Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Творческое объединение

«Мы объединились вокруг ценностей», — партнеры AVELLUM и AGA Partners рассказали о мотивах и преимуществах слияния
Новая фирма в составе шести партнеров и 42 юристов, специализирующихся в 14 отраслях права, работает под брендом AVELLUM

Летнее межсезонье на украинском рынке юридических услуг оживила новость о слиянии двух известных команд: трансакционной AVELLUM и арбитражно-судебной AGA Partners. Новая фирма в составе шести партнеров и 42 юристов работает под брендом AVELLUM. Николай Стеценко, управляющий партнер AVELLUM, и Аминат Сулейманова, управляющий партнер AGA Partners, стали соуправляющими партнерами. О мотивах и условиях объединения, практической стороне интеграции, синергии для клиентов и для персонала, а также о перспективах относительно того, станет ли укрупнение новым трендом украинского юррынка, «Юридической практике» рассказали партнеры «большого» AVELLUM Аминат Сулейманова, Николай Стеценко, Глеб Бондарь, Иван Касынюк, Ирина Мороз и Юрий Нечаев.

 

— В Украине в основном происходит дробление юрфирм. Что мотивировало вас объединиться?

Аминат Сулейманова (А.С.): Пришло время раскрыть карты.

Глеб Бондарь (Г.Б.): Мое мнение, что мы как раз в глобальном тренде. С точки зрения происходящего на глобальном юридическом рынке определенно есть некоторое «дробление», когда отдельные практики и партнеры могут уходить и учреждать свои фирмы. Также образуются «инновационные» юрфирмы с альтернативными моделями ведения юридического бизнеса. Но если посмотреть с точки зрения крупных игроков, то есть определенная тенденция к объединению. И в нашем случае, думаю, каждая из фирм просто созрела к тому, чтобы принять «взрослое» решение и объединиться.

А.С.: Абсолютно согласна с тем, что сказал Глеб. Так и есть. Природа такого рода решений в том, что они возникают, когда ты к этому готов. Масштабироваться и объединиться, найти партнеров, людей, с которыми ты сможешь создать равноправный союз, — и по-человечески, и с точки зрения бизнеса это «взрослое» решение. Для этого, наверное, нужно вырасти внутри своего бизнеса, внутри профессии и вырасти как человек. И тогда на определенном этапе ты понимаешь, что такой союз возможен. На каком-то этапе и мы осознали, что вместе можем достичь заоблачных высот.

Николай Стеценко (Н.С.): Я считаю, что за объединениями будущее. Это правильный тренд. Объединяясь, фирмы становятся сильнее, у них появляется больше экспертизы, больше партнеров, больше практик покрывается партнерами. Есть синергия (об этом мы, наверное, будем сегодня много говорить), которая приводит к тому, что клиент получает больший спектр услуг. Но важно не просто объединение «два плюс два равно четыре»: если есть синергия не только в бизнесе, но и в культуре, есть шанс что 2+2 будет равно 5. На мой взгляд, именно это нами двигало — получить что-то большее, а не просто объединить разные практики под одной крышей. Получить синергию не только для нас, но и для наших клиентов.

Иван Касынюк (И.К.): Мне кажется, что за любым практическим решением всегда стоит какая-то эмоция. Безусловно, во всем этом есть определенная амбиция сейчас уже общей команды. Думаю, что без такой амбиции объединение было бы невозможно.

Юрий Нечаев (Ю.Н.): Я добавлю: обе фирмы были достаточно успешными и до объединения как с точки зрения рейтингов, так и с позиции восприятия клиентами и рынком в целом. Можно было бы оставаться в том режиме, в котором фирмы существовали ранее. Но действительно есть некая амбиция, есть желание расти дальше, есть готовность выходить из зоны комфорта — это то, что нас мотивировало развиваться дальше, потому что остановиться в развитии — это начало конца.

Ирина Мороз (И.М.): Уникальность объединенной компании в том, что мы сможем предложить клиентам высококлассную экспертизу. Каждый из нас достаточно интенсивно развивал практику, и объединение произошло на этапе, когда каждая из компаний достигла пика в своем развитии. Объединение в первую очередь отвечает интересам наших клиентов, которые могут теперь в одной компании получить экспертизу по многим отраслям права.

 

— С чего все началось? Кто сделал первый шаг?

Н.С.: Мы друг друга знали и общались на различных мероприятиях на рынке. В конце зимы у нас был первый совместный ужин, на котором мы решили познакомиться поближе и понять настроения друг друга. Инициатором была Ирина Никитина. Часто общаясь и с нами, и с ребятами из AGA Partners, она предложила нам встретиться.

 

— Получается, что переговорный процесс занял примерно полгода. Что обсуждалось больше всего?

Н.С.: Больше всего времени заняло обсуждение нашей культуры, привычек, подходов к клиентам и персоналу, наших ценностей, реакций на определенные события и вызовы. Административная, техническая, финансовая части после этого пошли быстрее, когда мы почувствовали, что есть схожесть культур, есть общие ценности, и обе команды разделяют взгляды на будущее.

А.С.: Так и есть. В процессе переговоров мы осознали, что наши партнерства всегда были гораздо большим, чем просто бизнес-партнерствами. Это человеческие партнерства. Алексей Резников как-то сказал: «Мне должно быть приятно с этими людьми делать бизнес». Для нас в AGA Partners абсолютное доверие и способы общения друг с другом были ключевой ценностью. То же происходило и в AVELLUM. Путем длительного общения мы поняли, что мы одной породы и сможем воспроизвести те же искренние, открытые, прозрачные отношения, присутствующие в каждом партнерстве, сможем перенести их в большое партнерство. Это, наверное, было для нас решающим моментом, после которого мы осознали, что объединение возможно.

И.К.: Сначала мы люди, а потом уже юристы. Поэтому прежде всего надо было определить, как мы друг с другом будем жить. Лично для меня ключевым фактором является то, насколько мы друг друга дополняем, насколько мотивируем, насколько нам в принципе хорошо каждый день находиться рядом.

Г.Б.: Согласен с коллегами.

Ю.Н.: В продолжение того, о чем сейчас говорилось. Было понимание, что все мы разные, но все мы равны с точки зрения ценности вклада в общую компанию. Каждый перекрывает недостатки других и усиливает преимущества. Было понимание взаимной ценности каждого человека среди нас.

 

— На каких условиях произошло объединение? В частности, какую партнерскую модель вы используете?

Н.С.: На этот вопрос мы ответим очень ограниченно. Есть определенные конфиденциальные вещи. Короткий ответ — объединение произошло на условиях равенства партнеров.

Г.Б.: Что касается корпоративного управления и принятия решений, то решения принимаются единогласно всеми партнерами, за исключением определенных операционных решений, которые принимаются соуправляющими партнерами. Модель управления достаточно простая. Возможно, со временем, в связи с увеличением масштаба фирмы и функционала отдельные направления будут закреплены за конкретными партнерами, кто-то будет больше заниматься кадровыми вопросами, кто-то — профессиональным развитием. Иван, например, вызвался быть интеграционным партнером, который отвечает за все интеграционные процессы.

 

— Почему вы выбрали формат двух соуправляющих партнеров?

А.С.: Это нам показалось адекватным. Прежде всего с точки зрения паритетности, того, о чем мы говорили и договаривались. Это равноценное объединение, а не поглощение одной фирмы другой. И для того чтобы провести это объединение максимально эффективно, следует учитывать все особенности друг друга, специфику работы с клиентами, работы с сотрудниками. При общности культур все равно есть определенные различия. Чтобы в этом слиянии максимально гарантировать обходы возможных острых углов, мы выбрали такую модель, которая нам показалась адекватной на первых порах. Ну а дальше время покажет, миссия управляющего партнера — это дополнительные обязанности, а не какие-то привилегии.

Г.Б.: Там, где можно не выдумывать колесо, лучше его не выдумывать, если решение соответствует лучшим практикам. По моим наблюдениям, при объединении крупных международных юрфирм, как правило, было несколько соуправляющих партнеров.

И.К.: Это лишь подчеркивает равенство как один из важных сигналов и внутри компании, и для всех участников рынка.

 

— Есть ли распределение полномочий между соуправляющими партнерами?

А.С.: У нас нет четкого списка, кто что делает. Мы рациональные взрослые люди и предпочитаем согласовать какое-то решение друг с другом, если есть малейшие сомнения. В общем все происходит достаточно органично. Но конкретного разделения нет.

Н.С.: Это сделано намеренно. Сейчас идет процесс интеграции. У нас, конечно, есть видение того, кто за что отвечает. Конечно, в процессе будут какие-то корректировки. Я думаю, что со временем в целом в партнерстве, а не только между управляющими партнерами, наметится определенная административная субспециализация, о чем говорил Глеб ранее.

А.С.: Все должно произойти органично. Это как история с тропинками: чтобы люди не вытаптывали траву, нужно сначала дать им возможность протоптать тропинки, а потом их заасфальтировать. Собственно говоря, мы сейчас примерно это и делаем, пытаемся понять, какова наша органика в этом союзе, и со временем как-то ее откорректируем и зафиксируем.

 

— Иван, вопрос к вам как интеграционному партнеру. Как происходит интеграция бизнес-процессов, команд?

И.К.: Отлично происходит (смеются). Важно отметить следующее: несмотря на то что мы очень много и часто собирались, обсуждали, каким должно быть наше объединение, решение приняли достаточно быстро. Безусловно, был определенный «гигиенический минимум», что обязательно необходимо сделать. Здесь следует в том числе отметить работу всей команды, все выполнялось в очень сжатые сроки, быстро и эффективно. А моя функция заключалась в том, чтобы больше наблюдать и контролировать. Это лишь подтверждает, что команда готова к этому и проявляет должное внимание к деталям.

Конечно, у нас есть масса интеграционных аспектов, связанных в том числе с объединением IT-систем, клиентской базы, коммуникацией с рынком — все это требует определенного времени и внимания. Но в целом со своей стороны могу сказать, что процесс идет очень хорошо. Мы не разрушали существующие структуры, а лишь дополняли их новыми элементами. Это как в градостроительстве — когда здания со столетней историей органично сочетаются с современной архитектурой. Лондон в этом плане — отличный образец. Поэтому то, что мы сейчас делаем в смысле интеграции, — это как раз современные здания современного города.

И.М.: В том, что наш интеграционный процесс проходит достаточно быстро и гладко, заслуга нашего интеграционного партнера, к тому же мы очень похожи. Каждое решение относительно интеграции принимается с учетом разумности и рациональности. У нас еще ни разу не было и, уверена, не будет решения, в отношении которого мы вели бы длительные безрезультатные дискуссии. Все проходит быстро и безболезненно благодаря вкладу команд обеих фирм в налаживание всех бизнес-процессов.

 

— Унифицируете ли вы почасовые ставки для клиентов, зарплаты персонала?

Г.Б.: В процессе полной интеграции безусловно будут унифицированы структура почасовых ставок для клиентов и система вознаграждения персонала.

Н.С.: Наша цель — унифицировать и ставки, и зарплаты. Фирма одна, и мы должны придерживаться одного стандарта.

А.С.: Различия не были критическими. Думаю, к общему знаменателю мы придем достаточно быстро.

И.К.: По крайней мере на начальном этапе мы недолго обсуждали этот вопрос.

 

— Унификация будет по среднему значению или по верхней планке?

А.С.: Для клиентов она будет усреднена, а для юристов — по большему значению.

 

— Николай, вы анонсировали обсуждение синергии. Можете рассказать, в чем она будет проявляться для фирмы и для клиентов?

Н.С.: Для клиентов это большее количество продуктов и практик, в которых мы можем оказать услуги. Клиентам будет удобней в рамках одной фирмы общаться с большим количеством партнеров, специализирующихся в разных практиках и индустриях. Соответственно в более комплексном обслуживании клиентов синергия очевидна.

Более того, у нас есть ряд общих клиентов, а есть клиенты, которые ранее работали только с одной из фирм и которые теперь получат доступ к новым практикам и услугам.

Что касается синергии для сотрудников, то большой коллектив предполагает больше возможностей. В крупной фирме работать, наверное, интересней: больше проектов, задачи более разнообразные. С одной стороны, у нас практики фиксированные, но с другой — нет ограничения на переход между практиками. Так что в теории для сотрудников возникает больше возможностей.

Размер фирмы также дает ощущение определенной стабильности. Слишком большая фирма — это сложный организм. Маленькая при всех ее плюсах (мы прошли через этот этап) менее стабильна. Фирма такого размера, как у нас сейчас, после объединения становится крупным, еще более стабильным бизнесом, который дает комфорт сотрудникам, благодаря чему, несмотря на всевозможные перипетии в стране, у них есть оплот стабильности и возможностей.

Ю.Н.: Преимущества очевидны для сотрудников, специализирующихся на разрешении споров как в национальных судах, так и в международном арбитраже. Теперь у них появились надежные уверенные менторы, которым они могут доверять и у которых достаточно авторитета, чтобы двигать их дальше по пути профессионального развития. Остальные ребята тоже восприняли процесс достаточно позитивно — мы в определенной степени держали их в курсе происходящего, объясняли, насколько для нас важно сделать все правильно, насколько для нас важно удостовериться, что мы разделяем общие ценности. Соответственно, присоединение достаточно большого количества новых людей, с точки зрения юристов AVELLUM, не стало чем-то дестабилизирующим.

 

— Рассчитываете ли вы на увеличение кросс-селлинга?

Н.С.: Безусловно. Это главная стратегия. То, о чем я уже говорил, — у клиентов появился доступ к практикам, скажем так, другой части фирмы.

А.С.: Могу сказать, что наши клиенты (я сейчас говорю об ex-AGA) просто завалили нас радостными сообщениями и поздравлениями в связи с объединением. Кто-то имел опыт сотрудничества с AVELLUM, кто-то — нет, но все восприняли такое решение с воодушевлением. Нашим клиентам не хватало более широкого спектра практик и услуг. Они испытывают к нам определенное доверие, уверены в нас. И когда мы презентовали клиентам расширенную в результате объединения экспертизу, они восприняли это с большим энтузиазмом: встречи назначаются за встречами. В этом смысле мы уже видим хорошие плоды.

 

— Много ли у вас было общих клиентов?

И.М.: Совместных клиентов было достаточно много. Как в AVELLUM было отдельное направление агробизнеса, так и наша бутиковая компания фокусировалась на агросфере и международной торговле. Соответственно, часть практик и клиентов пересекаются.

Сейчас в рамках одной объединенной юрфирмы наши клиенты могут решить как торговые вопросы, так и финансовые, корпоративные и т.д. В этом заключается дополнительное удобство. Поле для работы достаточно ­большое и, надеемся, принесет свои плоды.

А.С.: Для клиентов здесь сплошные преимущества. У нас было несколько встреч с общими клиентами. Но только когда мы встретились все вместе, выяснилось, что есть еще немало областей, в которых мы можем быть полезны. Колоссальное преимущество нашего объединения для клиентов состоит в том, что мы очень хорошо знаем их бизнес изнутри, а в расширенной экспертизе большой команды есть возможность привлечения юристов из разных практик. Это дает сумасшедшую синергию.

 

— Были ли случаи возникновения конфликта интересов?

А.С.: На момент объединения — нет. К счастью, не было двух клиентов, которые имели бы спор между собой. Сейчас при принятии нового поручения мы более детально подходим к изучению вопроса конфликта интересов ввиду увеличившегося портфеля клиентов.

 

— Есть ли направления практики, в которых вы хотели бы усилить команду? И в связи с этим рассматриваете ли возможности дальнейшего расширения?

Н.С.: Сейчас мы охватываем практически все практики, которые нам интересны. Мы, конечно же, не можем загадывать наперед и ничего не исключаем, но сейчас такая цель не стоит. Фирма большая, есть много старших сотрудников, которые, мы надеемся, вырастут и пополнят партнерство. Для них есть все возможности для развития.

И.К.: Ваш вопрос о том, не хотим ли мы стать еще больше. Мы уже достаточно большие. Если процессы будут происходить таким образом, что у наших клиентов появятся вопросы, в которых у нас нет экспертизы (сейчас таких практик осталось совсем мало), то, наверное, появятся новые партнеры и новые юристы.

Г.Б.: Дня начала, несмотря на то, что мы все настроены очень позитивно, нужно дождаться эффекта от объединения и оценить, насколько этот эффект соответствует нашим ожиданиям. И в зависимости от этого будет выстраиваться дальнейшая стратегия фирмы.

И.М.: Мотив нашего объединения — создание уникальной практики разрешения споров, практики, которая будет предоставлять услуги не только судебного представительства, но и сопровождения коммерческих, инвестиционных и сырьевых арбитражных споров. У нас есть серьезные амбиции относительно усиления этой практики и ее развития.

 

— А как новость о вашем объединении была воспринята коллегами по юррынку?

А.С.: Те, кому это не понравилось, никак нам это не транслировали. Все, с кем я общаюсь, восприняли очень позитивно, понимали, почему это произошло. Говорили о том, что это действительно прекрасное совпадение, совпадение двух фирм, взглядов, отношений, культур. Ни у кого наше объединение не вызвало шока или недоумения. Я продолжаю получать поздравления от коллег.

Н.С.: У нас ощущения очень похожи. Конечно же, поздравления, конечно же, приятные слова. Вряд ли стоило ожидать, что кто-то позвонит и скажет, как плохо мы сделали.

 

— Наверняка некоторые задумались о том, что появился сильный конкурент.

Н.С.: Не скроем: мы считаем, что объединение двух наших фирм — достаточно серьезный фактор на рынке. Но и до этого мы были не слабыми. А с объединением объективно стали сильнее. Коллеги и раньше признавали наши таланты, нашу репутацию. Думаю, будут признавать и в дальнейшем. Вопрос в том, насколько нашим коллегам из других фирм будет комфортно с нами работать в проектах. До этого было комфортно, и, думаю, ничего не поменяется. Но да, мы серьезные конкуренты.

И.К.: Мы с удовольствием будем встречать наших коллег в том числе в судах и арбитражах. Мы с нетерпением этого ждем, это практика, где мы уже усилились и будем усиливаться и дальше, практика, в которой наше присутствие станет более явным. Поэтому коллегам передаем привет.

 

— Станет ли укрупнение юрфирм новым трендом украинского юррынка?

И.К.: Для этого необходим такой же уровень совпадений, который возник у нас, как с точки зрения человеческих отношений, так и с точки зрения комплиментарности практик. У нас это был идеальный союз с любой стороны.

Безусловно, такие ситуации возможны на рынке, но скорее будут исключением, нежели правилом.

А.С.: Прогнозы — очень неблагодарное дело. Еще год назад я говорила, что вообще не верю в объединения. Я была убеждена, что будущее за бутиками. Но в то же время мы постоянно обсуждали внутри AGA, не добавить ли какую-то практику. Бутиковость хороша до определенного предела, достигнув которого, ты упираешься в стеклянный потолок и понимаешь, что не сможешь взять другую работу просто потому, что в команде нет людей с нужной экспертизой.

Объединения на рынке, возможно, еще произойдут, но мне сложно сказать, чем они будут продиктованы. На самом деле на нашем рынке было немного объединений, и их мотивация была разной. Историю, похожую на нашу, я видела однажды довольно давно. Я не случайно вспомнила Алексея Резникова. Как мне кажется, похожие мотивы были при объединении юрфирм «Магистр и Партнеры» и «Правис: Резников, Власенко и Партнеры». Остальные объединения, как мне кажется, были продиктованы другими причинами.

Г.Б.: Мы не живем в вакууме по отношению к глобальному юридическому рынку. Там продолжают существовать как бутиковые модели, так и фирмы с полным спектром услуг. Не берусь загадывать, какая тенденция будет преобладать в Украине. Бутиковая модель жизнеспособна, если предлагается уникальная услуга или эксклюзивная экспертиза в определенной сфере или отрасли, которую можно продавать дороже. В противном случае рано или поздно перед юрфирмой встанет вопрос добавления новых практик. Так что рациональной представляется модель, при которой у фирмы есть несколько практик, такая фирма может балансировать, она менее подвержена цикличности и экономическим спадам. Объективно, с точки зрения украинского рынка, чистые бутики остались в двух сферах: разрешение споров и интеллектуальная собственность. Недавно появился юридический бутик в сфере фармацевтики. Но и здесь бутикам будет непросто, поскольку в эти практики активно инвестируют юрфирмы, предоставляющие полный спектр услуг.

Что касается перспектив укрупнения, то, по моим наблюдениям, украинский юррынок еще не готов к активной консолидации. Возможно, это будет в средне- или долгосрочной перспективе, но точно не в краткосрочной. Потребность в консолидации определенно есть, но посмотрим, реализуется ли она. Во многом это будет зависеть от менталитета и зрелости партнеров в конкретных юрфирмах.

 

(Беседовал Алексей НАСАДЮК,

«Юридическая практика»)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

VOX POPULI

Самое важное

Домашний подопечный

Акцент

Специально для ВАС

Государство и юристы

Капитальный ремонт

Бес цензуры

Государство и юристы

Новости из-за рубежа

В ЕС анонсировали новые правила предоставления гражданства

Суд ЕС озвучил позицию насчет использования фотографий, найденных в интернете

Государство и юристы

Люди высокого остатка

Оценить участок

Документы и аналитика

С цепью защиты

Конспект

СМИрный договор

Новости законотворчества

Судебная практика

Предложен алгоритм решения проблемы задолженности по решениям судов

Инициирован проект закона об общественном контроле за деятельностью органов власти

В законодательстве может появиться новый термин — «политическая коррупция»

Новости из Евросуда

Отрасли практики

Отсутствие реального исполнения судебного решения о визитах к ребенку нарушает статью 8 Конвенции

Вызов в суд посредством общественного уведомления может быть недостаточным для обеспечения права на справедливый суд

Новости из зала суда

Судебная практика

Верховный Суд встал на сторону ВККС в споре с судьей, который не прошел квалификационное оценивание

Верховный Суд высказался по поводу назначения дополнительного срока для принятия наследства

Новости юридических фирм

Частная практика

Адвокат Елизавета Герасименко назначена на должность в Администрацию Президента Украины

CMS предоставила юридические консультации в связи с инвестированием в солнечные электростанции

Юрфирмы Asters и «ЕПАП Украина» анонсировали объединение

Interlegal сопроводил взыскание долга

ЮФ Aequo защитила интересы телевизионных производственных компаний группы «Пилот»

МЮФ DLA Piper консультирует Pegasus Aviation VI по вопросу лизинга самолета Boeing компании Azur Air Ukraine

Отрасли практики

Пересеченная уместность

Выходное пособие

Реформенный беспорядок

Переходные положения

Явный вред

Данные свыше

Рабочий график

Карта событий

Самое важное

В высшей степени

Аргументы по факту

Судебные требования

Судебная практика

По секрету всему Совету

Портовые споры

Тема номера

Злоключения эксперта

Бесполезная модель

Исправить ОПИСку

Трибуна

Нивелирная работа

Частная практика

Творческое объединение

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: