Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Обеспечение из правил

Область применения обеспечительных мер в соответствии с правилом 39 Регламента Евросуда является достаточно ограниченной

В последнее время Европейский суд по правам человека (Евросуд, суд) сталкивается с возрастающим потоком заявлений о применении обеспечительных (предварительных) мер (в английском тексте — interim measures). По статистике, опубликованной на сайте Евросуда (www.echr.coe.int), общее количество таких заявлений увеличилось на 4 000 % в период между 2006-м и 2010 годами. В соответствии с правилом 39 Регламента суда обеспечительные (предварительные) меры — это срочные меры, которые суд вправе указать соответствующему государству до вынесения решения относительно приемлемости и сути жалобы. В соответствии с практикой суда основным критерием для применения обеспечительных мер является наличие «реального риска причинения серьезного и непоправимого ущерба» для заявителя в случае непринятия таких мер.

Порядок рассмотрения

Суд рассматривает каждое заявление о применении обеспечительных мер в индивидуальном и срочном порядках. Заявители и правительство незамедлительно уведомляются о соответствующем решении суда посредством телефонной, факсимильной связи и в последующем по почте. Решение Евросуда об отказе в применении правила 39 является окончательным и не подлежит обжалованию. Применение правила 39 может быть прекращено решением суда в любой момент на основании, например, отсутствия необходимости в дальнейшем применении мер; надлежащего выполнения правительством мер в соответствии с указаниями суда; неподачи надлежаще оформленной основной жалобы заявителя в установленный срок и т.д.

Евросуд не устанавливает строгих формальных требований для подачи заявления о применении обеспечительных мер. Такое заявление может быть подано в любое время: до подачи основной жалобы о нарушении прав заявителя, одновременно с ней или после принятия жалобы к рассмотрению. Таким образом, заявление о применении правила 39 рассматривается судом отдельно от основной жалобы. В своих практических рекомендациях суд требует указывать на первой странице заявления: «Правило 39. Срочно», а также контактные данные заявителя или его представителя. Кроме этого, необходимо указать дату экстрадиции или депортации (если применимо), описать обстоятельства дела и мотивы для применения мер, а также приложить копии документов, относящихся к сути заявления. Заявление о применении правила 39 обычно отправляется на номер факса, указанный на сайте Евросуда, и дублируется по почте. Как правило, в течение одного или двух дней суд принимает решение и информирует о нем стороны. В случае если заявление содержит недостаточно информации, суд зачастую не принимает решение сразу, а требует от сторон либо одной стороны предоставить дополнительную информацию и устанавливает срок для ее предоставления, как правило, не превышающий трех недель.

Несмотря на то что обеспечительные меры не упоминаются непосредственно в тексте Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод (Конвенция), государства обязаны их выполнять. В деле «Mamatkulov and Askarov vs. Turkey» (№ 46827/99 и № 46951/99, решение Большой палаты от 4 февраля 2005 года) Евросуд в первый раз нашел нарушение статьи 34 Конвенции (право на обращение в суд) в связи с невыполнением государством установленной обеспечительной меры, а именно: экстрадицией заявителей в Узбекистан, несмотря на указание суда приостановить экстрадицию. В другом деле «Paladi vs. Moldova» (№ 39806/05, решение Большой палаты от 10 марта 2009 года) Евросуд установил, что обеспечительная мера направлена на достижение эффективности использования статьи 34 Конвенции. Кроме того, суд заключил, что государство не имеет права заменять указания суда собственными выводами или самостоятельно устанавливать сроки для выполнения предписанных мер.

Украинская практика

В этом контексте интересна последняя украинская практика. В деле «Оксана Александровна Малеванная и Донат Медетович Садыркулов  против Украины» (№ 18603/12), которое находится на стадии рассмотрения, Евросуд обязал правительство приостановить выдворение с Украины в Кыргызстан заявителей. 29 марта 2012 года в 19.05 Правительственный уполномоченный по делам Европейского суда по правам человека был проинформирован о принятии соответствующего решения суда по телефону, а в 19.45 решение было направлено в офис Уполномоченного по факсу. Несмотря на это, в 21.17 самолет с заявителями на борту вылетел с Украины. В связи с этим 21 января 2013 года, среди прочих вопросов, Евросуд обязал правительство Украины предоставить комментарии относительно того, была ли выполнена Украиной обеспечительная мера, как того требует статья 34 Конвенции. Поскольку обязательство государства исполнять обеспечительную меру не подвергается сомнению в принципе, то основные вопросы, на которые предстоит ответить правительству в контексте статьи 34 Конвенции, это имела ли власть Украины возможность предотвратить высылку заявителей с Украины в короткое время после получения уведомления от суда и какие шаги были для этого предприняты.

Сфера применения

Следует сразу заметить, что область применения обеспечительных мер является достаточно ограниченной. «Классический» вид таких заявлений касается дел в отношении приостановления депортации, экстрадиции или выдворения в соответствии со статьями 2 и 3 Конвенции. Как правило, в подобных случаях заявители ссылаются на угрозу для жизни или риск бесчеловечного обращения с ними в случае их депортации или экстрадиции в страну назначения. Для Евросуда в таком случае не имеет принципиального значения то, каким образом заявитель оказался в стране — законным или незаконным. Суд анализирует, существует ли реальная угроза для заявителя на основании статей 2 и 3 Конвенции в случае его экстрадиции или депортации в страну назначения, принимая во внимание, например, существование политического преследования или отчеты международных организаций о практике обращения с заключенными в соответствующей стране.

Так, в деле «Abdollahi vs. Turkey» (№ 23980/08) суд применил правило 39 и приостановил депортацию в Иран члена оппозиционной организации «Народные Моджахеды Ирана». В деле «Shamayev and 12 Others vs. Georgia and Russia» (№ 36378/02) суд приостановил выдворение заявителей, обвиняемых в совершении террористических действий в Чечне. Впоследствии суд отменил обеспечительную меру после получения заверений от России о соблюдении соответствующих требований Конвенции.

Кроме того, депортация или экстрадиция могут поднимать вопросы и по другим статьям Конвенции. В деле «Othman (Abu Qatada) vs. the United Kingdom» (№ 8139/09) суд приостановил экстрадицию в Иорданию заявителя, обвиняемого в связях с al-Qaeda, на основании существования риска вопиющего отсутствия справедливого судебного разбирательства (flagrant denial of justice), сославшись на нарушение статьи 6 параграфа 1 Конвенции в случае использования доказательств, добытых от заявителя с помощью пыток. В деле «M. vs. the United Kingdom» (№ 16081/08) суд приостановил депортацию заявительницы в Уганду на основании утверждаемого ею риска быть подвергнутой сексуальной эксплуатации в нарушение статей 3 и 4 Конвенции. В деле «Amrollahi vs. Denmark» (№ 56811/00) суд приостановил депортацию в Иран заявителя на основании того, что в таком случае могут быть разрушены его семейные отношения с женой, двумя детьми и падчерицей, которые не обязаны покидать Данию вслед за заявителем. В последующем суд установил нарушение статьи 8 Конвенции.

Украинская практика в этом отношении включает ряд дел по экстрадиции в Беларусь, начиная с дела «Новик против Украины» (№ 48068/06) и заканчивая делом «Молочко против Украины» (№ 12275/10). Кроме того, Евросуд также приостанавливал депортацию, экстрадицию  или выдворение с Украины в такие  государства, как Казахстан («Кабулов против Украины», № 41015/04, «Байсаков и другие против Украины», № 54131/08, и «Джаксыбергенов против Украины», № 12343/10), в Туркменистан («Солдатенко против Украины», № 2440/07), в Иран («Мокаллал против Украины», № 19246/10), в Россию («Умар Хасанович Абуев против Украины», № 11657/12), в Кыргызстан («Малеванная и Садыркулов против Украины», номер указан выше) и в Саудовскую Аравию («Саломон Алему Кебе и другие против Украины», № 12522/12, находится в стадии рассмотрения).

Следующий распространенный вид заявлений, когда применяются обеспечительные меры, — это заявления, касающиеся критического состояния здоровья и условий содержания, когда непринятие срочных мер может иметь необратимые последствия. Такие случаи, как правило, защищаются статьей 3 Конвенции. Основное доказательственное значение для применения правила 39 имеют в данном случае медицинские показания. В деле «Paladi vs. Moldova» (№ 39806/05) суд применил правило 39 и запретил перевозить заявителя, страдающего невралгическим расстройством, из специализированной клиники обратно в медсанчасть тюрьмы. В отношении Украины Евросуд также неоднократно применял правило 39 в этом аспекте, начиная с дела «Яковенко против Украины» (№ 15825/06), в котором суд указал на необходимость немедленной госпитализации заявителя, страдающего туберкулезом и ВИЧ. В одном из последних дел («Авраамова против Украины», № 2718/12) суд на основании медицинского заключения указал на необходимость проведения комплексного медицинского обследования заявительницы, страдающей различными заболеваниями. В деле «Тимошенко против Украины» (№ 49872/11) Евросуд указал на обязательство государства «обеспечить заявительнице надлежащее лечение в соответствии с ее жалобами в соответствующем специализированном учреждении».

Ограниченный подход

Следует заметить, что решения Евросуда относительно применения правила 39 официально не публикуются, поэтому многие из них остаются неизвестны широкой общественности. По статистике в 90 % заявлений суд отказывает в применении обеспечительных мер. Такой ограниченный подход Евросуда к применению правила 39 обусловлен, с одной стороны, стремлением не допустить злоупотребления правом, а с другой — обеспечением надлежащего рассмотрения заявлений в случаях, когда немедленное вмешательство суда является необходимым и обоснованным.

Следует учитывать, что, в соответствии с практикой суда, правило 39 не применяется для:

— предотвращения немедленного разрушения собственности;

— предотвращения немедленного банкротства;

— предотвращения принудительного выселения из жилища;

— освобождения из-под стражи до принятия решения судом относительно жалобы на несправедливое судебное разбирательство;

— обеспечения проведения референдума;

— предотвращения роспуска политической партии и т.д.

В то же время применение обеспечительной меры может быть грозным оружием заявителя в борьбе за свои права и иногда единственным средством предотвратить иначе необратимую ситуацию.

 

МАРКОВ Эдуард — адвокат, бывший юрист Европейского суда по правам человека, г. Страсбург (Франция)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

VOX POPULI

Юридический форум

Ответственные неисполнители

Актуальный документ

Документы и аналитика

В режиме видеоконференции

Акцент

Посыльный вклад

В фокусе: АПК

Восточные подсказки

В фокусе: пиратство

Антиконтрафактный продукт

Неосознанный выбор

Государство и юристы

Плохая слышимость

Государство и юристы

Новости законотворчества

Наказание за создание преступной организации могут ужесточить

Правительство меняет правила градостроения

Изменены основания для освобождения от воинской службы

Государство и юристы

Приступ гуманизма

Документы и аналитика

Обеспечение из правил

Зарубежная практика

Уполномочен защитить

Книжная полка

Нотариальная помощь

Неделя права

Аморальный критерий

Негласные в действии

Судо-технологии

Кадровая мозаика

Неделя права

Новости из-за рубежа

КАСКО для всех

Когда взятки гладки

Новости из зала суда

Судебная практика

Суд не согласен с закрытием производства по Менской колонии

Фармкомпания «Дарница» оштрафована на 16 млн грн

Новости юридических фирм

Частная практика

ЮФ Sayenko Kharenko — юридический советник в отношении приобретения Citibank кастодиального бизнеса ING

Юристы МПЦ EUCON отстояли в ВАСУ интересы компании «КЕРШЕР»

ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» консультирует компании Syniverse и MACH по вопросам украинского антимонопольного законодательства

ЮФ ILF защитила интересы заявителя в Евросуде

Специалисты ЮФ «Гвоздий и Оберкович» выступили на практическом семинаре по международному налоговому планированию и структурированию бизнеса

Юристы ЮК Jurimex защитили интересы пансионата «Прибрежный»

Отрасли практики

Бурные инновации

Двуликий статус

Активное противодействие

Рабочий график

Евросуд: об уголовном

КАЛЕНДАРЬ на неделю

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

Решения недели

Судебная практика

Заслуженные последствия

На идентификацию не влияет

«Уголовные» доказательства

Самое важное

Первый прошел

Резон работы

Советские хроники

Срочный контакт

Студентам — скидка

Судебная практика

Законные требования

Чужая кровь

Вопрос цены

Военное продолжение

Судебная практика

Судебные решения

О полномочиях судов при рассмотрении споров о передаче земельных участков

Тема номера

Предъявлено к изменению

Обжалованию подлежит

Неисполнимая задача

Частная практика

Стажер платит дважды

Карьерный мост

Юридический форум

Моральный облик

В нужное время в новом месте

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: