прапор_України

Генеральний партнер 2022 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА
Головна » Юридическая практика № 52 » Бить ответственным

Бить ответственным

Лица, представляющие компанию, должны действовать разумно и добросовестно, в противном случае они несут ответственность за вред, причиненный хозяйственному обществу
Бесплатная передача директором разрешения на разработку месторождения другому, аффилированному с ним юридическому лицу, не соответствовала принципу добросовестности управления и противоречила хозяйственным интересам ООО

Несмотря на то что вопросы ответственности топ-менеджмента компаний перед юрлицами, которыми они руководят или которых представляют, довольно однозначно урегулированы гражданским и хозяйственным законодательством, привлечение директоров и других должностных лиц к ответственности за нанесенные убытки — большая редкость. Сложность в том, что доказать умысел лица в таком случае непросто, да и мало кто в этом заинтересован. Но трудно — не значит невозможно. Это подтверждает свежая практика Верховного Суда (ВС), Большая Палата (БП) которого подтвердила решения судов нижестоящих инстанций о взыскании с директора в пользу ООО 1 509 600 грн убытков. Соответствующее постановление было принято БП ВС 26 ноября 2019 года по делу № 910/20261/16, которое БП рассматривала в порядке кассации, поскольку одним из аргументов ответчика было утверждение о принадлежности настоящего спора к гражданской, а не хозяйственной юрисдикции.

Согласно обстоятельствам дела, в суд обратилось ООО «К» с иском к гр-ну Д. о взыскании 4 344 960,64 грн убытков, нанесенных ответчиком — директором ООО «К» в связи с совершением действий, направленных на лишение ООО «К» специального разрешения на геологическое изучение недр и организацию его передачи ООО «Н». Сумма убытков включает 1 509 600 грн — стоимость разрешения, 1 014 924,64 грн — стоимость геологической информации, учитываемой на балансе истца как условие выдачи разрешения, и 1 820 436 грн — стоимость агрегата А50.

Истец указал, что спорное разрешение было выдано в 2012 году на срок пять лет ООО «Г», преобразованному впоследствии в ООО «И», для изучения, опытно-промышленной разработки в целях поиска и разведки запасов месторождения нефти и газа. Но чуть позже ООО «Г» совместно с ООО «Х» стало соучредителем (60 %) ООО «К», созданного для совместного осуществления геологического изучения, опытно-промышленной и промышленной разработки месторождений полезных ископаемых, добычи полезных ископаемых, в частности, с целью осуществления деятельности по пользованию недрами в соответствующем месторождении. Директором ООО «К» был назначен гр-н Д., ответчик, который на тот момент был единоличным учредителем ООО «Х».

Через некоторое время в том же году Государственная служба геологии и недр Украины (Госгеонедра) внесла изменения в разрешение, указав его собственником ООО «К». А в 2014 году из состава учредителей ООО «К» было исключено ООО «Г», ООО «Х» остался единственным учредителем, а также изменены полномочия директора, включая снятие ограничения на заключение сделок от имени ООО «К». А после создано ООО «Н», соучредителем которого были ООО «К» и ООО «Б» (впоследствии ставшее ООО «Х»), а руководителем — гр-н Д.

В ноябре 2014 года ООО «К» передало ООО «Н» в аренду агрегат для освоения и ремонта скважины А50, в Госгеонедра было подано заявление о передаче ООО «Н» разрешения на основании, в частности, письма-согласия ООО «К», подписанного гр-ном Д. как директором.

Позже судами были признаны незаконными решения общего собрания участников, которыми ООО «Г» было исключено из состава учредителей ООО «К», и к моменту рассмотрения этого дела ООО «Г» является единственным учредителем истца.

Решением Хозяйственного суда г. Киева от 15 ноября 2018 года, оставленным без изменений постановлением Северного апелляционного хозяйственного суда от 3 апреля 2019 года, иск удовлетворен частично: с гр-на Д. взысканы убытки в сумме 1 509 600 грн — стоимость разрешения. Суды исходили из того, что ответчик, занимая должность директора ООО «К», совершил противоправные действия, направленные на лишение истца разрешения на пользование недрами, поэтому обязали его возместить истцу стоимость этого разрешения. При этом суды расценили разрешение как имущественное право и имущество в понимании статьи 190 Гражданского кодекса (ГК) Украины, а действия ответчика, касающиеся предоставления согласия на переоформление разрешения и смену собственника, — как отчуждение имущества, в результате чего были превышены полномочия директора. Поскольку не было доказано выбытие из собственности ООО «К» геологической информации и агрегата А50, в этой части в удовлетворении исковых требований было отказано.

Принимая постановление об оставлении оспариваемых судебных решений без изменений, БП ВС руководствовалась следующим.

В вопросе юрисдикции необходимо исходить из норм процессуальных кодексов в редакциях до 15 декабря 2017 года. Согласно пункту 4 части 1 статьи 12 Хозяйственного процессуального кодекса Украины к компетенции хозсудов относились дела в спорах между хозяйственным обществом и его должностным лицом (даже если его полномочия прекращены) о возмещении убытков, нанесенных таким должностным лицом хозяйственному обществу его действиями (бездействием).

То, что спор разрешен на основании норм статьи 1166 Гражданского кодекса (ГК) Украины, а не части 2 статьи 89 Хозяйственного кодекса (ХК), не изменяет юрисдикции дела.

Что касается привлечения к ответственности директора, то БП ВС согласилась с правовой квалификацией судов первой и второй инстанции относительно разрешения на недропользование как документа, удостоверяющего имущественное право его собственника, которое имеет экономическую ценность и от которого зависит работа субъекта предпринимательской деятельности и уровень его прибыли. Соответственно, переоформление права собственности на разрешение влечет за собой убытки для истца.

Несмотря на то что на момент предоставления согласия на переоформление директор ООО «К» действовал в пределах устава (хоть изменения в нем были признаны незаконными после), ВС отметил, что лица, выступающие от имени юридического лица, обязаны действовать не только в пределах своих полномочий, но и добросовестно и разумно.

Суды установили, что имело место превышение гр-ном Д. полномочий как директора ООО «К», от имени этого лица он действовал не в его интересах, а в интересах ООО «Н», учредителем которого было ООО «Х», основанное гр-ном Д.

Таким образом, была установлена причинно-следственная связь между действиями гр-на Д. как должностного лица ООО «К» и убытками ООО «К» в связи с утратой разрешения, переоформленного с согласия гр-на Д. на ООО «Н».

Исследуя наличие в действиях ответчика всех элементов хозяйственного правонарушения, суды предыдущих инстанций исходили из того, что имели место следующие факты:

— противоправное поведение гр-на Д. заключается в предоставлении им согласия как директором ООО «К» на внесение изменений в разрешение относительно переоформления его на другого собственника;

— убытки в размере 1 509 600 грн заявлены истцом как стоимость отчужденного разрешения;

— установлена причинная связь между противоправными действиями гр-на Д. и убытками, поскольку именно в результате предоставления последним такого согласия Госгеонедра внесла изменения в разрешение в части определения нового владельца — ООО «Н»;

— вина ответчика как должностного лица выражается в превышении полномочий, предусмотренных уставом ООО «К».

Также БП ВС напомнила, что в соответствии с предписаниями статьи 11 ГК Украины основанием возникновения гражданских прав и обязанностей, в том числе по возмещению убытков, являются обязательства, которые появляются вследствие причинения вреда. Как следует из части 4 статьи 89 ХК Украины, должностные лица несут ответственность за вред, причиненный ими хозяйственному обществу, в пределах и порядке, которые предусмотрены законом. При этом общие основания ответственности за причиненный имущественный вред определены статьей 1166 ГК Украины, устанавливающей, что вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинившим. Основанием для возмещения является наличие таких элементов состава гражданского правонарушения, как вред, противоправное поведение его причинителя, причинная связь между вредом и противоправным поведением, вина.

Учитывая указанное, Большая Палата Верховного Суда считает обоснованными выводы судов первой и апелляционной инстанций, а поскольку они полно и всесторонне исследовали фактические обстоятельства дела и правильно применили законодательство, кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Ирина ГОНЧАР • «Юридическая практика»

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

tg-10
4_TaxForce600_90
covid
На-сайт_балы_600х90
На-сайт1_600x90
top50_2020_600x90
ULF_0002
Vacancies_600x90_ua
doroszab2

Інші новини

PRAVO.UA