Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Получить возмущение

Длительное после отмены ареста невозвращение органами досудебного расследования имущества, переданного на ответственное хранение, позволяет возмущенному собственнику потребовать компенсации понесенных в этой связи убытков

Анатолий ГВОЗДЕЦКИЙ
«Юридическая практика»

Обязанность надлежащим образом хранить временно изъятое у физического или юридического лица имущество и немедленно его вернуть после отмены определения о наложении ареста, прямо предусмотрено действующим законодательством. Но в украинских реалиях «утеря» арестованного имущества органами досудебного расследования и «попытки переложить вину друг на друга», к сожалению, в порядке вещей. А субъекты хозяйствования от таких действий вынуждены нести убытки из-за срыва сроков, обусловленных контрактами, и обивать пороги судов разных юрисдикций  с целью вернуть имущество и получить компенсацию.

На эту ситуацию кардинальным образом может повлиять правовая позиция Большой Палаты Верховного Суда (ВС), изложенная в постановлении от 12 марта 2019 года по делу № 920/715/17, в котором хозяйственное общество отстояло право на возмещение убытков, понесенных в связи с утратой арестованного имущества в рамках хозяйственного судопроизводства.

Так, согласно обстоятельствам дела, в октябре 2016 года в ходе досудебного расследования уголовного производства по факту злоупотребления служебным положением должностными лицами ООО «П» Национальной полицией были проведены обыски в пяти контейнерах, принадлежащих хозяйственному обществу, поставленных ему компанией «Н» во исполнение условий контракта. По результатам обыска имущество (ткани), находящееся в контейнерах, изъято, и в дальнейшем определениями следственного судьи Приморского районного суда г. Одессы товар был арестован. Указанное имущество следователем следственного отдела Приморского отделения полиции (ОП) в г. Одессе Главного управления национальной полиции (ГУНП) в Одесской области передано на ответственное хранение ООО «Ю».

В дальнейшем определениями Апелляционного суда Одесской области и следственного судьи Ковпаковского районного суда г. Сумы арест, наложенный на имущество ООО «П», был отменен. Но, несмотря на отмену ареста имущества и неоднократные требования о его возврате, товар был возвращен ООО «П» лишь частично. Постановлением ГУНП в Сумской области отказано в удовлетворении ходатайства директора ООО «П» о возврате тканей, находившихся в двух контейнерах. Управление Национальной полиции указало, что вернуть изъятое во время обысков имущество невозможно, поскольку его местонахождение после передачи Приморским ОП в г. Одессе ГУНП в Одесской области на хранение ООО «Ю» неизвестно, и по факту невозвращения вещественных доказательств, на которые наложен арест, в отношении должностных лиц ООО «Ю» открыто уголовное производство.

В свою очередь, ООО «П» обратилось в Хозяйственный суд Сумской области с иском о взыскании из государственного бюджета Украины через Главное управление Государственной казначейской службы Украины (ГУ ГКУ) в Сумской области в счет возмещения вреда, причиненного ГУНП в Сумской области, убытков, понесенных в связи с утратой имущества, упущенной выгоды и ущерба, причиненного в связи со взысканием с истца в пользу третьего лица по судебному решению штрафных санкций за непоставку товара.

Иск мотивирован тем, что убытки, заявленные ко взысканию, понесены хозяйственным обществом из-за бездействия ГУНП в Сумской области, которое не вернуло изъятый в ходе обысков товар в полном объеме и своевременно. Истец указывал, что содержание статей 1173–1174 Гражданского кодекса (ГК) Украины прямо указывает, что вред возмещается независимо от вины органов или должностного лица, которое его причинило, в связи с чем в этом деле не подлежит установлению наличие или отсутствие вины ГУНП в Сумской области, не обеспечившего сохранность имущества и не исполнившего предписания статьи 169 Уголовного процессуального кодекса Украины.

Хозяйственный суд Сумской области решением от 12 декабря 2017 года отказал в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на то, что истец не доказал наличия в действиях (бездействии) ответчиков всех элементов гражданского правонарушения и причинения вреда именно ответчиками. Также, по мнению суда, в данном случае к спорным правоотношениям должна применяться специальная норма, а именно — часть 6 статьи 1176 ГК Украины, предусматривающая возмещение вреда на общих основаниях.

Указанное решение отменил Харьковский апелляционный хозяйственный суд постановлением от 20 марта 2018 года, которым исковые требования были удовлетворены в полном объеме. Суд исходил из того, что правовой защите, согласно Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, подлежит как право требования исполнения судебного решения о возврате имущества, так и право мирного владения, заключающегося в получении (возврате в собственность) имущества и прибыли от него. Также суд обратил внимание, что срок исполнения обязанности по возврату имущества наступил, а заявление ответчика об исполнении обязанности в неопределенный срок юридически эквивалентно неисполнению этой обязанности.

В апреле 2018 года заместитель прокурора Харьковской области обжаловал постановление апелляционного суда в кассационном порядке и просил его отменить, а решение местного хозяйственного суда оставить в силе. В частности, он указал, что неправомерность действий (бездействия) служебных или должностных лиц управления полиции должна быть доказана надлежащими доказательствами, а именно — соответствующим решением суда, которое может иметь преюдициальное значение для дела о возмещении убытков. Кроме того, апелляционный суд не учел предписаний статей 303, 304, 306, 307 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины, которыми регламентирован порядок обжалования и рассмотрение жалоб на решения, действия или бездействие следователя, в том числе жалоб владельца временно изъятого имущества при его невозвращении согласно требованиям статьи 169 указанного кодекса.

Определением Кассационного хозяйственного суда в составе ВС указанное дело было передано на рассмотрение Большой Палаты ВС, поскольку поднятые в нем вопросы имеют важное значение для обеспечения развития права и формирования единой правоприменительной практики.

Рассмотрев кассационную жалобу заместителя прокурора, Большая Палата ВС пришла к выводу о наличии оснований для ее частичного удовлетворения.

Суд обратил внимание, что статьи 1173, 1174 ГК Украины являются специальными и предусматривают определенные особенности, характерные для рассмотрения дел о деликтной ответственности органов государственной власти и должностных лиц и отличающиеся от общих правил деликтной ответственности. В частности, этими нормами предусмотрено, что для применения ответственности должностных лиц и органов государственной власти наличие их вины не является обязательным. Впрочем, этими нормами не отрицается обязательность наличия других элементов состава гражданского правонарушения, которые являются обязательными для доказывания в спорах о взыскании убытков.

Лицом, ответственным перед потерпевшим за вред, причиненный органами государственной власти, их должностными и служебными лицами, является государство, которое приобретает и осуществляет свои гражданские права и обязанности через органы государственной власти в пределах их компетенции, установленной законом. Таким органом в этом деле выступает ГУНП в Сумской области как лицо, ответственное за сохранение и возвращение временного изъятого имущества, и Казначейская служба, осуществляющая списание средств из государственного бюджета на основании судебного решения.

Большая Палата ВС согласилась с выводом апелляционного суда, что определенная законом обязанность вернуть имущество не исполнена государством Украина, а в спорных правоотношениях не предоставлены никакие гарантии возврата имущества, не установлен срок возврата такого имущества, в связи с чем имеются основания для взыскания из государственного бюджета Украины причиненных истцу убытков.

Что же касается исключительной правовой проблемы, на которую обращал внимание Кассационный хозяйственный суд, то в части самостоятельного установления хозяйственными судами незаконности действий органа государственной власти или органа местного самоуправления при рассмотрении дел о возмещении ущерба Большая Палата указала, что вопрос наличия между сторонами деликтных обязательств и гражданско-правовой ответственности за причиненный вред находится в плоскости гражданских правоотношений потерпевшего и государства, которые не регулируются нормами УПК Украины, а хозяйственный суд самостоятельно устанавливает наличие или отсутствие состава гражданского правонарушения, ставшего основанием для взыскания ущерба, оценивая предоставленные сторонами доказательства.

В то же время ВС признал неправомерным вывод апелляционного суда в части удовлетворении требований о взыскании убытков, понесенных истцом в связи с неисполнением договорных обязательств перед третьим лицом. Суд обратил внимание, что в силу статьи 42 Хозяйственного кодекса Украины предпринимательская деятельность осуществляется субъектами хозяйствования самостоятельно, на свой риск, и имущественный ущерб от такой деятельности, обусловленный договорными обязательствами сторон, не может быть возложен на государство лишь по факту его причинения. В частности, истец знал о наложении ареста на имущество, и в вопросе возможности соблюдения сроков поставки изъятого товара, предусмотренных договором, действовал на собственный риск.

Своим постановлением ВС отменил решения местного и апелляционного хозяйственных судов и принял новое решение об удовлетворении исковых требований в части взыскания убытков с учетом упущенной выгоды.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: