Slider

Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Проверка на личности

Для должной минимизации рисков при заключении любой сделки следует действовать добросовестно и разумно, проверять наличие соответствующих полномочий у подписанта либо его представителя

Богдан МАСЕХА, Сергей САВИНСКИЙ • Специально для «Юридической практики»

Ведение бизнеса во всем мире неразрывно связано с определенным риском. Украина исключением не является и, к сожалению, на данный момент, наоборот, удерживает лидирующие позиции с точки зрения коррупции и неблагоприятного инвестиционного климата.

Подтверждением тому служат международные рейтинги, согласно которым наше государство занимает 120-е место из 180 стран по индексу восприятия коррупции (исследование организации Transparency International за 2018 год), 71-е место из 190 стран по легкости ведения бизнеса (рейтинг Всемирного банка (World Bank Group) за 2018 год) и 131-е место из 174 стран в разрезе инвестиционной привлекательности стран мира (по версии International Business Compass).

Если смотреть на указанные рейтинги в динамике, тенденции положительные, Украина двигается «вверх», однако на данный момент позиции страны оставляют желать гораздо лучшего. При этом, даже несмотря на негативные моменты, украинский и иностранный бизнес ведет активную хозяйственную деятельность в стране, ежедневно заключая контракты в разных отраслях экономики, принося этим поступления в бюджет в виде налогов.

Но не стоит забывать еще об одном немаловажном факторе — деятельности недобросовестных партнеров по бизнесу. Недобросовестным партнер становится, конечно же, после подписания договоров — он ищет любые юридические способы избавить себя от обязательства. От этого фактора не застрахован ни один инвестор и бизнесмен.

Обжалование сделок

Как и раньше, изменения в законодательстве не могут дать гарантию, что в дальнейшем та или иная сделка не будет обжалована. Право на обращение в суд — это конституционное право, и им могут пользоваться как добросовестные, так и не очень добросовестные лица. Один из способов проявления недобросовестности — подача иска о признании сделки недействительной.

Можно констатировать, что количество судебных дел, предметом которых является признание договоров недействительными, не уменьшается. Основанием для подачи указанных исков в большинстве случаев является отсутствие соответствующих правомочий у одной из сторон договора (например, полномочий у директора или другого представителя предприятия). Как правило, такие судебные тяжбы начинают недобросовестные контрагенты, желающие избавить себя от имущественных и других обязательств. Причиной таких исков могут быть и внутрикорпоративные конфликты между сособственниками бизнеса, одному из которых в определенный момент стало неинтересно сотрудничать по уже подписанному контракту с другим добросовестным субъектом хозяйственной деятельности.

Стоит ли переживать компании, если после заключения договора и выполнения условий со своей стороны другая сторона заявляет, что исполнительный орган (директор) или другое лицо, заключавшее сделку, не имело должных прав от этого юридического лица, и обращается с требованием признать договор недействительным? Как быть в этой ситуации? Насколько в таком случае сильна позиция другой стороны сделки, у которой с полномочиями все в порядке и которая должным образом убедилась в полномочиях своего контрагента на момент подписания?

Вопрос, казалось бы, лежит на поверхности, и ответ очевиден — переживать не стоит. Однако давайте рассмотрим ситуацию на нескольких примерах:

1) если один из участников общества заявляет, что он не подписывал протокол общего собрания участников, а подпись на протоколе не его личная (на основании этого протокола общее собрание изъявило свою волю на подписание договора). В судебном порядке такой протокол не признан недействительным;

2) решение общего собрания участников, на основании которого заключена сделка, признано недействительным судом уже после подписания сделки.

Ситуации и вправду неоднозначные.

Мы прекрасно понимаем, что каждый конкретный кейс очень индивидуален и требует самостоятельного юридического анализа. В этой же статье мы постараемся осветить общие положения законодательства и актуальную судебную практику в подобных случаях, обязательно учитывая тот фактор, что одна из сторон сделки действовала добросовестно.

Нормативно-правовая база

Действующим законодательством Украины четко предусмотрено, что содержание сделки не может противоречить Гражданскому кодексу (ГК) Украины, другим актам гражданского законодательства, а также интересам государства, общества и его моральным принципам (часть 1 статьи 215 ГК Украины).

Согласно предписаниям статьи 215 ГК Украины, основанием недействительности сделки является несоблюдение сторонами в момент ее осуществления требований частей 1–3, 5, 6 статьи 203 ГК Украины.

Законодатель также говорит, что юридическое лицо приобретает гражданские права и обязанности и осуществляет их через свои органы, действующие в соответствии с учредительными документами и законом (часть 1 статьи 92 ГК Украины).

Положениями вышеуказанной статьи определено, что орган или лицо, которое в соответствии с учредительными документами юридического лица или закона выступает от его имени, обязаны действовать в интересах юридического лица, добросовестно и разумно и не превышать своих полномочий.

Однако на практике не всегда лицо или орган, действующие от имени юридического лица, поступают добросовестно и разумно, часто превышают свои полномочия, заведомо зная или, возможно, даже не зная об этом в силу отсутствия, например, у директора юридического образования. Такие действия в дальнейшем могут стать основанием для манипулирования правомерностью сделки собственниками компании.

Одобрение сделки

Конечно, гораздо проще, если у вас есть доказательства одобрения сделки вашим контрагентом. Тогда в суде будет достаточно просто доказать свою позицию, ссылаясь на часть 1 статьи 241 ГК Украины.

Так, статья 241 ГК Украины гласит, что сделка, совершенная представителем с превышением полномочий, создает, изменяет, прекращает гражданские права и обязанности лица, которое он представляет, только в случае последующего одобрения сделки этим лицом. Сделка считается одобренной в случае, если лицо, которое он представляет, совершило действия, свидетельствующие о принятии ее к исполнению. Последующее одобрение сделки лицом, которое представляют, создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности с момента совершения этой сделки.

Верховный Суд уже неоднократно подтверждал вышеизложенную правовую позицию и указывал, что последующее одобрение юридическим лицом сделки, совершенной от его имени представителем с превышением полномочий, делает невозможным признание такой сделки недействительной. Наступление предусмотренных этой статьей последствий ставится в зависимость от того, была ли в дальнейшем одобрена сделка лицом, от имени которого она совершена. Доказательства одобрения сделки могут быть разными. Исчерпывающий перечень их отсутствует. На практике это чаще всего соответствующее письменное обращение уполномоченного органа (должностного лица) юридического лица к другой стороне сделки или ее представителям (письмо, заявление и т.п.) или совершение указанным органом (должностным лицом) действий, которые свидетельствуют об одобрении сделки (принятие ее к исполнению, осуществление платежа второй стороне, подписание товарораспорядительных документов и т.д.). Все это в основном касается и тех случаев, когда сделка совершена не представителем юридического лица с превышением полномочий, а лицом, которое вообще не имело полномочий на заключение данной сделки.

Судебная практика по данному вопросу достаточно обширная, и ее можно и нужно применять в таких ситуациях. Интерес для применения представляют постановления Верховного Суда в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда от 2 апреля 2019 года по делу № 904/2178/18, от 26 февраля 2019 года по делу № 925/1453/16.

Варианты для манипуляций

Вместе с тем доказательства одобрения сделки есть не всегда. Бывают случаи, когда такие доказательства являются косвенными и не свидетельствуют о принятии сделки самим контрагентом.

Рассмотрим первую ситуацию, указанную в начале статьи: если один из участников общества заявляет, что он не подписывал протокол общего собрания участников, а подпись на протоколе не его личная (на основании этого протокола общее собрание изъявило свою волю на подписание договора), однако решение общего собрания не признано недействительным.

В таком случае добросовестному контрагенту стоить обратить внимание на абзац 2 части 3 статьи 92 ГК Украины, согласно которой в отношениях с третьими лицами полномочия по представительству юридического лица не имеют юридической силы, кроме случаев, когда юридическое лицо докажет, что третье лицо знало или, исходя из всех обстоятельств, не могло не знать о таких ограничениях.

Именно эту норму следует применять добросовестной стороне договора, поскольку, если вы сделали все возможное для проверки правомочности другой стороны — подписанта сделки (проверили устав, доверенность, протокол общего собрания участников — при необходимости и т.д.), вам не следует переживать за обжалование того или иного договора. При этом необходимо помнить, что бремя доказывания недобросовестности и неразумности в вашем поведении возложено на сторону, которая заявляет такие требования, и указывать на это в суде.

В случае неправомерных действий третьих лиц (в том числе по якобы фальсификации протокола общего собрания) участник общества должен обращаться в соответствующие правоохранительные органы. Если же свои обязанности представительства нарушили непосредственно лица уполномоченного органа юридического лица — необходимо обращаться с требованиями к ним. Нужно помнить, что это внутрикорпоративные взаимоотношения и, скорее всего, о них не будет известно другой стороне сделки. Более того, часть 4 статьи 92 ГК Украины говорит о том, что такие лица несут солидарную ответственность за убыток, нанесенный юридическому лицу.

Именно такую позицию поддерживает Верховный Суд в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда (постановление от 5 июня 2018 года по делу № 916/2084/17). Верховный Суд акцентировал внимание на том, что дефекты в компетенции и объеме полномочий исполнительного органа общества, когда этот орган вступает в правоотношения с третьими лицами, могут зависеть от дефектов реализации участниками общества корпоративных прав. В таком случае дефекты волеизъявления общества, ограничения полномочий его исполнительного органа могут находиться за пределами разумного контроля со стороны третьего лица, не вызывая у него обоснованных сомнений в правомерности действий исполнительного органа общества. Вопросы, касающиеся определения объема полномочий исполнительного органа общества и добросовестности его действий, являются внутренними взаимоотношениями юридического лица и его органа, поэтому только лишь факт совершения исполнительным органом общества противоправных, недобросовестных действий не может служить единственным основанием для признания недействительными договоров, заключенных этим органом от имени юридического лица с третьими лицами. Ограничение полномочий по представительству юридического лица приобретает юридическую силу для третьего лица в том случае, если именно это третье лицо, вступая в отношения с другим юридическим лицом и заключая договор, действовало недобросовестно или неразумно, в частности, точно знало об отсутствии у исполнительного органа общества необходимого объема полномочий или должно было, проявив разумную осмотрительность, знать об этом.

Таким образом, если вам, как стороне сделки, был предоставлен протокол общего собрания участников, и вы действовали добросовестно и разумно, поскольку должным образом убедились в наличии полномочий у соответствующего лица на подписание, то в таком случае вам нечего переживать за действительность заключенных договоров даже в случае ограничения полномочий соответствующего органа юридического лица или его представителей. Подобные иски будут подаваться лишь с целью нервировать контрагента, не исполнять обязательств, искать новые пути, возможно, лжепереговоров с добросовестным контрагентом т.д.

Шансы на удовлетворение указанных исков ничтожны, но лишь в случае вашей добросовестности. При обеспечении подобных исков со стороны недобросовестного партнера по бизнесу советую сразу же применять институт встречного обеспечения с эффективными требованиями, цель которых — не допустить негативных последствий в будущем и, например, вернуть определенную денежную суму после отказа судом в удовлетворении иска.

Вторая ситуация, которую мы рассматриваем в данной статье, для многих может показаться критической: решение общего собрания участников, на основании которого подписана сделка, признано недействительным уже после подписания сделки. Многие могут подумать, что следствием должно стать признание недействительной сделки, заключенной на основании решения, признанного судом недействительным. Однако не все так просто.

В практике Высшего хозяйственного суда Украины (ВХСУ) были дела по аналогичным спорам (например, постановление от 19 февраля 2014 года по делу № 5011-35/15336-2012). Суд отказывал в удовлетворении подобных требований. ВХСУ в своих решениях указывал, что ограничение полномочий относительно представительства юридического лица не имеет юридической силы в случае добросовестности другого контрагента, и акцентировал внимание на том, что положения части 3 статьи 92 ГК Украины полностью согласуются с Первой директивой Европейского Союза (от 9 марта 1968 года № 68/151/ЕЕС) и являются гарантией стабильности имущественного оборота.

Аналогичной позиции придерживается и Верховный Суд в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда (постановление от 11 декабря 2018 года по делу № 910/22627/17): признание недействительным решения общего собрания участников само по себе не может быть единственным основанием для вывода о недействительности договора.

Отметим, что Верховный Суд не отступил от более ранней позиции Верховного Суда Украины в аналогичных спорах (постановления Верховного Суда Украины от 27 апреля 2016 года по делу № 6-62цс16, от 12 июля 2017 года по делу № 910/31610/15).

Следует также отметить, что в данной категории дел судьи достаточно часто ссылаются на решение Конституционного Суда Украины от 12 января 2010 года по делу № 1-рп/2010, из которого следует, что вопросы реализации участниками общества корпоративных прав на участие в его управлении путем принятия компетентными органами решений об избрании (назначении), устранении, отстранении, отзыве членов исполнительного органа этого объединения должны рассматриваться в рамках корпоративных правоотношений, возникающих между обществом и лицами, которым доверены полномочия по управлению им.

Минимум рисков

Для должной минимизации всех рисков при заключении любой сделки следует действовать добросовестно и разумно, проверять наличие соответствующих полномочий у подписанта (либо его представителя).

Целесообразно провести и юридический аудит бизнес-партнера на предмет других судебных споров с участием предприятия, его руководящего состава и владельцев, проверить наличие его в Едином реестре должников и т.д. Благодаря таким действиям появляется возможность увидеть «скелеты» в работе партнера, которые прятались в шкафу.

В случае если недобросовестный контрагент все же попытается оспорить сделку вследствие внутрикорпоративного конфликта (либо по другой причине), вам, как добросовестному контрагенту, не стоить паниковать, а следует лишь с помощью квалифицированных юристов, вооружившись вышеуказанной судебной практикой, подтвердить свою позицию относительно правомерности сделки в суде.

МАСЕХА Богдан — ассоциированный партнер, адвокат АО LEZO, г. Киев,

САВИНСКИЙ Сергей — помощник юриста АО LEZO, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Другие новости

Юридическая Практика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: