Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Спектры изучения

Вопросы, касающиеся привлечения лиц к административной ответственности за нарушение таможенного законодательства, требуют более детального правового изучения

Вопрос наличия оснований для открытия производства по делу о нарушении таможенных правил особенно актуален для адвокатов, которые занимаются защитой лиц, перемещающих товары через таможенную границу Украины. Отсутствие таких оснований может привести не только к незаконности проведения всех последующих процессуальных действий должностными лицами таможенных органов, но и вообще к закрытию производства по делу.

Сокрытие от контроля

В связи с многообразием внешнеэкономических отношений в частноправовом секторе, связанных с экспортом/импортом товаров, одним из самых «популярных» нарушений для таможенных органов Украины, несомненно, являются действия, направленные на перемещение товаров через таможенную границу Украины с сокрытием от таможенного контроля, ответственность за которые предусмотрена статьей 483 Таможенного кодекса (ТК) Украины. Основной мишенью таможенных органов в этом ­случае становятся директора предприятий, перемещающих товар через таможенную границу.

При этом, как показывает практика, таможенные органы Украины придерживаются одного и того же алгоритма выявления таких правонарушений и открытия производства по делу о нарушении таможенных правил.

Первоочередным шагом адвоката при защите клиента в связи с привлечением к административной ответственности за нарушение таможенных правил является проверка законности оснований для открытия производства.

Как указано в статье 491 ТК Украины, такими основаниями являются:

1) непосредственное выявление должностными лицами органа доходов и сборов нарушения таможенных правил;

2) официальные письменные сообщения о совершении лицом нарушения таможенных правил, полученные от правоохранительных органов, а также от органов, осуществляющих виды контроля, указанные в части 1 статьи 319 настоящего Кодекса;

3) официальные письменные сообщения о совершении нарушения таможенных правил, полученные от таможенных и правоохранительных органов иностранных государств, а также от международных организаций.

Указанный исчерпывающий перечень, если учитывать принцип, закрепленный в части 2 статьи 19 Конституции Украины, не дает законной возможности таможенным органам открыть производство по делу о нарушении таможенных правил на других основаниях, прямо не предусмотренных в статье 491 ТК Украины. По крайней мере, так должно быть в демократическом правовом государстве, где действует принцип верховенства права, а права и свободы человека и гражданина являются основоположными для органов государственной власти при осуществлении ими своих полномочий.

Но, к сожалению, в Украине таможенные органы нередко открывают производства по делу, иногда злоупотребляя механизмом, установленным в соглашениях о взаимной помощи в таможенных вопросах между Украиной и другими государствами. Например, в соответствии со статьей 5 Соглашения между правительством Украины и правительством Турецкой Республики о взаимной помощи в таможенных вопросах, вступившего в силу 5 июля 1997 года, таможенный орган одной договаривающейся стороны по собственной инициативе или по запросу предоставляет таможенному органу другой стороны всю информацию, которая может быть использована им для выявления нарушений таможенного законодательства.

Уполномочены выявлять

На практике довольно часто ситуация выглядит иначе. Государственная фискальная служба (ГФС) Украины  направляет таможенным органам другого государства запрос о предоставлении информации и документов относительно операций по перемещению товаров через таможенную границу обоих государств и после получения ответа на запрос направляет указанные документы региональным таможенным органам Украины, которые, как и ГФС Украины, уполномочены рассматривать материалы о возможных нарушениях таможенного законодательства. В соответствии с подпунктом 24 пункта 4 Положения о ГФС Украины, утвержденного постановлением Кабинета Министров Украины от 21 мая 2014 года № 236, ГФС Украины в соответствии с возложенными на нее задачами осуществляет в случаях, предусмотренных законом, производство по делам о нарушении таможенных правил и делам об административных правонарушениях. Согласно части 2 статьи 486 ТК Украины производство по делу о нарушении таможенных правил включает в себя выполнение процессуальных действий, указанных в статье 508 настоящего Кодекса, рассмотрение дела, вынесение постановления и его пересмотр в связи с обжалованием.

Из анализа изложенных норм следует, что ГФС Украины уполномочена самостоятельно выявлять таможенные правонарушения и составлять соответствующие протоколы. Более того, в организационной структуре ГФС Украины есть отдельный орган, который уполномочен выявлять и фиксировать правонарушения, — Департамент организации противодействия таможенным правонарушениям и международного взаимодействия.

Должностные лица таможенных органов Украины после получения ими сопроводительного письма от ГФС Украины с прикрепленным ответом таможенных органов иностранного государства на основании подобных ответов и прилагаемых к ним документов сами составляют протокол о нарушении таможенных правил и считают момент получения от ГФС Украины документов моментом выявления правонарушения.

Основная проблема здесь состоит в следующем: таможенные органы Украины не всегда учитывают, что в подобных случаях основаниями для открытия производства по делу о нарушении таможенных правил являются именно официальные письменные сообщения о совершении нарушения таможенных правил, полученные от таможенных и правоохранительных органов иностранных государств, а не любые письма и ответы на запросы, которые украинские таможенники принимают в качестве оснований для открытия производств в отношении лиц, перемещающих товар через таможенную границу Украины.

Что касается правовой оценки писем от таможенных органов иностранных государств на запрос таможенных органов Украины как оснований для открытия производства и доказательств по делу о нарушении таможенных правил, то уже сформировалась относительно стабильная судебная практика. Так, в постановлении Апелляционного суда Киевской области по делу № 359/6866/17 от 7 февраля 2018 года указано: «Основанием для составления протокола о нарушении таможенных правил является ответ таможенных органов Латвийской Республики, который был направлен письмом в ГФС Украины… Однако указанное письмо не может считаться официальным сообщением о совершенном правонарушении, тем более доказательством его совершения. Это письмо является лишь ответом таможенного органа иностранного государства в связи с применением соглашения между Правительством Украины и Правительством Латвийской Республики».

Такой же позиции придерживался и Соломенский районный суд г. Киева, который в постановлении по делу № 760/4322/18 от 23 февраля 2018 года отметил следующее: «Ответ таможенных органов Польши и Италии не может признаваться официальным сообщением о совершенном правонарушении, поскольку в нем отсутствуют сообщения о каких-либо правонарушениях».

Таким образом, для принятия решения, является ли ответ таможенного органа иностранного государства официальным сообщением о совершенном правонарушении и надлежащим доказательством, суд обязан в силу общих презумпций ТК Украины и Кодекса Украины об административных правонарушениях (КУоАП) проанализировать текст такого ответа.

Для того чтобы признать такой ответ официальным сообщением в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 491 ТК Украины, в нем должно быть указано как минимум следующее:

1) нарушение таможенных правил, которое было совершено (его признаки, время, место и характер);

2) лицо, совершившее или предположительно совершившее такое нарушение (Ф.И.О. лица-нарушителя, должность лица на предприятии, в учреждении или организации в случае, если перемещение товара осуществлялось юридическим лицом и в качестве декларанта выступало это физическое лицо);

3) документы и информация, которые свидетельствуют о совершении именно этим лицом такого нарушения (экспортные документы, касающиеся этого лица или предприятия, в котором он работает, информация о законности/незаконности осуществления операций по перемещению товара через таможенную границу и т.д.).

Однако, как показывает практика, подобные ответы не содержат сведений, которые необходимо указывать в официальном сообщении о правонарушении. ГФС Украины, как правило, направляет иностранным коллегам именно запрос, то есть письменную просьбу о предоставлении информации, на что в ответ приходит письмо, содержащее соответствующую формулировку: «На ваш запрос предоставляем вам копии следующих документов…». Поэтому суды вполне обоснованно не признают подобные ответы официальными письменными сообщениями о совершении нарушения таможенных правил.

Какие имеет последствия описанная выше ситуация в связи с отсутствием оснований для открытия производства по делу о нарушении таможенного законодательства? Закрытие производства, ведь в соответствии со статьей 488 ТК Украины производство по делу о нарушении таможенных правил считается начатым с момента составления протокола о нарушении таможенных правил, а из системного толкования статей 494 и 508 ТК Украины следует, что все процессуальные действия могут быть законно проведены исключительно после составления такого протокола.

Нет оснований — нет протокола

Таким образом, если основания для составления протокола были незаконными, недопустим и сам протокол как доказательство, как следствие, недопустимы также все собранные доказательства по делу, правовой статус которых напрямую зависит от законности составления протокола в качестве одного из основных доказательств по делу.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 247 КУоАП производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а если оно уже открыто, то подлежит прекращению в отсутствие события и состава административного правонарушения. При этом наличие в действиях состава административного правонарушения в соответствии с частью 2 статьи 251 КУоАП обязаны доказывать должностные лица таможенных органов, ведь именно они уполномочены составлять протоколы о нарушении таможенных правил.

Также стоит рассмотреть и ситуацию, когда ответ таможенных органов иностранного государства оценивается судом как официальное письменное сообщение о совершенном правонарушении. В таком случае обязательно следует изучить вопрос непринадлежности и недопустимости в качестве доказательства прилагаемых к такому ответу документов.

В частности, таможенные органы иностранного государства направляют в ответ на запрос ГФС Украины документы, которые вообще не содержат сведений ни о лице, привлекаемом к административной ответственности, ни о предприятии, директором которого оно является (то есть указаны другие сведения о получателе товара в Украине).

При таких обстоятельствах документы, полученные от таможенных органов иностранных государств, не содержат информации ни о лице-нарушителе, ни об операции по незаконному перемещению товаров через таможенную границу, которая является предметом рассмотрения по данному делу, а соответственно, считаются ненадлежащими. Из анализа статей 245, 251,252, 280 КУоАП можно сделать вывод, что доказательства должны содержать фактические данные относительно предмета доказывания, то есть они должны быть надлежащими, иначе суд не примет их во внимание как подтверждающие наличие состава административного правонарушения, но, к сожалению, КУоАП не содержит прямой нормы, раскрывающей понятие надлежащего доказательства в отличие от других процессов.

Следует отметить, что многие вопросы требуют более детального правового изучения для принятия решения уполномоченными сотрудниками ГФС Украины о необходимости начала процедуры привлечения лиц к административной ответственности за нарушение таможенного законодательства.

 

ДЕМИН Денис — партнер, адвокат АО Litigation Group, г. Киев,

ХОМИЧ Алексей — юрист АО Litigation Group, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

Акцент

Приговор дороже денег

Государство и юристы

Название болгарского города Девин сможет стать брендом минеральной воды

Власти Великобритании оштрафовали Facebook за утечку данных

Институт обязательного откомандирования — новация для Совета судей Украины

Закон «маски-шоу стоп № 2» подписан Президентом

Бюджет КСУ предлагают увеличить, урезав финансирование ВС

Сезонная миграция

Через трения к звездам

Управляющая кампания

Книжная полка

Требовалось доказать

Конспект

Научное открытие

Право выбора

Отрасли практики

Упрощение не работает

Умолчание – золото

Дурилка картинная

С иском для жизни

Спектры изучения

Сборный механизм

Репортаж

Задели за жилое

Северный плюс

Самое важное

Плановый ремонт

Разумный поход

Судебная практика

Вторжение в жилище даже после утраты права пользования нарушает право на неприкосновенность частной жизни

Задержание хулиганов — футбольных болельщиков в целях профилактики не нарушает норм Конвенции

ВС отказал в открытии производства по «санкционному» делу, инициированному телеканалами

Решение ВСП о временном отстранении судьи признано правомерным

Социальная оставляющая

Абсолютная ошибка

Тема номера

Выгодные данные

Видать в облаках

Нас не провести

Спорое доказательство

Созыв вне очереди

Направить по ложному следу

Сменная надежда

Пройти от общего к честному

Строим телеMOSS

Частная практика

Оpen space

CMS сопровождала приобретение доли в крупнейшем банке Молдовы

ЮФ Aequo вошла в число самых инновационных юридических фирм Европы по версии FT Innovative Lawyers

«KPMG в Украине» усиливает направление трансфертного ценообразования

Алексей Резников стал партнером ЮФ Asters

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: