Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №30 (240) » Искусственная проблема полномочий адвоката в процессе

Искусственная проблема полномочий адвоката в процессе

Рубрика Тема номера

Казалось бы, это тот случай, когда все определено законом. Если быть более точным, то перечень документов, которыми подтверждаются такие полномочия, определяется частью 3 статьи 44 УПК и статьи 113 ГПК Украины.

Однако отчасти — устаревшее законодательство, которое не может предусмотреть всех вновь возникших форм работы адвоката, отчасти — непонимание закона некоторыми судьями часто провоцируют если не конфликты, то, по меньшей мере, непонимание между судом и адвокатом. Причем в ситуации, когда для этого, в общем, нет никаких оснований.

ВЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ИЛИ АДВОКАТ?

Именно такой вопрос часто можно услышать от судей в гражданском процессе. При этом во многих случаях судья прекрасно знает лично того, кому задается подобный вопрос. Судье также точно известен и адвокатский статус, и место работы данного участника процесса.

Почему же такой вопрос возникает?

Дело в том, что многие судьи, по совершенно не понятной автору этих строк причине, считают, что «адвокат» — это некий участник гражданского процесса с совершенно иным объемом прав и обязанностей, нежели у «представителя». При этом, с точки зрения судьи, различие между ними определяется тем, каким документом установлены полномочия. Если этим документом является ордер, то участник процесса для судьи — «адвокат», если доверенность — «представитель», даже если в самой доверенности указаны реквизиты свидетельства на право занятия адвокатской деятельностью.

Между тем даже адвокату, являющемуся членом адвокатского объединения, довольно часто приходится работать по доверенности, выданной клиентом. Самый распространенный случай — когда таким клиентом является юридическое лицо. Но бывают и другие: например, доверитель, в силу каких-то причин, сам не может являться в судебные заседания, и адвокат вынужден самостоятельно осуществлять действия, перечисленные в статье 115 ГПК.

Так вот, если адвокат выступает в процессе по доверенности, т.е. является «не адвокатом, а представителем», большинство судей и обращаются с ним, как с «простым» представителем. Например, при установлении анкетных данных требуют сообщить домашний адрес, «разъясняют права», что имеет смысл для представителя стороны, не имеющего юридического образования, и т.п.

Это, впрочем, еще полбеды. Многие судьи искренне полагают, что «адвокат» (т.е. действующий на основании ордера) может участвовать в процессе только в присутствии своего доверителя. Если последний в заседание не явился, судьей принимаются предусмотренные для этого случая законом меры. Даже если его адвокат присутствует.

Автору же этих строк, участвовавшему в процессе по нотариально заверенной доверенности клиента, в которой были указаны реквизиты свидетельства на право занятия адвокатской деятельностью, однажды было предложено судьей пересесть из-за адвокатского стола в зал! Мотивировка была такой: дескать, за этим столом сидят адвокаты с ордером, а адвокаты с доверенностью — в зале!

Думается, нет необходимости специально останавливаться на том, что полномочия различных представителей, перечисленных в статье 112 ГПК, чьи полномочия подтверждаются разными документами, перечисленными в статье 113 ГПК, по закону не отличаются, за исключением права на совершение ряда действий, предусмотренных статьей 115 ГПК. Любой представитель, независимо от документа, подтверждающего полномочия, может представлять интересы своего доверителя в его отсутствие, и обращение судьи не должно зависеть от перечисленных выше факторов.

ОРДЕРА – ЭТО ВЕЩЬ НЕХОРОШАЯ?

Однако если адвокат участвует в процессе на основании ордера, проблемы также возникают, причем достаточно часто. И дело не только в том, что ордер должен выдаваться адвокатским объединением, на практике же частнопрактикующие адвокаты начали сами изготавливать эти документы, пользуясь наличием печатей. С другой стороны, что им делать? Ведь приобщение к материалам дела, как требует пункт 2 части 3 статьи 44 УПК, экземпляра договора адвоката с клиентом позволяет всем участникам процесса получить сведения, которые приведены в этом договоре и которые являются либо адвокатской тайной, либо сам адвокат хотел бы сохранить их в тайне. Например, сведения о порядке его работы и суммах оплаты. Адвокат, конечно, обязан отчитываться перед налоговыми органами, но зачем знать об этом потерпевшим и остальным участникам процесса, изучающим материалы дела? Впрочем, это только одна из проблем. Главную же проблему можно определить как «дробление» полномочий адвоката в деле. Это подразумевает положение, когда не то что для каждой стадии процесса, а чуть ли не для каждого процессуального действия требуется новый ордер.

Вот несколько характерных примеров.

Адвокат вступает в уголовное дело после задержания подозреваемого. Это происходит во второй половине дня и, разумеется, до беседы со следователем адвокату точно не известно, каково процессуальное положение по делу, в т.ч. и срок доставки его подзащитного в суд для решения вопроса по поводу дальнейшего содержания под стражей. В ходе беседы со следователем (которому адвокат, естественно, представил ордер на ведение дела) выясняется, что на следующий день с утра необходимо выполнить ряд следственных действий, а потом подзащитного доставят в суд «на санкцию». Только дело в том, что судья потребует от адвоката отдельный ордер на ведение дела, который тот во многих случаях просто не успеет получить от руководителя адвокатского объединения!

Самое же главное, что предоставление отдельного ордера в подобных случаях не предусмотрено законом. Как и вообще предоставление нового ордера для каждой стадии процесса. По сути, ордер — это документ, выдаваемый руководителем адвокатского объединения в подтверждение того, что между клиентом и АО существует соглашение на ведение дела данным адвокатом. Но ведь такое соглашение может содержать различные условия! Если соглашение заключено на ведение дела на определенной стадии или в определенном органе (следственном отделе РУ МВД, местном суде и т.п.) — такой порядок может быть приемлемым. Но бывает, что соглашением обусловлено ведение дела «до конца» (следствие, суд, апелляционное производство и т.п.). В таком случае представлять ордер на каждую стадию процесса не имеет смысла. Не говоря уже о том, что избрание меры пресечения — это часть института предварительного следствия (хотя в ряде случаев и осуществляется судом), поэтому адвокат, участвующий в предварительном следствии, должен автоматически иметь право участвовать в судебном заседании.

Кстати, процессуальные изобретения встречаются и в судах низших инстанций. Например, Апелляционный суд г. Киева по неизвестной причине отвергает возможность допуска адвоката к участию в деле на этапе обжалования приговора районного суда. В таких случаях, если жалоба подана адвокатом, апелляционная инстанция отказывается ее рассматривать под тем предлогом, что подавать жалобу имел право только адвокат, участвовавший в рассмотрении дела! Хотя дело обстоит как раз наоборот. Если адвокат был допущен к участию в деле (пусть и после постановления приговора), предоставил ордер, ознакомился с материалами, получил свидание с подзащитным, т.е. стал участником процесса, — его право обжаловать приговор неоспоримо именно потому, что возникает с момента допуска к участию в деле. Согласно же части 3 статьи 44 УПК, защитник допускается к участию в деле на любой стадии процесса. В том числе и на стадии обжалования приговора…

КАК ВЫЙТИ ИЗ ПОЛОЖЕНИЯ?

Очевидно, что такая ситуация могла сложиться по единственной причине: из-за того, что порядок подтверждения полномочий адвоката на ведение дела не урегулирован законодательно. Бесспорно, что необходимость в таком урегулировании назрела, причем законодательно должно быть установлено равенство прав представителей независимо от документов, подтверждающих их полномочия (за исключением случаев, предусмотренных статьей 115 ГПК). Также необходимо установить, что в ордере или ином документе, которым подтверждаются полномочия защитника на участие в уголовном деле, должны быть указаны не названия органов, которым предоставляется ордер, как это практикуется, а стадии процесса, в которых участвует (в соответствии с договором) защитник. Также должно быть недвусмысленно запрещено ограничение прав адвоката в зависимости от стадии его вступления в дело.

Вообще-то, именно такое положение дел вытекает из действующего законодательства. Но самое печальное состоит в том, что для соблюдения уже установленных законом прав адвоката требуется изменение закона. Лишнее подтверждение того, что до равенства сторон в судебном процессе на практике у нас часто бывает далеко (какие документы требуют у прокурора для подтверждения его полномочий на участие в процессе?). Пока же адвокату остается использовать лишь законные способы обжалования решений судов и иных органов, нарушающих их права…

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

РЕЗУЛЬТАТЫ ПОВТОРНЫХ ВЫБОРОВ

«Интеллект-инспектор»

В прокуратуре и МВД — кадровые перестановки

Депутаты получили новый статус

Деловая практика

БОРЬБА ЗА ЧИСТОТУ КОРПОРАТИВНЫХ РЯДОВ В США

КАК СПОРИТЬ С КОНТРОЛИРУЮЩИМИ ОРГАНАМИ

Законодательная практика

Импичмент — мера предупредительная

Таможня учит новый кодекс

Зарубежная практика

Есть такая работа — помогать людям

Справедливость восторжествовала

Новости из-за рубежа

Решение Конституционного Суда России

Европейский суд vs. России

Реформа системы правосудия Великобритании

Единая европа против терроризма

«Сотбис» и «Кристис» против монополизма

Новости профессии

Суд по делу о сбитом ТУ-154

Министр юстиции посетил Азербайджан

Нотариат латинского типа: миф или реальность?

13-летняя львовянка подала в суд на Президента

Канал «1+1» без зрителей?

Первая полоса

Перспективы адаптации

Прецеденты

ВЗЫСКАНИЕ АЛИМЕНТОВ

ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО

ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО

ВЗЫСКАНИЕ АЛИМЕНТОВ

ВОЗМЕЩЕНИЕ УЩЕРБА

Судебная практика

ЛОВУШКА ДЛЯ ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ БРАК

Тема номера

«Правда и милость да царствуютъ въ судахъ»

Искусственная проблема полномочий адвоката в процессе

Реформа адвокатуры

Частная практика

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ НАЧАЛА БОРЬБУ С СУДЕБНЫМИ ПРОВОЛОЧКАМИ

ЭФФЕКТИВЕН ЛИ МЕХАНИЗМ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ?

Юридический форум

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО И АКТУАЛЬНО

ЗАПРЕТНЫЙ НАПИТОК СЛАДОК

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: