Slider

Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Цифра не сходится

Рубрика Тема номера
Спорный характер норм Директивы 
об авторском праве на едином цифровом 
рынке ЕС порождает страшилки на тему 
«конца интернета»

Виктория СОПИЛЬНЯК Специально для «Юридической практики»

После принятия Европейским парламентом Директивы об авторском праве на едином цифровом рынке Европейского Союза (Directiveon 2019/790 Copyrightin the Digital Single Market, EU Copyright Directive) (Директива) нас начали пугать страшилками по типу «конец свободного интернета», «шаг к закрытому обществу». Попытаемся разобраться, так ли страшна Директива, как ее рисуют.

Авторская защита

Как следует из содержания преамбулы, Директива направлена на обеспечение высокого уровня защиты правообладателей, создание необходимых условий для развития цифровых сервисов и услуг, поддержки инноваций, обеспечения широкого доступа к произведениям на территории всех государств. Как видим, цель благая.

Ниже приведены лишь некоторые из мер, которые существенно повлияют на нынешнее законодательство ЕС об авторском праве: право на цифровое использование публикаций в прессе; регулирование отношений между правообладателями и интернет-платформами; требования относительно обеспечения информационной прозрачности (транспарентности); механизм разрешения споров, в том числе возможность альтернативной процедуры разрешения споров; из нового — регулирование порядка использования вышедших из коммерческого оборота произведений; регулирование доступа к аудиовизуальным произведениям на платформах «видео по запросу»; обязанность депонирования произведений о ЕС и т.п.

Наиболее пугающими не только юридическую общественность, но и всех, кто имеет отношение к интернету (в том числе конечных пользователей), являются две статьи.

Статья 15 Директивы (так называемый налог на ссылки). Нормами указанной статьи предусмотрено обязательство поисковых сайтов и новостных агрегаторов заключать лицензионные соглашения и платить авторам за показ фрагментов новостей, ссылки на новостные репортажи на других сайтах. Директива предусматривает для издательств возможность получать справедливое и соразмерное вознаграждение за цифровое использование своих публикаций поставщиками услуг информационного общества.

На данном этапе неурегулированным остается вопрос, за использование какого объема фрагмента публикации интернет-платформы должны будут платить. Например, исключением является использование простых гиперссылок, которые сопровождаются отдельными словами.

Скорее всего, данная норма окажет существенное влияние на медиаиндустрию, поскольку правообладатели получат больше возможностей для защиты своих интересов в цифровой среде.

Статья 17 Директивы. В соответствии с ее требованиями контент-провайдеры обязаны заключать лицензионные договоры с правообладателями, препятствовать распространению контента с нарушением авторских прав и использовать встроенные механизмы подачи жалоб и возмещения ущерба. Данная статья предусматривает ответственность платформ за нелегальный контент, загруженный пользователями, и касается прежде всего платформ, где контент создается самими же пользователями (Facebook, YouTube и т.п.).

Фильтруй контент

Таким образом, интернет-платформы должны будут запустить специальные фильтры — системы мониторинга загружаемого контента и проверять контент в момент загрузки либо сразу после нее. Естественно, что внедрение таких механизмов повлечет за собой необходимость дополнительных ресурсов и затрат, которые окажутся под силу не каждой платформе.

Не исключено, что интернет-платформы с целью минимизации рисков, во избежание ответственности за нарушение авторского права без каких-либо специальных разбирательств будут удалять контент даже при малейшем намеке на нарушение авторского права.

На первый взгляд кажется, что данная норма негативно отразится на онлайн-платформах, интернет-провайдерах. Помимо этого, безусловно, положения Директивы затронут пользователей, поскольку провайдеров вынудят фильтровать пользовательский контент. Некоторые критики Директивы пророчат снижение количества и качества контента и возможный уход отдельных контент-провайдеров из ЕС.

Как видим, спорный характер приведенных выше норм Директивы и пока что непонятный результат их имплементации в национальное законодательство стран — членов ЕС (отдельные законы, кстати, уже содержит подобного рода положения) и порождают страшилки на тему «конца интернета». Несомненно, к упомянутым статьям есть вопросы. Предположительно, они могут стать весомой угрозой для социальных сетей, медиасервисов, некоторых стартапов, цифровых платформ. Очевидно, что соблюдение положений Директивы потребует даже от крупных платформ значительных усилий и затрат, а мелкие онлайн-платформы вообще поставит под удар необходимость выбора между законным существованием либо закрытием.

Но, несмотря на неоднозначный характер и спорность указанных положений Директивы, в целом это достаточно прогрессивный документ, предназначенный «адаптировать» авторское право к цифровой среде. Директива содержит ряд позитивно отмеченных специалистами в области авторского права нововведений, как то: право на получение авторами прозрачной информации об использовании их произведений, право на отзыв произведений, если лицензиаты (иные приобретатели прав) не используют их или не предоставляют отчетности авторам; правовой режим произведений, вышедших из коммерческого оборота и т.п.

Директива и Украина

Для начала следует отметить, что Директива будет применяться ко всем объектам авторского права, которые охраняются согласно законодательству государств-членов на дату имплементации Директивы или после этой даты. По общим правилам действия законодательных актов ЕС Директива применяется на всей территории ЕС и распространяется на всех физических и юридических лиц, проживающих, находящихся и осуществляющих свою деятельность в ЕС.

Несомненно, Директива повлияет и на Украину. и хотя она не является страной — членом Европейского Союза, но поскольку речь идет об интернете — пространстве без границ, где отсутствуют единые правила определения юрисдикции, на украинских интернет-провайдеров может распространиться действие Директивы наряду с глобальными компаниями, такими как Facebook, Google. Если глобальные компании будут применять, например, системы фильтрации контента, то очевидно, что такие системы будут действовать не только в ЕС.

Более того, все мы понимаем, что Украина находится на длительном пути приобретения членства в ЕС, и если на этом пути не будет разворотов либо резких поворотов, то не исключено, что со временем нам придется внедрять положения Директивы в свое национальное законодательство.

Следует отметить, что Директива вступит в силу на 20-й день после ее опубликования в Официальном журнале Европейского Союза. Затем начнется процесс имплементации положений Директивы в национальное законодательство стран-членов. Однако здесь также возможны нюансы, поскольку из-за особенностей законодательства стран-членов об авторском праве могут быть сложности в реализации положений Директивы. Для устранения таких противоречий в национальном законодательстве у государств-членов есть два года с момента вступления в силу Директивы.

Конечно же, с принятием Директивы  на едином цифровом рынке ЕС жизнь уже не будет прежней. Время покажет, насколько удастся сбалансировать интересы всех заинтересованных сторон в контексте гарантии защиты прав авторов в интернете — достаточно уязвимой для них среде.

СОПИЛЬНЯК Виктория — партнер ПЮА «Дубинский и Ошарова», адвокат, патентный поверенный, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Другие новости

Юридическая Практика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: