600-90_WAIT
прапор_України

Генеральний партнер 2023 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА

Прикрыть род

По роду деятельности адвокат не может прикрываться доверенностью, выданной ему как юристу, от дисциплинарной ответственности за нарушение обязательств по оказанию правовой помощи и Правил адвокатской этики

Многогранность ипостасей, в которых может вступать в те или иные правоотношения лицо, имеющее свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью, довольно часто становится причиной детального разбирательства по поводу возможности привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности. Так, например, нередки случаи, когда на адвоката жалуются в квалификационно-дисциплинарные комиссии адвокатуры (КДКА) соседи, односельчане или супруг, требуя наказать по всей строгости и лишить права на доступ к профессии из-за бытовых вопросов. В этой части КДКА и Высшая квалификационно-дисциплинарная комиссия адвокатуры заняли четкую позицию: дисциплинарная ответственность — исключительно в пределах занятия адвокатской деятельностью. Но что делать, если на адвоката жалуется клиент или иное лицо, с которым в профессиональные отношения лицо, имеющее статус адвоката, вступило как специалист в сфере права или физическое лицо — предприниматель, оказывающий услуги в сфере права?

Ответ на этот вопрос не так однозначен, хотя практика формировалась в пользу юрисдикции КДКА, и чтобы поставить точку в дискуссии, понадобилось решение Большой Палаты (БП) Верховного  Суда (ВС).

Игры со статусами

Одной из причин, по которой адвокаты вступают в правоотношения с одними клиентами как адвокаты, а с другими — как юристы, была оптимизация налогообложения. Выбор заключать договор от имени юриста — физлица-предпринимателя, находящегося на упрощенной системе налогообложения, если участие адвоката было необязательным, а не от имени адвоката индивидуальной практики, был логичным с точки зрения налогообложения. Ведь налоговое бремя на доходы самозанятого лица, осуществляющего независимую профессиональную деятельность, составляет около 50 %, в то время как юрист-предприниматель платит лишь единый налог. Тем более что длительное время представители «со статусом» не требовались для большинства процессов, и во многих случаях, если не было необходимости сохранять адвокатскую тайну либо не было шансов получить адекватное возмещение расходов на правовую помощь, клиенту было все равно: подписать договор об оказании правовой помощи или выдать представителю доверенность. Более того, в хозяйственных судах подтверждением полномочий признавалась исключительно доверенность на сопровождение дела.

Впрочем, если такие манипуляции проводились в обоснование причин неподведомственности жалобы на адвоката КДКА, дисциплинарные органы все чаще их не принимали во внимание.

Так было и в деле гр-ки А., в отношении которой КДКА Ровенской области в 2016 году открыла дисциплинарное дело и привлекла ее как адвоката к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения по жалобе на ее действия, совершенные как представителем юридического лица, действовавшим на основании доверенности. Ровенский окружной административный суд постановлением от 4 ноября 2016 года исковые требования гр-ки А. к КДКА удовлетворил частично: признал противоправным и отменил решение дисциплинарной палаты КДКА Ровенской области от 21 января 2016 года о привлечении истца к ответственности. Суд счел, что ответчик не доказал правомерности принятия решения о наложении на адвоката дисциплинарного взыскания в виде предупреждения, однако решение об открытии дисциплинарного производства, по мнению суда, соответствует критериям правомерности. При этом Житомирский апелляционный административный суд постановлением от 6 февраля 2017 года отменил решение суда нижестоящей инстанции в части отказа и удовлетворил исковые требования в полном объеме. Суд руководствовался тем, что ответчик нарушил процедуру принятия обжалуемого решения.

БП ВС сочла выводы судов ошибочными и постановлением от 6 ноября 2019 года по делу № 817/66/16 отменила принятые по нему решения, отказав в удовлетворении иска на следующих основаниях.

КДКА, установив признаки дисциплинарного проступка, предусмотренного пунктами 3, 5 части 2 статьи 34 Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» (Закон) — нарушение Правил адвокатской этики (ПАЭ), неисполнение или ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей адвоката, привлекла гр-ку А. к ответственности, применив в отношении нее взыскание в виде предупреждения. Действие ПАЭ распространяется на все виды адвокатской деятельности, а в определенной преамбулой части — и на другую деятельность адвоката, которая может противоречить его профессиональным обязанностям или подорвать престиж адвокатской профессии.

Такое нарушение ПАЭ, по мнению КДКА, проявилось в неисполнении обязательства по заключению с клиентом договора об оказании правовой помощи, притом что адвокатская деятельность осуществляется исключительно на основании договора об ­оказании правовой помощи (который в исключительных случаях может быть заключен устно, и представительство в суде юридического лица в этот перечень не входит) в силу требований статьи 14 Закона. Хотя документами, подтверждающими полномочия адвоката, могут быть как непосредственно договор, так и ордер, доверенность или поручение центра бесплатной вторичной правовой помощи.

Из системного анализа положений статей 26 и 27 Закона БП ВС сделала вывод, что предоставление правовой помощи адвокатом без заключения договора в письменной форме, в том числе только на основании доверенности, не допускается, кроме случаев, предусмотренных частью 2 статьи 27 настоящего Закона. Поскольку адвокатская деятельность истицы в установленном законом порядке не прекращена, заключение договора о предоставлении правовой помощи следует считать ее профессиональным долгом, предусмотренным законом.

Таким образом, осуществляя представительство юрлица в суде при рассмотрении гражданского дела на основании вышеуказанной доверенности, гр-ка А., которая получила право на занятие адвокатской деятельностью, приняла присягу адвоката и возложила на себя обязанность неуклонно соблюдать требования Закона и ПАЭ, должна исполнять свои профессиональные обязанности адвоката. БП ВС подчеркивает, что распространение на адвоката гарантий его профессиональной деятельности (и обязанностей) не зависит от содержания договора о предоставлении правовой помощи. Следовательно, в связи с несоблюдением гр-кой А. как адвокатом законодательства, регулирующего осуществление адвокатской деятельности, как считает БП ВС, решения КДКА Ровенской области приняты с соблюдением пропорциональности между выбранным видом дисциплинарного взыскания и совершенным истицей дисциплинарным проступком и с учетом обстоятельств являются мотивированными и правомерными.

Запросить подтверждение

Стоит отметить, что вопрос, касающийся представительства в судах и подтверждения полномочий адвокатов, постоянно стоит на повестке дня в Верховном Суде. В этой связи заслуживает внимания постановление Кассационного уголовного суда в составе ВС от 13 ноября 2019 года по делу № 201/1058/19. В нем апелляционная жалоба адвоката была возвращена судом по причине, что к ней не прилагались копии договора на оказание правовой помощи, являющегося основанием для выдачи адвокатом ордера, а также выписка из Единого реестра адвокатов Украины (ЕРАУ) о внесении о нем как об адвокате сведений в ЕРАУ, подтверждающая отсутствие фактов приостановления или прекращения права на занятие адвокатской деятельностью.

ВС обязал апелляционный суд рассмотреть жалобу по сути, напомнив, что, согласно пункту 2 части 1 статьи 50 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины, полномочия защитника на участие в уголовном производстве подтверждаются следующими документами: свидетельством о праве на занятие адвокатской деятельностью; ордером, договором с защитником или поручением органа (учреждения), уполномоченного законом на предоставление бесплатной правовой помощи. В этом случае использована синтаксическая конструкция, в которой однородные члены предложения соединены бессоюзной связью и между двумя последними членами предложения стоит разделительный союз «или». То есть полномочия защитника должны считаться подтвержденными, если в дополнение к свидетельству защитник предоставил хотя бы один из документов, предусмотренных этим пунктом. При этом часть 2 статьи 50 УПК Украины гласит, что «установление любых дополнительных условий для подтверждения полномочий защитника или для его привлечения к участию в уголовном производстве не допускается», а приобщение к материалам уголовного производства защитником выписки из ЕРАУ законодательством не предусмотрено.

Ирина ГОНЧАР • «Юридическая практика»

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

unnamed
tg-10
На-сайт_балы_600х90
На-сайт1_600x90
Slide

Інші новини

PRAVO.UA