прапор_України

Генеральний партнер 2022 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА

Проявить закалку

Рубрика Тема номера
«За пятнадцать лет на рынке мы настолько закалились, что никаким кризисом нас не пронять», — Сергей Алексеев и Сергей Боярчуков

В этом году юридическая компания «Алексеев, Боярчуков и Партнеры» отмечает пятнадцатилетие. О первых шагах на юридическом рынке, знаковых кейсах и клиентах, о влиянии кризисов на бизнес, а также о дальнейших профессиональных планах «Юридической практике» рассказали учредители фирмы — управляющий партнер Сергей Боярчуков и Сергей Алексеев, с 2014 года народный депутат Украины.

— С чего начиналась ЮК «Алексеев, Боярчуков и Партнеры»? Что мотивировало вас перейти из инхауса в собственный бизнес?

Сергей Боярчуков (С.Б.): Мы не в первый раз рассказываем эту историю. С Сергеем Алексеевым мы начали вместе работать в «Энергобанке». Я возглавлял юридическое управление, он был моим заместителем. Работая в банке, мы очень часто сталкивались со сложными ситуациями. В то время еще не было наработанной судебной практики по многим вопросам, все приходилось придумывать самим. Это был вызов, который нам понравился. Почувствовав достаточно быстро, что способны на гораздо большее, мы приняли решение создать собственную юридическую компанию.

Сергей Алексеев (С.А.): Познакомились мы несколько раньше. Сергей работал тогда на позиции руководителя юрдепартамента «Киевэнерго», я — в банке. Потом он пришел к нам в банк главой юрслужбы, далее — перешел в KPMG, я тем временем возглавил юрдепартамент «Энергобанка», а потом — и «Киевэнерго». Походив так по различным должностям, мы в итоге вновь оказались в «Энергобанке». Это как раз было время, когда его пытался поглотить «Укргазбанк». Мы как инхаусы занимались защитой интересов «Энергобанка» и путем юридических уловок, в хорошем смысле слова, смогли победить серьезных ресурсных соперников. Это был нереальный кейс, в него мало кто вообще верил. Я не уверен, что сейчас с учетом приобретенного опыта мы бы взялись за подобную «авантюру», но тогда в силу молодости, наивности, веры в юриспруденцию и уверенности в своих силах мы смогли выиграть процесс.

Это дело показало нам, что мы достаточно выросли, чтобы создать собственную юридическую фирму, которая специализируется на сложных процессах. Это еще не была полноценная юрфирма, но мы начали постепенно брать внешние проекты и обзаводиться собственными клиентами. Так в 2005 году появился бренд «Алексеев, Боярчуков и Партнеры».

— Со специализацией, очевидно, определились тогда же — разрешение споров и банкротство.

С.Б.: Сначала была только судебная практика. «Магию» и эксклюзивность законодательства о банкротстве лично я смог оценить, еще работая в «Киевэнерго». В то время был кризис тотальных неплатежей, компании были должны практически все предприятия Киева. И когда иных способов влияния на должника не оставалось, мы прибегали к банкротству. Конечно же, это были первые, что называется, «пионерские» банкротства. К слову, сейчас к нам иногда попадают дела о банкротстве, которые были инициированы мной во время работы в «Киевэнерго» и прошли не один круг по всему юррынку.

С.А.: Мы начинали с применения самого первого Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом», а в итоге пришли к тому, что я как народный депутат Украины стал одним из соавторов Кодекса Украины по процедурам банкротства. К слову, к работе над этим документом были привлечены и адвокаты компании. В частности, специалисты «Алексеев, Боярчуков и Партнеры» принимали участие в написании главы о банкротстве физических лиц и некоторых других разделов Кодекса.

За 15 лет рынок очень сильно поменялся, упорядочился. Фирма за это время обросла практиками, предоставляя на сегодня фактически полный спектр юридических услуг, но с ключевым фокусом на разрешении споров.

— Есть ли клиенты, которые остаются с вами все 15 лет?

С.Б.: У нас множество клиентов, которые за эти 15 лет стали нашими друзьями. Но, к счастью, у них не так часто возникает потребность в наших услугах, чтобы быть системообразующими клиентами. Корпоративные конфликты не длятся постоянно, зачастую они носят волнообразный характер. Достаточно системно и длительное время мы сотрудничали с банками по вопросам возврата задолженности, иногда от момента их основания и опять-таки с разной степенью интенсивности.

— Помимо кейса «Энергобанка», какие еще дела можно назвать визитной карточкой компании?

С.А.: «Укрсоцбанк».

С.Б.: Начать все же надо с дела «Ритма». «Энергобанк» — это был крупный и знаковый кейс, но до создания компании.

Когда мы создали «Алексеев, Боярчуков и Партнеры», перед нами стояла задача не утонуть в рутине мелких дел, мы крайне нуждались в чем-то системообразующем. Судьба послала нам огромный корпоративный спор компании «Ритм» (бывший «Горпромторг» города Запорожья). Акционеры, получившие компании в процессе приватизации, как это часто бывает, поделились на два лагеря, и один из них обратился к нам. К тому моменту дело погрязло в судебных разбирательствах, мы же смогли буквально за месяц решить проблему. Для нас это было очень важно, ведь это было, по сути, фирмообразующее дело — выиграв его, мы доказали, в первую очередь сами себе, что не зря создали фирму, а также достаточно громко заявили о себе на рынке.

Я горжусь, что этот клиент является сейчас нашим другом, благодаря его рекомендациям мы получили массу других заказов, причем на самом старте нашего собственного бизнеса.

Далее была целая эпоха, связанная с «Укрсоцбанком» — это не был какой-то один кейс, но в определенные периоды времени мы вели больше половины дел по проблемной задолженности «Укрсоцбанка». Это тоже нас безумно развило и позволило выйти на следующие ступени.

Независимо от масштаба дела, для меня очень важно понимать, что мы боремся на стороне справедливости. Это создает особый настрой и креативность. Ради торжества справедливости я сделаю все возможное. Пожалуй, это можно назвать профессиональным кредо.

— За 15 лет юррынок претерпел существенные изменения, прошел через ряд кризисов. Можете сравнить ситуацию в 2008 году, 2014-м и сейчас?

С.Б.: 2008—2009 годы были кризисом для всей страны, но для юристов они стали настоящим Клондайком. Тогда пострадало невероятное количество бизнесов, возникла волна неплатежей. На рынке появилось столько юридической работы, что ранее даже представить было сложно.

С.А.: Именно в то время была сформирована правовая культура кризиса неплатежей. Кризис больше всего ударил по ипотечному имуществу, соответственно, появилась практика работы с залоговым имуществом. Некоторые дела продолжаются до сих пор. Был создан целый пласт нового законодательства. Кризис неплатежей стал причиной появления института частных исполнителей, поскольку органы государственной исполнительной службы оказались не столь эффективными и не справлялись с валом дел. Это был кризис, полностью переформатировавший рынок юридических услуг.

С.Б.: Кризис 2014 года затронул в большей мере государственный аппарат, появилось реальное безвластие и вместе с ним определенный хаос в подходах к решению задач. Безусловно, был спад деловой активности, но как только появилась определенность, все стало на свои места.

С.А.: В 2014 году на юриспруденцию наложилась серьезная политическая составляющая, усилившая негативное влияние экономической ситуации. Последствия были не настолько тежелыми, как в 2008 году, поскольку наученные предыдущим кризисом банки уже не раздавали кредиты направо и налево.

— Сергей Олегович, как раз в 2014-м вы сменили сферу деятельности, став народным депутатом Украины. Какие были ваши мотивы?

С.А.: Это было достаточно спонтанное решение. Когда начались политические пертурбации и были объявлены досрочные парламентские выборы, Виталий Кличко, с которым мы познакомились и дружим задолго до его политической карьеры, пригласил меня баллотироваться от «Удара», который шел в парламент в составе Блока Петра Порошенко. Но даже став народным депутатом Украины, я остаюсь в юриспруденции, хоть и приостановил действие удостоверения адвоката, как того и требует закон. В парламенте предыдущего созыва я был заместителем председателя Комитета по вопросам правовой политики и правосудия. Среди прочего мы занимались и судебной реформой. Безусловно, многое из принятого достаточно дискуссионно, но вместе с тем многое все же удалось изменить к лучшему. В том числе и в работе юррынка. В этом созыве Верховной Рады Украины работаю в «правоохранительном» комитете.

Одним из самых успешных GR-проектов юррынка считаю разработку и принятие Кодекса Украины по процедурам банкротства. Благодаря объединению практического опыта и знаний адвокатов «Алексеев, Боярчуков и Партнеры» и нашей с коллегами по парламенту законотворческой работе удалось внедрить лучшие мировые стандарты в практику банкротства в Украине. Разумеется, есть еще над чем работать, но основа заложена очень качественная.

— Рассматриваете ли вы перспективы возврата к юридической практике?

С.А.: Безусловно. Уйдя в политику, я продолжил работать в юридической сфере. Меня интересует юриспруденция и все, что с этим связано. По окончании политической карьеры я обязательно вернусь в фирму. Это мое дело, и мне нравится им заниматься. Нравится заниматься и юридической практикой, и бизнесом. Нравится развивать компанию, внедрять новые практики, например, планирую после возврата развивать GR-направление.

— Как вы оцениваете текущий год?

С.Б.: Он интересный. Думаю, никакое другое определение не подойдет. Мы столкнулись с тем, чего раньше даже предположить не могли. Будет полная перезагрузка всего. Масштаб последствий карантина для юридического рынка мы пока что не можем оценить, ведь юристы работают несколько постфактум. А результаты тех правоотношений, которые впоследствии, в 2021—2022 годах, могут стать предметом обжалования, то есть работой для юристов, в этом году просто не появились. Это проверка на крепость и стрессоустойчивость.

С.А.: Нельзя поддаваться ни кризису, ни панике. Наше поколение настолько закалено разными кризисами, что никакой пандемией нас не пронять. Из любой трудной ситуации нужно выходить с высоко поднятой головой.

Беседовал Алексей НАСАДЮК«Юридическая практика»

 

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

tg-10
4_TaxForce600_90
covid
На-сайт_балы_600х90
На-сайт1_600x90
top50_2020_600x90
ULF_0002
Vacancies_600x90_ua

Інші новини

PRAVO.UA