Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика №29-30 » Хорошо добытое старое

Хорошо добытое старое

Ответственность за незаконное обогащение

Вопрос ответственности за незаконное обогащение снова реанимирован: в «президентском» проекте предлагается усилить наказание за счет института взыскания в доход государства необоснованных активов

Дискуссия о целесообразности декриминализации статьи Уголовного кодекса (УК) Украины, предусматривающей ответственность за незаконное обогащение, практически сразу же была переведена из юридической в политическую плоскость. После решения Конституционного Суда Украины (КСУ) № 1-р/2019 от 26 февраля с.г., которым статья 3682 Уголовного кодекса Украины была признана неконституционной, в течение нескольких недель на рассмотрение парламента поступило 13 (!) законодательных инициатив, призванных реанимировать данный институт: основной проект № 10110 под авторством тогдашнего главы государства Петра Порошенко и 12 альтернативных. Правда, после законотворческого бума последовал период предвыборного затишья, которое в начале нынешнего лета нарушил новый Президент Украины Владимир Зеленский, инициировав рассмотрение законопроекта «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно конфискации незаконных активов лиц, уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления, и наказания за приобретение таких активов» (№ 10358). Уголовную ответственность за незаконное обогащение он предложил усилить институтом взыскания в доход государства необоснованных активов. Подробнее о принципах работы такого механизма и перспективах его реализации мы расскажем далее.

Деление с достатком

Вернуть статус-кво для института уголовной ответственности за незаконное обогащение глава государства предлагает путем не минимальной коррекции, как большинство авторов поданных еще в начале весны 2019-го законодательных инициатив, а максимальной — посредством внесения изменений в десять законодательных актов, в частности: в Уголовный, Уголовный процессуальный, Гражданский, Гражданский процессуальный кодексы и Законы Украины «О Национальном антикоррупционном бюро Украины», «О прокуратуре», «О предотвращении коррупции».

Среди прочего УК Украины предлагается дополнить новой статьей 3685 «Незаконное обогащение», которой устанавливается уголовная ответственность (лишение свободы на срок от пяти до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься отдельной деятельностью на срок до трех лет) за приобретение лицом, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления, активов, стоимость которых более чем на двенадцать тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан (то есть более 204 тыс.  грн) превышает его законные доходы. При этом в части 5 этой новеллы оговаривается, что при определении разницы между стоимостью приобретенных активов и доходами не учитываются активы, являющиеся предметом производства по делам о признании активов необоснованными и их взыскании в доход государства, а также активы, взысканные в доход государства в рамках такого производства.

С целью обеспечения надлежащего функционирования такого института конфискации вводится отдельное основание для прекращения права собственности (изменения в части 1 статьи 346 Гражданского кодекса Украины), определяются виды активов, которые могут признаваться необоснованными, и устанавливается их пороговая финансовая величина: разница между стоимостью активов и доходами лица, уполномоченного на выполнение функций государства или местного самоуправления, должна в пятьсот и более раз превышать размер прожиточного минимума для трудоспособных лиц (сегодня это все, что свыше 1 млн грн). Кроме того, для такого механизма предусматриваются особые стандарты доказывания: вводится принцип «преимущества доказательств» (preponderance of the evidence). Так, в части 4, которой предлагается дополнить статью 89 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины, прописывается, что по делам о признании необоснованными активов и их взыскании в доход государства суд выносит решение в пользу той стороны, доказательства которой были более убедительными по сравнению с доказательствами другой стороны. А в положениях статьи 81 ГПК Украины  конкретизируется: по делам о признании необоснованными активов и их взыскании в доход государства истец обязан привести фактические данные, подтверждающие связь активов с лицом, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления, и их необоснованность, то есть наличие определенной в части 1 статьи 290 настоящего кодекса разницы между их стоимостью и доходами этого лица. В случае приведения таких данных доказывание факта обоснованности активов возлагается на ответчика.

Особенности предусматриваются и в части действия закона во времени. Так, в положениях статьи 290 ГПК Украины, которая проектом № 10358 излагается в новой редакции, оговаривается, что иск может быть предъявлен и относительно необоснованных активов, приобретенных в течение трех лет до (!) дня вступления в силу Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно конфискации незаконных активов лиц, уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления, и наказания за приобретение таких активов». Правда, как это корреспондируется с конституционным постулатом о том, что законы не имеют обратного действия во времени, кроме случаев, когда они смягчают или отменяют ответственность лица, — вопрос остается открытым.

Рассмотрение дел о признании необоснованными активов и их взыскании в доход государства предлагается отнести к юрисдикции Высшего антикоррупционного суда (ВАС), в апелляционном порядке их пересмотр будет осуществлять Апелляционная палата этого суда. Такие производства должны рассматриваться коллегиально в составе трех судей ВАС, один из которых имеет стаж работы в должности судьи не менее пяти лет, кроме случаев, когда ни один такой судья в этом суде не может принимать участие в рассмотрении дела на предусмотренных законом основаниях. При этом уточняется: если в таких делах ответчиком является судья или работник аппарата ВАС, такое производство в первой инстанции осуществляет местный суд, в пределах территориальной юрисдикции которого находится Высший антикоррупционный суд, а принятые судебные решения обжалуются в апелляционном порядке в Киевском апелляционном суде.

Право на обращение в суд с соответствующим иском предлагается предоставить Национальному антикоррупционному бюро Украины (НАБУ) по согласованию с прокурором Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП), кроме дел, где ответчиком являются должностные лица НАБУ и прокуроры САП: в таких случаях право на обращение с соответствующим иском предоставляется прокурорам Генеральной прокуратуры Украины по поручению Генерального прокурора. Предложенной процедурой судебного рассмотрения устанавливается, что сначала НАБУ готовит иск и материалы к нему, сравнивая при этом доходы и активы чиновника. В дальнейшем иск подается в ВАС, и прокуроры САП должны предоставить соответствующие материалы обвинения.

Экспертная уценка

Абсолютно очевидно, что в вопросе необходимости возврата данного института сегодня превалирует политическая целесообразность, а отнюдь не практическая необходимость (ни для кого не секрет, что отмененная статья 3682 УК Украины на протяжении последних лет пяти была фактически «мертвой нормой»). Причем это признают и сами законодатели. Можно ли реализовать предложенный новым главой государства концепт действия механизма наказания за незаконное обогащение? Этот достаточно дискуссионный вопрос обсуждался в том числе на VII Международном судебно-правовом форуме.

Проект закона № 10358 — это один из потенциальных вызовов для деятельности ВАС, считает Игорь Попов, заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам предотвращения и противодействия коррупции. По его словам, данной законодательной инициативой фактически предлагается «обойти» принцип презумпции невиновности (его нарушение, отметим, было констатировано в решении КСУ № 1-р/2019) посредством гражданского процесса: по решению ВАС осуществлять конфискацию активов лиц, которые только подозреваются в совершении коррупционного преступления, и только потом такие граждане (или даже третьи лица) должны будут доказывать, что их блага были получены законным путем. «Новая каденция Верховной Рады Украины, которая, скорее всего, будет поддерживать любые инициативы Президента Украины, с высокой долей вероятности примет соответствующий закон. И вы, практикующие юристы, можете стать или третьими лицами в процедуре гражданской конфискации (чего я никому не пожелаю!), или же представлять в соответствующих производствах интересы клиентов, у которых будет конфисковано имущество. Задача — подтвердить источники законности происхождения их состояния — не из простых», — прогнозирует парламентарий. По убеждению Игоря Попова, такой механизм может стать серьезным инструментом для осуществления избирательного давления на власть имущих или политических оппонентов.

Ситуация с неэффективностью национального антикоррупционного законодательства и попытками повысить его действенность с помощью новых, весьма спорных инструментов Руслану Сидоровичу, председателю подкомитета по вопросам исполнения решений Европейского суда по правам человека парламентского комитета по вопросам правовой политики и правосудия, напоминает темную комнату, в которой свет не включили, а единственный фонарик направили лишь в один угол. Перспективу имплементации фактически процедуры расширенной гражданской конфискации, предложенной «президентским» законопроектом, парламентарий оценивает весьма скептически, обращая внимание на целый ряд нормотворческих недочетов. Например, положения законодательной инициативы выписаны таким образом, что процедуру конфискации можно применить практически к любому лицу, а не только к чиновникам, которые являются фигурантами уголовных производств по коррупционным преступлениям. Весьма сомнительна с точки зрения конституционности и идея о возможности предъявить иск относительно необоснованных активов, приобретенных в течение трех лет до дня вступления в силу соответствующего нового закона.

Сама концепция института расширенной гражданской конфискации, как рассказал Руслан Сидорович, зародилась в британском праве, где со времен морской экспансии существует разделение на титульных и фактических собственников имущества. Украинской догме гражданского права такая дифференциация чужда, поэтому, по убеждению народного депутата Украины, прежде чем вводить институт конфискации, который работает в Великобритании, нужно концептуально переосмыслить нормы национального гражданского права, ввести непрямые методы налогообложения и всеобщее декларирование: то есть если расходы не совпадают с доходами, сначала нужно заплатить налог на разницу между ними, а если превышена финансовая величина такого «несовпадения», установленная в УК Украины, — уже нести уголовную ответственность. В противном случае, по прогнозам Руслана Сидоровича, это приведет к правовым коллизиям и серьезным злоупотреблениям на практике.

Ольга КИРИЕНКО  «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: