Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика № 49 » Концепция негативного доказательства сама по себе нарушает принцип состязательности сторон

Концепция негативного доказательства сама по себе нарушает принцип состязательности сторон

Принцип состязательности сторон

Принцип состязательности обеспечивает полноту исследования обстоятельств дела. Этот принцип предусматривает возложение бремени доказывания на стороны. Одновременно этот принцип не предусматривает обязанности суда считать доказанным и установленным обстоятельство, о котором сторона утверждает. Данное обстоятельство подлежит доказыванию таким образом, чтобы удовлетворить, как правило, стандарт преимущества более веских доказательств, то есть когда вывод о наличии предполагаемого обстоятельства с учетом предоставленных доказательств представляется более вероятным, чем противоположный

 

23 октября 2019 года Верховный Суд в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «П» (ООО «П») на постановление Восточного апелляционного хозяйственного суда от 14 августа 2019 года по делу по иску частного акционерного общества «А» (ЧАО «А») к ООО «П» об обязательствах осуществить поставку товара и взыскании неустойки в размере 1 000 000 грн.

ИСТОРИЯ ДЕЛА

Основания возникновения спора

  1. Сторонами настоящего спора являются ЧАО «А» и ООО «П».
  2. Спор касается различного толкования сторонами спора даты заключения договора поставки сои № * (договор), с которым непосредственно связан момент возникновения обязательства по поставке товара. По договору ответчик обязался поставить истцу 100 тонн сои общей стоимостью 1 310 000,40 грн.
  3. Позиция истца заключается в том, что договор был заключен 27 марта 2018 года (аналогичная дата указана в тексте договора), а потому поставка сои должна была состояться до 10 апреля 2018 года. Ответчик поставку не осуществил вовсе, что и стало основанием для обращения в суд с требованиями исполнить обязательства по поставке товара и уплатить неустойку за нарушение сроков поставки в размере 1 000 000 грн.
  4. Ответчик утверждает, что договор был заключен 14 мая 2018 года, а потому у него не возникло и не могло возникнуть обязательство по поставке сои до 10 апреля 2018 года. В таком случае стороны должны определить новую дату поставки. Соответственно, если ответчик не нарушил своих обязательств по поставке сои, поскольку новый срок их исполнения стороны не определили, отсутствуют основания для уплаты неустойки.

Хронология событий

  1. 16 марта 2018 года истец направляет ответчику электронное письмо, в котором перечислил требования к качеству товара и указал перечень документов, которые ответчик должен направить для заключения договора (копия устава, свидетельство плательщика НДС и др.). В тот же день, 16 марта 2018 года, ответчик направляет отсканированные копии соответствующих документов истцу.
  2. 27 марта 2018 года истец направляет ответчику проект договора и предлагает пересмотреть его условия. 30 марта 2018 года истец предлагает подписать проект Договора и вместе с заверенными уставными документами привезти договор в офис истца в понедельник.
  3. 4 апреля 2018 года ответчик привозит два экземпляра договора в офис истца. Указанные экземпляры подписаны ответчиком, на них содержится его печать.
  4. 4 мая 2018 года истец направляет ответчику претензию, констатируя отсутствие поставки товара, и требует до 12.00 7 мая 2018 года уведомить о запланированном графике поставок.
  5. 7 сентября 2018 года истец направляет ответчику аналогичную по содержанию претензию, повторно констатируя отсутствие поставки и информируя о своем намерении обратиться в суд за защитой нарушенных прав.
  6. 7 сентября 2018 года ответчик направляет истцу ответ, в котором указывает, что получил два экземпляра договора с подписью и проставленной печатью истца только 14 мая 2018 года (ссылается на данные сайта «Укрпочты» по отслеживанию письма истца, в котором находился подписанный экземпляр договора). То есть, по утверждению ответчика, по состоянию на 10 апреля 2018 года (срок поставки сои) договор между сторонами еще не был заключен, что делает невозможным осуществление поставки товара.
  7. 24 октября 2018 года истец обращается в суд с требованиями (1) исполнения обязательства немедленно в полном объеме выполнить условия договора поставки № * от 27 марта 2018 года и спецификации № 1 от 27 марта 2018 года, а именно — осуществить в пользу истца поставку 100 тонн сои на сумму 1 310 000,40 грн, (2) взыскания с ответчика в пользу истца 1 000 000 грн неустойки за нарушение срока поставки товара.

Условия заключенного между сторонами спора договора

  1. Поставщик (ответчик) обязуется в порядке, на условиях и в сроки, предусмотренные настоящим договором, поставить покупателю (истцу) отдельными партиями, а покупатель обязуется принять и оплатить зерновые культуры, сою, а также разрешенные к применению и зарегистрированные в Украине компоненты для производства комбикормов (товар) в ассортименте, количестве, по ценам и характеристикам, указанным в соответствующих приложениях к договору — спецификациях, являющихся неотъемлемыми частями настоящего договора (пункт 1.1).
  2. В понимании данного договора под партией этого товара стороны подразумевают любое количество товара по одному виду, свойствам (показателям качества и безопасности), который предназначен для поставки и подтверждается соответствующими сопроводительными документами (пункт 1.2).
  3. Поставщик обязуется поставить товар по настоящему договору в срок, определенный в соответствующей спецификации (пункт 2.1). Приложением № 1 к договору № * является спецификация № 1 от 27 марта 2018 года. Согласно указанной спецификации № 1 стороны пришли к соглашению о поставках сои в количестве 100 тонн на сумму 1 310 000 грн с НДС до 10 апреля 2018 года.
  4. Поставщик обязан передать покупателю товар в сроки, оговоренные в настоящем договоре и указанные в соответствующих спецификациях (пункты 4.2, 4.2.1).
  5. В случае несвоевременной поставки товара поставщик уплачивает покупателю неустойку в размере 5 % от суммы непоставленного товара по соответствующей спецификации за каждый день просрочки поставки (пункт 5.3).
  6. Договор вступает в силу с момента его подписания сторонами, с проставлением печатей сторон и действует до 31 декабря 2020 года. Этим стороны подтверждают, что в течение срока действия настоящего договора будут использовать в своей хозяйственной деятельности печати, в связи с чем, согласно части 3 статьи 6 и части 1 статьи 627 Гражданского кодекса (ГК) Украины, согласовали обязательность скрепления договора, всех приложений к нему, первичных документов и т.д. печатями сторон (пункт 8.1).

ХОД РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛА

Обобщенное содержание и мотивы решения суда первой инстанции

  1. Истец утверждал о заключении между сторонами договора № * именно 27 марта 2018 года и неисполнении ответчиком обязательства по поставке товара в установленный в спецификации срок — до 10 апреля 2018 года, в результате чего истец на основании пункта 5.3 договора начислил неустойку за нарушение срока поставки товара в сумме 1 000 000 грн.
  2. В свою очередь ответчик, возражая против иска, отмечает, что 27 марта 2018 года не является датой фактического заключения договора, поскольку датой вступления в силу является дата подписания сторонами (пункт 8.1 договора). Так, подписанный со своей стороны экземпляр договора истец направил ответчику 8 мая 2018 года, и получен он ответчиком только 14 мая 2018 года, то есть уже после истечения срока поставки товара, указанного в спецификации — 10 апреля 2018 года. Поскольку другой срок поставки между сторонами после подписания договора не согласован, то со стороны ответчика отсутствует просрочка срока поставки товара.
  3. Решением Хозяйственного суда Полтавской области от 13 мая 2019 года в удовлетворении исковых требований отказано полностью.
  4. Суд первой инстанции согласился с доводами ответчика и установил следующее: 1) указанная в тексте договора дата — 27 марта 2018 года — не является датой его заключения и подписания его сторонами, поскольку со стороны ответчика текст договора подписан только 2 апреля 2018 года; 2) согласно исследованному судом почтовому конверту, подписанный истцом экземпляр договора был направлен ответчику 8 мая 2018 года, а получен последним 14 мая 2018 года; 3) исходя из этого, договор был заключен и подписан сторонами уже после истечения установленного в спецификации срока поставки товара, что исключает применение к ответчику ответственности в виде штрафа за нарушение срока поставки и возложение на него обязательства осуществлять эту поставку.

Обобщенное содержание и мотивы решения суда апелляционной инстанции

  1. Постановлением Восточного апелляционного хозяйственного суда от 14 августа 2019 года решение суда первой инстанции отменено. Принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены полностью. На ответчика возложена обязанность осуществить в пользу истца поставку 100 тонн сои на сумму 1 310 000,40 грн, взыскано с ответчика в пользу истца 1 000 000 грн неустойки.
  2. Исследовав содержание электронной переписки сторон, суд апелляционной инстанции согласился с тем, что согласование сторонами условий договора происходило до 30 марта 2018 года и по состоянию на 2 апреля 2018 года спорный договор еще не был заключен в результате его подписания истцом. Однако ответчик, отрицая возникновение обязанности по поставке товара, не доказал факта неподписания договора истцом в период со 2 апреля 2018 года по 10 апреля 2018 года. Предоставленный ответчиком почтовый конверт с датой направления корреспонденции 8 мая 2018 года является ненадлежащим доказательством заключения истцом договора после 10 апреля 2018 года, поскольку не содержит описания вложения, что делает невозможным установление содержания полученного ответчиком почтового отправления.

Краткое содержание требований кассационной жалобы

  1. Не соглашаясь с постановлением суда апелляционной инстанции, ответчик подал кассационную жалобу, в которой просит его отменить, решение суда первой инстанции оставить в силе.

АРГУМЕНТЫ УЧАСТНИКОВ ДЕЛА

Обобщенные доводы, содержащиеся в кассационной жалобе ответчика

  1. Суд апелляционной инстанции в нарушение требований статьи 269 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины вышел за пределы заявленных по делу исковых требований и доводов апелляционной жалобы, допустив предположение о возможном заключении договора поставки в период со 2 апреля 2018 года по 10 апреля 2018 года, в то время как истец настаивал на дате заключения договора именно 27 марта 2018 года. Фактически судом апелляционной инстанции не установлены доказательства, которыми подтверждается момент заключения договора поставки, а следовательно, решение суда апелляционной инстанции основывается на предположениях, которые не заявлялись истцом, а наоборот, отрицались, поскольку последний утверждал о подписании договора 27 марта 2018 года.
  2. Установив осуществление ответчиком оферты о заключении договора 2 апреля 2018 года, апелляционный суд вопреки предписаниям статей 640, 641 ГК Украины не учел, что именно истец должен доказать акцептирование настоящей оферты способом, установленным сторонами в договоре, — путем подписания договора и проставления печати предприятия, чего им сделано не было, поскольку в деле отсутствуют доказательства получения ответчиком надлежащим образом оформленного ответа на предложение заключить договор.

Обобщенные доводы, содержащиеся в отзыве истца на кассационную жалобу

  1. Ответчик не доказал заключения договора до 10 апреля 2018 года, а следовательно, не опроверг возникновения у него обязательства по поставке товара в установленный в спецификации № 1 срок.

ПОЗИЦИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА

Оценка аргументов участников дела и выводов судов первой и апелляционной инстанций

  1. Верховный Суд исходит из того, что спор возник из-за разного толкования истцом и ответчиком момента заключения договора: 27 марта 2018 года или 14 мая 2018 года. От определения момента заключения договора напрямую зависит момент возникновения у ответчика обязательства по договору по поставке товара.
  2. Одним из основополагающих принципов частноправового регулирования является закрепленный в пункте 3 статьи 3 и статьи 627 ГК Украины принцип свободы договора, согласно которому заключение договора носит добровольный характер и никто не может быть принужден к вступлению в договорные отношения.
  3. Стороны свободны в заключении договора, выборе контрагента и определении условий договора с учетом требований ГК Украины, других актов гражданского законодательства, обычаев делового оборота, требований разумности и справедливости (часть 1 статьи 627 настоящего кодекса).
  4. В соответствии с частью 1 статьи 638 ГК Украины договор считается заключенным, если стороны в надлежащей форме достигли согласия по всем существенным условиям договора. Существенными условиями договора являются условия о предмете договора, условия, которые определены законом как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению хотя бы одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
  5. Договор считается заключенным с момента получения лицом, направившим предложение заключить договор, ответа о принятии этого предложения (часть 1 статьи 640 ГК Украины).
  6. Статьей 639 ГК Украины определено, что договор может быть заключен в любой форме, если требования относительно формы договора не установлены законом. Если стороны договорились заключить договор в определенной форме, он считается заключенным с момента предоставления ему этой формы, даже если законом эта форма для данного вида договоров не требовалась.
  7. То есть в пределах, предоставленных гражданским законом, участники гражданского оборота могут по своему усмотрению урегулировать, совпадает ли момент заключения договора с моментом его подписания (и проставления печатей).
  8. Стороны этого спора, руководствуясь принципом свободы договора, в пункте 8.1. по своему усмотрению урегулировали вопрос вступления в силу договора, связав этот момент непосредственно с моментом подписания сторонами и скрепления печатями. Верховный Суд отмечает, что терминологически и по сути используемый сторонами этого спора термин «вступление в силу» совпадает (является синонимическим) с понятием «срок заключения».
  9. В то же время свою позицию истец строит на аргументе, что договор заключен и подписан сторонами 27 марта 2018 года, апеллируя при этом к дате, указанной в самом тексте договора, и именно с этой даты, по убеждению истца, возникло соответствующее обязательство ответчика до 10 апреля 2018 года осуществить поставку товара.
  10. Однако в ходе судебного рассмотрния этот аргумент истца отклонен судами обеих инстанций, которыми в то же время установлено, что указанная в тексте договора дата, на которую истец ссылается в качестве даты заключения договора, не совпадает с моментом фактического подписания договора сторонами. При этом суды как первой, так и апелляционной инстанции установили, что со стороны ответчика договор был подписан и передан истцу 2 апреля 2018 года.
  11. Вместе с тем суд апелляционной инстанции отклонил как ненадлежащее единственное имеющееся в деле доказательство, которым ответчик доказывал подписание истцом договора до 10 апреля 2018 года, — почтовый конверт и одновременно отметил, что вследствие непредоставления ответчиком других доказательств фактического неподписания договора истцом в период со 2 апреля 2018 года по 10 апреля 2018 года факт возникновения обязательства по поставке товара до 10 апреля 2018 года ответчиком не опровергается.
  12. В части 3 статьи 2 ХПК Украины одним из основных принципов (принципов) хозяйственного судопроизводства определен принцип состязательности сторон, суть которого раскрыта в статье 13 настоящего кодекса.
  13. В соответствии с частями 3, 4 статьи 13 ХПК Украины каждая сторона должна доказать обстоятельства, которые имеют значение для дела и на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений, кроме случаев, установленных законом; каждая сторона несет риск наступления последствий, связанных с совершением или несовершением ею процессуальных действий.
  14. Принцип состязательности обеспечивает полноту исследования обстоятельств дела. Этот принцип предусматривает возложение бремени доказывания на стороны. Одновременно этот принцип не предусматривает обязанности суда считать доказанным и установленным обстоятельство, о котором сторона утверждает. Данное обстоятельство подлежит доказыванию таким образом, чтобы удовлетворить, как правило, стандарт преимущества более веских доказательств, то есть когда вывод о наличии предполагаемого обстоятельства с учетом предоставленных доказательств представляется более вероятным, чем противоположный. Верховный Суд обращается к собственным выводам в постановлении от 2 октября 2018 года по делу № 910/18036/17.
  15. С учетом приведенной выше сути принципа состязательности именно ЧАО «А» как истец по делу и лицо, утверждающее о нарушении ответчиком обязательств по договору, должно было доказать то обстоятельство, на которое оно ссылается в обоснование заявленных исковых требований, — подписание спорного договора сторонами именно 27 марта 2018 года.
  16. Однако наличие таких доказательств судом апелляционной инстанции не установлено, а наоборот, опровергнуто утверждение истца о подписании договора сторонами 27 марта 2018 года. В то же время, сделав предположение о возможном подписании договора истцом в период со 2 апреля 2018 года по 10 апреля 2018 года, суд апелляционной инстанции в нарушение принципа состязательности безосновательно переложил бремя доказывания этого обстоятельства на ответчика и фактически бездоказательно презюмировал возникновение у последнего обязательств по договору до истечения срока поставки товара, установленного в спецификации № 1. В порядке obiter dictum Верховный Суд отмечает, что в данном случае суд апелляционной инстанции допустил логическую ошибку, когда в обоснование своего решения фактически использовал концепцию негативного доказательства, которая сама по себе нарушает принцип состязательности.
  17. Учитывая изложенное, Верховный Суд соглашается с доводами кассационной жалобы, изложенными в пунктах 14, 15 постановления, и констатирует, что истцом не доказано утверждаемое им обстоятельство — заключение между сторонами договора поставки именно 27 марта 2018 года. Поскольку установленные по делу обстоятельства точной даты подписания договора со стороны истца установить не позволяют, именно истец в этом случае несет риск наступления связанного с этим процессуального последствия в виде отказа в удовлетворении исковых требований. В связи с этим выводы суда апелляционной инстанции о возникновении у ответчика обязательства по поставке товара до 10 апреля 2018 года не основываются на установленных этим же судом обстоятельствах дела.

Выводы по результатам рассмотрения кассационной жалобы

  1. Учитывая вышеизложенное и пределы пересмотра дела судом кассационной инстанции, Верховный Суд считает необходимым применить полномочия, предусмотренные статьей 312 ХПК Украины, отменить постановление суда апелляционной инстанции как принятое с неправильным применением норм материального права и нарушением норм процессуального права, а законное и обоснованное решение суда первой инстанции оставить в силе на основаниях, изложенных в данном постановлении, в связи с чем кассационная жалоба подлежит удовлетворению.

О судебных расходах

  1. В соответствии с требованиями статей 129, 315 ХПК Украины вследствие удовлетворения кассационной жалобы расходы ответчика по уплате судебного сбора за подачу кассационной жалобы подлежат возмещению за счет истца.

Руководствуясь статьями 129, 300, 301, 304, 306, 308, 312, 314, 315, 317 ХПК Украины, Верховный Суд постановил:

— кассационную жалобу ООО «П» удовлетворить;

— постановление Восточного апелляционного хозяйственного суда от 14 августа 2019 года отменить;

— решение Хозяйственного суда Полтавской области от 13 мая 2019 года оставить в силе на основаниях, изложенных в данном постановлении;

— взыскать с ЧАО «А» в пользу ООО «П» расходы по уплате судебного сбора за подачу кассационной жалобы в сумме 33 524 грн;

— поручить Хозяйственному суду Полтавской области выдать приказ.

Постановление суда кассационной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия, является окончательным и обжалованию не подлежит.

 

(Постановление Верховного Суда от 23 октября 2019 года. Дело № 917/1307/18. Председательствующий — Мищенко И.С. Судьи — Бердник И.С., Суховой В.Г.)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Акцент

Вот такие пороги

Государство и юристы

Криптомания

Трудная задача

Двигаться на переходных

Неделя права

Процессуальные версии

Тренд-лист

Новости

Новости законотворчества

Новости юридических фирм

Новости из Евросуда

Новости из зала суда

Карта событий

Отрасли практики

В заказном порядке

Выжимает сильнейший

Репортаж

Конституционный такт

Ценно образование

Самое важное

Переменный толк

Сквозь землю проявиться

Воевать с пиратами

Судебная практика

Конец связи

Жилой фон

Судебные решения

Некоторые аспекты возврата денежного залога, уплаченного в рамках уголовного производства

Концепция негативного доказательства сама по себе нарушает принцип состязательности сторон

О нюансах установления факта проживания одной семьей

Заявление об установлении факта участия в проведении АТО не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства

О применении двусторонней реституции в случае обжалования сделки наследником

Тема номера

Вызов скорой

Защитный строй

Поучить преимущество

Исключительное положение

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: