Slider

Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Не идти на ИСк

Рубрика Тема номера
Компании не должны пренебрегать правами интеллектуальной собственности, принимая во внимание особенности 
своей «юридической личности»

Сергей ГЛОТОВ Специально для «Юридической практики»

Как известно, юридическое лицо способно иметь почти такие же гражданские права и обязанности (гражданскую правоспособность), как и физическое лицо, кроме тех, которые по своей природе могут принадлежать только человеку (часть 1 статьи 91 Гражданского кодекса (ГК) Украины).

Юрлицо — автор

В части права интеллектуальной собственности данное положение на уровне доктрины, безусловно, соответствует концепции естественного права (Naturrecht), закрепленного на уровне как международного закона (статья 3 Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений), так и национального (всех без исключения правопорядков), согласно которым в качестве авторов рассматриваются только физические лица, ведь «творческий труд — это труд сознания, труд духовный». Другими словами, произведение, значимое с точки зрения права, несет на себе отпечаток индивидуальной «духовности» его творца.

Исходя из этого, действительно трудно себе представить, каким образом юридическое лицо, будучи искусственным образованием, однако признаваемым законом особым, но при этом выступая самостоятельным субъектом гражданских правоотношений, может стать автором произведения.

Вместе с тем стоит отметить, что в отдельных юрисдикциях, несмотря на следование естественно-правовым традициям, можно встретить отступления от данного правила. Так, например, в законодательстве Японии об авторском праве есть оговорка о том, что автором произведения может признаваться также и юридическое лицо (например, в случае создания работником произведения по заданию его работодателя). Такое исключение является следствием культурно-исторических особенностей японской нации, поскольку компания (юридическое лицо) в Японии представляет собой семью в социально-культурном понимании, юридическая личность которой почти тождественна личности физической. И сотрудник компании, будучи членом такой семьи, не всегда может отделять себя от нее путем указания авторства в привязке к своему имени, что и объясняет встречающееся указание на японские компании как на первичного субъекта авторского права.

Подход, подобный японскому, имеет место также и в праве США, где законодательство предусматривает, что компания-разработчик является автором компьютерной программы, которая создана ее сотрудником по заданию этой компании. Но здесь это объясняется совершенно другим, отличным от японского, обоснованием — сугубо экономическим.

Следует отметить, что в качестве сотрудника такой компании-разработчика может выступать и гражданин Украины, а это означает, что он претендовать на авторство не сможет.

Между тем такие предписания, содержащиеся в зарубежных юрисдикциях, определенным образом распространяются и на отечественный подход, даже несмотря на то, что в украинском законодательстве не содержится ни одной нормы, предопределяющей возможности компании — юридического лица выступать в качестве автора.

Так, исходя из содержания статьи 3 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах», автор произведения определяется по закону государства, на территории которого имел место юридический факт, ставший основанием для возникновения у соответствующего лица авторского права. На практике это означает, что компания (юридическое лицо), которая является автором согласно законодательству Японии, будет признаваться автором также и на территории Украины.

Авторское право у нас

Однако не нужно забывать, что Украина, равно как и большинство стран постсоветского пространства, пребывает в плену законодательных решений Советского Союза, согласно которым за юридическими лицами (в значении первичного субъекта авторского права) в определенных случаях и пределах, установленных законом, признавалось авторское право (статья 484 ГК РСФСР 1964 года). Так, например, авторское право на кинофильм закреплялось за предприятием, осуществившим киносъемку (статья 486 ГК РСФСР 1964 года).

В Украине существуют компании, которые как участники гражданского оборота выступают не в качестве субъектов авторского права, а в качестве авторов.

В этом смысле крайне интересным представляется положение статьи 1112 ГК Украины, согласно которому по договору о создании на заказ и использовании объекта права интеллектуальной собственности одна сторона (создатель — писатель, художник и т.д.) обязуется создать объект права интеллектуальной собственности в соответствии с требованиями другой стороны (заказчика) в установленный срок.

Несмотря на оговорку о том, что в качестве исполнителя по договору авторского заказа может выступать только создатель, на практике довольно часто можно встретить такие договоры, где исполнителем выступает компания — юридическое лицо.

Анализ нормативной базы, точек зрения, высказанных в юридической литературе, судебной практики дает основания для вывода о том, что исполнителем по такому договору может быть только человек, поскольку только он способен заниматься творческой деятельностью. И даже в тех случаях, когда исполнителем в договоре указывается юридическое лицо, непосредственно создавать произведение будет гражданин (граждане), который состоит с этим юридическим лицом в трудовых правоотношениях и создает объект права интеллектуальной собственности по служебному заданию, либо же обязанность создания произведения для юридического лица возникает в силу гражданско-правового договора. Как отмечают ученые-юристы, исполнителем по такому договору может быть как автор, так и иное лицо — посредник при создании результата, но фактическое создание объекта может осуществляться только физическим лицом.

Но в таком случае возникает вопрос о правовой природе так называемого договора авторского заказа с компанией-исполнителем. В. Л. Мусияка и Н. Е. Яркина указывают, что такой договор не будет попадать под регулирование статьей 1112 ГК Украины, хотя его заключение и не противоречит сущности основ регулирования гражданских отношений (статья 3 ГК Украины). Иными словами, такой договор можно квалифицировать как непоименованный, то есть договор, законом не предусмотренный, но ему не противоречащий (ГК Украины норм по регулированию таких договоров не содержит).

Изложенное позволяет прийти к однозначному выводу, что компания все же становится субъектом права интеллектуальной собственности преимущественно либо в процессе приобретения правоспособности, либо через приобретение имущественных прав на объекты права интеллектуальной собственности путем заключения гражданско-правовых договоров, либо вследствие перехода имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности, созданные ее сотрудником в рамках трудовых правоотношений по служебному заданию (причем становится вторичным субъектом права).

Компания и физлицо

Но здесь следует отметить некоторую особенность возникновения у юридических лиц прав на средства индивидуализации. Этим подчеркивается некоторая условность включения торговых марок в число объектов права интеллектуальной собственности в силу того, что это не результаты творческой деятельности.

Так, как следует из положений статьи 1 Закона Украины «Об охране прав на знаки для товаров и услуг», части 1 статьи 493 ГК Украины, субъектом права на торговую марку могут быть как физические, так и юридические лица. Учитывая предназначение торговых марок — отличать товары и услуги одного производителя от товаров и услуг другого производителя, можно говорить о том, что компания, даже несмотря на «посредничество» человека, способна выступать в качестве первичного субъекта права интеллектуальной собственности в случаях, когда она является заявителем (свидетельство о праве на торговую марку выдается на имя компании). Здесь, безусловно, мы не принимаем во внимание торговые марки, появлению которых предшествовало создание объекта авторского права — художественного произведения и пр.

Более того, в отдельных юрисдикциях владельцем прав на торговую марку могут быть исключительно компании, к которым здесь можно приравнять и физических лиц — предпринимателей.

То же касается коммерческих наименований. Причем прекращение действия имущественных прав интеллектуальной собственности на коммерческое наименование, в отличие от прав на торговую марку, прекращается с ликвидацией юридического лица (компании).

Сказанное свидетельствует о том, что компания все же способна в отношении отдельных объектов права интеллектуальной собственности выступать в обороте, в определенном смысле, от своего собственного имени как первичный субъект права, и приобретенные ею гражданские права и обязанности неопосредованно принадлежат именно компании.

Крайне интересным представляется вопрос о распоряжении коммунальными унитарными предприятиями правами на объекты интеллектуальной собственности, создаваемые последними в процессе своей деятельности.

Согласно положениям статей 80 и 81 ГК Украины, статьи 78 Хозяйственного кодекса (ХК) Украины коммунальные унитарные предприятия обладают гражданской право- и дееспособностью с признанием за ними универсальной правоспособности, как и у других юридических лиц, что в некоторых случаях означает отсутствие ограничений по объему и виду объектов гражданских прав, которые могут находиться у них на основании права собственности, а также права интеллектуальной собственности. При этом, конечно же, здесь принимается во внимание, что имущественная обособленность коммунальных унитарных предприятий является своеобразной, поскольку имущество такого предприятия остается собственностью его учредителя — территориальной общины. Это означает, что права (в том числе интеллектуальной собственности), приобретенные коммунальным унитарным предприятием в процессе своей деятельности, также являются собственностью территориальной общины.

Указанное позволяет сделать вывод о том, что каждый член территориальной общины может претендовать на беспрепятственный и, кроме того, бесплатный доступ к объектам интеллектуальной собственности (их использованию), которые созданы работниками коммунального унитарного предприятия по служебному заданию или на основании гражданско-правовых договоров и числятся на его балансе (согласно статье 1 Закона Украины «О местном самоуправлении» право коммунальной собственности территориальной общины владеть, целесообразно, экономно, эффективно пользоваться и распоряжаться по своему усмотрению и в своих интересах имуществом, которое принадлежит ей, как непосредственно, так и через органы местного самоуправления.).

Это означает, что исключительное право интеллектуальной собственности, сущность которого заключается в праве использовать и разрешать (запрещать) третьим лицам использовать, для коммунальных унитарных предприятий, в отличие от другого вида компаний, является усеченным по отношению к определенному кругу третьих лиц.

Взнос в уставный капитал

Становление компании как субъекта права интеллектуальной собственности в процессе приобретения правоспособности предполагает предоставление компании соответствующих прав в ходе формирования уставного капитала. Согласно статье 13 Закона Украины «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» взносом в уставный капитал общества могут быть деньги, ценные бумаги, другое имущество, совокупность вещей. Кроме того, допускается внесение вкладов в уставный капитал в неденежной форме, которые подлежат обязательной денежной оценке. Исходя из положений части 1 статьи 190 ГК Украины, под имуществом следует понимать в том числе имущественные права. Соответственно, по сути ограничений форм взносов закон не предусматривает. Те же требования содержатся и в Законе Украины «Об акционерных обществах».

Таким образом, участник компании, учитывая положения части 2 статьи 115, части 3 статьи 424 ГК Украины и статьи 86 ХК Украины, где также указывается на возможность внесения имущественных прав, может внести принадлежащие ему имущественные права интеллектуальной собственности в качестве взноса в уставный капитал.

При этом формирование доли в уставном капитале возможно как путем передачи (уступки) исключительных прав, так и путем предоставления исключительной лицензии при условии возможности четкой идентификации круга правомочий по отношению к объекту исключительного права. Как следует из содержания нормы статьи 1114 ГК Украины, не все договоры по распоряжению имущественными правами интеллектуальной собственности подлежат обязательной государственной регистрации. Облигаторность государственной регистрации распространяется только на договоры относительно объектов права интеллектуальной собственности, права на которые возникают лишь после положительного результата реализации заявителем «права на патент» — получения свидетельства на торговую марку, патента на изобретение и пр. (часть 2 статьи 1114 ГК Украины). Причем это касается только договоров о передаче исключительных прав. Однако представляется верным, что необходимо проводить государственную регистрацию (когда речь заходит об оплате исключительными правами доли в уставном капитале) всех без исключения договоров о распоряжении имущественными правами: и договоров о передаче (уступке) прав, и лицензионных договоров о предоставлении исключительной лицензии, и договоров в отношении объектов, права на которые возникают после их государственной регистрации, и договоров относительно объектов, права на которые возникают в силу факта их создания. Полагаем, что только государственное засвидетельствование воли и интереса позволит идентифицировать круг правомочий правоприобретателя (компании), и в первую очередь для третьих лиц. Поэтому гражданское законодательство в этой части требует внесения соответствующих изменений.

Вместе с тем есть все основания полагать, что не все объекты права интеллектуальной собственности, обозначенные законом как объекты исключительных прав, обладают способностью быть переданными в качестве взноса в уставный фонд в силу их правовой природы.

Так, например, возможность внесения исключительного права на коммерческую тайну в уставный капитал компании поставлена в зависимость от результата экспертной оценки. А для проведения оценки необходимо, чтобы она была осуществима, то есть «физически» был представлен объект исключительного права, и информация, составляющая содержание коммерческой тайны (секрет производства, сведения технического, организационного, коммерческого, производственного и иного характера), по итогам экспертной оценки была признана коммерчески ценной. В данном случае участник компании сталкивается с необходимостью рассекретить содержание коммерческой тайны не только для компании, которая здесь выступает в определенном смысле правоприобретателем, но и для лица, производящего оценку, уже на условиях конфиденциальности, при этом лицо, производящее оценку, не приобретает каких-либо прав в отношении коммерческой тайны в связи с обладанием соответствующими сведениями.

Практическое применение коммерческой тайны правообладателем невозможно без подробного описания ее содержания в объеме, достаточном для того, чтобы лицо, которому было передано соответствующее право, смогло его использовать. При этом такое описание нельзя рассматривать в качестве фактической передачи самого объекта права: оно осуществляется в рамках передачи исключительного права на, скажем, ноу-хау как один из этапов данной процедуры, позволяя обособить объект.

По сути, то же необходимо предоставить и оценщику, что в связи с рассекречиванием делает практически неотвратимым риск утраты объекта — коммерческой тайны и, как следствие, прав на него.

Как верно отмечают некоторые ученые-юристы, функция защиты (охраны) ноу-хау (как коммерческой тайны) реализуется путем закрепления за разработчиками ноу-хау не исключительного права на ноу-хау, а права на неразглашение их конфиденциальной информации с запретом ее получения третьими лицами незаконными методами под угрозой возмещения убытков или применения иных правовых санкций. В отличие от охраняемого патентом изобретения, на ноу-хау не существует исключительного права во всех случаях, а есть лишь фактическая монополия.

Таким образом, во-первых, включение коммерческой тайны в состав объектов исключительных прав можно считать ошибкой, заложенной на уровне закона, а во-вторых, следует признать невозможность (или как минимум высокий риск) внесения прав на коммерческую тайну в качестве взноса в уставный капитал.

Права интеллектуальной собственности являются для компании крайне важным активом, поскольку позволяют сформировать условную рыночную стоимость компании — гудвилл, совершенно отличную от той, если бы для определения такой стоимости принимались во внимание только лишь материальные активы. Условная рыночная стоимость нематериальных активов является отражением деловой репутации компании.

Согласно подпункту 14.1.40 пункта 14.1 статьи 14 Налогового кодекса Украины гудвилл (стоимость деловой репутации) — нематериальный актив, стоимость которого определяется как разница между рыночной ценой и балансовой стоимостью активов предприятия как целостного имущественного комплекса, который возникает в результате использования лучших управленческих качеств, доминирующей позиции на рынке товаров, услуг, новых технологий и т.д.

Как сказано в пункте 5 информационного письма Высшего хозяйственного суда Украины «О некоторых вопросах практики применения хозяйственными судами законодательства об информации» от 28 марта 2007 года № 01-8/184, определение содержания деловой репутации зависит от природы ее субъекта. Вместе с тем указывается, что деловую репутацию юридического лица составляет престиж его фирменного (коммерческого) наименования, торговых марок и других принадлежащих ему нематериальных активов среди потребителей его товаров и услуг.

При этом, конечно же, гудвилл (деловая репутация) может быть как с положительным, так и с отрицательным значением. Поэтому компании не должны пренебрегать правами интеллектуальной собственности, принимая во внимание особенности своей «юридической личности», а также свойства объектов права интеллектуальной собственности, попытка продемонстрировать которые и была сделана в настоящей статье.

ГЛОТОВ Сергей — адвокат, старший научный сотрудник НИИ ИС НАПрН Украины, руководитель лаборатории проблем авторского права и инноваций на цифровых рынках, ассоциированный партнер АО «Шкребец и Партнеры», к.ю.н., г. Харьков

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Другие новости

Юридическая Практика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: