Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика №27-28 » Выносить взор из избы

Выносить взор из избы

Взгляды на единство судебной практики главных обителей Фемиды Украины и Европы — Верховного и Страсбургского судов — в фокусе внимания участников международной конференции

Ольга КИРИЕНКО  «Юридическая практика»

Единство судебной практики и судейская независимость — «воспетые» в рамках судебной реформы базовые ценности сферы правосудия, такие желанные, но пока недостижимые идеалы для людей в мантиях. И если атрибуты независимости служителей Фемиды в обществе и политических кругах воспринимаются неоднозначно (скажем, мнение о том, что финансовые гарантии (сохранение ранее заявленного уровня судейского вознаграждения) являются важной составляющей судейской независимости, разделяют не все), то отсутствие разночтений в практике разных судов и прогнозируемость судебных решений — одно из главных стремлений общества в целом и юридического сообщества в частности.

«Единство судебной практики: взгляд Европейского суда по правам человека и Верховного Суда» — под таким названием 14–15 июня с.г. в Киеве состоялась конференция, в ходе которой отечественные и иностранные эксперты обсуждали главные достижения работы нового Верховного Суда (ВС) в части реализации его главной задачи — обеспечивать единство судебной практики, а также вызовы, возникающие перед Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) и судами разных стран в вопросах обеспечения верховенства права и эффективной защиты прав человека и основных свобод. Проведение мероприятия совпало по времени со знаковой датой в деятельности новой наивысшей судебной инстанции страны — 15 июня 2019-го исполнилось полтора года с момента запуска процессуальной деятельности ВС.

Протокольное разрешение

Своеобразным тематическим мостиком между национальным наивысшим судебным органом и главной европейской обителью Фемиды стало обсуждение принципов работы механизма Протокола № 16 к Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод (Конвенция), с нюансами которых участников конференции ознакомила Анна Юдковская, судья ЕСПЧ (Украина). Главная идея данного документа в том, чтобы предоставить высшим судебным учреждениям стран Совета Европы возможность получить от Евросуда консультационные заключения в конкретных делах. Этот протокол был ратифицирован Украиной 5 октября 2017 года, а уже с 1 августа 2018-го вступил в силу для стран-участниц, в том числе и нашего государства. По словам Анны Юдковской, суд и судебное учреждение, которое обращается с запросом, может получить консультативное заключение только в том случае, если дело находится в его производстве. Как отмечалось, в соответствующем запросе указываются причины его подачи и предоставляется информация о соответствующих юридических и фактических обстоятельствах дела, которое находится в производстве. Такая функциональная особенность направлена на то, чтобы необходимость проведения консультации с ЕСПЧ и полезность запроса были проанализированы национальным судом.

Судья ЕСПЧ рассказала, что такой инструмент пока что реализован единожды: предоставлено только одно консультативное заключение (в апреле 2019-го) — на запрос, который направила Франция. «Как и в случае с любой законодательной новеллой, Протокол № 16 к Конвенции содержит как большие возможности, так и определенные вызовы. Сегодня есть ряд вопросов, на которые нужно дать ответ: например, что попадает под сферу действия этого протокола, каковы последствия предоставления консультационных заключений для государств, которые его не ратифицировали? Только время предоставит возможность суду дать на них ответы. Но поскольку именно Верховный Суд является субъектом обращения с консультативным запросом в ЕСПЧ, призываю вас продуманно использовать этот механизм», — обращаясь к «верховным» судьям, резюмировала Анна Юдковская.

В свою очередь, Председатель ВС Валентина Данишевская поинтересовалась мнением судьи ЕСПЧ: кто же должен формулировать запрос о вынесении консультативного заключения — Большая Палата или каждый кассационный суд в составе Верховного Суда? Председатель ВС напомнила, что на уровне процессуального законодательства этот вопрос не урегулирован, и на рассмотрение парламента в свое время уже были внесены две соответствующие инициативы. Речь идет о проектах № 8535 и № 8535-1: первый определяет субъектом обращения по Протоколу № 16 Конвенции Большую Палату ВС, а второй — кассационные суды в составе ВС. По словам Анны Юдковской, ЕСПЧ не вдается в нюансы компетенции национальных судебных органов, каждое государство — участник данного протокола должно решить вопрос относительно субъекта обращения с консультационным запросом самостоятельно.

В едином прорыве

Первая сессия конференции была посвящена обсуждению проблематики единства судебной практики и инструментария для его обеспечения. «Единство судебной практики — это не самоцель, а средство и благо. Стремление к единству судебной практики нужно сбалансировать с необходимостью адаптировать право к реалиям современности и усовершенствовать правовое регулирование», — подчеркнул модератор Анатолий Мирошниченко, профессор кафедры земельного и аграрного права юридического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. В одном из заключений Консультативного совета европейских судей отмечается: судьям, которые действуют добросовестно, мотивируя свой подход, нельзя запретить отступать от существующей судебной практики и позиции судов высших инстанций. Такой же принцип, как отметил г-н Мирошниченко, был заложен на уровне национального законодательства. Акцентируя внимание на роли ВС в обеспечении единства судебной практики, он заявил: очень важно, чтобы правовые позиции наивысшего суда в системе судоустройства Украины были качественными и обоснованными, чтобы «был диктат не высшего суда, а идей и убеждений».

Одним из ключевых элементов единства судебной практики является последовательность, уверен секретарь Большой Палаты ВС Всеволод Князев. Очень важно, чтобы практика ВС была стабильной: вряд ли общество в целом и юридическое сообщество в частности сможет понять, почему правовые позиции ВС перманентно меняются, и не важно, какие аргументы и доводы будут при этом приводиться. Как отмечалось, одной из целей судебной реформы, проводимой на протяжении последних пяти лет, было именно решение проблемы разрозненности судебной практики, в том числе в самом Верховном Суде.

Как в условиях, когда в Верховном Суде работают порядка 200 судей — выходцев из разных юридических профессий, действуют фактически пять самостоятельных структурных единиц — Большая Палата и кассационные суды, прийти к общему знаменателю, какие инструменты для этого есть у ВС (как процессуальные, так и не процессуальные) и насколько эффективно они работают, рассказали Всеволод Князев и представители каждой из четырех инстанций в составе ВС. Например, Владимир Бевзенко, судья Кассационного административного суда в составе ВС, назвал причины возникновения разной судебной практики в административных судах. Корень этой проблемы в разном понимании, толковании и применении общего административного права, а также положений материального и процессуального законодательства. «Судьи административных судов имеют дело с оценочными понятиями, которые, к сожалению, понимаются по-разному. Это одна из причин, которая мешает нам достичь того единства судебной практики, к которому мы так стремимся», — признает спикер, добавляя, что для обеспечения единства судебной практики нужно говорить на одном языке и об одних и тех же формализованных понятиях.

Единство в применении закона является определяющим для гарантирования принципов равенства перед законом, правовой определенности и предсказуемости судебных решений как неотъемлемых составляющих верховенства права, подчеркнул судья Кассационного хозяйственного суда (КХС) в составе ВС Игорь Ткач. В своем выступлении он сосредоточился на практике рассмотрения дел объединенной палатой КХС в составе ВС, рассказав о наиболее знаковых кейсах. «Объединенная палата — это та институция, которая позволяет оперативно реагировать на изменение общественных отношений и судебной практики и принимать те решения, которые могут стать ориентиром для судов при рассмотрении дел определенной категории», — заверил он.

Обеспечение единства судебной практики — это вопрос равенства ­граждан, правовой определенности и верховенства права, вторит предыдущему спикеру Николай Мазур, судья Кассационного уголовного суда (КУС) в составе ВС, цитируя одно из заключений Консультативного совета европейских судей. На проблему наличия разночтений в судебной практике не единожды обращал внимание и ЕСПЧ. Евросуд, как отмечает докладчик, в одном из своих решений акцентировал внимание на том, что «наличие давних и глубоких расхождений в практике наивысшего судебного органа может привести к несправедливости судебного процесса в целом, поскольку граждане не смогут наперед предусмотреть последствия своих действий, пребывая в состоянии неопределенности относительно своего правового состояния». При этом г-н Мазур констатировал: уголовный процесс, в отличие от других процессов, не разрешает споры и конфликты, а решает вопрос, виновно ли лицо в совершении преступления и какое наказание оно должно понести. «За этими решениями стоят судьбы людей, поэтому в уголовной юстиции вопросы единства практики и стабильности толкования и применения закона приобретают еще большее значение», — выразил убеждение «верховный» судья.

Для чего необходимо единство судебной практики, задается вопросом судья Кассационного гражданского суда в составе ВС Василий Крат и тут же отвечает: в первую очередь для общественного доверия к судебной власти. Кредит доверия к новому ВС достаточно высокий, поэтому, по мнению г-на Крата, наивысшему суду в системе судоустройства Украины очень важно сейчас максимально эффективно выполнять свою главную функцию, чтобы его не исчерпать. Единство судебной практики также необходимо для прогнозируемости решений и оперативности рассмотрения дел. Одним из квазипроцесуальних механизмов ее обеспечения, по словам «верховного» судьи, является институт особого мнения.

Коррупционная заставляющая

Проблематика коррупционных преступлений сквозь призму практики ЕСПЧ и украинских реалий — предмет для отдельной дискуссии участников конференции. Говоря об актуальности обсуждения, ее модератор, председатель КУС в составе ВС Станислав Кравченко, подчеркнул: вопрос повышения эффективности борьбы с коррупцией стал импульсом для реформирования органов досудебного расследования и прокуратуры — создания Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) и Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП), а после формирования Высшего антикоррупционного суда (ВАС) — выстраивания фактически отдельной вертикали в судебной системе. Он напомнил, что буквально месяц назад коллектив возглавляемой им инстанции принял решение о введении специализации для новой, третьей судебной палаты КУС в составе ВС, которая будет рассматривать, в частности, уголовные производства относительно преступлений, предусмотренных статьями 2062, 209, 210, 211, 354, 364, 3641, 3652, 3661, 368, 3692 Уголовного кодекса (УК) Украины (дела, подсудные ВАС). Отметим, что новая структурная единица состоит из 12 судей, 11 из которых «новички» — назначенные «верховными» судьями 7 мая с.г.

Единство судебной практики в первую очередь зависит от законодательного обеспечения, такое мнение высказал секретарь Третьей судебной палаты КУС в составе ВС Герман Анисимов. Материальное право является фундаментальным, тогда как процессуальное должно обеспечивать максимально эффективную реализацию норм материального закона, отметил докладчик, обращая внимание на проблемные вопросы в этой части. По его убеждению, для надлежащей идентификации признаков преступлений, связанных с коррупцией, в УК Украины целесообразно четко определить, что является коррупционным преступлением. Как известно, в примечании к статье 45 УК Украины содержится лишь перечень норм, попадающих под категорию коррупционных преступлений: отмечается, что коррупционными преступлениями в соответствии с УК Украины считаются преступления, предусмотренные его статьями 191, 262, 308, 312, 313, 320, 357, 410, в случае их совершения путем злоупотребления служебным положением, а также преступления, предусмотренные статьями 210 , 354, 364, 3641, 3652, 368–3692.

О проблемных зонах для деятельности ВАС, которые удалось обнаружить до начала его процессуальной деятельности, рассказала председатель этого нового высшего специализированного суда Елена Танасевич. Она акцентировала внимание на нюансах порядка передачи уголовных производств в ВАС. Например, возникает вопрос, каким образом суды должны осуществить передачу соответствующих уголовных производств, рассмотрение которых не завершено, в ВАС: сопроводительным письмом или путем вынесения определения. Кроме того, не ясно, как поступить в случае, если в ВАС попадет уголовное производство, которое ему неподсудно (например, ненадлежащий субъект или размер причиненного вреда). «В законе нет нормы, предусматривающей возможность вернуть производство в суд, который его направил», — говорит г-жа Танасевич. Одним из вариантов решения этого вопроса, как отмечалось, может стать передача таких дел в Апелляционную палату ВАС, поскольку юрисдикция этого суда распространяется на всю территорию государства, коллегия судей его Апелляционной палаты и должна будет определить подсудность этих производств. Еще один проблемный вопрос, который остается без ответа: как быть в случае, если в ВАС поступит производство по совокупности преступлений, только часть из которых подсудна высшему специализированному суду? Получается, суд будет рассматривать дела, в которых идет речь о преступлениях, ему неподсудных, что в понимании статьи 6 Конвенции может быть расценено как нарушение — рассмотрение некомпетентным судом. Это те вопросы, которые, по словам г-жи Танасевич, возникнут перед ВАС уже с 5 сентября с.г. — с момента начала его процессуальной деятельности, и без решения их путем внесения законодательных изменений, очевидно, не обойтись.

Какое количество дел может поступить на рассмотрение новой обители Фемиды, рассказал Дмитрий Михайленко, судья Апелляционной палаты ВАС. Он напомнил, что в начале 2019 года в открытом доступе появилось письмо Государственной судебной администрации (ГСА) Украины, содержащее информацию о том, что в ВАС планируют передать порядка 7 тыс. дел. Такое количество, как пояснил спикер, было определено с помощью сведений из автоматизированной системы документооборота суда. После проведения первого собрания «антикоррупционных» судей было инициировано создание рабочей группы, которая занималась изучением проблематики предметной подсудности ВАС. Следующим шагом, по словам г-на Михайленко, стало направление соответствующих запросов в ГСА Украины, НАБУ и САП с целью прояснить ситуацию относительно реального количества дел, которые может получить высший специализированный суд. Актуальная статистика, полученная в ходе применения уже другой методологии оценки потенциальных дел НАБУ, несколько иная — прогнозируемая нагрузка ВАС с 5 сентября с.г. составит не 7 тыс. дел, а в два раза меньше. Всего в Высший антикоррупционный суд (по состоянию на середину мая с.г.) должно поступить 3592 уголовных производства: 3406 сейчас находятся в первой инстанции, 186 — в апелляционной. Дмитрий Михайленко также рассказал о географии таких дел (количество производств соизмеримо с численностью населения в той или иной области Украины) и видах преступлений. Так, лидирует в этом списке статья 191 («Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением») УК Украины, на втором месте — 368 («Принятие предложения, обещания или получение неправомерной выгоды должностным лицом»), замыкает эту тройку наиболее распространенных категорий преступлений статья 364 («Злоупотребление властью или служебным положением») кодекса.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Новости юридических фирм

VOX POPULI

Реформенный стиль

Акцент

Летнее бремя

Слово — народу

В фокусе: адвокатура

Сужение людям

В фокусе: рынок

Украинский порыв

Государство и юристы

Сборный интерес

LET’s go

Выносить взор из избы

На ТО есть причины

Зарубежная практика

Мира измерения

Книжная полка

Мировое оглашение

Отрасли практики

Уклончивый ответ

Тоска отчета

Бес тормозов

Тень сомнения

Самое важное

С новым гОООдом!

Судебная практика

Уравнение с иском

Общественный порядок

О нюансах налогообложения представительства иностранной компании

Судебные решения

В случае получения акта камеральной проверки определенной налоговой декларации налогоплательщик не ограничен в праве подать уточняющий расчет к этой декларации

Третейский суд не является участником судебного дела об отмене принятого им решения

Тема номера

Защитное средство

M&A-фактор

Забить штрафной

Частная практика

В стиле техно

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: