Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Зона отчуждения

Суд вправе наложить запрет на отчуждение имущества должника в ликвидационной процедуре, если об этом ходатайствует кредитор, — ВС

Не следует отождествлять суд с другими государственными органами, наделенными законодательством правом наложения арестов на имущество должников и применения других ограничений. На это обратила внимание Судебная палата для рассмотрения дел о банкротстве Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного Суда (ВС) при толковании положений абзаца 8 части 1 статьи 38 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (Закон о банкротстве), которыми установлен запрет на наложение новых арестов или других ограничений относительно распоряжения имуществом должника.

Так, в постановлении от 13 февраля 2020 года по делу № 50/790-43/173 Верховный Суд дал исчерпывающие ответы на два вопроса, которые возникли в судебной практике в спорах о банкротстве, а именно: возможен ли кассационный пересмотр судебных решений в деле о банкротстве, исчерпавших свое действие с наступлением соответствующего юридического факта, и может ли суд в процедуре ликвидации должника наложить запрет на отчуждение имущества должника?

Согласно обстоятельствам дела, Хозяйственным судом г. Киева осуществляется производство в деле о банкротстве ЗАО «П», открытое определением этого суда от 4 декабря 2009 года. Постановлением от 11 февраля 2014 года судом введена процедура ликвидации должника. 22 июня 2015 года определением Хозяйственного суда г. Киева новым ликвидатором ЗАО «П» назначен арбитражный управляющий З.

В январе 2018 года кредиторы ЗАО «П» — ПАО «У», ПАО «С» и ООО «М» — обратились в хозяйственный суд с жалобами на действия ликвидатора З., в которых указывали на неполноту принятых ликвидатором З. мер относительно ликвидации должника в процедуре банкротства и затягивание им сроков ликвидационной процедуры.

Определением от 3 апреля 2018 года местный хозяйственный суд отказал в удовлетворении жалобы кредиторов, но удовлетворил заявление ликвидатора З. о досрочном прекращении его полномочий и назначил новым ликвидатором арбитражного управляющего Г.

Указанное определение суда было обжаловано в апелляционном порядке ПАО «С», которое просило полностью отменить определение от 3 апреля 2018 года и удовлетворить жалобы ПАО «У», ПАО «С» и ООО «М».

19 сентября 2019 года ПАО «У» подало в апелляционный суд ходатайство о применении мер обеспечения иска и просило суд приостановить продажу имущества должника до возобновления Хозяйственным судом г. Киева производства по делу, приостановленного судом до рассмотрения апелляционной жалобы ПАО «С».

Свои требования ПАО «У», выступающее в качестве обеспеченного кредитора, обосновало следующим: несмотря на приостановление производства по делу о банкротстве ЗАО «П» в связи с рассмотрением апелляционной жалобы ПАО «С», ликвидатор Г. осуществляет действия по продаже движимого и недвижимого имущества должника, которое находится в залоге ПАО «У», без согласования с залоговым кредитором возможности отчуждения указанного имущества отдельными лотами в ликвидационной процедуре.

Рассмотрев ходатайство, Северный апелляционный хозяйственный суд определением от 23 сентября 2019 года удовлетворил его и в порядке статей 136, 137 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины наложил запрет на отчуждение имущества должника.

В дальнейшем, рассмотрев по сути апелляционную жалобу ПАО «С», Северный апелляционный хозяйственный суд постановлением от 30 сентября 2019 года отказал в ее удовлетворении и отменил меры обеспечения иска, примененные по ходатайству ПАО «У». Постановление апелляционного суда было оставлено без изменений постановлением Верховного Суда от 21 ноября 2019 года.

Но 15 октября 2019 года ЗАО «П» в лице ликвидатора обжаловало определение апелляционного суда о применении мер обеспечения требований кредитора путем наложения запрета на отчуждения имущества должника, обратив внимание, что в ликвидационной процедуре не разрешается наложение запретов на отчуждение имущества.

Передавая дело на рассмотрение Судебной палаты для рассмотрения дел о банкротстве Кассационного хозяйственного суда ВС, коллегия судей исходила из того, что существуют неодинаковые подходы судей, входящих в состав указанной палаты, к решению вопросов, касающихся возможности кассационного пересмотра судебных решений по делу о банкротстве, которые исчерпали свое действие наступлением соответствующего юридического факта, в связи с чем существует необходимость в согласовании судебной практики при решении такого процессуального вопроса.

В этой связи Судебная палата для рассмотрения дел о банкротстве отметила, что решение суда о принятии мер обеспечения иска обуславливает конкретные ограничения в совершении определенных действий или, наоборот, обязанность совершить действия участниками дела или третьими лицами, имеющие срочный характер и действующие до момента отмены таких мер судом, который их применил, или судом высшей инстанции в случае отмены определения о применении спорных мер обеспечения в связи с их безосновательностью.

ВС указал, что необходимо разграничивать как отдельные юридические факты «отмену мер обеспечения» хозяйственным судом, который их установил, в связи с тем, что такие меры исчерпали свое действие или потребность в их сохранении исчезла, и «отмену определения суда о принятии мер обеспечения» судом высшей инстанции на основании его несоответствия нормам материального и процессуального права и фактическим обстоятельствам дела.

С целью формирования единой практики в решении вопроса о возможности кассационного пересмотра принятого в процедуре банкротства судебного решения, действие которого исчерпано вследствие урегулирования этим решением суда соответствующих правоотношений, Судебная палата для рассмотрения дел о банкротстве Кассационного хозяйственного суда в составе ВС постановила, что кассационные жалобы на такие судебные решения подлежат рассмотрению по сути с проверкой кассационным судом обжалуемого определения апелляционного или местного судов на предмет правильности применения норм материального и процессуального права и обоснованности принятия мер обеспечения.

Таким образом, Верховный Суд признал, что определение Северного апелляционного хозяйственного суда от 23 сентября 2019 года о применении мер обеспечения, которые в дальнейшем были отменены постановлением этого же суда от 30 сентября 2019 года, может быть предметом кассационного пересмотра по кассационной жалобе должника в лице ликвидатора Г.

Что же касается вопроса о возможности наложения запрета на отчуждение имущества должника в процедуре ликвидации, то Верховный Суд указал следующее.

В силу статей 136, 137 ХПК Украины право осуществления обеспечения требований кредитора в деле о банкротстве и выбора тех или иных мер принадлежит хозяйственному суду, который при принятии решения исходит из конкретных обстоятельств дела и предложений заявителя.

ВС указал, что установленный абзацем 8 части 1 статьи 38 Закона о банкротстве запрет на наложение новых арестов или других ограничений относительно распоряжения имуществом должника, признанного банкротом, распространяется на субъекты, которым законодательством предоставлены полномочия на наложение арестов (других ограничений) на имущество физических и юридических лиц, в частности, на органы государственной исполнительной службы, органы регистрации, правоохранительные органы и на их должностных лиц.

«Хозяйственный суд, рассматривающий дело о банкротстве, не лишен процессуального права по ходатайству кредитора принять меры обеспечения его требований в деле о банкротстве путем наложения запрета на отчуждение имущества должника в ликвидационной процедуре, исходя из доводов кредитора и фактических обстоятельств дела, а также руководствуясь принципами законности, диспозитивности и пропорциональности в силу статей 2, 14, 15 ХПК Украины и с учетом интересов кредиторов и должника в деле о банкротстве.

Такие процессуальные действия суда, в том числе на стадии апелляционного пересмотра судебного решения, соответствуют функции хозяйственного суда, как участника дела о банкротстве, по обеспечению справедливого баланса между интересами кредиторов и должника и контролю за правильностью и очередностью осуществления арбитражным управляющим действий в соответствующей судебной процедуре банкротства, в том числе в ликвидационной процедуре», — подчеркнул Верховный Суд.

Суд признал правомерным применение апелляционным судом мер обеспечения требований обеспеченного кредитора и отказал в удовлетворении кассационной жалобы, поданной ЗАО «П» в лице ликвидатора Г.

Анатолий ГВОЗДЕЦКИЙ • «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: