к описанным преступлениям.

Подкрепить такое опровержение, кроме прочего, можно сканированными копиями ответов на адвокатские запросы, где будет указано, что в отношении сотрудников компании нет ни обвинительных приговоров, ни обвинительных актов, ни даже уведомлений о подозрении.

Такое действие со стороны компании является ожидаемым и оправданным: увидев позицию предприятия и контраргументы и доказательства, клиент или партнер уже не будет так однозначно воспринимать информацию из ЕГРСР и, скорее всего, сделает правильные выводы о данной ситуации.

Изменить закон

В контексте указанной выше проблематики должны также упомянуть о необходимости внесения изменений в законодательство с тем, чтобы упредить дальнейшее массовое причинение вреда деловой репутации огромного количества украинских компаний в связи с часто необоснованными утвердительными формулировками в определениях некоторых следственных судей.

Так, часть 2 статьи 2 Закона Украины «О доступе к судебным решениям» предусматривает, что все судебные решения являются открытыми и подлежат обнародованию в электронной форме не позднее следующего дня после их изготовления и подписания.

Если судебное рассмотрение проходило в закрытом судебном заседании, решение публикуется с исключением информации, которая по решению суда по итогам рассмотрения дела в закрытом судебном заседании подлежит защите от разглашения.

Кроме того, в статье 7 указанного закона определено, что в текстах судебных решений, открытых для общего доступа, не могут быть разглашены следующие сведения: 1) место жительства или пребывания физических лиц с указанием адреса, номеров телефонов или других средств связи, адреса электронной почты, регистрационные номера учетной карточки налогоплательщика, реквизиты документов, удостоверяющих личность, уникальные номера записи в Едином государственном демографическом реестре; 2) регистрационные номера транспортных средств; 3) номера банковских счетов, номера платежных карт; 4) информация, для обеспечения защиты которой рассмотрение дела или совершение отдельных процессуальных действий происходило в закрытом судебном заседании; 5) другие сведения, позволяющие идентифицировать физическое лицо. Такие сведения заменяются буквенными или цифровыми обозначениями.

В связи с возникшей проблемой считаем необходимым внести изменения в указанные законодательные нормы, предусмотрев прямой запрет следственным судьям на указание в утвердительной форме о причастности компании к совершению преступлений. Убеждены, что такой запрет будет полностью соответствовать конституционной презумпции невиновности (ведь решение следственного судьи не является обвинительным приговором!) и эффективно защищать права компаний на неприкосновенность деловой репутации.

А пока такого запрета на законодательном уровне нет, следует обратить особое внимание следственных судей на тщательное составление текстов определений: нужно избегать утвердительных, безосновательных и неоправданных формулировок о причастности компаний к уголовным преступлениям, чтобы не навредить добросовестному предпринимателю и не вовлекаться в административные и судебные споры.

 

ДЕМЧЕНКО Юрий — партнер АО Litigation Group, г. Киев,

СИЛИНА Марина — адвокат АО Litigation Group, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

Диапазон изменения

Служебный толк

Контрактная информация

VOX POPULI

Защитный код

Акцент

Давление с остатком

Государство и юристы

Дорогу усилит идущий

Квотный рефлекс

ЭльдоРада

Карта событий

Карта событий

Книжная полка

Быть в ракурсе

Новости

Новости из зала суда

Новости из Евросуда

Новости юридических фирм

Отрасли практики

Судьба резидента

Почту за часть

По стройке смирно

Репортаж

25-й кадр

Самое важное

На 12 с плюсом

Организация туда

Судебная практика

Сертификационное сооружение

Глас — народу

Судебная практика

Судебные решения

Принятие решения относительно ипотечного имущества в любом случае касается прав и обязанностей ипотекодержателя

Назначение судьей, пребывающей в совещательной комнате, подготовительных судебных заседаний по другим делам — нарушение тайны совещательной комнаты

Судебная практика

Вперед за ордерами?

Тема номера

Истцы и дети

Логические алименты

Частная практика

Белая гвардия

Ходить по округу

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: