Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №7 (321) » Больше одной истины быть не может

Больше одной истины быть не может

Рубрика Трибуна

26 августа 2003 года в «ЮП» № 34 (296) была опубликована статья Вячеслава Джуня «Порочная судебная практика?». Автор статьи затрагивает проблему правоприменительной деятельности Верховного Суда Украины (ВСУ) и утверждает, что анализ практики Судебной палаты по хозяйственным делам выявляет серьезные нарушения законодательства, выражающиеся, в частности, в двояком применении одних и тех же норм материального права. И это в то время, когда, согласно части 1 статьи 47 Закона «О судоустройстве Украины», ВСУ, осуществляя правосудие, должен обеспечивать единообразное применение законодательства всеми судами общей юрисдикции, к которым относятся и хозяйственные суды. То есть суды всех уровней должны не только изучать и анализировать практику Верховного Суда, но и соотносить свои судебные акты с постановлениями ВСУ (налицо элементы судебного прецедента). Отталкиваясь от этого, г-н Джунь ставит вопрос: «Отвечает ли нынешний Верховный Суд своей высокой миссии?» И делает не очень лестный для судебной системы вывод, что судебная практика за последние два года подает юридическому сообществу явные сигналы тревоги.

Президиум Совета судей хозяйственных судов Украины, созданный и действующий на основании неизвестно какого нормативного акта (статьей 43 Закона «О судоустройстве Украины» в системе специализированных судов предусмотрено создание другого органа — президиума Высшего специализированного суда, а статьей 116 этого же Закона в системе судов общей юрисдикции предусмотрено создание президиума Совета судей Украины), подверг статью Вячеслава Джуня суровой критике и обвинил его в несоблюдении правил судейской этики. По мнению президиума, автор статьи ставит под сомнение законность и обоснованность судебных решений, объективность правосудия как такового, обвиняет коллегу в непрофессионализме. Одним словом, публикация не содействует укреплению авторитета правосудия.

Такую позицию президиума Совета судей хозяйственных судов Украины поддержать нельзя. Не называя фамилий судей, принявших анализируемые процессуальные документы, нельзя обвинить кого-либо в непрофессионализме. Да и такой цели автор, по-видимому, не ставил. К тому же в статье приводились примеры дел, рассмотренных, вероятно, разными коллегиями судей, чем и можно объяснить разные подходы при принятии решений ВСУ. Более того, без ссылки на заключения, сделанные в процессуальных документах относительно конкретных дел, любой анализ судебной практики является безосновательным и голословным.

Соображения специалиста о недостатках судебной практики никоим образом не подрывают авторитет судебных органов и, главное, не влияют на обязательность исполнения судебных решений на всей территории Украины, закрепленную в статьях 124, 129 Конституции Украины, статье 11 Закона Украины «О судоустройстве Украины» и статьях 4-5 Хозяйственного процессуального кодекса Украины (ХПК). Замалчивание же недостатков в судебной практике не только не укрепляет авторитет правосудия, но и приводит к неуважению судебных решений юристами, невзирая на обязательность их выполнения. Кроме того, в случае принятия судебными органами законных и обоснованных решений дискредитация их просто невозможна. Если же в судебной практике есть недостатки, то им нужно уделить внимание, чтобы исключить их в будущем.

Вячеслав Джунь в своей статье анализирует деятельность наивысшего судебного органа в системе судов общей юрисдикции, постановления которого, согласно статье 11120 ХПК, являются окончательными и обжалованию не подлежат. Анализ же судьей (предполагается: любой судебной инстанции) судебных процессуальных актов (надо понимать: не только ВСУ) в печати расценивается президиумом Совета судей хозяйственных судов Украины как не согласующийся с требованиями Кодекса профессиональной этики судьи. Статьей 6 этого Кодекса закреплено: «Судья <...> не может <...> подвергать сомнению судебные решения, вступившие в законную силу».

Однако если анализ постановлений ВСУ расценивать как действия, подвергающие сомнению судебные решения, то непонятно, как же судье реагировать на то, что и Верховный Суд Украины, и высший специализированный суд в сфере хозяйственного судопроизводства, и апелляционные, и местные хозяйственные суды допускают серьезные нарушения, а иногда просто откровенно пренебрегают нормами материального и, что хуже всего, процессуального права, чем сами подрывают авторитет, не воплощая в своих процессуальных решениях определяющего принципа судопроизводства — принципа законности (статья 129 Конституции Украины).

Следует обратить внимание и на то, что, согласно части 3 статьи 34 Конституции Украины, ограничение права на свободу мысли и слова, на свободное выражение взглядов и убеждений, а также права на свободное распространение информации, в том числе для поддержания авторитета и беспристрастности правосудия, возможно лишь на основании закона. Таким образом, отсутствие в законе нормы о таком ограничении разрешает каждому, в том числе и судье, высказывать собственные мысли относительно любого судебного решения.

Учитывая сказанное, а также положение пункта 4.3 Европейской хартии о законе «О статусе судей», согласно которому «судьи должны воздерживаться от поступков, действий или высказываний, способных поколебать уверенность в их беспристрастности или независимости», приходится констатировать следующее. Закрепленное в статье 6 Кодекса профессиональной этики судьи вышеуказанное положение не имеет никаких оснований для существования.

Если же придерживаться установки, что критика судебных решений запрещена, особенно со стороны судей, и всеми способами воплощать ее в жизнь, то юридическая общественность должна просто закрыть глаза на такие формулировки судебных органов, как: «Коллегия судей считает необходимым сделать перерыв в заседании, приостановив кассационное производство до выяснения спорных вопросов с соответствующими органами с целью правильного применения законодательства» (из определения Высшего хозяйственного суда Украины от 8 октября 2002 года по делу № 21/265).

Тому, кто хоть мало-мальски знаком с ведением судебного (хозяйственного) процесса, известно, что приостановление производства по делу и объявление перерыва в судебном заседании — это разные по смыслу и последствиям, равно как и по процессуальному оформлению, действия суда, к тому же урегулированные разными процессуальными нормами (в первом случае — частями 1 и 2 статьи 79 ХПК, во втором — частью 3 статьи 77 ХПК). И невозможно приостановить производство по делу объявлением перерыва в заседании, так же как объявить перерыв в заседании, приостановив производство по делу. При объявлении перерыва в заседании процессуальный акт не выносится, а приостановление производства по делу в обязательном порядке, в соответствии с частью 4 статьи 79 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, оформляется определением.

Формулируя причину приостановки производства по делу, имевшую место в действительности, — «до выяснения спорных вопросов с соответствующими органами с целью правильного применения законодательства», — судебный орган фактически говорит о своей неспособности правильно применять нормы законодательства, хотя применение и толкование законодательства (не путать с функцией «официального толкования» законов Украины, присущей только Конституционному суду Украины) — прямая прерогатива суда. К тому же частью 6 статьи 4 ХПК хозяйственным судам запрещено отказывать «в рассмотрении дела по мотивам неполноты, неясности, противоречивости или отсутствия законодательства, регулирующего спорные отношения».

Со стороны юристов-корифеев может последовать замечание, что ВХСУ не отказывал в рассмотрении дела, а только приостановил производство по нему, что не одно и то же. Так-то оно так, но в аналогичной ситуации, когда Хозяйственный суд Донецкой области 9 декабря 2002 года приостановил производство по делу № 17/638 «до решения Кабинетом Министров Украины вопроса относительно видов аварийно-спасательных работ, расходы на проведение которых подлежат возмещению, и порядка возмещения этих расходов», апелляционная инстанция в отличие от ВХСУ решила иначе. Согласно части 3 статьи 20 Закона «Об аварийно-спасательных службах», виды аварийно-спасательных работ, расходы на проведение которых подлежат возмещению, и порядок возмещения этих расходов должен определить Кабинет Министров Украины. Но на момент вынесения судом первой инстанции определения КМУ не сделал этого, что стало причиной приостановки производства по делу. Донецкий апелляционный суд постановлением от 18 марта 2003 года определение отменил, сославшись на часть 6 статьи 4 ХПК. При этом основания для приостановки кассационного и искового производства по указанным делам были идентичны — часть 1 статьи 79 ХПК и тексты резолютивной части определений примерно одинаковые: «приостановить… производство до решения соответствующего вопроса компетентными органами» (из определения ВХСУ от 8 октября 2002 года по делу № 21/265).

В соответствии с частью 2 статьи 19 Конституции Украины органы государственной власти, к которым, несомненно, относятся и суды, обязаны действовать лишь на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренными Конституцией и законами Украины. И если они выходят за пределы своих полномочий или игнорируют нормы законодательства, то правомерно возникает вопрос: почему об этом нельзя говорить?

Так, статья 11118 ХПК в редакции, действовавшей до 7 июня 2003 года, предоставляла Верховному Суду Украины право в случае отмены постановления Высшего хозяйственного суда Украины передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции либо прекратить производство по делу. Третьего не дано. Однако практика свидетельствует о том, что Верховный Суд Украины часто выходил за пределы полномочий, предоставленных ему процессуальным законом. Например, постановлениями ВСУ от 8 апреля 2003 года по делу № 6/502 (3-373к03/29/19) и от 11 февраля 2003 года № 4/202 (3-92к03/45/17) отменены постановления Высшего хозяйственного суда Украины и оставлены в силе решения местного хозяйственного суда; постановлениями от 15 октября 2002 года № 1071к02/5/19, от 6 ноября 2002 года № 3-1398к02 отменены постановления Высшего хозяйственного суда Украины и оставлены в силе постановления апелляционной инстанции. Таких примеров можно привести не один десяток, пользуясь при этом исключительно опубликованной судебной практикой. Однако нужно помнить, что, не следуя нормам процессуального законодательства, судебный орган сам будет правонарушителем и становится в один ряд с другими правонарушителями. А какое моральное право обвинять кого-либо в нарушении материальных норм, договорных обязательств и т.п. имеет судебный орган, нарушающий свое же процессуальное законодательство?

Высшие государственные органы, пренебрегая в определенных случаях (на начальном этапе, как правило, «исключительных») нормами действующего законодательства, вызывают цепную реакцию. Нижестоящие органы в подобных ситуациях начинают действовать так же. В итоге это приводит к попранию права вообще, вседозволенности на всех уровнях. Этот тезис особенно актуален для судебной системы, поскольку именно она призвана обеспечивать единообразное применение законодательства. И судьям, как никому другому, всегда нужно помнить, что преступить закон первый раз тяжело, во второй — легко, а в третий раз его можно «пинать ногами».

Приведу несколько примеров по применению процессуального законодательства из практики Хозяйственного суда Донецкой области и Донецкого апелляционного хозяйственного суда (ДАХС).

Постановлениями ВХСУ от 15 сентября 2003 года по делам № 34/464-а и № 41/34 отменены постановления ДАХС и дела переданы в этот же (апелляционный) суд для осуществления апелляционного производства. При этом ВХСУ ссылается на пункт 3 статьи 1119 ХПК, которым предусмотрено право кассационной инстанции, в случае отмены решения первой инстанции или постановления апелляционной инстанции, передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, к тому же только в случае, если суд допустил нарушения, предусмотренные частью 2 статьи 11110 этого Кодекса. Не ставя под сомнение обоснованность отмены постановлений апелляции, можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что ВХСУ не наделен в указанном случае правом направлять дело на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Постановлением ВХСУ от 24 июля 2003 года по делу № 8/898 отменены решение местного хозяйственного суда и постановление апелляционной инстанции, а дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Однако если следовать букве закона, среди прав кассационной инстанции, предусмотренных статьей 1119 ХПК, отмена решения первой инстанции или постановления апелляционной инстанции и передача дела на новое рассмотрение возможны лишь в случае, если суд допустил нарушения, предусмотренные частью 2 статьи 11110 ХПК. В мотивировочной части постановления ВХСУ не указывает ни на одно из перечисленных в данной норме нарушений, более того, свое постановление мотивирует недостаточным исследованием правовой природы отношений сторон, а также доводов и возражений сторон. Таким образом, ВХСУ воспользовался закрепленным за ним правом направлять дело на новое рассмотрение, однако в случае, не предусмотренном процессуальным законодательством.

Отправной точкой свободного применения хозяйственного процессуального законодательства можно считать постановления ВХСУ более чем годичной давности (для примера: от 6 ноября 2002 года по делу № 21/312, от 27 ноября 2002 года по делу № 21/310), которыми он, ссылаясь на неполное выяснение обстоятельств дела, отменял решения судов первой и апелляционной инстанций и направлял дела на новое рассмотрение в Хозяйственный суд Донецкой области. ХПК не содержит такого основания для отмены либо изменения решения местного или апелляционного хозяйственного суда, как неполное выяснение обстоятельств дела. В этом легко убедиться, внимательно прочитав статью 11110 ХПК. Постановление от 27 ноября 2002 года по делу № 21/310 уникальное в своем роде: им ВХСУ частично отменил судебные решения первой и апелляционной инстанций, частично оставил их в силе, а в отмененной части направил дело на новое рассмотрение. Таких полномочий ВХСУ однозначно не имеет.

Но если в 2002 году указанные постановления ВХСУ были редкостью, то в 2003-ем их принятие стало массовым и формулировки приобрели различные оттенки. Высший хозяйственный суд во многих своих постановлениях, отменяя решения судов первой и апелляционной инстанций, теперь ссылается на то, что решения и (или) постановления приняты при неполном выяснении всех обстоятельств дела и, соответственно, неправильном применении законодательства (постановления от 15 мая 2003 года по делу № 9/352-пд, от 22 мая 2003 года по делу № 37/286-пд). Распространенными являются следующие формулировки.

«Поскольку в соответствии с частью 2 статьи 1117 Хозяйственного процессуального кодекса Украины кассационная инстанция не наделена полномочиями относительно установления обстоятельств дела, а последние установлены неполно, дело подлежит передаче на новое рассмотрение в хозяйственный суд первой инстанции» (постановление от 31 марта 2003 года по делу № 34/310-пд).

«В нарушение статьи 43 Хозяйственного процессуального кодекса Украины судами не приняты меры относительно всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела, а потому решение и постановление приняты при неполном выяснении обстоятельств дела» (постановление от 22 апреля 2003 года по делу № 9/427-пд).

«Суд не выяснил обстоятельств, имеющих значение для правильного решения спора, разъяснений Пленума Верховного Суда Украины, что привело к заключению, с которым Высший хозяйственный суд согласиться не может. Учитывая изложенное, вынесенные судебные решения подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, всесторонне и полно выяснить и проверить все фактические обстоятельства дела и решить спор в соответствии с законом» (постановление от 5 августа 2003 года по делу № 37/434-пд).

«Коллегия судей считает, что обжалуемые решения и постановление вынесены при неполном выяснении всех обстоятельств дела и неправильном применении норм действующего законодательства и подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение» (постановление от 20 августа 2003 года по делу № 6/674-в).

Пословица гласит: «Чем дальше в лес, тем больше дров». После вроде бы невинных отступлений от требований процессуального законодательства последовали иные, более существенные, но уже на низшей ступени судебной системы. Ярким примером, подтверждающим сказанное, является постановление Донецкого апелляционного хозяйственного суда от 25 сентября 2003 года по делу № 43/30, которым он отменил решение местного хозяйственного суда от 5 августа 2003 года и передал дело на новое рассмотрение в этот же суд. Среди полномочий, закрепленных в статье 103 ХПК, апелляционной инстанции не предоставлено право отменять решения местных судов и передавать дела им на новое рассмотрение. Сходное полномочие закреплено в статье 106 ХПК, но касается оно только определений. А это — «две большие разницы».

Возникает закономерный вопрос: в каком пункте статьи 103 ХПК (полномочия апелляционной инстанции) предусмотрено право передавать в случае отмены решения дело на рассмотрение в местный хозяйственный суд? Указанная статья предусматривает лишь право апелляционной инстанции в случае отмены решения принять новое, прекратить производство по делу или оставить иск без рассмотрения полностью или частично.

Не затрагивая тему несоблюдения сроков апелляционного и кассационного производства, что нередко случается, направление дел на новое рассмотрение без достаточных на то оснований приводит к затягиванию сроков разрешения споров и задержке выработки высшими судебными органами судебной практики по конкретным категориям споров. Это, в свою очередь, порождает разнообразное применение законодательства судами первой и апелляционной инстанций, увеличение количества отмененных судебных актов и провоцирует увеличение количества апелляционных и кассационных жалоб, от которых начинают «задыхаться» ВСУ и ВХСУ, что было отмечено председателями этих судов. Получается замкнутый круг.

К новеллам своеобразного применения норм ХПК, точнее — их игнорирования, можно отнести и недавнее постановление ДАХС от 22 октября 2003 года по делу № 8/89в, по содержанию обратное вышеупомянутому постановлению по делу № 43/30. ДАХС отменил определение местного суда о прекращении производства по делу, принятое на основании пункта 1 статьи 80 ХПК Украины (суд сделал вывод о неподведомственности спора хозяйственным судам), и вынес решение по сути спора — удовлетворил иск. Однако, согласно части 4 статьи 106 ХПК, апелляционная инстанция в этом случае вне зависимости от предмета спора должна была (не наделена правом, а обязана) передать дело на рассмотрение в местный хозяйственный суд. Воистину нет пределов фривольному применению хозяйственно-процессуального законодательства.

Нельзя обойти вниманием и следующие факты вольного подхода к применению ХПК. Так, довольно распространенными являются случаи восстановления апелляционным судом срока для подачи апелляционной жалобы. В определении о принятии жалоб к рассмотрению зачастую не указываются причины пропуска срока и мотивы, на основании которых апелляционная инстанция считает их уважительными, хотя, согласно статье 53 ХПК, должна это делать. Вместо этого — простая констатация факта подачи ходатайства о восстановлении срока и фраза типа: «Заявленное ходатайство суд признает обоснованным, а причину пропуска срока — уважительной и потому возобновляет срок для апелляционного обжалования». В случае же восстановления разных сроков местным хозяйственным судом без указания причин и их уважительности (например, срока исковой давности) апелляционная инстанция отменяет такие процессуальные акты со ссылкой только на то, что в них не указана уважительность причин пропуска срока. Налицо двойной стандарт (к себе одни требования, к местным судам — другие) и игнорирование судами обеих инстанций требований действующего процессуального законодательства.

Апелляционная инстанция зачастую не придерживается требований статьи 101 ХПК относительно пределов пересмотра дел. Сегодня это стало нормой, и свою позицию ДАХС обосновывает так: «Апелляционный хозяйственный суд пересматривает дело по существующим в деле и дополнительно представленным доказательствам. Дополнительные доказательства принимаются и рассматриваются апелляционным хозяйственным судом без ограничений и без ограничений также принимаются дополнительные доказательства, истребованные апелляционной инстанцией, в соответствии с требованиями статьи 38 Хозяйственного процессуального кодекса» (постановление от 17 июня 2003 года по делу № 18/574).

Апелляционная инстанция не учитывает, что «дополнительные доказательства принимаются судом, если заявитель обосновал невозможность их подачи в суд первой инстанции по причинам, от него не зависящим». При этом не принимается во внимание и часть 1 статьи 99 ХПК, где закреплено, что в апелляционной инстанции дела пересматриваются по правилам рассмотрения этих дел в первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных в разделе XII этого Кодекса. То есть апелляционная инстанция не имеет права применять статью 38 ХПК и другие нормы, противоречащие нормам раздела XII, в частности часть 1 статьи 101, и не должна принимать дополнительные доказательства от сторон, если заявитель не доказал невозможность их предоставления в местный хозяйственный суд.

В заключение хотелось бы отметить, что статья Вячеслава Джуня, по сути, не является чем-то новым в публицистике, так как еще ранее председатель Верховного Суда Украины Василий Маляренко в интервью, данном газете «Урядовый курьер» (№ 234 от 14 декабря 2002 года), сказал: «Сегодня каждая судебная палата Верховного Суда может применять закон на свое усмотрение. Даже отдельные судьи палаты могут применять закон по-своему… Таким образом, в государстве постепенно создается законность, как когда-то говорили, «калужская, казанская». Такого положения в принципе быть не должно, применение законодательства должно быть однообразным, а правосудие, как сказал Ч. Беккариа, «твориться на основании твердых правил, а не беспорядочно и пристрастно».

БУДНИКОВА Людмила — помощник судьи, Хозяйственный суд Донецкой области, г. Донецк

МАТЮХИН Владимир — судья, Хозяйственный суд Донецкой области, г. Донецк

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Кабинеты высоко — добираться далеко

Государственная практика

Высшему админсуду нужен председатель

Законодательная практика

Обаяние Закона о бюджете

Содержание под стражей

Кадровые новости

В «Украинской Торгово-Промышленной Корпорации» пополнение

Юрист «Сити Нет» продвигается по службе

Неделя права

Дискриминация по языковому признаку

Равняемся на Запад

Судьи будут присягать по-новому?

Налоговая о своей позиции

На Украине взрывают суды

Новой концепции — быть?

Новая практика

Распоряжаться деньгами теперь легче

Новости делового мира

Плата за изменение устава

Штрафы в пользу налогоплательщиков

Приобретение ОВГЗ

Апелляционная комиссия НБУ

Новости законотворчества

КМУ одобрил проект ХПК

Реструктуризация предприятий

Не уклоняйтесь от страховых взносов

Новости из-за рубежа

В Германии разрешили оставлять заключенных в тюрьме даже после отбытия срока

Польские бизнесмены + церковь = уклонение от уплаты налогов

Yahoo! Vs французская юстиция

Новости профессии

Юристы госорганов садятся за парты

Стандарты обучения юристов должны быть одинаковыми

Генпрокуратура обжалует решение ВСЮ в суде

Украина может подать в суд на газету «Аль-Хайят»

Новости юридических фирм

«Чернявский, Калинская и партнеры» представляют интересы ТД «Смирнов — Украина»

«АНК» провела стипендиальный конкурс среди студентов

В Украинской правовой коллегии — новый департамент

Юристы Ernst & Young и Chadbourne & Parke представляют брошюру по конкурентному праву

Судебная практика

ГНИ не вправе определять пеню за нарушения сроков зачисления иностранной валюты (кассация)

ГНИ вправе взимать пеню за нарушение сроков зачисления иностранной валюты (повторная кассация)

Тема номера

Признание сделок недействительными

Учет долга в процедуре банкротства

Зачем в госбюджет платить дважды?

Трибуна

Больше одной истины быть не может

Частная практика

Комплексные услуги в цене

Юридический форум

КиМУ не сдает позиций

В помощь переводчику

Вопрос военного судопроизводства

Затянувшееся реформирование

Юрисконсульт

Налоговый вексель без ограничений

Обжалование решения налогового органа

«Судебных баталий можно избежать»

Документарный аккредитив: аспекты применения в практике ВЭД

О проблемах применения нулевой ставки НДС

Правила Инкотермс и договор поставки

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: