Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Правосоздание

Рубрика Акцент
Опыт других стран — значимый инструмент при создании своей правовой системы, но применять его нужно мудро, отмечает председатель Верховного суда Литвы Римвидас Норкус

Европейский вектор является определяющим для всех реформ, проводимых в нашем государстве, в том числе и судебной. Она относится к числу приоритетных, поэтому практически все предлагаемые в сфере правосудия новации проходят проверку на соответствие международным стандартам. Последние, как показывает практика, не всегда приживаются на отечественной почве. Поэтому в процессе имплементации зарубежных традиций важно учиться не только на своих ошибках, но и на опыте других государств, в частности, представителей постсоветского пространства, которые уже давно и довольно успешно идут по пути евроинтеграции. О том, насколько преуспела в этом вопросе Литовская Республика, «ЮП» узнавала из первых уст — у председателя Верховного суда этого государства Римвидаса Норкуса, который рассказал об особенностях законодательного регулирования и нюансах работы национальной судебной системы, проблемах, волнующих судейский корпус, и путях их решения.

 

— Реформирование для судебной системы Украины — явление привычное, причем каждый его этап связан со сменой политических настроений в стране. А отличаются ли постоянством литовские законодатели: как часто вносятся изменения в процессуальное и специальное законодательство, регулирующее деятельность судебной власти?

— Каждая реформа неизбежно требует более или менее ощутимых изменений в законодательстве. Имею в виду быстро развивающиеся политические, экономические, социальные процессы. Это происходит как на национальном, интеграционном уровне, так и в международном масштабе. Все эти процессы, несомненно, требуют очень быстрой реакции в виде нового правового регулирования, а также социально ориентированной судебной практики. Таким образом, изменения, происходящие в общественной жизни, безусловно, сопровождаются внесением изменений в правовые акты — совершенствованием действующих, приятием новых. С другой стороны, во многих случаях новое нормативное регулирование при практическом его применении выявляет множество аспектов, которые предусмотреть во время проектирования либо сложно, либо вообще невозможно. Нужно признать, что национальное право Литвы также терпит большие изменения. Например, новые кодексы менялись десятки раз: принятый в 2000 году и вступивший в законную силу в мае 2003 года Уголовный кодекс менялся 53 раза, принятый в 2002 году и вступивший в законную силу в мае 2003 года УПК менялся 52 раза, принятый в 2000 году и вступивший в законную силу в июле 2001 года Гражданский кодекс менялся 48 раз, принятый в 2002 году и вступивший в законную силу в янвapе 2003 года ГПК менялся 31 раз, Трудовой кодекс, принятый в 2002 году, в законную силу вступивший в янвapе 2003 года, менялся 55 раз, Закон о судах 1994 года — 55 раз.

Однако непостоянство я бы связывал не с переменными политическими ветрами, а со значимыми событиями, происходящими в жизни Литвы, стремлением утвердить признанные международные стандарты защиты прав человека, осуществления правосудия, унифицировать и гармонизировать свое право так, как этого требуют международные соглашения Литвы, бережно охраняемaя в Европе идея социальной справедливости. Именно данные факторы сегодня являются основными стимуляторами изменений в законодательстве.

 

— По каким критериям оценивается эффективность деятельности вашей судебной системы, учитывается ли при этом общественное мнение? Проводятся ли соответствующие социологические опросы, если да, то какой уровень общественного доверия к литовским судам?

— В действительности эффективность системы правосудия исследуется всесторонне: например, ежегодное такое исследование — сравнительный анализ — проводится в масштабе Европейского Союза (EU Justice Scoreboard) и оценивается по многим критериям, среди которых — количество рассмотренных дел, продолжительность процесса (в том числе продолжительность процесса по делам отдельных категорий), примирительные процедуры, упрощенные процессы, специализация судей, применение современных технологий, материальное обеспечение судов и т.п.

Определенная ценная информация о деятельности судов поступает и в результате проведения периодического общественного опроса на национальном уровне. При проведении такого рода опросов доверие общества дифференцируется по отдельным правоохранительным институциям, например, исследуется степень доверия к судам, прокуратуре, полиции. Хочу отметить, что достаточно долго существовавшая условно низкая степень доверия общества в апреле 2015 года рекордно возросла — впервые за два десятка лет степень доверия к судам оказалась положительной: судам доверяют 25,5 % опрошенных, а не доверяют — 25,1 %.

Как бы скептически мы не оценивали социальные опросы, все же результаты нас радуют, свидетельствуя о том, что стремление наших судов, с одной стороны, к осуществлению прозрачной, открытой деятельности, к последовательной, предсказуемой практике и к постоянству, а с другой — к аргументированным изменениям, когда это необходимо, было замечено, а также оценено и наше стремление к широкому открытому распространению судебной практики, разъяснению своих решений, к иным способaм общения с обществом.

 

— Люстрационный процесс пришел на Украину с более чем 20-летним опозданием, причем процесс очищения в судейских рядах обосновывался именно необходимостью восстановить доверие к отечественной Фемиде. В Литве люстрационная кампания была начата еще в 1990-е годы, актуален ли сейчас этот вопрос? Были ли созданы какие-то особенные механизмы очищения судейского корпуса?

— Никаких специальных механизмов «чистки рядов» именно судейского корпуса создано не было. Прокомментирую суть этого процесса в несколько более широком контексте, что, как я полагаю, позволит создать более полную картину происходящего. Согласно принятому в 1999 году закону о люстрации (закон о регистрации, признании вины и постановке на учет и защите признавшихся лиц, негласно сотрудничавших со специальными службами бывшего СССР), на признание в сотрудничестве со специальными советскими службами был отведен шестимесячный срок после вступления закона в силу (1 января 2000 года). В соответствии с положениями упомянутого закона государственной тайной не считаются данные о сотрудничестве со специальными советскими службами президента, членов Сейма или муниципальных советов, членов правительства, судьей и прокуроров, а также кандидатов на перечисленные должности. Информация о таких фактах рассекречивается и должна быть обнародована. Лицо, занимающее подобную должность, или кандидат на нее, в обязательном порядке должны признаться в тайном сотрудничестве со специальными службами бывшего СССР. Непризнание президента, членов Сейма, членов правительства, судей и других вышеперечисленных должностных лиц в тайном сотрудничестве с КГБ означало бы нарушение присяги, дискредитацию звания должностного лица.

Тем не менее данные о том, что хотя бы один непризнавшийся агент, став членом Сейма, министром или судьей и будучи уличенным в таком сотрудничестве, потерял свой мандат или пост, отсутствуют.

Комиссия по люстрации завершила работу (за период своей деятельности она рассмотрела свыше полутысячи дел). Тем не менее процесс люстрации формально продолжается.

Казалось бы, люстрация начинает утрачивать свою актуальность. В последнее время поднимался только вопрос обнародования списка лиц, которые в свое время признались в сотрудничестве с КГБ. Этот вопрос оценивается политиками также неоднозначно, окончательное решение пока не принято. Если я не ошибаюсь, в начале мая этого года проект соответствующих поправок к закону пока рассматривался только в правительстве. Одно из мнений — в случае обнародования имен лиц, которые, признавшись, подтвердили свою лояльность к Литовской Республике, доверие таких лиц к государству может быть утрачено. Такова реальность.

 

— Как известно, кадры решают все. А какие требования к судьям в Литве? Расскажите, пожалуйста, об особенностях процедуры формирования судейского корпуса в вашей стране. Задействованы ли в этом процессе политические субъекты?

— Естественно, требования высокие как в отношении профессиональной квалификации, так и в отношении репутации. Особенности есть и в самой процедуре.

Например, закон о судах предусматривает следующие требования к претенденту на должность судьи участкового суда, который является судом низшей ступени: гражданство Литовской Республики, безупречная репутация, высшее университетское юридическое образование, разрешение на выполнение работ или на ознакомление с засекреченной информацией, стаж работы по юридической специальности не менее пяти лет, сдача экзаменa для претендентов на должность судьи. От сдачи экзамена освобождаются докторa и хабилитированныe докторa социальных наук юридического направления, лицa, имеющие стаж работы судьи не менее пяти лет, если после окончания работы в качестве судьи прошло не более пяти лет.

Тот же закон о судах детализирует понятие безупречной репутации. Лицо не может считаться лицом с безупречной репутацией и назначаться судьей, если вступившим в законную силу приговором суда оно признано совершившим преступное деяние; если с должности судьи, прокурора, адвоката, нотариуса, пристава, работника полиции или из системы внутренних дел либо с государственной службы оно уволено за нарушение профессиональной или служебной деятельности, и если после этого увольнения не прошло пяти лет; если лицо злоупотребляет психотропными веществами, наркотическими средствами, токсическими веществами или алкоголем; если не соответствует другим требованиям правил (Кодекса) судейской этики. Как видите, последняя позиция открыта для широких интерпретаций, таким образом, уже только в силу этой причины требования к репутации являются повышенными.

К судьям высших ступеней требования еще более высокие. Например, выдвигать свою кандидатуру на должность судьи окружного административного суда или окружного суда может судья или доктор социальных наук юридического направления, имеющий стаж работы в качестве судьи или (и) стаж работы по юридической педагогической специальности не менее четырех лет.

Для претендента в судьи Верховного суда — судьи или доктора социальных наук юридического направления — продолжительность соответствующего стажа должна составлять не менее десяти лет.

Формирование корпуса последовательно обосновано конституционным принципом сотрудничества властей и противовеса. Отбор претендентов на должность судьи осуществляет специальная комиссия по отбору претендентов, которую создает президент Республики в составе семи лиц сроком на три года. Он устанавливает и порядок работы этой комиссии, а также критерии отбора претендентов на должность судьи. Три члена отборочной комиссии должны быть судьями и четыре — представителями общественности.

Решения отборочной комиссии, принятые в отношении претендентов, не являются обязательными для президентa Республики.

В процессе формирования судейского корпуса во всех случаях важным правом совета обладает конституционная институция — Совет судей (который одновременно является исполнительным органом судебного самоуправления, обеспечивающим независимость судов и судей). Совет судей дает мотивированные советы президенту Республики относительно назначения, повышения, перевода судей и освобождения их от должностей, а также касательно установления или изменения штатной численности судей в судах. Президент Республики назначает на должности судей участковых и окружных судов, а также с одобрения Сейма — судей Апелляционного суда; судьи Верховного Суда назначаются Сеймом по представлению президента Республики.

Следует отметить, что вопросы формирования судейского корпуса неоднократно рассматривались Конституционным судом в порядке конституционного надзора. Aктами данного суда была сформирована официальная конституционная доктрина, на основании которой вносились изменения и поправки в закон о судах.

 

— Какие гарантии независимости судов и судей существуют в вашем государстве, скажем, наделены ли судьи иммунитетом? Какая роль в этом вопросе отводится судейскому самоуправлению?

— Гарантиям независимости судей в законе о судах отведена отдельная глава. Следует отметить, что эти гарантии детально анализируются Конституционным судом.

Роль самоуправления особенная: обеспечение гарантий независимости судов и судей — основная функция Совета судей как исполнительного органа судебного самоуправления.

Коротко об основных и базовых гарантиях независимости. Неизменность полномочий судьи имеет несколько аспектов. Назначение, перевод, освобождение или отстранение судьи от должности разрешается только на установленных Конституцией и законом o судах основаниях и в установленном порядке. На должность судьи лицо назначается на определенный срок, и этот срок полномочий не может быть сокращен. Назначение судьи на должность судьи в нижестоящий суд разрешается только с согласия судьи, за исключением случаев назначения в нижестоящий суд в качестве меры дисциплинарной ответственности. Другая гарантия — запрет на незаконное воздействие на судью в целях оказания влияния на ход или исход дела. Лица, своими действиями или бездействием препятствующие суду в осуществлении правосудия, оказывающие незаконное воздействие на ход или исход дела, несут ответственность в установленном законодательством порядке.

Работа и деятельность судьи вне суда. Судья не может занимать никакие другие выборные или назначаемые должности, работать в предпринимательских или иных частных учреждениях либо на предприятиях, кроме педагогической или творческой деятельности.

Однако судья обладает правом на свободу участия в деятельности органов самоуправления судов. Во время работы в самоуправлении трудовая нагрузка судьи в суде, в котором он работает, соответственно уменьшается.

Судьи дeпoлитизирoвaны. Им запрещается участвовать в деятельности политических партий, других политических организаций.

Государство обязано финансовыми и организационно-техническими средствами обеспечить надлежащие условия работы судей и судов и другие законные гарантии.

Что касается иммунитета судьи, прокомментирую, касаясь уголовной, административной и гражданской сфер.

Судья может нести ответственность в уголовном порядке, может быть заключен под стражу, или свобода судьи может быть ограничена только с согласия Сейма, а в период между сессиями Сейма — с согласия президента Республики, кроме случаев, когда судья застигается на месте совершения преступного деяния.

Запрещается вход в жилые или служебные помещения судьи, проведение там либо в личном или служебном автомобиле судьи, или в другом личном транспортном средстве осмотра, обыска или изъятия, а также проведение личного осмотра или обыска судьи, осмотра или изъятия принадлежащих ему вещей и документов, за исключением установленных законодательством случаев.

Судья, совершивший административное правонарушение, за которое предусмотрено взыскание, не связанное с ограничением свободы, привлекается к административной ответственности в общем порядке. Если за нарушение предусмотрено взыскание в виде ограничения свободы, к административной ответственности судья может быть привлечен только с согласия Сейма, а в период между сессиями Сейма — с согласия президента Республики. О совершенном судьей административном правонарушении в течение трех дней информируется Совет судей.

Судья, задержанный без личных документов и доставленный в правоохранительные органы, должен быть немедленно отпущен после установления его личности.

Судья или суд не несут ответственности за ущерб, причиненный стороне процесса в связи с принятием по делу незаконного или необоснованного решения. Данный ущерб в установленных законодательством случаях и в установленном им порядке возмещается государством. Однако имущественный и неимущественный ущерб, возникший в результате преступного деяния судьи при осуществлении правосудия и возмещенный лицу государством, взыскивается государством с судьи в порядке регресса.

 

— Возвращаясь к вопросу об эффективности деятельности судебной системы, скажите, какая роль в этом аспекте отводится инновационным технологиям? Какие механизмы с точки зрения доступа граждан к правосудию наиболее действенны?

— Нужно признать, что в этой сфере, особенно в последнее время, мы продвинулись вперед: внедрена электронная форма гражданских и административных дел, проектируется электронная форма процесса досудебного расследования (закон уже находится в стадии чтения), узаконено протоколирование хода судебного заседания, произведение звукозаписи, предусмотрены определенные процессуальные возможности для использования технических средств при ведении аудио-, видеозаписи, все быстрее расширяются возможности телеконференции судебного процесса, введена электронная судебная информационная система обработки данных (LITEKO) (в ней хранится вся информация о процессах, а также процессуальные документы с 2005 года), компьютерная программа распределения дел, действуют открытые и частные базы судебных решений и системы поиска, унифицирована электронная система информации о судебных заседаниях.

Что в этой части является самым главным при осуществлении прав человека на обращение в суд? Видимо, возможности электронного дела. Благодаря данному инструменту процесс требует гораздо меньше денежных затрат (один только размер госпошлины уменьшается наполовину), снижаются и временные затраты.

 

— Актуальна ли для Литвы проблема чрезмерной нагрузки на суды? Установлены ли конкретные рабочие нормативы для судей? Какие меры предпринимаются для того, чтобы разгрузить судебную систему?

— Да, данный вопрос для нас, как, видимо, и для многих национальных и наднациональных судов, является актуальным. Нагрузки большие, какие-то стандартные нормативы не установлены, хотя соглашусь, человеческие ресурсы не безграничны. В этом отношении мы стремимся хотя бы урегулировать более-менее одинаковые нагрузки на судей. Для этого в настоящее время проводится реформа объединения участковых судов, предлагаются соответствующие поправки в законы, позволяющие оперативно управлять (распределить) объективно скопившиеся дела в конкретных судах. Поддерживаем инициативы по освобождению судов от не характерных им функций и передаче этих функций другим институциям, например нотариальным конторам. Если говорить более конкретно, такие вопросы, как определенные категории дел особого производства (решение вопросов, связанных с выдачей разрешений на уступку жилья семьям, имеющим малолетних детей или с расторжением брака при отсутствии спора). Поощряем примирительные судебные и несудебные процедуры, высказываемся за решение споров в рамках арбитражного судопроизводства, предлагаем более широкое внедрение обязательных форм досудебного решения споров, ориентируем суды на отказ от чрезмерного бюрократизма. Как видите, стремимся сочетать очень разные способы, использовать их более гибко и всегда акцентируем преимущества мирного решения споров.

 

— Не так давно в нашем государстве стартовал процесс конституционного реформирования, который затронет и сферу правосудия. На данном этапе больше всего дискуссий вызвали вопросы, касающиеся оптимальной модели судебной системы — она должна быть трех- или четырехзвенной? И нужно ли выделять специализированные суды в отдельные вертикали? Насколько нам известно, в Литве административные суды — это автономная система, оправдал ли себя такой законодательный подход на практике? Возникают ли проблемы в связи с разграничением юрисдикций, если да, то как они решаются?

— Количество судебных звеньев — вопрос самоопределения. В Литве в свое время также решались аналогичные проблемы. Велись дискуссии о том, нужен ли отдельный Апелляционный суд, рациональным ли является решение о выделении административной юстиции в отдельную систему специализированных судов. Сегодня нет каких-либо веских аргументов, почему все это не нужно. Полагаю, что количество судебных звеньев — специфика каждой юрисдикции с учетом потоков дел и специфики компетенции конкретных судебных звеньев. Hо по-прежнему классическая судебная система является трехзвенной, в которой Верховный суд выполняет функцию кассационной инстанции, обеспечивает единyю судебную практику. Такая система существует в Литве.

Всегда высказывался и высказываюсь за специализацию. Этого требуют быстрыми темпами растущие объемы споров, подсудных судам, увеличивающиеся потоки и объемы источников национального и наднационального права. Стремление к наиболее квалифицированной работе судов неизбежно требует их специализации. Тем не менее специализация может быть реализована не обязательно при создании специализированных судов. Возможна специализация судей и внутри суда. Опыт Литвы после внедрения самостоятельной системы административных судов, а еще и после освобождения от не характерных им функций и передачи их судам общей компетенции (я говорю о делах об административных правонарушениях, которые по своей сути приравниваются к предмету уголовной юстиции) является положительным решением и подтвержден на практике.

Логично, что в начале функционирования отдельной системы административных судов, стали и продолжают возникать вопросы о подсудности между судами общей компетенции и административными судами. Однако действующее регулирование позволяет решать эти вопросы без нанесения ущерба правам человека. Как только начали действовать специализированные суды, проблем было больше, а с течением времени, в процессе формирования соответствующей судебной практики в сфере разделения подсудности, их количество, естественно, уменьшается. Разделение подсудности (принципов, процедуры) регулирует отдельная статья законa о судах. Если у суда возникают сомнения относительно подсудности дела суду общей юрисдикции или административному суду, эти вопросы в порядке письменного производства решаются специальной коллегией судей. B состав специальной коллегии входят председатель палаты гражданских дел Верховного суда, заместитель председателя Главного административного суда и по одному судье, назначенному председателями этих судов. Определение о подсудности дела является окончательным и обжалованию не подлежит.

Конечно, существует опасность разделения практики, но такие проблемы появляются редко и решaются с помощью диалогa между судами.

 

— Какова компетенция Верховного суда Литвы, из скольких судей он состоит? Предусмотрены ли какие-то фильтры для кассационного обжалования?

— Компетенция Верховного суда Литвы по сути не отличается от компетенции так называемых классических кассационных судов, то есть он решает только вопросы права и не рассматривает фактов. Кассационный суд связан с фактическими обстоятельствами, установленными судами первой и апелляционной инстанций.

Верховный Суд в составе 35 судей является единственным кассационным судом в Республике. Его задача заключается в пересмотре вступивших в законную силу решений. Создавая свои прецеденты, Верховный суд формирует единую практику судов общей юрисдикции в части толкования и применения законов и иных правовых актов. С этой целью он оглашает не только всю свою позицию, но и анализирует судебную практику, разрабатывает соответствующие методические материалы.

Кассационный процесс в Литве основан на фильтрации кассационных жалоб, которая осуществляется специальной отборочной судебной коллегией, состоящей из трех судей. Отборочные коллегии формируются в каждом из отделов суда на основании определения председателя суда или отдела. Состав коллегии меняется каждый месяц. Отборочные коллегии действуют в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством. Они решают только формальные вопросы принятия жалобы к рассмотрению, дела по сути не рассматривают. Процедуру отбора проиллюстрирую на примере гражданского судопроизводства.

Согласно ГПК, кассационная жалоба считается принятой к производству, если за нее проголосовал хотя бы один из членов отборочной коллегии. Вопрос принятия кассационной жалобы к рассмотрению разрешается посредством вынесения определения в порядке письменного процесса. Жалоба принимается, если возникает серьезный вопрос права или суд отошел от практики кассационного суда. Вопрос о ее принятии решается определением. В нем кратко излагаются мотивы, на основании которых жалоба принимается к рассмотрению или в принятии жалобы отказывается. Такое определение является окончательным и обжалованию не подлежит.

Вот уже несколько лет в нашем суде число принятых к рассмотрению кассационных жалоб в процентном выражении не меняется: в отделе гражданских дел к рассмотрению принимается около 25–30 % жалоб, в отделе уголовных дел — около 50 %.

Отборочный процесс достаточно сложный и требует особенной дальновидности. Также могу сказать, что недовольство со стороны участников процесса в большинстве случаев выражается именно по поводу отбора кассационных жалоб, вызывающего у них сомнения относительно краткого изложения мотивов определений в случаях отказа в принятии жалоб.

 

— И в завершение разговора, что бы вы пожелали своим украинским коллегам, которые идут по пути евроинтеграции, постепенно внедряя международные стандарты правосудия в национальную систему.

— Хочу пожелать вам не останавливаться, продолжать и завершить начатую работу. Опыт других стран, сравнительный анализ как в аспекте права, так и в аспекте институционной системы — значимый и веский инструмент при создании своей правовой системы. Желаю вам воспользоваться им наиболее мудро, избегая так называемого механического точечного взгляда — механического переноса институтов, и стремиться к внедрению последовательного, системного взгляда, при этом не забывая о своей национальной традиции права и продолжая ее развивать.

 

(Беседовала Ольга КИРИЕНКО,

«Юридическая практика»)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Содержание

FALSE

Интеллект будущего

VOX POPULI

Государство и юристы

Летняя активность

Акцент

Правосоздание

Отмена «валютного» военного сбора

Государство и юристы

Упрощение контроля над концентрацией

ОКУ государево

Опасные заключения

Документы и аналитика

Доверительный фон

Приемная миссия

Игра в подсудность

Новости юридических фирм

Частная практика

Эксперты ILF завершили проект по запуску retail-франшизы «ЭКО-ЛАВКА»

ЮФ «Авеллум Партнерс» консультировала MHP S.A. в связи со сделкой по обмену активов

Юристы МПЦ EUCON защитили интересы компании «Энергетическая группа»

Отрасли практики

Кассовый спор

Аргументы – не факты

По воле срока

Открытый стандарт

Проявить позитив

Контрольный диктат

Партнерское продолжение

Самое важное

Конкурентный рывок

Уместные выборы

Конституционный настрой

Вырваться из плана

Судебная практика

Пилотная оптимизация

Переходное бремя

Оговорка о валюте

Не наше дело

Тема номера

Мерное шествие

Провокационное подведение

Частная практика

Знаки приоритета

Свободные отношения

Другие новости

Slider

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: