Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 20 апреля 2019 года, 17:26

Генеральный партнер 2019 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 47 (1039) Телекоммуникацииот 21/11/17 (Отрасли практики)

Диверсионная труппа

На данный момент, к сожалению, в арсенале юристов фактически отсутствует инструментарий, позволяющий эффективно бороться со злоупотреблениями процессуальными правами стороной-диверсантом

Юлия Стусова
Специально для «Юридической практики»

Почти каждый юрист-судебник сталкивался в своей практике с так называемыми процессуальными диверсиями — умышленными злоупотреблениями одной из сторон своими процессуальными правами с целью затягивания рассмотрения дела либо нанесения вреда правам третьей стороны иным образом. По мере возможности законодатель и суды высших инстанций пытаются бороться с такими злоупотреблениями.

Например, в 2008 году были внесены изменения в Хозяйственный процессуальный кодекс (ХПК) Украины, которые исключали возможность применения нескольких видов мер обеспечения иска, направленных на блокировку проведения общих собраний акционеров/участников хозобществ. Другой пример — Высший хозяйственный суд Украины (ВХСУ) в постановлении пленума № 11 от 24 октября 2011 года отметил, что дело должно быть направлено в суд первой инстанции для выдачи приказа после вынесения постановления апелляционным судом даже в случае, если была подана кассационная жалоба на такое постановление. Таким образом, был ликвидирован достаточно популярный способ блокировки исполнения судебного решения, когда в деле постоянно подавались ­кассационные жалобы и оно долго не «спускалось» в суд первой инстанции, в связи с чем сторона фактически не могла получить приказ и исполнить решение суда.

 

Виды злоупотреблений

Однако «прогресс» не стоит на месте, и «креативные» стороны всегда находят новые способы использования процессуальных прав не по назначению — либо с целью затянуть рассмотрение дела, либо во вред правам и/или интересам третьих лиц.

Приведем примеры наиболее распространенных, на наш взгляд, процессуальных диверсий, с которыми стороны могут столкнуться в процессе рассмотрения дела.

Первая — ходатайство о назначении экспертизы с целью затянуть рассмотрение дела. это достаточно популярный прием в делах о взыскании задолженности. Например, сторона-должник заявляет ходатайство об экспертизе на том основании, что один из документов (это может быть договор, по которому производится взыскание задолженности, или другой документ) не подписывался уполномоченным представителем. В связи с этим сторона просит провести экспертизу на предмет подлинности подписи уполномоченного лица на документе, суд назначает экспертизу и приостанавливает производство по делу до ее окончания. Действующий ХПК Украины не содержит прямого указания на то, что такое определение может быть обжаловано (за исключением его обжалования в части приостановления производства в деле), поэтому практика их обжалования больше негативная, чем позитивная. При этом по результатам проведения экспертизы часто оказывается, что документ в действительности был подписан уполномоченным сотрудником стороны. Таким образом, сторона-должник обеспечивает себе отсрочку во времени момента вынесения решения по сути и взыскания с нее задолженности.

Вторая диверсия — подача ходатайств об истребовании большого количества документов, которые не относятся к предмету спора; подача необоснованного встречного иска. Данные способы также часто используются для того, чтобы затянуть рассмотрение дела. Одна из сторон подает ходатайство об истребовании большого количества документов, которые фактически не имеют отношения к сути спора, преследуя цель растянуть судебный процесс во времени, если суд удовлетворит такое ходатайство. Либо с той же целью заявляется заведомо необоснованный встречный иск, вместе с которым подаются ходатайства, направленные на затягивание рассмотрения судебного дела во времени (например, об истребовании документов, о привлечении ряда лиц, которых не касается данный спор, и т.д.).

Третья — искусственное изменение подсудности дела (например, территориальной, путем объединения исковых требований, которые не подлежат рассмотрению вместе, либо путем привлечения в качестве ответчиков лиц, не имеющих на самом деле отношения к сути спора). Таким образом, сторона может добиться переноса рассмотрения дела в более удобный для себя регион. Иногда в результате таких действий дела даже безосновательно переносятся из хозяйственной юрисдикции в общую, поскольку, исходя из практики, суды общей юрисдикции могут применить более радикальные меры обеспечения иска, в то время как хозяйственные в последнее время подходят к данному вопросу более взвешенно.

Четвертая — подача одновременно нескольких абсолютно идентичных исковых заявлений с целью повлиять на результат распределения дел автоматизированной системой документооборота суда. Данный вид злоупотребления правами появился после введения автоматизированного распределения дел между судьями и реализуется путем подачи одновременно нескольких одинаковых исковых заявлений (чаще всего с незначительными недостатками) для распределения одного из исковых заявлений на кого-то конкретно.

Пятая — подача встречного иска заведомо с недостатками с целью дальнейшего обжалования определения о возврате встречного иска и направления материалов дела в суды высших инстанций. Этот прием также является достаточно распространенным и применяется в тех случаях, когда одна из сторон хочет затянуть рассмотрение дела или сорвать судебное заседание. Определение о возврате встречного иска обжалуется в судах апелляционной и кассационной инстанций, при этом суд первой инстанции фактически лишен возможности без материалов рассматривать дело.

Шестая — неоднократная неявка в судебное заседание представителя одной из сторон; неполучение повесток одной из сторон; подача большого количества доказательств/отзыва на иск непосредственно перед судебным заседанием с целью его переноса. Стороны нередко злоупотребляют своим правом на участие в рассмотрении дела и затягивают его рассмотрение путем подачи многочисленных (и в большинстве случаев необоснованных) ходатайств о переносе рассмотрения дела в связи с невозможностью обеспечить явку своего представителя в судебное заседание. С той же целью стороны часто подают непосредственно перед заседанием большое количество документов (доказательств) либо отзыв на иск (дополнительные
пояснения и т.д.).

Седьмая — умышленное сокрытие от суда информации о третьих лицах, прав и обязанностей которых может касаться решение суда по делу. Одна из сторон или стороны умышленно не сообщают суду о существовании лиц, права и обязанности которых может затронуть судебное решение. При этом в таком деле может решаться, например, судьба имущества, на которое данные лица имеют права.

Восьмая — заключение в деле мирового соглашения, направленного на нанесение вреда правам третьих лиц. В прошлом данный прием был очень популярен. Например, одна сторона могла обратиться в суд с иском к другой стороне, в процессе рассмотрения дела либо исполнения решения суда по делу стороны заключали мировое соглашение, по которому одна сторона передавала другой определенное имущество. Обычно такое имущество являлось спорным, и на него заявляли свои права третьи лица, которые при этом не привлекались к спору. В какой-то период практика обжалования мировых соглашений третьими лицами была неоднозначной, и такие лица могли фактически лишиться возможности защитить свои права. В дальнейшем судебная практика изменилась в пользу лиц, которые не являются стороной мирового соглашения, но прав и обязанностей которых оно касается, и сейчас подобные мировые соглашения скорее редкость.

Девятая — подача искового заявления в суд с целью получения обеспечения иска при фактическом отсутствии спора между сторонами. Подобная практика существует очень давно. Так, сторона обращается в суд с иском на надуманных основаниях при фактическом отсутствии спора лишь для того, чтобы суд применил меры обеспечения, которые усложнят жизнь ответчику либо вообще не привлеченным к делу лицам (например, наложение ареста на денежные средства предприятия). В то же время следует отметить, что со временем хозяйственные суды стали более взвешенно (в некоторых случаях даже слишком осторожно) подходить к решению вопроса применения мер обеспечения, поэтому данный способ злоупотребления встречается гораздо реже.

 

Как бороться

Существуют и другие способы злоупотребления процессуальными правами, которые можно встретить на практике. Но на данный момент, к сожалению, в арсенале юристов фактически отсутствует инструментарий, позволяющий эффективно бороться с подобными происками оппонентов.

Можно обращать внимание суда на данные нарушения, просить суд вынести отдельное определение в отношении стороны-диверсанта, пытаться обжаловать определения суда, с которыми сторона не согласна, либо просить суд возложить процессуальные затраты на вторую сторону вне зависимости от того, в чью пользу будет разрешен спор. Однако, как показывает практика, такие меры вряд ли можно назвать действенными.

В проекте  Хозяйственного процессуального кодекса Украины законодатель попытался хотя бы частично решить эту проблему. Так, злоупотреблениям процессуальными правами посвящены несколько статей Кодекса. В них приведены примеры действий, которые могут быть расценены как злоупотребление процессуальными правами, а также установлена ответственность за подобные действия.

В частности, согласно тексту проекта ХПК Украины, обнародованного на сайте парламента, за злоупотребление правами «процессуальных диверсантов» ждет ответственность в виде:

— штрафа;

— отдельного определения;

— возложения на сторону судебных издержек вне зависимости от результатов рассмотрения дела;

— потери оплаченного судебного сбора (в случае подачи нескольких идентичных исков одновременно с целью повлиять на автоматизированное распределение судебных дел).

Штраф может налагаться как на сторону судебного процесса, так и на ее представителя. А в отношении адвоката или прокурора суд может вынести отдельное определение, в том числе в случае, если подписанный ими иск содержит существенные недостатки.

Также новый ХПК Украины предоставляет ответчику возможность просить суд применить меру обеспечения судебных затрат, которые понесет ответчик в связи с рассмотрением дела. Если ответчик сочтет, что иск носит признаки заведомо необоснованного, он сможет просить суд обязать истца внести на депозит суда обеспечение затрат ответчика на профессиональную правовую помощь. И если такое обеспечение не будет осуществлено в установленный судом срок, подобный иск остается без рассмотрения.

Однако следует отдельно отметить, что окончательное решение относительно того, являются ли действия стороны в конкретном деле злоупотреблением процессуальными правами, будет принимать судья. Как это заработает на практике, увидим со временем.

 

СТУСОВА Юлия — адвокат АО «Скляренко, Сидоренко и Партнеры», г. Киев



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 47 (1039) от 21/11/17 Текущий номер

Телекоммуникации

№ 47 (1039)
Государство и юристы

Финальная игра

Судебная практика

Счетная плата

Тема номера:

Сети-лайт

Частная практика

Штатное расписание

Ратификация Многосторонней конвенции MLI:

заставит бизнес провести комплексный анализ собственных международных структур

на ведение бизнеса пока сильно не повлияет, поскольку будет применяться не ко всем действующим двухсторонним конвенциям об избежании двойного налогообложения

в ближайшие несколько лет вообще никак не повлияет на бизнес

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • Antika
  • aequo
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА