прапор_України

Генеральний партнер 2022 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА

Институт развития

Введение института уголовных проступков должно разгрузить следственные органы и создать условия для скорейшего расследования уголовных правонарушений небольшой тяжести

Соотношение ко­личества обвинительных и оправдательных приговоров является одним из основных показателей, которые демонстрируют качество правосудия в уголовном процессе, и показателем того, как суд оценивает доказательства, собранные правоохранительными органами. Логично, что не все уголовные дела должны заканчиваться обвинительными приговорами. Большое число оправдательных приговоров свидетельствует о качестве судебного разбирательства и соблюдении принципов, на которых основывается судопроизводство: презумпции невиновности, состязательности процесса и возможности лица защитить свои права.

Так вот, количество оправдательных приговоров по уголовным делам в Украине колеблется в пределах 1 %, за исключением дел, которые связаны с уголовными правонарушениями в сфере служебной деятельности (превышение полномочий, получение неправомерной выгоды и т.д.).

Число же оправдательных приговоров в данной категории уголовных дел приближается к 9 %. Например, в 2015—2016 годах судебных решений, которыми привлеченные к ответственности были оправданы либо производства в отношении них закрыли, было больше, чем обвинительных приговоров.

Не преступление, а проступок

С 1 июля 2020 года вступил в силу Закон Украины № 2617-VIII «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно упрощения досудебного расследования отдельных категорий уголовных правонарушений» (Закон), которым внесены значительные изменения в законодательство в сфере уголовного правосудия. В результате этих изменений 119 составов преступлений и 2 состава административных правонарушений теперь являются составами уголовных проступков, которые будут расследоваться в форме дознания. Фактически цель Закона заключается в том, чтобы разгрузить следователей правоохранительных органов от «мелких» дел, передав их дознавателям — отдельному структурному подразделению, специализирующемуся на правонарушениях небольшой тяжести — проступках.

При этом, по некоторым оценкам, количество уголовных проступков составляет более половины от всех уголовных правонарушений, совершаемых в Украине, но на оформление документации относительно них уполномоченные сотрудники тратят большую часть рабочего времени. В свою очередь это приводит к необоснованному затягиванию сроков расследования тяжких и особо тяжких преступлений.

Нормами нового Закона предусмотрено, что расследование уголовных проступков будет происходить по ускоренной и упрощенной процедуре. Все собранные материалы дознания должно быть поданы прокурору не позднее 72 часов с момента задержания лица. Прокурор не позднее чем через три дня после получения материалов принимает решение о дальнейшей судьбе дела: закрыть производство, вернуть его дознавателю с указаниями и продлением срока дознания, обратиться в суд с обвинительным актом и т.п. Возникает резонный вопрос: как повлияет на качество и эффективность судебного рассмотрения подобных дел сокращение сроков расследования?

Процедурный вопрос

Очевидно, что правовая процедура производства по уголовным проступкам, закрепленная Законом, не обременена ограничениями, характерными для рассмотрения дел о преступлениях. Как это может повлиять на возможность подозреваемого воспользоваться всеми способами защиты, гарантированными Конституцией Украины?

Статьи 62 и 63 Конституции Украины, на мой взгляд, являются основополагающими для уголовного процесса в части соблюдения прав лица, привлекаемого к ответственности за совершение уголовного правонарушения, — права на защиту и права не доказывать свою невиновность.

Но это гарантия, которая сама по себе работать не будет. Статья 20 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины разъясняет содержание права на защиту, но…

Практическая реализация указанных конституционных прав во многом зависит не от конкретной процедуры производства по уголовным делам. Она зависит от того, готов ли каждый воспользоваться всеми способами защиты, гарантированными Конституцией Украины.

Предыдущая редакция УПК Украины содержала статью 299, которая позволяла судам ограничиться допросом подсудимого без исследования всех материалов дела при условии полного признания вины. Это ограничивало для подсудимого конституционное право на защиту, лишая возможности оспаривать в апелляционном порядке приговор в части законности установления обстоятельств совершения преступления и доказательств.

Так, производство относительно уголовных проступков, по которым изначально не предусмотрено лишение свободы, побудит использовать не конституционные способы защиты, а «возможности».

И проблема не в ограничении прав, мнимом или реальном, а в отсутствии взаимной ответственности гражданина и государства, которая предполагает, что не только гражданин отвечает за совершенные правонарушения, но и государство, государственные органы и должностные лица несут юридическую ответственность за нарушение прав и свобод человека и гражданина.

Допустимость доказательств

Новый Закон предусматривает возможность проводить в ходе расследования проступка любые следственные (розыскные) действия, кроме негласных. При этом делать это можно еще до внесения информации о проступке в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР). В частности, до внесения данных в ЕРДР дознаватель сможет направлять на медицинские осмотры, собирать объяснения; получать заключения специалистов; изымать орудия и средства совершения уголовного проступка, вещи и документы, которые являются непосредственным предметом уголовного проступка или обнаружены при задержании лица, личном досмотре или досмотре вещей и т.п. Процессуальными источниками доказательств во время дознания, кроме общих, также являются объяснения лиц, результаты медицинского освидетельствования, заключения специалистов, показания приборов и технических средств, которые, помимо прочего, могли быть получены в результате проведения следственных (розыскных) действий еще до внесения сведений в ЕРДР.

Насколько допустимыми будут доказательства вины, добытые «упрощенным» процессуальным путем (например, сейчас существует возможность получения дознавателем в ходе дознания так называемых объяснений еще до внесения сведений в ЕРДР без присутствия адвоката), в случае переквалификации проступка в преступление? И не станет ли такой механизм получения доказательств инструментом для злоупотреблений со стороны следователя (дознавателя), благодаря которому последний до внесения сведений об уголовном проступке в ЕРДР будет получать необходимые ему доказательства, а уже потом через санкцию следственного судьи будет использовать эти доказательства в уголовном производстве по преступлению?

В условиях различий в порядке проведения досудебного расследования уголовных проступков и уголовных правонарушений это весьма важные вопросы. Они касаются допустимости доказательств. Безусловно, невозможно полностью исключить вероятность того, что следователь не устоит перед искушением получить признание вины в совершении правонарушения или какие-либо иные доказательства вины, прикрыв это стадией и особенностью дознания.

В то же время действующими нормами законодательства установлено, что доказательства, полученные в ходе дознания, можно использовать в уголовных производствах относительно уголовных правонарушений не иначе как на основании определения следственного судьи, вынесенного по ходатайству прокурора (абзац 2 части 1 статьи 2981 УПК Украины).

Уголовным процессом достаточно четко определены критерии допустимости доказательств, один из которых предусматривает, что недопустимыми являются доказательства, полученные после начала уголовного производства путем реализации органами досудебного расследования или прокуратуры своих полномочий не предусмотренным УПК Украины способом.

При внесении подобных ходатайств прокурорами следственные судьи будут обращать внимание на обстоятельства совершения уголовного проступка при последующей его переквалификации в уголовное преступление.

Если из представленных материалов однозначно следует, что отсутствовали основания расценить имевшее место деяние как уголовный проступок, все полученные доказательства не могут быть признаны допустимыми.

Но даже при поддержке следственным судьей ходатайств прокуроров вопрос допустимости полученных доказательств может быть вновь рассмотрен судом, поскольку сторона защиты вправе во время судебного рассмотрения подавать ходатайства о признании доказательств недопустимыми.

Чтить кодекс

Еще одной новеллой Закона стала возможность изменения квалификации содеянного: если при расследовании проступка выяснится, что лицо все же совершило преступление, дело должно быть передано следственным органам. И наоборот, если следователи при расследовании преступления выяснят, что оно «незначительное», они должны будут передать дело дознавателям. Такая возможность может привести к «коммерческой» переквалификации одного вида правонарушения в другой в обоих направлениях. Этот «бизнес» может стать очень выгодным, поскольку никто не хочет иметь судимость.

Коррупция возникает там, где появляется право разрешить, запретить, переквалифицировать — и так до бесконечности. И в данной ситуации «бизнес» будет зависеть не только и не столько от права компетентного органа на переквалификацию уголовного правонарушения в уголовный проступок. Спрос рождает предложение. Ведь судимость возникает вследствие общественно опасного виновного деяния (действия либо бездействия), установленного приговором суда, вступившим в законную силу. И если гражданин не хочет иметь судимость, надо просто «чтить уголовный кодекс», как писали Ильф и Петров.

 

ТЮРИН Николай — заместитель начальника отдела судебной практики VDA Group, г. Киев

 


МНЕНИЯ

Недопустимые пояснения

Евгений ПЕТРЕНКО, адвокат, партнер, руководитель практики уголовного права и процесса Юридической группы EUCON

Вопросы признания доказательств недопустимыми были, есть и будут одними из самых актуальных в уголовном процессе независимо от того, речь идет о преступлении или об уголовном проступке.
В статье 87 УПК Украины законодатель четко закрепил определение недопустимого доказательства и случаи, при которых суд признает существенными нарушения прав и основных свобод, как следствие признавая такие доказательства недопустимыми. Вместе с тем на практике возникает проблема применения положения части 2 статьи 89 УПК Украины, так как в большинстве случаев, несмотря на явную недопустимость доказательств, судьи решают этот вопрос не сразу, как это предусмотрено в части 2 статьи 89, а только в совещательной комнате при принятии судебного решения, что, в свою очередь, существенно нарушает требования УПК Украины.

Например, одним из процессуальных источников доказательств в уголовном производстве об уголовных проступках статьей 2981 определены пояснения лица. В судах уже четко сформирована позиция, что само по себе пояснение лица на этапе досудебного расследования без дальнейшего его подтверждения в суде (во время непосредственного допроса в суде) не является надлежащим и допустимым доказательством вины. Как правило, пояснения отбираются у лиц до прибытия адвоката. А получение определенных доказательств стороной обвинения без присутствия адвоката всегда дает право стороне защиты поставить под сомнение достоверность и допустимость доказательств, ссылаясь на нарушение права на защиту.

Согласно статье 401 УПК Украины дознаватель как должностное лицо подразделения дознания наделяется полномочиями следователя, является самостоятельным в своей процессуальной деятельности, вмешательство в которую лиц, не имеющих на то законных полномочий, запрещается. Лицом, которое имеет право вмешиваться в такую деятельность, является, например, прокурор. Таким образом, получается, что вопрос возможности злоупотребления дознавателями своими служебными полномочиями лежит, скорее, не в плоскости внесенных в процессуальное законодательство изменений, а в плоскости кадровой политики, которую исповедуют наши правоохранительные органы. Если, скажем, прокурор даст определенные поручения дознавателю, последний не сможет их не выполнить. Хотя, возможно, сможет, если найдет в себе смелость не выполнять явно преступный приказ или распоряжение.


Меньше гарантий

Максим ЯРОШЕВИЧ, адвокат, руководитель практики уголовного права и процесса GRACERS law firm

Особенность уголовных проступков в том, что они имеют значительно меньший уровень общественной опасности, чем преступление. Институт уголовных проступков введен с целью обеспечения быстрого расследования уголовных правонарушений небольшой тяжести.

Само расследование уголовных проступков должно проводиться в сокращенные сроки: в течение 72 часов с момента сообщения лицу о подозрении в совершении уголовного проступка или задержания; в течение 20 дней — если подозреваемый не признает вину либо необходимо провести дополнительные следственные (розыскные) действия или если уголовный проступок совершен несовершеннолетним; в течение 1 месяца — если подозреваемым заявлено ходатайство о проведении экспертизы.

Введение института уголовных проступков имеет положительный характер, ведь позволит сосредоточить усилия следователя на полном и всестороннем расследовании преступления, не отвлекаясь на уголовные проступки. Однако, с другой стороны, необеспечение объема процессуальных гарантий, которые даются при расследовании преступлений, может привести к нарушениям основных прав и свобод человека.


Процессуальный предохранитель

Виктор ДУМА, юрист Asters, адвокат

Правоохранительным органам не следует забывать о том, что к доказательствам, переведенным из производства по проступку в дело по преступлению, применяются общие процедурные требования УПК Украины, нарушение которых может привести к признанию судом таких доказательств недопустимыми. Поэтому если, например, дознаватель при получении объяснений нарушит право свидетеля на адвоката или будет угрожать охранному персоналу магазина, требуя предоставить записи с камер видеонаблюдения, суд сможет при рассмотрении уголовного дела по существу признать соответствующие доказательства недопустимыми.

Безусловно, упрощенная процедура сбора доказательств в делах по проступкам может стать инструментом махинаций, вместе с тем дознаватель вряд ли будет заинтересован в искусственном создании ситуации с запланированной переквалификацией проступка в преступление, так как в таком случае:
а) в дело активно вовлекается прокурор, который должен обратиться в суд за разрешением на использование собранных доказательств в деле по преступлению;
б) дело будет передано из органа дознания через прокурора в другой орган — следственный, то есть расследованием будет заниматься другое лицо.
Таким образом, достаточно сложный механизм «легализации» доказательств и передачи дела от одного органа другому, в который вовлечены прокурор и следственный судья, выступает процессуальным предохранителем от возможных злоупотреблений, а разрешение следственного судьи на использование в деле по преступлению доказательств, полученных по упрощенной процедуре, не означает автоматической допустимости таких доказательств.


Не оставить без защиты

Алексей МЕТЕЛ, младший юрист ETERNA LAW

Отныне уголовные правонарушения делятся на преступления и проступки, а исключительное право на расследование уголовных правонарушений вместе со следователями получают так называемые дознаватели. В то же время усматривается некое «упрощение» порядка расследования-дознания, которое, с процессуальной точки зрения, может служить причиной возникновения угрозы для прав человека, что отмечалось многими экспертами в области права.

Хотелось бы выделить следующее: одной из основных проблем процессуальной части расследования проступков является то, что для упрощенного уголовного производства теперь уже не требуется участие правового защитника и согласие потерпевшего. В этом случае достаточно желания прокурора и признания вины лица, которому даже не была предоставлена правовая помощь, что прямо противоречит статье 59 Конституции Украины. Более того, суд имеет возможность рассмотреть обвинительный акт без проведения судебного разбирательства в судебном заседании при отсутствии участников судебного производства, если обвиняемый признал свою вину.

Таким образом, получается, что, если человек признается в совершении уголовного проступка и, как следствие, оказывается на скамье подсудимых, он будет осужден без возможности воспользоваться правовой помощью. Это явно свидетельствует об уменьшении возможности подозреваемого использовать способы защиты, гарантированные Конституцией Украины.


Не упрощать

Сергей ПЕРЕСУНЬКО, адвокат ЮК «АМБЕР»

Упрощенная процедура расследования и рассмотрения уголовных проступков может применятся к правонарушениям, предусмотренным 117 частями 98 статей Уголовного кодекса Украины. И хотя эти нововведения формально не изменили объем права подозреваемого (обвиняемого) на защиту, гарантированного Конституцией Украины и предусмотренного статьями 20, 42 УПК Украины, а также процессуальных полномочий защитника, однако существенно их ограничили вследствие недостаточности времени на реализацию.

А вот порядок назначения экспертизы по ходатайству стороны защиты был изменен. Теперь такое ходатайство подается не непосредственно следственному судье, как в случае с преступлениями, а дознавателю или прокурору. А уже они имеют право (а не обязанность) обратиться к эксперту для проведения экспертизы. Учитывая сокращенные сроки досудебного расследования и то, что результаты медицинских освидетельствований или выводы специалиста сторона обвинения может получить самостоятельно еще до внесения сведений о проступке в ЕРДР, проведение повторных или дополнительных экспертиз с перспективой получить другие выводы не в интересах дознания. Их реализация путем обжалования в суде вследствие ограниченности времени досудебного расследования практически невозможна.

В связи с этим с особой осторожностью следует подходить к возможности с согласия подозреваемого рассмотреть обвинительный акт в упрощенном порядке без проведения судебного разбирательства в судебном заседании, которая с учетом изложенного выше лишает защиту возможности, во-первых, осуществлять полноценную защиту обвиняемого, во-вторых, обжаловать приговор в связи с неправильной оценкой доказательств.


По плодам

Сергей БОЙКО, адвокат ЮК VB PARTNERS

Вопрос допустимости доказательств, добытых в ходе расследования проступка, в случае переквалификации в преступление довольно-таки интересен. Согласно статье 2981 УПК Украины процессуальные источники доказательств по проступкам могут быть использованы в уголовном производстве по преступлениям только на основании определения следственного судьи, которое выносится по ходатайству прокурора.

Таким образом, в случае удовлетворения следственным судьей вышеуказанного ходатайства прокурора в уголовном процессе, связанном с преступлением, появятся новые источники доказательств, которые будут допустимыми. В случае же отказа доказательства, добытые в ходе расследования проступков, будут недопустимыми со всеми вытекающими последствиями (доктрина «плодов ядовитого дерева»).

А вот риск «коммерческой» переквалификации проступков в преступления и обратно можно смело оценить как высокий. Это обусловлено тем, уголовное процессуальное законодательство прямо предусматривает возможность такой «переквалификации». Но стоит отметить, что такие действия следователь или дознаватель может совершать по согласованию с прокурором. На практике правоохранители в основном стараются расследовать все преступления (насколько это возможно) в форме проступков.
Такой подход объясняется следующим: во-первых, законодатель не устанавливает никаких сроков расследования проступков (со дня внесения сведений в ЕРДР и до сообщения о подозрении). А во-вторых, условный дознаватель при наличии «перспективного фигуранта» может успешно манипулировать переквалификацией проступка в преступление и закрытием дела вовсе.


Гладко — на бумаге

Александр ГУН, старший юрист ЮКК «Де-Юре»

Введение института уголовных проступков должно было привести к разгрузке органов следствия. Но как часто бывает с принятием подобных законодательных инициатив в нашем государстве, есть нюансы, которые, несмотря на благие намерения, могут лишь расширить возможности для нарушений при расследовании уголовных производств.
Например, вызывают вопросы требования касательно сроков дознания: хотя часть 1 статьи 301 УПК Украины говорит о том, что дознаватель должен обратиться к прокурору с результатами дознания не позже 72 часов с момента задержания лица, подозреваемого в совершении уголовного проступка, данная статья ничего не говорит о сроках дознания в случае, если лицо, совершившее проступок, не установлено, а информация внесена в ЕРДР по факту совершения правонарушения. Не содержит таких положений и статья 219 УПК. Таким образом, практика так называемых фактовых уголовных производств продолжается.

Возможность дознавателей согласно статье 2981 УПК Украины, в отличие от следователей, до внесения сведений в ЕРДР отбирать объяснения, проводить медицинское освидетельствование, получать заключение специалиста и снимать показания с технических приборов и технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи с возможностью использования таких доказательств уже следователями в уголовных производствах по преступлениям после решения следственного судьи дает компетентным органам широкое поле для потенциальных злоупотреблений.

И хотя такое решение следственного судьи как раз и должно быть фильтром от возможных нарушений закона, принимая во внимание огромнейшую загруженность судов, часто приводящую к формальному подходу к принятию решений при реализации множества «контрольных» функций в рамках уголовных производств, получение подобных решений правоохранительными органами может быть практически автоматическим, что в последующем, безусловно, будет вести к нарушениям прав лиц, обвиняемых в тех или иных преступлениях.

 

 

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

tg-10
4_TaxForce600_90
covid
На-сайт_балы_600х90
На-сайт1_600x90
top50_2020_600x90
ULF_0002
Vacancies_600x90_ua

Інші новини

PRAVO.UA