Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Миграция туда

Профессиональная миграция приобрела небывалый масштаб

Рубрика Репортаж
Унификация юридического образования уменьшит влияние профессиональной миграции на эффективность уголовного производства, считают участники LHS Discussion Hub

Адвокат, прокурор и судья образуют своеобразный треугольник, от равенства сторон которого зависит справедливость в уголовном производстве. В последние годы профессиональная миграция из адвокатуры в прокуратуру и суды и из судов и прокуратуры в адвокатское сообщество приобрела небывалый масштаб. Как это сказалось на эффективности уголовного производства и готово ли юридическое сообщество к унификации юридической профессии, обсуждали специалисты права в рамках LHS Discussion Hub «Профессиональные миграции в сфере уголовного судопроизводства», который состоялся 24 июня 2019 года. Опытные адвокаты, судьи и работники правоохранительных органов поделились своими историями профессионального роста.

Олег Малиневский, партнер ЮК EQUITY, который выступил модератором мероприятия, отметил, что случаи, когда высококвалифицированные юристы, практики уголовного судопроизводства меняют статус деятельности, не меняя сферы деятельности, сейчас нередки. Этому способствует и судебная реформа, изменившая правила отбора судей, и монополизация представительства в судах адвокатами, и борьба с коррупцией, и создание соответствующих органов. Вследствие этих процессов особенно острыми стали вопросы унификации профессии, создания единых стандартов и изменения подходов к профессиональному образованию. Насколько легко адаптироваться на новом месте после перехода, какие возникают вызовы, как их преодолеть? Важно разобраться и в том, есть ли принципиальные отличия между адвокатами, судьями и прокурорами.

Виталий Дюрдь, старший детектив Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ), является одним из тех, кто сменил относительно независимую адвокатскую деятельность на службу в антикоррупционных органах. По его мнению, особых сложностей в адаптации на государственной службе не возникает, зато меняется отношение к коллегам, ведь видишь ситуацию с обеих сторон: и с точки зрения правоохранительных органов, и с точки зрения адвокатов. Отвечая на вопрос, чувствуется ли разница подходов у бывшего адвоката и бывшего сотрудника правоохранительных органов, он констатировал, что подходы у представителей этих профессий разные, поэтому оптимальным должен быть симбиоз применения знаний и навыков предыдущей сферы деятельности, которая в синергии дает положительный результат. Г-н Дюрдь отметил, что сегодня антикоррупционные органы работают под огромным общественным давлением — люди требуют результата и этим мотивируют деятельность следователей. Однако выполнение запроса общества не означает деятельность за пределами правового поля. По мнению детектива НАБУ, стороны уголовного процесса не должны злоупотреблять процессуальными правами, их позиции должны быть более взвешенными, а «красная линия», которую нельзя переступать участникам процесса, — это переход на личности и попытки адвоката действовать заодно с лицом, интересы которого он защищает. Виталий Дюрдь считает, что надо быть защитником, а не соучастником, ведь адвокат должен быть мерилом юридической чистоты.

Для Дмитрия Евдокимова, в недавнем прошлом представителя адвокатского сообщества, а сейчас заместителя начальника патрульной полиции в г. Киеве, главной мотивацией смены работы стал кадровый голод в среднем управленческом звене в период становления Национальной полиции. Выбор был нелегким, поэтому в будущем он не исключает возможности возвращения в адвокатуру, поскольку адвокатское свидетельство у него не аннулировано, а приостановлено его действие. После перехода в полицию материально стало хуже, но он не жалеет о своем выборе, так как этот этап жизни принес больше позитива, новых умений и контактов, а знания и процессуальные навыки адвоката помогают ему в работе. Отвечая на вопрос, есть ли обратная миграция из полиции в адвокатуру, Дмитрий Евдокимов отметил, что такая миграция есть, хоть и не носит массового характера. Кроме возвращения в бизнес существует миграция и в рамках государственной службы — переход на работу в Государственное бюро расследований (ГБР), прокуратуру и т.п. По его мнению, причины конфликтов между правоохранителями и адвокатами разные, однако главными их предпосылками являются неопытность отдельных полицейских и злоупотребление правами адвокатом. Неприемлемым же в адвокатской деятельности он считает несоблюдение законов и адвокатской этики, а также сознательное, преднамеренное и грубое злоупотребление своими правами.

А вот Владислав Грищенко, советник АО Ario, оставил сторону обвинения и перешел в ряды защитников. Он отметил, что их компания занимается активной защитой своих клиентов, для чего проводит собственное расследование, собирает доказательственную базу, поэтому навыки следователя приходятся как нельзя кстати. Исходя из собственного опыта, он делает вывод о наличии различий между адвокатами и правоохранителями на ментальном уровне. При этом он привел примеры, из которых следует, что для некоторых представителей правоохранительных органов соблюдение права человека находится на втором месте, а на первом — интересы дела. Он видит выход из этого положения через изменение восприятия миссии правоохранительных органов. Эта миссия должна заключаться не в защите общества от преступления, а в соблюдении закона, поэтому приход новых людей в правоохранительные органы, по его убеждению, изменит ситуацию.

Говоря о различиях в работе на клиента-государство и на клиента — частное лицо, Сергей Гребенюк, советник Asters, адвокат, имеющий опыт работы в прокуратуре и правоохранительных органах, отметил, что у тех, кто долго работал в системе правоохранительных органов, существуют проблемы с коммуникацией с клиентом. Исходя из практики работы Asters, среди юристов которой есть бывшие сотрудники силовых структур, он считает наиболее эффективным сочетание опыта бывших правоохранителей и навыков молодых юристов. Система юстиции требует изменений в соответствии с требованиями времени, при этом ощутима разница в качестве работы НАБУ, куда осуществлялся специальный отбор более профессиональных кадров, и других правоохранительных органов. Сергей Гребенюк не видит проблемы в профессиональной миграции, поскольку для любого адвоката в мире вполне естественно построить карьеру и заработать деньги в бизнесе, а затем стать судьей и служить обществу. То же касается и прокуратуры, выходцы из которой достигают высот в частном юридическом бизнесе. К сожалению, существует и другой отбор — не по критериям профессионализма и честности, а по критериям умения работать на руководство для достижения материальных бонусов. Сергей Гребенюк убежден, что только в условиях прозрачной системы выиграют все: и адвокаты, и прокуроры, и следователи.

Сергей Лысенко, управляющий партнер Gracers Law Firm, также ранее работал в системе правоохранительных органов, а теперь он адвокат. По его мнению, противоречий между адвокатами и правоохранителями быть не должно, потому что и те, и другие защищают интересы гражданина. Если представители этих сообществ будут понимать процесс именно с такой точки зрения, оснований для противостояния сторон будет меньше. Главное — помнить о законе и всегда оставаться человеком, поскольку конфликты, как правило, возникают вследствие того, что в процессе стороны переходят на личности, а это ухудшает ситуацию как для клиентов, так и для правоохранителей. К тому же далеко не всегда эффективную работу правоохранителей должным образом оценивает общество и государство. Адвокатура — территория свободы, и опыт, полученный в других сферах, тоже важен, поскольку эта школа учит правильно думать и действовать.

В связи со спецификой своей деятельности Владимир Полищук, председатель Квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры Киевской области, может оценить квалификационный уровень претендентов на получение адвокатской «лицензии». Представители правоохранительных органов или судов ежемесячно сдают экзамены для получения права на занятие адвокатской деятельностью, и таких кандидатов, по словам г-на Полищука, 2–3 % от общего количества претендентов. При этом уровень знаний правоохранителей и юрисконсультов примерно одинаков и больше зависит от сферы деятельности (уголовная, хозяйственная и т.п.). Владимир Полищук отметил, что случаи нарушения прав адвокатов отслеживаются, виновные привлекаются к ответственности. Также он подчеркнул важность сплоченных действий адвокатов в отстаивании своих прав: 12 июня адвокаты Киевской области объявили забастовку в знак протеста против бездействия правоохранительных органов в расследовании избиения адвоката. Акция оказалась действенной, и сейчас четырем лицам объявили о подозрении и их держат под стражей. Таким образом, система стала более открытой и быстрее реагирует на нарушения прав адвокатов, хотя пока нельзя говорить о полном прекращении случаев нарушений.

На вопрос, можно ли использовать опыт предыдущей деятельности адвоката в статусе судьи, Аркадий Бущенко, судья Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда, ответил, что в США стать судьей, не поработав перед этим адвокатом или прокурором, невозможно, к тому же изменить специализацию обвинителя на специализацию защитника в уголовном процессе намного легче, чем из уголовного адвоката превратиться в адвоката в налоговых спорах. По мнению спикера, идея объединения специальностей в уголовной юстиции положительная, так действуют единые этические принципы и стандарты профессии. Однако в настоящее время существует определенная профессиональная кастовость (прокуроры, судьи и адвокаты), хотя на самом деле разница не между кастами, а между хорошими и плохими юристами.

А его коллега Мальвина Данилова, судья Хозяйственного суда Киева, до занятия должности судьи работала в том числе и в правоохранительных органах. Как преподаватель юридического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, она отметила повышение уровня подготовки студентов и подчеркнула, что хорошим юристом без практики стать невозможно. Поэтому практика для юристов должна быть с первого курса — это даст им возможность наглядно увидеть специфику работы судьи, прокурора и защитника. По ее мнению, специализация высшего юридического образования не служит унификации профессии, поскольку сейчас выпускник может себя реализовать в любой сфере.

По мнению участников дискуссии, профессиональная миграция в рамках уголовного судопроизводства не будет иметь существенных последствий, если все участники процесса ключевым стандартом своей деятельности станут считать уважение к правам человека, к закону и к процессуальным оппонентам. При этом эксперты отметили, что изменение подходов к юридическому образованию в сторону его унификации и модернизации не только повысит уровень профессиональных знаний, но сделает безболезненным переход из адвокатуры в прокуратуру и суды и из судов и прокуратуры в адвокатское сообщество.

Олесь ЕВТЕЕВ • «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: