Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Поучение гонорара

Суд не вправе вмешиваться в правоотношения между адвокатом и клиентом по определению размера гонорара, убеждена Большая Палата ВС
Характер правоотношений относительно определения размера расходов на профессиональную правовую помощь исключает инициативу суда

Институт возмещения расходов на правовую помощь применяется все активнее. Эффективнее? Едва ли. Однако вода камень точит, а иски и ходатайства способны «отточить» судебную практику. Именно на неоднозначную судебную практику указывают юристы, говоря о недостатках института. Суды не только формируют различную практику, но и, кажется, не готовы одобрять большие суммы возмещения расходов на правовую помощь за счет проигравшей стороны.

Юристы видят в этом некое упущение для самой судебной системы (ведь гонорар адвокат получит в любом случае: от своего клиента или от проигравшей стороны — это другой вопрос) и называют механизм возмещения расходов отличным процессуальным фильтром. Если истец будет осознавать потенциальное бремя расходов, потраченных ответчиком на правовую помощь, он дважды подумает, инициировать ли ему судебное разбирательство с непрогнозируемым финалом (а прогнозируемость судебного разбирательства — это еще один кит, на котором национальная судебная практика не держится).

19 февраля 2020 года Большая Палата Верховного Суда (ВС) в одном из своих дополнительных постановлений дала ответы на несколько ключевых вопросов, касающихся института возмещения расходов на правовую помощь.

Речь идет о деле № 755/9215/15-ц. Основное судебное решение по делу по иску гр-ки А. к гр-ке Б., частному нотариусу при участии третьих лиц о признании недействительным свидетельства о регистрации права собственности на земельный участок, отмене государственной регистрации права собственности на земельный участок Большой Палатой ВС вынесено 13 ноября 2019 года. Согласно обстоятельствам дела, решением Днепровского районного суда г. Киева от 3 августа 2018 года, оставленным без изменений постановлением Киевского апелляционного суда от 13 марта 2019 года, иск гр-ки А. удовлетворен частично. Так, суды признали недействительным свидетельство о праве собственности на земельный участок и отменили решение частного нотариуса о государственной регистрации права собственности; в удовлетворении остальных исковых требований было отказано. Большая Палата ВС решения нижестоящих судов отменила в части признания недействительным свидетельства о праве собственности на земельный участок, отмены решения о госрегистрации права собственности и в этой части приняла новое решение об отказе в удовлетворении иска. В остальном решения судов оставлены без изменений.

22 ноября 2019 года ответчица обратилась в Большую Палату ВС с заявлением о принятии дополнительного решения о распределении судебных расходов, в том числе расходов на профессиональную правовую помощь. При этом она указала, что доказательства размера понесенных ею расходов на профессиональную правовую помощь по состоянию на 21 марта 2018 года в сумме 73 703 грн были предоставлены в суд первой инстанции. В дальнейшем эти расходы увеличились еще на 50 894 грн и были уплачены только 22 ноября 2019 года. Расходы на профессиональную правовую помощь на общую сумму 124 597 грн ответчица просила взыскать с истицы.

Решая вопрос о расходах на профессиональную правовую помощь, Верховный Суд исходил из того, что гонорар является формой вознаграждения адвоката за осуществление защиты, представительства и оказание других видов правовой помощи клиенту. «Размер гонорара определяется только по согласованию адвоката с клиентом, а суд не вправе вмешиваться в эти правоотношения», — делает первый важный вывод в этом деле Большая Палата ВС.

Проанализировав процессуальное законодательство и практику Европейского суда по правам человека, ВС подчеркивает, что Гражданским процессуальным кодексом (ГПК) Украины предусмотрены следующие критерии определения и распределения расходов: их действительность, необходимость, разумность их размера с учетом сложности дела и финансового состояния участников дела. Суд обращает внимание на то, что со вступлением в силу 15 декабря 2017 года изменений в ГПК Украины законодателем принципиально по-новому определена роль суда в исковом производстве — как арбитра, который предоставляет оценку доказательствам и доводам, указанным сторонами, и не может действовать в пользу любой из сторон. Это не соответствует основным принципам гражданского судопроизводства.

При рассмотрении дела, продолжает Суд, его участники предъявляют свои требования, возражения, аргументы, пояснения и размышления относительно процессуальных вопросов, изложенных в заявлениях и ходатайствах, а также возражених против заявлений и ходатайств. «Следовательно, именно заинтересованная сторона должна осуществить определенные действия, направленные на возмещение с другой стороны расходов на профессиональную правовую помощь, а другая сторона имеет право на соответствующие возражения против таких требований, что исключает инициативу суда относительно возмещения расходов на профессиональную помощь одной из сторон без соответствующих действий со стороны такого лица. Это подтверждается также ГПК Украины», — делает второй важный вывод Большая Палата ВС.

Принцип состязательности нашел свое воплощение, в частности, в положениях статьи 137 ГПК Украины, согласно которым именно на другую сторону возложена обязанность аргументации наличия оснований для уменьшения размера расходов на правовую помощь, подлежащих распределению между сторонами, а также обязанность доказывания их несоразмерности.

При решении вопроса о взыскании расходов на профессиональную правовую помощь Большая Палата ВС считает необходимым предоставить оценку исключительно тем обстоятельствам, относительно которых истец имеет возражения.

Тут стоит отметить, что практикующие юристы обращают внимание на разные подходы судебной практики к вопросу уменьшения судом размера возмещения. Несмотря на то что в процессуальных кодексах говорится о возможности уменьшения размера компенсации по соответствующему ходатайству другой стороны, суды часто уменьшали размер по собственной инициативе и без такого ходатайства. Теперь же Большая Палата ВС высказала четкую позицию: такие правоотношения исключают инициативу суда.

Вернемся к суммам, которые просила возместить за счет истицы ответчица.

На момент принятия Большой Палатой ВС основного судебного решения в материалах дела находилась только справка-расчет расходов на правовую помощь по состоянию на 27 ноября 2018 года на сумму 73 703 грн. К кассационной жалобе ответчица не приобщила новый расчет понесенных расходов на правовую помощь и не сделала этого в течение всего кассационного производства. Уже после принятия постановления по данному делу и после истечения пятидневного срока (предусмотренного частью 8 статьи 141 ГПК Украины), ответчица предоставила новый расчет понесенных ею расходов на сумму 50 894 грн.

«Ответчица пропустила срок для подачи доказательств понесенных расходов. При этом в своем ходатайстве от 22 ноября 2019 года она не просила восстановить пропущенный процессуальный срок и не указала уважительности причин пропуска», — акцентирует внимание Большая Палата ВС. В этой части Суд оставил заявление ответчицы без рассмотрения.

Большая Палата подчеркнула, что при решении вопроса относительно определенных видов правовой помощи адвоката учитываются связанность их с рассмотрением дела, обоснованность и разумность определения в контексте объема возражений, предоставленных противоположной стороной. В частности, Суд не счел связанными именно с рассмотрением дела составление и подачу жалоб на имя председателя Днепровского районного суда г. Киева, к Высшей квалификационной комиссии судей Украины, Высшему совету юстиции, которые в материалах дела отсутствуют.

В справке-расчете ответчица среди прочего указала на такие действия адвоката, как составление и подача в суд выступления в судебных дебатах, составление адвокатского запроса относительно даты рассмотрения заявления о пересмотре. Представитель истицы парировал в возражениях тем, что подача таких документов в ГПК Украины не предусмотрена, что, по его мнению, свидетельствует об искусственном увеличении объема работ адвоката.

Большая Палата ВС сочла это возражение ошибочным: «Составление и подача таких документов прямо не предусмотрена ГПК Украины, однако, исходя из конкретных обстоятельств дела, адвокат самостоятельно определяет стратегию защиты интересов своего клиента и алгоритм действий для удовлетворения требований клиента и наилучшей его защиты». И это очередной важный вывод Суда.

«Доводы истицы, что дело неоднократно рассматривалось в судах разных инстанций, все обстоятельства были известны и ответчице, и ее представителю, следовательно, объем времени на подготовку документов не мог быть значительным, как и объем юридической и технической работы, не могут быть учтены при определении размера расходов на правовую помощь, поскольку не подтверждены доказательствами, являются субъективной оценкой истицы и опровергаются материалами дела, из которых усматривается, что представитель ответчицы оказывал правовые услуги в каждой судебной инстанции», — резюмирует Большая Палата ВС.

При таких обстоятельствах расходы гр-ки Б. на профессиональную правовую помощь подлежат удовлетворению частично в размере 64 074 грн, поскольку именно на эту сумму подтверждается доказательствами предоставление адвокатом правовых услуг.

Но это далеко не последнее важное решение по вопросу возмещения расходов на правовую помощь. В марте Большая Палата ВС, как ожидается, изложит свою позицию относительно оплаты адвокату так называемого гонорара успеха, ведь суды по-разному подходят и к такому формату взаимоотношений с клиентом.

Кристина ПОШЕЛЮЖНАЯ • «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: