Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №3 (734) » Рожденные эволюцией

Рожденные эволюцией

Рубрика Тема номера
При использовании вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) крайне необходимо профессиональное юридическое сопровождение

Рождение ребенка у Филиппа Кирко­рова от суррогатной матери в Америке, широко освещаемое в прессе, вновь привлекло внимание общественности к этой проблеме. Юристов же могут заинтересовать правовые вопросы, возникающие при использовании вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), одной из которых является суррогатное материнство.

Методы ВРТ, применяемые в мире с 1978 года, правовое регулирование на Украине получили относительно недавно. Это, в частности, часть 7 статьи 281 Гражданского кодекса Украины (ГК), статья 123 Семейного кодекса Украины (СК), статья 48 Основ законодательства Украины о здравоохранении, приказ Министерства здравоохранения Украины № 771 от 23 декабря 2008 года, которым утверждена Инструкция о порядке применения ВРТ (Инструкция).

На некоторые, с моей точки зрения, интересные положения Инструкции хотелось бы обратить внимание. Так, пункт 2 раздела «Общие положения» определяет ВРТ как методы лечения бесплодия. Пункты 6 и 7 этого раздела определяют, что ВРТ применяются по медицинским показаниям. Это соответствует части 7 статьи 281 ГК (в редакции Закона № 2135-IV от 2 ноября 2004 года), где сказано: «…совершеннолетняя женщина или мужчина имеют право по медицинским показаниям на проведение лечебных программ вспомогательных репродуктивных технологий в соответствии с порядком и условиями, определенными законодательством». Аналогичную норму содержит и статья 48 Основ законодательства Украины о здравоохранении.

Статья 123 СК регулирует определение происхождения ребенка, рожденного в результате применения ВРТ в разных вариантах используемых сегодня медицинских методов. Часть 1 данной статьи устанавливает следующее: «В случае рождения супругой ребенка, зачатого в результате применения ВРТ, по письменному согласию ее мужа, он записывается отцом ребенка». Эта норма описывает репродуктивную технологию ИСД — инсеменацию спермой донора (раздел 4 Инструкции).

При этом пункт 7 определяет возможность женщины знать донора или использовать анонимного донора. Пункт 9 определяет в качестве показаний для применения ИСД бесплодие со стороны супруга и желание со стороны супруги. По моему мнению, норма Инструкции (раздел 4, пункт 7) о возможности знать донора (не супруга) является неверной, поскольку может привести к конфликтным ситуациям в дальнейшем и противоречит установленным правам донора на анонимность (статья 48 Основ законодательства Украины о здравоохранении).

К сожалению, нормы Инструкции частично не соответствуют нормам Закона, а порой прямо противоречат ему, что приводит к злоупотреблениям. Закон четко и недвусмысленно устанавливает использование эмбриона, полученного в результате оплодотворения яйцеклетки (ооцита) чужой женщины сперматозоидом супруга. В этом случае происходит вынашивание и рождение женщиной ребенка, генетически наполовину связанного с родителями через отца.

Пункт 13 раздела 5 Инструкции разрешает донорство эмбрионов. Так, «донорами эмбрионов могут быть пациенты программ искусственного оплодотворения, у которых после рождения ребенка остаются в криобанке неиспользованные криоконсервированные эмбрионы». Этот пункт допускает возможность суррогатного материнства «наоборот», то есть женщина вынашивает и рожает для себя ребенка, генетически не связанного с ней.

Как в этом случае юридически корректно (иными словами, законно) провести оформление рожденного таким образом ребенка? Пунктом 11 Правил государственной регистрации актов гражданского состояния на Украине (приказ Минюста Украины № 52/5 от 18 октября 2000 года с последующими изменениями) установлено, что «в случае рождения ребенка женщиной, в организм которой был перенесен эмбрион человека, зачатый супружеской парой в результате применения ВРТ, государственная регистрация рождения проводится по заявлению супругов, давших согласие на такое перенесение. При этом вместе с документом, подтверждающим факт рождения ребенка этой женщиной, подается заявление о ее согласии на запись супругов родителями ребенка, достоверность подписи на котором удостоверяется нотариально, а также справка о генетическом родстве родителей (матери или отца) с плодом»… Приведенная норма полностью соответствует статье 123 СК в отношении суррогатного материнства, не противоречит нормам о спермодонации (ИСД) и донации эмбриона, полученного с использованием сперматозоида супруга, и не позволяет регистрировать ребенка, генетически не связанного ни с одним из родителей.

Некорректно выписанным является пункт 13.1 раздела 5 Инструкции. Этот пункт гласит: «По добровольному, осознанному, письменно оформленному согласию пациентов-доноров, эти (их) эмбрионы могут быть использованы для донации бесплодной пациентке / супружеской паре — реципиенту, а также женщинам-реципиентам, не состоящим в браке». По мнению автора, эта норма противоречит положениям статьи 123 СК и статьи 48 Основ законодательства Украины о здравоохранении, устанавливающим возможность применения ВРТ только для супружеских пар. В то же время часть 7 статьи 281 ГК не содержит такого ограничения.

Пункт 5 раздела 5 Инструкции преду­сматривает возможность стать донором ­ооцитов «знакомому лицу женского рода, родственнице» реципиентки. Во-первых, зачем уточнять, что донор ооцитов женского рода? Это женская яйцеклетка, и мужчина ее не «произведет» даже при большом желании. Во-вторых, аналогично с донорством спермы донор имеет право на анонимность (статья 48 Основ законодательства Украины о ­здравоохранении), и даже осознанный отказ от этого права является юридически проблематичным. Нарушение права на анонимность можно рассмотреть и через призму Закона Украины «О защите персональных данных», определяющего порядок хранения, обработки и распространения персональных данных физических лиц.

Полагаю, что для приведения Инструк­ции в соответствие с законами необходимо исключить из нее нормы о возможнос­ти донации «чужих» эмбрионов реципиенту, генетически не связанному с донорами, исключить нормы о возможности реципиента знать донора спермы (не супруга) и донора ооцитов. В противном случае мы придем к абсурдной ситуации, когда современные репродуктивные технологии позволят получить ребенка от суррогатной матери с использованием донорского эмбриона от генетически не связанных с потенциальными родителями доноров. Законно ли это? Думаю, нет. В первую очередь потому, что такой путь не является методом лечения бесплодия. Морально ли это? Не проще ли бездетной паре усыновить ребенка?

Следующий вопрос, связанный с ВРТ и не урегулированный в законах, остро стоит на повестке дня. Это применение ВРТ по социальным показаниям, разрешенное в некоторых странах. (Как в случае с Киркоровым, когда оба родителя — отец и суррогатная мать — не бесплодны).

В настоящее время, согласно законодательству Украины, такое социальное показание, как отсутствие полового партнера при желании иметь ребенка не дает одинокой женщине или мужчине такого права. В условиях ежедневного сокращения населения Украины законодателю стоит задуматься над легализацией подобной практики. Считаю, что право иметь семью, пусть состоящую из одного родителя и ребенка, является неотъемлемым конституционным правом и не противоречит моральным устоям общества. И поскольку применение ВРТ является дорогостоящей процедурой, дети в таких семьях появляются осознанно и обеспечены всем необходимым.

К сожалению, вышеупомянутые проб­лемы и несовершенство нормативных актов в этой сфере на практике приводят к серьезным претензиям со стороны правоохранительных органов к медицинским учреждениям, занимающимся ВРТ. Так, 28 октября 2011 года Управление по борьбе с киберпреступностью и торговлей людьми Департамента криминальной милиции МВД Украины направило письмо под № 37/2-4357 на имя президента Украинской ассоциации репродуктивной медицины. В этом письме приводится анализ нарушений действующего законодательства в сфере репродуктивных технологий, выявленных в ходе проверок нескольких медицинских клиник. При этом указывается, что выявленные факты подрывают авторитет государства и ставят под сомнение квалификацию медицинских работников. Интересен и правовой анализ этого письма, выполненный уважаемой юридической компанией, который сводится к тому, что лицензионные условия осуществления подобной деятельности могут проверяться исключительно Министерством здравоохранения как органом лицензирования медицинской практики.

Вот неполный перечень выявленных нарушений:

— отсутствие подтверждения семейного положения пациентов;

— применение ВРТ без установленных медицинских показаний;

— нарушения при программах забора ооцитов;

— применение ВРТ к гражданам стран, где эти методы запрещены.

Эти и другие недавние сообщения в СМИ о проблемах иностранных супружеских пар, связанных с вывозом за границу ребенка, родившегося от суррогатной матери на Украине, свидетельствуют о недостаточно квалифицированном юридическом сопровождении подобных проектов.

По моему мнению, неполное соответствие законов и подзаконных актов друг другу приводит к неоднозначной трактовке правовых норм и позволяет недобросовестно решать некоторые вопросы в таком добром деле, как помощь в зарождении новой жизни. Поэтому профессиональное юридическое сопровождение медицинской практики в сфере репродуктивных технологий с одновременным совершенствованием законодательства крайне необходимы.

СИТНИКОВ Андрей — адвокат, г. Хмельницкий


Правовое регулирование

Суррогатное материнство

Частью 2 статьи 123 СК установлено: «В случае перенесения в организм другой женщины эмбриона человека, зачатого супругами (мужем и женой) в результате применения ВРТ, родителями ребенка являются эти супруги». Эта норма описывает так называемое суррогатное материнство (СМ), регулируемое разделом 7 Инструкции.

Указанная норма украинского закона отличается от аналогичной нормы закона Российской Федерации (пункт 4 статьи 51 СК РФ), где сказано: «Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери)». Таким образом, суррогатная мать, которая не имеет никакой генетической связи с ребенком, может после рождения «передумать» и не отдать его родителям, причем согласие, взятое до рождения, будет ничтожным.

Украинский законодатель встал на защиту супружеской пары. В любом случае, договор с суррогатной матерью приобретает существенное значение и имеет не только гражданско-правовой, но и семейно-правовой характер.

Согласно части 3 статьи 123 СК, «супруги признаются родителями ребенка, рожденного женой после перенесения в ее организм эмбриона человека, зачатого ее мужем и другой женщиной в результате применения ВРТ». Эта норма описывает следующий вид репродуктивной технологии — донацию эмбрионов (разделы 5 и 6 Инструкции).

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Юридический форум

Без тени доверия

Актуальный документ

Документы и аналитика

Отсрочка исполнения

Акцент

Защита кандидатской

Государство и юристы

Обезопасить информацию

Государство и юристы

Новости законотворчества

Подписан закон, усовершенствующий порядок осуществления судопроизводства

Парламент защищает права детей

В уголовных делах предлагают ввести судебный сбор

Государство и юристы

Палатный режим

Документы и аналитика

Обжалованию подлежит

Проблемы досудебной самозащиты

Книжная полка

С целью одинакового применения

Неделя права

Окладное уравнение

Залог упорядочен

Ушел из жизни Анатолий Свинцицкий

Неделя права

Новости из-за рубежа

Заполненный бюллетень не показывать

Прокурорские происшествия

Неделя права

Кто возглавит Совет судей Украины?

Когда в комитете согласье есть

Новости из зала суда

Судебная практика

В деле Ю. Луценко изменился адвокат

Неправомерная передача земельного участка

Райадминистрация отказала в предоставлении информации законно

Новости юридических фирм

Частная практика

ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» защитила права интеллектуальной собственности Google Inc. в доменном имени google.ua

ЮФ «Астерс» консультирует синдикат кредиторов по вопросам реструктуризации задолженности группы «Интерпайп»

Стипендиальная комиссия ЮФ «АНК» приступила к проверке конкурсных работ

ЮФ «Саенко Харенко» представила Ассоциацию «Объединение операторов рынка нефтепродуктов Украины» в специальном расследовании

ЮФ «Лавринович и Партнеры» выступила юридическим советником при получении ОАО «Лисичанскуголь» кредита

Геннадий Атаманюк — координатор направления антимонопольного права МЮФ Integrites

Отрасли практики

Регламент добавил позитива

Эмиссию попросили задержаться

Активы расставляют по местам

Аренда ушла к другому

Рабочий график

Дисциплинарный почин

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

КАЛЕНДАРЬ на неделю

Решения недели

Судебная практика

Не влияет на налоговый кредит

Нарушенные права акционера

Доказательство без внимания

Самое важное

УПК дошел до парламента

Судебная практика

Самый генеральный директор

Госорганам покажут все

Судебная практика

Судебные решения

О возникновении денежных обязательств общества перед бывшим участником и ответственности за их нарушение

Судебная практика

Отъемлемая часть

Судебная практика

Судебные решения

Об особенностях обложения НДС операций с использованием векселей

Об исчислении срока для привлечения к дисциплинарной ответственности

О нюансах реализации права регрессного требования

Судебная практика

Судейский зигзаг

Тема номера

Аптеки попали под удар

Торговая помарка

Рожденные эволюцией

«Копии» заходят без стука

«Двойникам» везде у нас дорога

Частная практика

На стыке юрисдикций

Найти адресата

Юридический форум

Научный отвод судьи

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: