Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Ура палата

После шестимесячного затишья ВККС провела экзамены для кандидатов в Апелляционную палату ІР-суда — новой для правовой системы Украины судебной инстанции

Кристина ПОШЕЛЮЖНАЯ «Юридическая практика»

Конкурс на должности в этот суд продвигается медленно, но уверенно. Без лишнего шума, без пристального внимания общественности, без ажиотажа в СМИ. Тем не менее от деятельности этого суда зависит ни много ни мало — инвестиционная привлекательность Украины на международной арене.

Конкурс в Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности, или, как его уже многие называют, ІР-суд, несколько отличается от других конкурсов в национальные суды. Конкурс в первую инстанцию ІР-суда был объявлен еще 30 сентября 2017 года — задолго до объявления второго конкурса в Верховный Суд и конкурса в Высший антикоррупционный суд (оба были объявлены 2 августа 2018 года). Конкурсы в эти суды давно завершились, а конкурс в первую инстанцию ІР-суда приостановился после сдачи кандидатами экзамена. Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККС) поставила на паузу проведение этого конкурса с тем, чтобы синхронизировать процессы в первую и апелляционную инстанции. ВККС руководствовалась тем, что суд без апелляционной «составляющей» все равно не заработает, но будем честны: времени у Комиссии, чтобы заниматься еще и этим конкурсом, просто не было.

Так вот, после завершения конкурсов в «популярные суды» ВККС назначила дату экзамена для претендентов в Апелляционную палату IP-суда. 25 апреля 2019 года кандидаты сдавали анонимное письменное тестирование (длительность процесса 150 минут, максимальный балл — 90), днем позже выполняли практическое задание (длительность написания — 330 минут, максимальный балл — 120).

В Апелляционной палате ІР-суда всего девять мест. Попробовать свои силы в этом конкурсе намеревались 97 юристов, но ВККС допустила только 58. Примечательно, что подавляющее большинство из них — судьи. Из 58 кандидатов только пять выходцев не из судебной системы: адвокат ЮФ Aequo Наталия Дрюк, заведующая научным сектором использования и передачи прав интеллектуальной собственности экономико-правового отдела Научно-исследовательского института интеллектуальной собственности Национальной академии правовых наук Украины Елена Тверезенко, заместитель начальника управления юридического сопровождения банкротства — начальник отдела представительства по делам о банкротстве Департамента планирования и мониторинга финансово-хозяйственной деятельности и по вопросам банкротства Фонда государственного имущества Украины Юрий Ужакин, адвокат Анатолий Федоров и управляющий партнер ЮК «Чернобай и Партнеры» Олег Чернобай. Что касается судей, то большинство из них — представители хозяйственной юрисдикции (27). На анонимное тестирование явились 50 кандидатов.

«Как вы оцениваете перспективы деятельности Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности в связи с изменением политической ситуации в стране?» — адресовали мы вопрос председателю ВККС Сергею Козьякову. Он ответил, что именно этот суд — аполитичен, следовательно, любые изменения в политическом контексте не должны влиять на его деятельность. «Это важно для инвестиций. Это важно для позиции Украины в мире. Интеллектуальная собственность — это чрезвычайно актуальная отрасль права», — отметил г-н Козьяков.

Современное общество (особенно молодое поколение) постепенно отказывается от просмотра телевизора, но постоянно сидит в интернете. Один мобильный телефон — это несколько тысяч патентов и других охранных документов. «Это все интеллектуальная собственность. Поэтому такой суд должен быть, несмотря на политические процессы в стране. Внимания, кроме профессиональных юридических изданий, как ваше, ему никто не уделяет. И это очень хорошо. Это только подтверждает слова о том, что ІР-суд не политический проект. Во время выборов Президента Украины вы что-то слышали об ІР-суде от кого-нибудь из участников президентской гонки? — адресовал уже вопрос журналистам Сергей Юрьевич и после получения отрицательного ответа продолжил:  — А вообще этот суд заинтересует избирателя? Возможно, заинтересует вас и вашего коллегу, Комиссию, потому что нам с этим работать, а также юристов, специализирующихся на этой категории дел, и все!»

Что касается технических деталей конкурса, то Комиссия пока не имеет четкого видения, сколько коллегий будут проводить интервью с кандидатами и когда этап исследования досье и собеседований завершится… Единственная дата, которую озвучил Сергей Юрьевич, — 20 июня — предположительный дедлайн для завершения конкурса. Уложиться ли Комиссия в такие сроки, судить пока рано.

Мы попросили кандидатов в Апелляционную палату ІР-суда поделиться впечатлениями от сдачи тестов. У Олега Чернобая есть определенный опыт сдачи подобных экзаменов, поэтому у него особых трудностей не возникло. Что касается уровня тестовых вопросов, то ему показалось (это его субъективное впечатление), что для Апелляционной палаты ІР-суда вопросы были сформулированы проще, чем для суда первой инстанции. Он отметил, что попались вопросы, касающиеся не законодательства, а законопроектов. К примеру, по поводу оснований признания научных открытий недействительными. «Соответствующий проект закона был принят за основу еще в 2005 году, но до этого времени он так и не изменил законопроектного статуса. Возможно, данный вопрос стоит отнести к разделу теории интеллектуальной собственности», — предположил г-н Чернобай. Или другой пример: в вопросе относительно бессрочности действия прав интеллектуальной собственности подходили два варианта — географические указания и коммерческая тайна, ведь географическое указание может пролонгироваться. «А в целом вопросы были интересными», — отметил наш собеседник.

Некорректно сформулированные вопросы, составленные для конкурса в первую инстанцию, судя по всему, были изъяты из базы тестовых вопросов или они просто не были сгенерированы при подготовке тестов. На этом акцентировала внимание судья Хозяйственного суда г. Киева Оксана Марченко. Ей готовиться к экзамену было легче, возможно, это после конкурса в первую инстанцию — стал понятен принцип, логика разработчиков экзаменационных вопросов.

У кандидатов мы также поинтересовались перспективами деятельности нового суда. «Создание этого суда анонсировалось нашими судебными органами и правительством для международной общественности, они в этом очень заинтересованы, и с учетом проделанной подготовительной работы, думаю, суд будет создан. Надеюсь, что с экономикой в Украине все будет хорошо, поскольку деятельность этого суда напрямую будет зависеть от экономического благосостояния в Украине», — подчеркнула Оксана Марченко. За годы судейской работы она не раз убеждалась, что все экономические потрясения сильно отображались на количестве поданных исков — оно стремительно уменьшалось. В такие моменты люди обращаются за защитой прав интеллектуальной собственности в последнюю очередь.

Олег Чернобай оставил без комментариев вопрос о перспективах деятельности ІР-суда в условиях изменения политического климата, но напомнил, что Высший антикоррупционный суд как юридическое лицо был зарегистрирован еще в прошлом году, выделили заранее и помещения для первой и апелляционной инстанций. Что касается ІР-суда, то информации о его регистрации как юридического лица нет, о выделении ему помещения — тоже нет. «Мне кажется, Государственная судебная администрация Украины этим вопросом еще не занималась. Таким образом, если учитывать определенные нюансы, я сомневаюсь, что текущие вопросы к концу этого года будут решены», — озвучил неутешительный прогноз г-н Чернобай.

Напомнил он и о критической ситуации в некоторых судах, где полномочия по отправлению правосудия есть только у одного судьи (у остальных либо истек пятилетний срок назначения и они еще не прошли квалификационного оценивания, либо они не справились с ним). «В этих условиях, когда судебная система в Украине надлежащим образом не функционирует, мы ходим на конкурсы, создаются Высший антикоррупционный суд, Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности», — говорит о приоритетах юрист. А в ответ на наш вопрос, чего от ІР-суда ожидает бизнес, наш собеседник вспомнил о своем недавнем разговоре с коллегой, которая отметила, что в Украине не работает экономика, а если не работает экономика, то откуда возьмется интеллектуальная собственность? Если не работает экономика, нет интеллектуальной собственности, то откуда возьмется коррупция, с которой необходимо бороться? «У нас уменьшился уровень коррупции из-за того, что убили экономику, а не вследствие применения механизмов преодоления коррупции», — считает кандидат в судьи.

«Что будет с ІР-судом? Не знаю. Не знаю, особенно если учитывать, что много дел с ІР-элементом вообще выпадают из «обоймы» этого суда. Бизнес и IP-рынок пришли к тому, что в 90 случаев из 100, когда речь идет о защите прав интеллектуальной собственности, мы задействуем разные механизмы: вносим объекты в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности, инициируем открытие уголовного дела, гражданский или хозяйственный процессы (в зависимости от субъектного состава), пишем заявление об административном правонарушении — идет массовое наступление. В Украине очень много ІР-дел, которые значатся делами уголовной специализации», — обратил внимание Олег Чернобай. Он добавил, что во время конкурса в Кассационный уголовный суд в составе Верховного Суда не было ни одного вопроса, связанного с интеллектуальной собственностью (к слову, во время конкурса в ІР-суд вопросы уголовной направленности тоже не встречались).

«Когда мы говорим об уголовных производствах, особенно в отрасли интеллектуальной собственности, то при расследовании преступлений очень часто вскрываются ненадлежащее налогообложение, нарушение трудовых условий, нарушение санитарно-эпидемиологических норм… Изготовление лицом продукции с нарушением прав на патент, как правило, сопровождается снижением расходов на производство этой продукции. И как ІР-суд будет вычленять отдельные аспекты и рассматривать их? Как видите, есть много сложных теоретических и практических вопросов», — считает г-н Чернобай. Что же будет рассматривать ІР-суд? Взыскание вознаграждения по лицензионным соглашениям, признание недействительными охранных документов, установление факта нарушения… «Давайте спрогнозируем дальнейшее развитие событий. Если какое-то дело передано на рассмотрение уголовного суда, дело в хозяйственной юрисдикции может быть приостановлено; следовательно, мы привяжем дело, рассматриваемое ІР-судом, к делу, которое рассматривает суд общей юрисдикции. В чем тогда смысл? С другой стороны, с чего-то следовало начинать. Лучше двигаться хоть куда-то, чем стоять на месте. Создание специализированного суда — это, безусловно, позитивное явление. Не ошибается только тот, кто ничего не делает», — резюмировал Олег Чернобай.

25 апреля ВККС обнародовала персонализированные результаты тестов. Из 50 кандидатов — 38 проходят дальше. Минимальный барьер оказался в 73,5 балла (Комиссия применила апробированную не раз формулу — четыре кандидата на одно место по результатам анонимного тестирования; 36-й кандидат набрал 73,5 балла, как и двое его коллег, следовательно, кандидатов, продолжающих участие в конкурсе, не 36, а 38).

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: