прапор_України

Генеральний партнер 2022 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА
Головна » Юридическая практика № 49-50 (1198-1199) » О признании недействительным договора, ранее признанного действительным в судебном порядке

О признании недействительным договора, ранее признанного действительным в судебном порядке

Решение суда о признании договора действительным при несоблюдении сторонами требования закона о нотариальном удостоверении договора «исцеляет» только такой недостаток, как отсутствие нотариального удостоверения договора. И, соответственно, не исключается признание недействительным договора, который был признан действительным по причине отсутствия его нотариального удостоверения, как заключенного во вред кредитору (фраудаторный договор)

18 ноября 2020 года Верховный Суд в составе коллегии судей Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда, рассмотрев в порядке письменного производства без уведомления участников дела кассационную жалобу гр-на М. на постановление Апелляционного суда Ровенской области от 31 мая 2018 года, установил следующее.

История дела

Краткое содержание исковых требований

23 мая 2016 года гр-н М. обратился с иском к гр-ке К., гр-ну С. о признании сделки недействительной и отмене государственной регистрации. Исковые требования мотивированы тем, что 11 апреля 2010 года следователь СО Ровенского ГО УМВД Украины в Ровенской области по его обращению вынес постановление о возбуждении уголовного дела № * в отношении гр-ки К. по факту завладения чужим имуществом или правом на имущество путем злоупотребления доверием (мошенничество), что нанесло ущерб потерпевшему в крупном размере, по признакам преступления, предусмотренного частью 3 статьи 190 Уголовного кодекса (УК) Украины. Гр-н М. признан потерпевшим по этому делу.

Приговором Ровенского городского суда от 25 июня 2013 года гр-ка К. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 190 УК Украины, с назначением наказания в виде лишения свободы и конфискации имущества. Указанным приговором частично удовлетворен гражданский иск гр-на М. к осужденной о взыскании ущерба, взыскано с гр-ки К. в пользу гр-на М. 892 723 грн имущественного ущерба и 50 000 грн в счет возмещения морального вреда.

Гр-ка К. знала о возбужденном против нее деле и об имущественных требованиях гр-на М. к ней, а потому во избежание обращения взыскания на недвижимое имущество 12 октября 2010 года продала гр-ну С. производственное помещение общей площадью 559,1 м2, расположенное по адресу: **.

Гр-н М. просил признать недействительным (фиктивным) договор купли-продажи недвижимого имущества от 12 октября 2010 года, заключенный между ответчиками в простой письменной форме, и отменить регистрацию права собственности гр-на С. на производственное помещение общей площадью 559,1 м2, расположенное по адресу: **.

Краткое содержание судебного решения суда первой инстанции

Решением Ровенского городского суда Ровенской области от 14 марта 2018 года исковые требования удовлетворены частично, признан недействительным договор купли-продажи недвижимого имущества от 12 октября 2010 года, заключенный между гр-кой К. и гр-ном С. в простой письменной форме.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Решение суда первой инстанции мотивировано тем, что 12 октября 2010 года между гр-кой К. и гр-ном С. в простой форме заключен договор купли-продажи производственного помещения общей площадью 559,1 м2, расположенного по адресу: **. Решением Ровенского городского суда от 11 апреля 2011 года (дело № 2-3385/11) признан действительным договор купли-продажи производственного помещения общей площадью 559,1 м2, расположенного по адресу: **, заключенный 12 октября 2010 года между гр-кой К. и гр-ном С., и признано право собственности гр-на С. на производственное помещение, расположенное по адресу: **. Указанное решение вступило в законную силу.

Из исследованного содержания протокола судебного заседания по гражданскому делу № 2-3385/11 усматривается, что вопрос о том, находится или не находится предмет гражданского иска — производственное помещение общей площадью 559,1 м2, расположенное по адресу: **, принадлежащее гр-ке К., под запретом или арестом, судом не исследовался. Хотя на момент вынесения решения по постановлению следователя от 18 декабря 2010 года на все имущество обвиняемой гр-ки К. был наложен арест. Соответствующее обременение было зарегистрировано в Едином реестре запретов отчуждения объектов недвижимого имущества 3 февраля 2011 года.

В момент совершения сделки, согласно выписке из реестра прав собственности на недвижимое имущество № ***, за гр-кой К. было зарегистрировано право собственности на производственное помещение общей площадью 529,6 м2, расположенное по адресу: **, в договоре от 12 октября 2010 года указана общая площадь этого объекта 559,1 м2. Такие расхождения судом тоже не исследовались. Согласно постановлению Житомирского апелляционного административного суда от 19 февраля 2018 года на момент принятия решений Ровенским городским судом от 8 февраля 2011 года по делу № 2-2005/2011 и от 11 апреля 2011 года по делу по № 2-3385/11 гр-ка К. знала о наложенном постановлением старшего следователя СО Ровенского ГО УМВД Украины в Ровенской области от 18 декабря 2010 года аресте на принадлежащее ей имущество и могла сообщить о данном факте своему представителю гр-ну Л. Это означает, что при рассмотрении Ровенским городским судом дел № 2-2005/2011 и № 2-3385/11 сторона ответчика гр-ки К. ненадлежащим образом выполнила требования Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины в части не извещения суда о факте наличия ареста.

Поэтому суд пришел к выводу об удовлетворении искового требования о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества (производственного помещения общей площадью 559,1 м2, расположенного по адресу: **), заключенного между гр-кой К. и гр-ном С. в простой письменной форме и датированного 12 октября 2010 года.

Суд первой инстанции указал, что согласно постановлению Ровенского окружного административного суда от 13 ноября 2017 года, оставленному без изменений постановлением Житомирского апелляционного административного суда от 19 февраля 2018 года, признана противоправной и отменена запись о государственной регистрации права собственности, совершенная государственным регистратором под № **** от 7 июля 2016 года относительно права собственности на производственное помещение общей площадью 559,1 м2, расположенное по адресу: **, за гр-ном С., поэтому в удовлетворении данного искового требования следует отказать.

Краткое содержание постановления суда апелляционной инстанции

Постановлением Апелляционного суда Ровенской области от 31 мая 2018 года апелляционная жалоба представителя гр-на С. удовлетворена, решение Ровенского городского суда Ровенской области от 14 марта 2018 года в части признания договора купли-продажи фиктивным и распределения судебных расходов отменено и принято в этой части новое решение об отказе в удовлетворении искового требования о признании фиктивным договора купли-продажи от 12 октября 2010 года.

Взыскано с гр-на М. в пользу гр-на С. 2114,4 грн судебного сбора, уплаченного за подачу апелляционной жалобы. Судебные расходы, понесенные истцом, отнесены на счет гр-на М. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменений.

Постановление апелляционного суда мотивировано тем, что решением Ровенского городского суда от 11 апреля 2011 года (дело № 2-3385/11) признан действительным договор купли-продажи производственного помещения, заключенный 12 октября 2010 года между гр-кой К. и гр-ном С., и признано право собственности гр-на С. на это производственное помещение. Указанное решение вступило в законную силу. Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что на момент признания судом договора купли-продажи действительным был наложен арест на все имущество гр-ки К., в том числе и на производственное помещение общей площадью 559,1 м2, расположенное по адресу: **.

Суд первой инстанции не учел, что данным судебным решением от 11 апреля 2011 года установлено, что состоялось выполнение условий договора купли-продажи, то есть покупатель принял производственное помещение, расположенное по адресу: **, в собственность и заплатил за него определенную договором сумму. Согласно части 4 статьи 82 ГПК Украины обстоятельства, установленные решением суда в хозяйственном, гражданском или административном деле, вступившим в законную силу, не доказываются при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица или лицо, в отношении которого установлены эти обстоятельства, если иное не установлено законом. Таким образом, в соответствии с положениями части 4 статьи 82 ГПК Украины в данном судебном производстве не подлежат доказыванию обстоятельства, установленные решением Ровенского городского суда от 11 апреля 2011 года. Кроме того, установлено, что право собственности гр-н С. зарегистрировал в органах БТИ 14 июня 2011 года. По правилам части 5 статьи 203, статьи 234 Гражданского кодекса (ГК) Украины, которые были основанием иска в этом деле, сделка должна быть направлена на реальное наступление правовых последствий, обусловленных ею; фиктивной является сделка, совершенная без намерения создать правовые последствия, которые обусловливались этой сделкой; фиктивная сделка признается судом недействительной. С учетом наличия вступившего в силу решения суда, которым признан действительным договор купли-продажи, заключенный между гр-кой К. и гр-ном С., факта регистрации последним права собственности на купленное спорное недвижимое имущество, которое было передано продавцом покупателю и принято последним в свою собственность, оспоренный договор не может быть квалифицирован как фиктивный. Апелляционный суд считает, что наличие обременения на спорное имущество не указывает на умысел обеих сторон на заключение фиктивного договора, других доказательств умысла ответчиков на заключение такого договора истец не предоставляет и материалы дела не содержат. Учитывая то, что нарушения требований закона при заключении договора купли-продажи истец определил основанием иска в этом деле, ссылки истца в судебном заседании на нарушения ответчиками норм ГК Украины при заключении оспариваемой сделки исследованию не подлежат, исходя из правил диспозитивности гражданского судопроизводства. При таких обстоятельствах апелляционный суд счел, что есть основания для отмены решения суда первой инстанции в части удовлетворенных исковых требований и распределения судебных расходов и принятия нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований о признании договора недействительным вследствие его фиктивности.

Поступление кассационной жалобы в суд кассационной инстанции

2 июля 2018 года гр-н М. подал в Верховный Суд кассационную жалобу на постановление Апелляционного суда Ровенской области от 31 мая 2018 года.

Определением Верховного Суда от 23 августа 2018 года открыто кассационное производство по данному делу.

Аргументы участников дела

Доводы лица, подавшего кассационную жалобу

В кассационной жалобе истец просит отменить обжалуемое постановление апелляционного суда как принятое с неправильным применением норм материального права и нарушением норм процессуального права и оставить в силе решение суда первой инстанции.

Указывает, что гр-ка К., находясь под следствием и предполагая, что на ее имущество будет наложен арест, заключила договор купли-продажи от 12 октября 2010 года без цели наступления юридических последствий, а лишь для того, чтобы избежать обращения взыскания на это имущество. Кроме того, данный договор заключен в простой письменной форме без обязательного нотариального удостоверения, то есть является ничтожным.

Анализ кассационной жалобы свидетельствует, что постановление апелляционного суда обжалуется в части отказа в признании недействительным договора, в другой же части не обжалуется, а потому не пересматривается в кассационном порядке.

Отзыв на кассационную жалобу

В августе 2018 года в Верховный Суд поступил отзыв ответчика на эту кассационную жалобу, в котором он просил оставить ее без удовлетворения, а обжалуемое постановление апелляционного суда — без изменений.

Указывал, что поскольку договор признан действительным в судебном порядке и стороны выполнили его условия, отсутствуют основания для вывода о фиктивности такого договора.

Фактические обстоятельства дела, установленные судами

Суды установили, что 11 апреля 2010 года следователем СО Ровенского ГО УМВД Украины в Ровенской области было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела № * в отношении гр-ки К. по факту завладения чужим имуществом или правом на имущество путем злоупотребления доверием (мошенничество), что нанесло ущерб потерпевшему в крупном размере, по признакам преступления, предусмотренного частью 3 статьи 190 УК Украины.

Постановлением следователя СО Ровенского ГО УМВД Украины в Ровенской области от 12 мая 2010 года гр-н М. признан потерпевшим по данному уголовному делу.

Постановлением следователя СО Ровенского ГО УМВД Украины в Ровенской области о переквалификации действий лица, совершившего преступление, от 3 декабря 2010 года действия гр-ки К. были переквалифицированы на часть 4 статьи 190 УК Украины.

С целью обеспечения гражданского иска и исполнения приговора в части возможной конфискации имущества постановлением следователя от 18 декабря 2010 года на все имущество обвиняемой гр-ки К. был наложен арест. Соответствующее обременения было зарегистрировано в Едином реестре запретов отчуждения объектов недвижимого имущества 3 февраля 2011 года.

Приговором Ровенского городского суда от 25 июня 2013 года гр-ка К. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 190 УК Украины с назначением наказания в виде лишения свободы и конфискации имущества. Удовлетворен гражданский иск гр-на М. к гр-ке К. о взыскании ущерба, взыскано с ответчицы 892 723 грн имущественного ущерба и 50 000 грн в счет возмещения морального вреда.

12 октября 2010 года между гр-кой К. и гр-ном С. в простой письменной форме заключен договор купли-продажи производственного помещения общей площадью 559,1 м2, расположенного по адресу: **.

Решением Ровенского городского суда от 11 апреля 2011 года в деле № 2-3385/11, которое вступило в законную силу, иск гр-на С. к гр-ке К. о признании действительным договора купли-продажи производственного помещения и признании права собственности на это помещение удовлетворен. Признан действительным договор купли-продажи производственного помещения общей площадью 559,1 м2, расположенного по адресу: **, заключенный 12 октября 2010 года между гр-кой К. и гр-ном С., и признано право собственности гр-на С. на это.

Постановлением Ровенского окружного административного суда от 13 ноября 2017 года, оставленным без изменений постановлением Житомирского апелляционного административного суда от 19 февраля 2018 года, признана противоправной и отменена запись о государственной регистрации права собственности, совершенная государственным регистратором под от 7 июля 2016 года относительно права собственности на производственное помещение общей площадью 559,1 м2, расположенное по адресу: **, за гр-ном С.

Позиция Верховного Суда

Коллегия судей частично принимает аргументы, изложенные в кассационной жалобе, по следующим мотивам. В обоснование требований иска гр-н М. указывал, что гр-ка К. знала о возбужденном против нее 11 апреля 2010 года уголовном деле и об имущественных претензиях гр-на М. к ней, а потому во избежание обращения взыскания на недвижимое имущество 12 октября 2010 года продала гр-ну С. производственное помещение общей площадью 559,1 м2, расположенное по адресу:**.

В части 2 статьи 31 ГПК Украины (в редакции, действовавшей на момент обращения в суд первой инстанции) предусмотрено, что до начала рассмотрения судом дела по существу истец имеет право путем подачи письменного заявления изменить предмет или основание иска, а ответчик — предъявить встречный иск.

Толкование части 2 статьи 31 ГПК Украины (в редакции, действовавшей на момент обращения в суд первой инстанции) свидетельствует, что не считается изменением оснований иска дополнение его новыми обстоятельствами при сохранении в нем первоначальных обстоятельств и изменение ссылки на нормы материального или процессуального права. В то же время и ссылки суда в решении на другие нормы права, а не на указанные в исковом заявлении, не может пониматься как выход суда за пределы исковых требований. В связи с этим суд, выяснив при рассмотрении дела, что сторона или другой участник судебного процесса в обоснование своих требований или возражений сослались не на те нормы, фактически регулирует спорные правоотношения, самостоятельно осуществляет правильную правовую квалификацию последних и применяет при принятии решения именно такие нормы материального и процессуального права, предметом регулирования которых являются соответствующие правоотношения.

Согласно части 4 статьи 263 ГПК Украины при выборе и применении нормы права к спорным правоотношениям суд учитывает выводы по применению соответствующих норм права, изложенных в постановлениях Верховного Суда.

Аналогичный по сути вывод содержится в пункте 7.43 постановления Большой Палаты Верховного Суда от 25 июня 2019 года по делу № 924/1473/15. В пункте 86 постановления Большой Палаты Верховного Суда от 4 декабря 2019 года по делу № 917/1739/17 указано, что «именно на суд возложена обязанность дать правовую квалификацию отношениям сторон исходя из фактов, установленных при рассмотрении дела, и определить, какая правовая норма подлежит применению для разрешения спора. Самостоятельное применение судом при принятии решения именно тех норм материального права, предметом регулирования которых являются соответствующие правоотношения, не приводит к изменению предмета иска и/или избранного истцом способа защиты».

Согласно статьям 16, 203, 215 ГК Украины для признания судом оспариваемой сделки недействительной необходимо предъявление иска одной из сторон сделки или другим заинтересованным лицом; наличие оснований для оспаривания сделки; установление нарушения (непризнания или оспаривания) субъективного гражданского права или интереса лица, обратившегося в суд.

Такое понимание признания сделки недействительной, как способа защиты, является устойчивым в судебной практике.

В постановлении Верховного Суда в составе объединенной палаты Кассационного гражданского суда от 5 сентября 2019 года по делу № 638/2304/17 сделан вывод, что «недействительность договора как частноправовая категория призвана не допускать или пресекать нарушения гражданских прав и интересов или их восстанавливать. По своей сути инициирование спора о недействительности договора не для защиты гражданских прав и интересов является недопустимым».

Одним из основополагающих принципов гражданского законодательства является добросовестность (пункт 6 части 1 статьи 3 ГК Украины), и действия участников гражданских правоотношений должны быть честными, то есть соответствовать определенному стандарту поведения, характеризоваться честностью, открытостью и уважением интересов другой стороны договора или соответствующего правоотношения. Согласно части 3 статьи 13 ГК Украины не допускаются действия лица, совершаемые с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

В постановлении Большой Палаты Верховного Суда от 5 июня 2018 года по делу № 543/730/14-ц  указано, что «обеспечение иска по сути — это ограничение субъективных прав, свобод и интересов ответчика или связанных с ним других лиц с целью реализации в будущем актов правосудия и удовлетворенных требований истца (заявителя). Указанные ограничения суд устанавливает в определении, они действуют до изменения судом вида обеспечения иска или отмены мер обеспечения иска (статья 154 ГПК Украины в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений). При таких обстоятельствах местный суд, с выводами которого согласился и суд апелляционной инстанции, выяснив, что спорные договоры гр-н А. заключил с нарушением закона, поскольку объектами, отчужденными по этим договорам, был обеспечен иск гр-на Н. по другому делу, пришел к обоснованным выводам о признании спорных договоров недействительными по иску истицы как заинтересованного лица, права и законные интересы которого нарушены совершением оспариваемых сделок, и отмене государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество, осуществленной на основании их заключения, как производного требования истицы, что является правовым последствием несоблюдения сторонами при совершении сделки требований закона, ведь недействительная сделка не создает юридических последствий, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью (часть 1 статьи 216 ГК Украины). Ссылка заявителя на то, что на момент заключения спорных договоров определение судьи об обеспечении иска еще не находилось на исполнении органов государственной исполнительной и регистрационной служб, не имеет правового значения, поскольку по смыслу статьи 153 ГПК Украины в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений, определение об обеспечении иска исполняется немедленно, а его обжалование не приостанавливает исполнения и не препятствует дальнейшему рассмотрению дела».

В постановлении Верховного Суда в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда от 5 июля 2018 года по делу № 922/2878/17 указано, что «гражданско-правовой договор (в том числе и договор купли-продажи) не может использоваться участниками гражданских отношений для уклонения от уплаты долга или исполнения судебного решения о взыскании долга, вступившего в законную силу. Заключение должником, против которого начато судебное производство о взыскании долга, договора купли-продажи, и в первую очередь с длительной отсрочкой платежа, может свидетельствовать о его недобросовестности и злоупотреблении правами в отношении кредитора, поскольку такой договор купли-продажи может нарушить имущественные интересы кредитора и быть направлен именно на недопущение обращения взыскания на имущество должника. Поэтому правопорядок не может оставлять без реакции такие действия, которые могут хоть и не нарушать конкретных императивных норм, но быть недобросовестными и сводиться к злоупотреблению правом».

В постановлении Верховного Суда в составе коллегии судей Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда от 7 октября 2020 года в деле № 755/17944/18 сделан вывод, что «договором, который заключается в ущерб кредиторам (фраудаторным договором) может быть как возмездный, так и безвозмездный договор. Применение конструкции фраудаторности при платном гражданско-правовом договоре имеет определенную специфику, которая проявляется в обстоятельствах, позволяющих квалифицировать возмездный договор как заключенный во вред кредитору. К таким обстоятельствам, в частности, относятся момент заключения договора; контрагент, с которым должник заключает оспариваемый договор (например, родственник должника, пасынок должника, связанное или аффилированное юридическое лицо) цена (рыночная/нерыночная), наличие/отсутствие оплаты цены контрагентом должника).

В случае несоблюдения сторонами требования закона о нотариальном удостоверении договора такой договор является ничтожным. Если стороны договорились по всем существенным условиям договора, что подтверждается письменными доказательствами, и произошло полное или частичное выполнение договора, но одна из сторон уклонилась от его нотариального удостоверения, суд может признать такой договор действительным. В этом случае последующее нотариальное удостоверение договора не требуется (статья 220 ГК Украины).

Толкование статьи 220 ГК Украины свидетельствует, что решение суда о признании договора действительным при несоблюдении сторонами требования закона о нотариальном удостоверении договора «исцеляет» только такой недостаток, как отсутствие нотариального удостоверения договора. И, соответственно, не исключается признание недействительным договора, который был признан действительным по причине отсутствия его нотариального удостоверения, как заключенного во вред кредитору (фраудаторный договор). Частноправовой инструментарий (в частности, признание договора действительным при отсутствии его нотариального удостоверения) не должен использоваться участниками гражданского оборота во избежание уплаты долга (средств, убытков, ущерба) или исполнения судебного решения о взыскании долга (средств, убытков, ущерба), вступившего в законную силу.

В пересматриваемом деле апелляционный суд не учел, что решение суда о признании договора действительным при несоблюдении сторонами требования закона о нотариальном удостоверении договора «исцеляет» только такой недостаток, как отсутствие нотариального удостоверения. И не исключает возможности признания его недействительным как заключенного в ущерб кредитору (фраудаторный договор). Суд первой инстанции удовлетворил исковое требование о признании договора недействительным по другим мотивам, а потому решение суда первой инстанции в этой части следует изменить, изложив его мотивировочную часть в редакции настоящего постановления.

Выводы по результатам рассмотрения кассационной жалобы

Доводы кассационной жалобы дают основания для вывода, что постановление апелляционного суда в обжалованной части принято без соблюдения норм материального права. В связи с этим коллегия судей считает, что кассационную жалобу необходимо удовлетворить частично; постановление апелляционного суда в обжалованной части отменить и изменить решение суда первой инстанции в этой части путем изложения его мотивировочной части в редакции настоящего постановления.

Согласно части 13 статьи 141 ГПК Украины, если суд апелляционной или кассационной инстанции, не передавая дела на новое рассмотрение, изменяет решение или принимает новое, этот суд соответственно изменяет распределение судебных расходов.

Руководствуясь статьями 400, 409, 412, 413, 416 ГПК Украины, Верховный Суд в составе коллегии судей Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда постановил:

— кассационную жалобу гр-на М. удовлетворить частично;

— постановление Апелляционного суда Ровенской области от 31 мая 2018 года в части отказа в удовлетворении искового требования гр-на М. к гр-ке К., гр-ну С., третье лицо — коммунальное предприятие «Ровенское городское бюро технической инвентаризации», о признании фиктивной сделки отменить;

— решение Ровенского городского суда Ровенской области от 14 марта 2018 года в части удовлетворения искового требования гр-на М. к гр-ке К., гр-ну С., третье лицо — коммунальное предприятие «Ровенское городское бюро технической инвентаризации», о признании договора недействительным изменить, изложив его мотивировочную часть в редакции настоящего постановления;

— с момента принятия постановления суда кассационной инстанции постановление Апелляционного суда Ровенской области от 31 мая 2018 года в отмененной части утрачивает законную силу;

— взыскать с гр-ки К., гр-на С. в пользу гр-на М. по 795 грн судебного сбора, что составляет половину судебного сбора, уплаченного за кассационную жалобу;

— взыскать с гр-на С. в пользу гр-на М. 2114,4 грн судебного сбора, уплаченного за подачу апелляционной жалобы;

— взыскать с гр-ки К., гр-на С. в пользу гр-на М. по 275,6 грн, что составляет половину судебного сбора, уплаченного за подачу искового заявления.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия, является окончательным и обжалованию не подлежит.

 

(Постановление Верховного Суда от 18 ноября 2020 года. Дело № 569/6427/16. Председательствующий — Крат В.И. Судьи — Антоненко Н.А., Дундарь И.А., Краснощеков Е.В., Русинчук Н.Н.)

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

tg-10
4_TaxForce600_90
covid
На-сайт_балы_600х90
На-сайт1_600x90
top50_2020_600x90
ULF_0002
Vacancies_600x90_ua

Інші новини

PRAVO.UA