Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Бесхозная реформа

Рубрика Акцент
Попытки проведения судебной реформы в предвыборный период всегда чреваты скоропалительными предложениями, такими как ликвидация хозяйственных судов — председатель ВХСУ Богдан Львов
Богдан ЛЬВОВ: «Мне кажется, ломать в надежде, авось нечто новое даст лучший результат, крайне опрометчиво в нынешних политических и экономических реалиях»

 

Украине нужна полномасштабная судебная реформа — это ни у кого не вызывает сомнения. В начале октября Министерством юстиции Украины, а 13 октября с.г. Кабинетом Министров Украины было представлено правительственное видение судебной системы, воплощенное в проекте новой редакции Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», в которой больше не нашлось места для хозяйственных судов.

Как такую инициативу воспринимают в Высшем хозяйственном суде Украины, рассказал председатель этого суда Богдан Львов.

 

— Богдан Юрьевич, недавно представлен законопроект, ­который предусматривает ликвидацию системы хозяйственных судов и введение хозяйственной специализации судей в общих судах. Как вы воспринимаете такую инициативу?

— Прежде всего следует понимать, что сегодня эта инициатива не имеет статуса законопроекта. Проект подготовлен, представлен, но пока не зарегистрирован в Верховном Совете Украины в установленном порядке. Поэтому мы можем говорить только о чьем-то видении. И, как любое мнение, оно имеет право на существование.

 

— Конечно, Украине необходима судебная реформа. Ее ждут все. Недавно МВФ дал понять, что следующий транш кредита напрямую зависит от продвижения Украины в процессе реформирования судебной системы. Но почему-то кажется, что идея ликвидации хозсудов введена в проект для того, чтобы это продвижение уж точно не осталось незамеченным.

— Следовало ожидать, что в настоящий момент судебная реформа будет наиболее актуальна. Поскольку суды являются стабилизирующим элементом, они подвержены повышенному вниманию в момент каких-либо колебаний. И если сейчас имеют место революционные изменения в структуре нашего общества, то, естественно, суды не могли остаться в стороне.

Поэтому неудивительно, что почти все политические силы поставили судебную реформу в приоритет. но хотелось бы надеяться, что в этой предвыборной борьбе будут обозначены только дискуссионные точки, но не будут приняты скоропалительные решения.

 

— Вы говорите о ликвидации хозсудов?

— Я категорически против того, чтобы ликвидацию системы хозяйственных судов ставить во главу угла судебной реформы или тем более отождествлять ее с реформой. Потому что это — нонсенс. Надо смотреть на все во взаимосвязи и в динамике. Я не уверен, что Украина сегодня в состоянии ломать любой государственный институт, который работает, к тому же эффективно, и отвечает современным задачам развития общества. Это касается не только хозяйственных судов, но и применимо к любым органам, институтам и службам.

 

— Что же должно быть во главе угла судебной реформы?

— Давайте отвлечемся от наших должностей и взглянем на судебную реформу глазами обывателя. Что представляется при этих словах обычному человеку?

 

— Возможность решить любой свой вопрос в суде, получив решение, не вызывающее сомнений в справедливости…

— Да, граждане должны знать, что в случае возникновения спора они, не обладая специальными навыками, могут составить заявление, определить судебный орган, в который следует обратиться, и получить в нем прогнозируемое, с точки зрения принципа правовой определенности, решение своего спора.

Так вот, сегодня хозяйственные суды не имеют ни одной атипичной проблемы, которая не была бы характерна для других юрисдикций. К нам есть те же претензии, что и к другим судам и судебной системе в целом. Так почему решили «лечить» судебную систему, «удалив» одну из трех равно проблемных юрисдикций?

 

— Без отдельной системы хозсудов успешно существуют многие демократические страны, и специализация судов ведет к разобщению всей судебной ветви власти.

— Начнем с того, что в мире нет идентичных судебных систем. Есть общие принципы, но структура самой системы судов всегда имеет особенности. Поэтому перенимать одну модель и не перенимать другую просто потому, что в первой нет хозяйственных судов, явно необдуманно. Всегда нужно учитывать национальные особенности.

Например, хозяйственные суды на Украине — это не новация времен независимости и тем более предыдущего режима. Это эволюционное развитие более чем двухсотлетней истории купеческих судов. Уже тогда понимали, что ввиду развития торговли нужен некий орган, который оперативно разрешит спор между купцами или, переводя на современный язык, субъектами хозяйствования. И необходимость в них не отпала даже после национализации экономики — ликвидированные в 1917 году коммерческие суды были в течение десятилетия возрождены уже в форме государственного арбитража. То есть даже плановая экономика нуждалась в разрешении споров между субъектами хозяйствования, не говоря о рыночной. И все эти годы ни один общий суд не рассматривал споры, связанные с предпринимательством. Не хочу никого обидеть, но у судей общих судов просто не откуда брать опыт разрешения хозяйственных споров. Так кто может гарантировать, что, ликвидировав хозсуды сегодня, через год-другой мы не захотим их возродить? Но будут утеряны время, средства, а главное — кадровый потенциал.

По поводу утверждений, что доктринальные труды европейских институций указывают на отсутствие необходимости существования хозяйственных судов, то можно найти не меньше доводов и в пользу специализации судов. Эти утверждения лежат в плоскости науки, а потому могут быть доказаны как одна, так и противоположная позиция. Действительно, есть юрисдикции, где нет хозяйственных судов, но они славны своими коммерческими арбитражами или успешно решают такие споры в рамках общей системы судов. И теоретически можно представить, что когда-то решение хозяйственных споров в рамках гражданского процесса будет таким оперативным и качественным, что предприниматели Украины будут поддерживать объединение судов. Но сегодня этого нет, и нет для этого предпосылок. Более того, мировая практика идет в сторону специализации.

Мне непонятно, почему мы смотрим на систему Литвы и не смотрим на систему Германии, в которой пять специализаций? Почему мы закрываем глаза, что сегодня создается один-единственный на весь Евросоюз суд для решения споров в сфере интеллектуальной собственности?

 

— А как же быть с необходимостью обеспечения единства практики?

— Маловероятно, что ликвидация хозяйственных судов будет способствовать единству практики. Скорее наоборот — мы будем иметь 27, если не больше, разных практик по каждому спорному случаю. Обеспечивать единство практики надо совсем другими способами. Мне кажется, что авторы проекта судебной реформы это прекрасно понимают.

 

— Но ведь никто не предлагает уволить судей хозсудов и отказаться от их опыта в решении споров, например, в сфере интеллектуальной собственности.

— Да, нас предлагают объединить. Но специалистов по приведенной вами в пример интеллектуальной собственности наберется 20—30 судей. Их, может хватить для того, чтобы был один специалист в каждом апелляционном суде. Но как обеспечить таким специалистом каждый из более 600 местных общих судов? Да и специалисты быстро перестанут быть таковыми, если у них не будет постоянной практики. А кто может определить, в каком суде спор возникнет, а в каком нет? Никто этими вопросами не задается. Или, точнее, утверждают, что никакой особенной сложности в хозяйственных спорах нет. Возможно, это относится к какой-то части споров, но, как и гражданские и административные, хозяйственные дела могут быть очень сложными, требующими ­специфических знаний. Знаний не норм права, а реальных правоотношений на рынке в конкретном сегменте.

 

— Одним из аргументов в пользу объединения судов приводят простоту системы и разрешение межюрисдикционных споров.

— Те, кто говорят, что система таким образом станет понятна для граждан, немного лукавят. Мне неизвестны случаи, чтобы лицо, идя в общий суд, «ошиблось дверью» и подало иск в хозяйственный или наоборот.

Межюрисдикционные споры возникают во всех странах. Разница лишь в том, что в более развитых правовых системах есть институт, разрешающий такие споры, — верховный или конституционный суд. Этот вопрос, безусловно, необходимо решать и Украине.

Но опять же, давайте обратимся к нашей истории: следует признать, что основная масса межюрисдикционных споров возникла с созданием административных судов. Споры между общими и хозяйственными судами о юрисдикции возникали только в силу развития общественных правоотношений, например, когда появились физические лица — предприниматели без создания юридического лица, корпоративные споры — и все эти вопросы сегодня уже разрешены тем или иным образом. Я полностью поддерживаю существование административных судов как системы специализированных судов, но нельзя оставлять без внимания этот факт. И то, что суды начали перераспределять юрисдикцию, — вполне нормальный процесс. Но необходимо определить институт, который будет ставить точку в таких спорах. Сегодня надо признать, что Верховный Суд Украины с этой задачей не справляется.

Но вопрос разграничения юрисдикций не лежит в плоскости структуры судебной системы. Ведь Хозяйственный процессуальный кодекс никто не предлагает отменять, значит, в общих судах хоздела будут и дальше слушать по ХПК Украины. То есть истцу надо будет также определять, по какому из кодексов готовить иск и в каком порядке его подавать. И если судья определит, что дело надлежит слушать в порядке другого судопроизводства, он никак не сможет самостоятельно изменить порядок его рассмотрения. То есть объединение судей под одной крышей этот вопрос никак не решит.

 

— Еще довод: низкая загруженность судов. Мало дел — мало работы.

— Это довольно веский аргумент. Однако прежде чем говорить о том, что у судей хозсудов низкая загруженность, нужно определиться с тем, а какая нагрузка является нормой? Этот вопрос уже более 20 лет обсуждается, но ответ никак не могут найти. Возможно, у хозсудов нормальная нагрузка, которая, умноженная на четкую организацию процесса, позволяет принимать решения в разумные сроки. Средний срок рассмотрения дела в хозяйственном суде 8—12 месяцев, тогда как гражданское дело слушается в среднем четыре года. Готовы ли предприниматели, которые ценят время так же, как и деньги, ждать так долго?

Если же и вправду в хозяйственных судах низкая нагрузка, вопрос надо решать уж точно не путем ликвидации системы, а уменьшением количества судей или судов или расширяя компетенцию. Но и к этому процессу следует подходить взвешенно.

Меня настораживает прежде всего то, что аргументы, которые приводятся в пользу ликвидации хозсудов, идентичны тем, по которым ликвидированы военные суды. Но что мы сегодня видим — государство оказалось в ситуации фактических военных действий, в этой связи возникли споры, а специалистов, способных разобраться в них, нет. Военных прокуроров уже вернули, а вот суды вернуть не так уж и просто: есть определенные правила их создания, порядок подбора кадров. Но можно было в 2010 году оставить два гарнизонных суда, один апелляционный и специальную военную коллегию в ВССУ — проблемы сегодня не было бы. Мало нагрузки? Можно было передать в юрисдикцию споры, связанные с несением службы в военизированных органах — внутренних войсках, погранслужбе…

 

— Выходит, хозсуды идеальны?

— Конечно же, нет. Мы кое в чем работаем лучше других, но у нас есть те же проблемы, что и во всей судебной системе: и вопрос кадров, их ответственности, принятия неправосудных решений и многие другие вопросы. Но надо найти их причину и устранить действительно проблемные элементы, а не ограничиваться сменой вывесок.

 

— Еще один аргумент — экономия средств на содержание отдельной системы.

— Это наиболее любопытный довод. Ведь даже смена вывесок на зданиях стоит денег, но авторы проекта утверждают, что реформа не влечет дополнительных затрат и приведет к экономии государственных средств. При этом никаких расчетов не приводится. А мы посчитали. Например, за год от уплаты судебного сбора за рассмотрение дел в хозяйственном суде в специальный фонд бюджета поступает примерно 500 млн грн. Максимальный размер судебного сбора у нас — 73 тыс. грн, в то время как в административном суде — 4. В общем суде ставки еще ниже. Готово ли государство поднять планку для гражданских исков? Вряд ли. Но готово ли отказаться от дополнительных полумиллиарда гривен, которые покрывают значительную часть расходов на содержание судов, причем не только хозяйственных?

Кроме того, судьи продолжат работать и, скорее всего, будут находиться в тех же зданиях, что и сегодня, то есть расходы на содержание судов, заработную плату работникам аппарата и вознаграждение судей не уменьшатся. Разве что за счет ликвидации должностей председателей и заместителей. Но это явно не перекроет 500 млн грн поступления от сбора. Кроме того, необходимо понимать, что в случае ликвидации многие судьи, имеющие право на отставку, им воспользуются, а это еще круглая сумма на выплату отставочных. Кто-нибудь это считал?

А может, надо экономить на затратах государственных органов на необоснованное и очевидно бесперспективное обжалование законных и справедливых судебных решений и затратах судов на рассмотрение этих необоснованных дел?

 

— А что вы думаете о трехзвеньевой системе и роли Верховного Суда?

— Этот вопрос сегодня может только дискутироваться, но его решение в будущем неизбежно. Ведь ныне Верховный Суд не готов выполнять функцию кассационной инстанции в полном объеме. Не исключено, что когда мы повысим правовую культуру граждан, добьемся уважения к судьям и судебным решениям, обеспечим единство судебной практики и прогнозируемость решений, снизим количество неоправданных обжалований, минимизируем количество апелляций и кассаций, тогда окажется, что высшие суды — лишние в нашей судебной системе. Но пока без них не обойтись.

При этом я всецело придерживаюсь мнения, что расширять полномочия и повышать статус Верховного Суда необходимо. Было большим упущением в 2010 году унизить наивысший судебный орган до статуса английской королевы. Вероятно, сегодня не было бы идеи повысить его статус за счет ликвидации других судов.

Но какой Верховный Суд нужен Украине? Это первоочередной вопрос. Необходимо проанализировать развитие судебной системы в динамике: когда появился Верховный Суд, как менялась его роль, какими были его полномочия и какие задачи он должен выполнять. И уже исходя из этого, определять его роль, функции, структуру и количественный состав.

 

(Беседовала Ирина ГОНЧАР,

«Юридическая практика»)

 


ТРИБУНА

На ошибках мучаться

 

Павел ГРЕЧКОВСКИЙ,
Специально для «Юридической практики»

Из всех судебных реформ независимой Украины ликвидация судов — наибольшее недомыслие, которое можно себе представить. Очень хотелось бы, чтобы «презентованный» в последнее время проект судебной реформы оказался просто проектом.

«Реформаторы» безошибочно понимают, что население Украины в большинстве своем далеко от судебной системы, знает о ней и ее работе только с экранов телевизоров и заявлений политиков, а потому очень легко воспримет предложение, что для изменения к лучшему нужно что-то упразднить. Тем более что это соответствует духу времени, когда всех и вся призывают «ликвидировать» или «люстрировать». Но мало кто вдумывается в последствия реализации таких призывов. Более того, избирателю, а особенно тем, кто требовал проведения судебной реформы, будет приятно узнать, что его чаяния не напрасны, что он причастен к неким масштабным переменам, что он добился чего-то большого, значимого. Например, ликвидации хозяйственных судов. Зачем и почему — этот вопрос возникнет спустя некоторое время, когда пройдет первичная радость или когда необдуманность такого шага станет очевидной. А пока он находится на грани отчаяния, недовольства прежними порядками, а потому готов ломать. Но готов ли строить?

«Реформаторы», берущие на вооружение такие идеи, должны понимать значительно больше обывателей. Следовательно, либо они не понимают, и поэтому их нельзя ни при каких обстоятельствах подпускать к реформированию судебной системы, либо они осознанно обманывают народ.

Безусловно, сегодня судебной системе необходима реформа. И цель этой реформы, на мой взгляд, в том, чтобы суды стали действительно независимыми от законодательной и исполнительной власти, чтобы они могли принимать действительно законные и справедливые решения, чтобы судебный процесс проходил в максимально короткие сроки, а процедура судебного рассмотрения была как можно проще и понятнее.

Причем проводить судебную реформу надо по нескольким направлениям: реформа структуры, реформа процессуальных норм и законодательные изменения.

Нет сомнений, что все эти направления в конечном итоге потребуют принятия законов, то есть профессиональной работы Верховного Совета Украины, новый состав которого мы уже скоро будем формировать.

Но сегодня акценты смещены именно на структурные изменения, причем в виде ликвидации хозяйственных судов. Но, реализовав «реформу» таким образом, мы загоним бизнес, а следовательно, и всю экономику в многолетние судебные тяжбы. Ведь любой хозяйственный спор в конечном итоге сводится к деньгам. Причем на практике зачастую предмет, о котором идет спор, на время рассмотрения дела находится под арестом. Это замороженные активы одной из сторон, на которые претендует другая. Кому бы ни были присуждены впоследствии эти деньги — пока длится спор, ими не может воспользоваться ни одна из сторон. И неужели надо быть семи пядей во лбу, чтобы выстроить логическую цепочку: чем меньше времени заморожены деньги, тем лучше бизнесу, тем быстрее они будут работать в его экономических целях, тем быстрее и больше он заплатит налогов и, следовательно, тем выгоднее государству.

До принятия окончательного решения с учетом пересмотра Верховным Судом Украины проходит восемь месяцев. В общих судах счет идет на несколько лет. Высший хозяйственный суд Украины сегодня рассматривает дело в течение месяца от момента регистрации кассационной жалобы на постановления апелляционных судов (15 дней — на определения). Эти нормы соблюдаются в подавляющем большинстве случаев. А вот Высший административный суд Украины, например, сегодня рассматривает дела по жалобам, поступившим в 2012—2013 годах. Выдержит ли такие сроки и так очень нестабильная украинская экономика?

И удивляет, что такую реформу предлагает Кабинет Министров Украины, который отвечает в государстве прежде всего за экономический блок.

Некоторые доводы авторов реформы вызывают больше вопросов, чем дают ответов.

Например, довод, что хозяйственный спор можно будет решить в местном суде, не надо ехать в областной центр. Но вопрос территориальной подсудности никто не продумал. А кто подумал о доступе к суду?

Или довод, что в общих судах и так по трем кодексам судят и с четвертым справятся. А кто нагрузку на судей рассчитал? А учел, что это новый для судей общих судов (при всем уважении) процесс, в котором надо еще и разобраться? Кто-то посчитал, какая нагрузка будет на этих судей? А как будут справляться с новыми задачами судьи апелляционных судов, кассационного?

Точно так же довод о возможности специализации судей — а как будет определяться специализация судей? Ведь в основе любой реформы лежат кадры. И не все судьи непорядочные и их надо просить на выход, а есть и честные судьи. И так в судах всех юрисдикций. Непонятно, почему обострилось внимание именно на хозяйственных.

И вершина доводов — устранение неодинаковости практики и двойной кассации. Если кто желает реально устранить двойную кассацию, есть очень простой и действенный способ: ликвидировать либо Судебную палату по хозяйственным делам Верховного Суда Украины, либо ВХСУ.

Так, к слову, можно поступить и с другими высшими специализированными судами: поменять на фасадах таблички, назвать судебными палатами Верховного Суда Украины. Но тогда надо честно говорить, что цель реформы — замкнуть вертикали судебных систем на Верховном Суде Украины и поменять таблички. Это будет по крайней мере честно и понятно. И это единственный вариант реформы в части структуры, который вообще может быть приемлем на Украине. Он имеет и другие плюсы: не надо увольнять судей, траты на замену табличек и удостоверений — минимальны.

Но нам говорят, ссылаясь на мнение Совета Европы, что в государстве должна быть одна система судов и один процесс. Хорошо, но, может, тогда и уголовные дела по такому единому процессуальному кодексу рассматривать? Один из научных подходов, используемый для проверки идеи на жизнеспособность, гласит: «доведи ситуацию до абсурда и посмотри, что получится». В нашем случае получается абсурд. Это понятно и сегодня, но почему-то кто-то хочет еще применить это правило на практике.

Можно говорить о плохих правительствах, но какая у них связь с хозяйственными судами? Если ее искать, тогда выйдет, что одесские купцы, учредившие коммерческий суд более двухсот лет назад, были тайными агентами Януковича, Кучмы, Кравчука, Ющенко, еще кого-то…

И снова вопрос: а почему тогда не предлагают ликвидировать и административные суды, раз мы идем на полное упрощение и исключительно внутреннюю специализацию?

Да потому, что административным судам подведомственны избирательные споры. И те, кто сегодня предложит их ликвидировать, уже завтра будут обвинены политическими оппонентами в попытке давить на суды в целях получения правильного результата в случае возникновения спора.  Но, думаю, общественности, которая так рьяно добивается люстрации, будет очень любопытно подсчитать, сколько нынешних народных депутатов будут признаны народными депутатами Украины нового созыва именно по решениям административных судов!

Но есть и другая причина, она кроется в идее создания админсудов на Украине.

Что такое по своей сути административный суд — доктринально это суд, в котором лицо может получить защиту от произвола власти. Все другие споры введены в разряд публично-правовых искусственно. Те, кто создавал систему админсудов, преследовали две цели. Первая — официальная и публичная — для разрешения споров с органами власти (хотя и она несколько извращена). Вторая — фактическая и скрытая — влияние на выборы на всех уровнях. Это четко прослеживается из практики админсудов, которые могут:

— лишать депутата мандата;

— отменять указы Президента Украины;

— обязать заработать ликвидированную ВККС;

— признать отсутствие полномочий у члена конституционного органа…

Зачем тогда вообще парламент, выборы, голосования, если есть административные суды? Если можно, будучи судьей админсуда, решить за определенную группу людей — избирателей, коллегиальные органы профессионального самоуправления?

Многие вопросы остаются без ответа, и его надо найти прежде чем что-либо менять.

Ведь никто не спорит, что судебная реформа нужна. Но проводить ее нужно, сохраняя лучшее, подтягивая то, что отстает, до уровня лучшего, а не просто ломать и, может быть, что-то построить.

Нельзя ломать то, что развивалось годами и работает хорошо. Тем более нельзя этого делать впопыхах. Законотворчество требует тишины, взвешенности, сосредоточенности и системного подхода.

Прикрываться европейскими рекомендациями и, указывая на евроинтеграцию, ломать нашу систему — это значит подменять понятия. Ведь интеграция предусматривает взаимный процесс. И у Украины есть немало положительных практик, в том числе и в судебной сфере, которыми мы могли бы поделиться, если бы развивали, а не ломали. Ведь можно презентовать наши специализированные хозяйственные суды, и, уже ознакомившись с их работой, Совет Европы пусть делает свои выводы.

Очень надеюсь, что созданный Президентом Украины Совет по вопросам судебной реформы проведет взвешенную профессиональную дискуссию и найдет правильное решение для качественной судебной реформы.

 

ГРЕЧКОВСКИЙ Павел — руководитель «Адвокатского бюро Гречковского», г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Содержание

Акцент

Бесхозная реформа

Государство и юристы

Неоплатный толк

Судная ночь

Этика в адвокатуре

Самый срок

Государство и юристы

Новости законотворчества

Уточнен статус Нацсовета по антикоррупционной политике

Парламент одобрил чрезвычайные меры в газовой сфере

Предложен комплекс мер по защите должников банков

Государство и юристы

Заочная ставка

Документы и аналитика

Судебные трения

Второй лишний

Книжная полка

Налоговая система

Неделя права

Новости из-за рубежа

В России готовят реформу адвокатуры

Неделя права

Совет правительству

Эффектная защита

Публичный конкурс

Новости из зала суда

Судебная практика

Председатель райгосадминистрации проиграл спор по иску к Президенту

Суд признал недействительным патент на крышку для бутылок

Новости юридических фирм

Частная практика

АО Arzinger выступило советником ведущего банка Германии

МЮФ Integrites выступила советником группы компаний МТI

АО IMG Partners консультирует иранскую Behpak Industrial Co.

ЮК FCLEX защитила интересы «АвтоКрАЗ» в Верховном Суде Украины

МЮФ CMS запустила сайт для ИТ-стартапов

Отрасли практики

Коммуналка

Занятие спором

Ценные введения

Признание

Статусный фонд

Рабочий график

«ЮП» — 20 лет!

КАЛЕНДАРЬ на неделю

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

Решения недели

Судебная практика

Неподписанные акты

Ненадлежащее оприходование

Истец — экспедитор

Самое важное

Мажоритарный круг

Крым — новые разъяснения

Совместное предпринятие

Встречный поиск

Судебная практика

Возврат имущества

Судебная практика

Судебные решения

Судья, принимавший участие в рассмотрении дела, не может участвовать в его пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам

Судебная практика

Время ответственности

Судебная практика

Судебные решения

Залоговая стоимость предмета ипотеки, указанная в договоре, не является ориентиром для определения начальной цены для его продажи

Судебная практика

Президентский Совет

Прокуратура «по-новому»

Судебная практика

Судебные решения

Условия проведения публичных торгов по реализации арестованного имущества

Отсутствие определенных элементов поданных документов не является отдельным основанием для отказа в регистрации кандидатом

Тема номера

Отводные процедуры

Отдельное получение

Лепить и рисковать

Частная практика

Ход доступа

Членский вынос

Антикризисный анализ

Обычные ценности

Юрдепартаменты

Ставка на форум

Другие новости

Slider

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: