Генеральний партнер 2021 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА
Головна » Выпуск №42 (252) » Статья 153 ГК — оружие должника

Статья 153 ГК – оружие должника

Рубрика Тема номера
Правовой анализ норм о признании договоров незаключенными

Любой юрист знает формулу статьи 153 Гражданского кодекса: договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в надлежащих случаях форме достигнуто согласие по всем существенным условиям. При этом существенными являются те условия договора, которые признаны таковыми по закону или необходимы для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто согласие. Особый интерес данные положения вызывают в связи с распространенной категорией судебных споров о признании договоров недействительными и незаключенными.

В теории гражданского права много внимания уделяется дискуссиям на предмет тождества либо отличия двух институтов: признания договора недействительным, с одной стороны, и признания его незаключенным – с другой. Практика показывает, что требования о признании договора недействительным или незаключенным редко возникают на пустом месте и всегда связаны с нежеланием одной из сторон исполнять договор. Редко встретишь случай, когда за признанием договора незаключенным обращался бы кредитор.

А вот для должника признание такого договора недействительным или незаключенным представляет эффективное средство для достижения своей цели – не уплатить долг. При этом вопрос о том, не действителен ли договор или не заключен, – чисто технический, его оставляют на рассмотрение юристов. Юристы же решают проблему так: если в имеющемся договоре (документе с таким названием) нет каких-либо положений, которые можно признать существенными, следует заявлять требование о признании договора незаключенным, если же найдены другие нарушения закона – наиболее распространено требование о признании договора недействительным на основании статьи 48 ГК.

При этом последствия и в том, и другом случаях очень схожи: договор и любые правовые отношения по нему между сторонами считаются несуществующими, а отсюда следует реституция. Для недействительности она прямо вытекает из закона, для незаключенности – из самого смысла ситуации. Небольшое различие технического характера: ясно, что при заявлении требований о признании договора незаключенным следует отдельно заявлять требование о реституции.

Все вышеназванные действия основаны на действующем законе. Вызывает сомнение лишь моральная сторона: ведь закон оказывается фактически на стороне недобросовестного должника. Чтобы определить, почему сложилась такая ситуация, обратимся к теории самого закона. Положения, касающиеся заключения договора, содержатся в главе 14 Гражданского кодекса “Возникновение обязательств”. Эта глава рассматривает договор как обязательство, то есть абстрактную, по сути, сущность, состоящую из неких прав и обязанностей сторон. Авторы учебников контрактного права любят говорить о том, что большинство договоров заключается без подписания какого-либо документа. Это на самом деле так, если учесть количество ежедневно заключаемых договоров розничной купли-продажи на небольшие суммы, оплату проезда в общественном транспорте.

Однако, как правило, такие договоры как раз и не вызывают судебных исков об их незаключенности или недействительности. Они заключаются на небольшие суммы, поэтому споры по ним не могут решаться судебным путем. Другое дело – хозяйственные договоры и контракты на крупные суммы. В силу требований бухгалтерского учета они заключаются обычно в виде единого договора, подписываемого представителями предприятий и скрепляемого печатями. Казалось бы, что в большей мере может являться договором, чем скрепленный печатью двусторонний письменный документ? Но не тут-то было, ибо именно в таком документе легче всего обнаружить отсутствие того или иного существенного условия.

Связано это с тем, что вторую ипостась договора, а именно договора как документа, закон как раз не учитывает. Для ГК договор – это никак не письменный документ, а абстрактное “обязательство”. Договор как документ закон как раз не защищает, а лишь дает основания для признания его недействительным либо незаключенным.

“Договор считается заключенным с момента достижения согласия по всем существенным условиям”. И вот на основании этой нормы заявляется требование о признании недействительным договора, который подписан первыми лицами двух предприятий, но в котором при этом не заполнены отдельные графы.

Зачастую становится очевидным, что норма о заключении договора написана совсем для других случаев – для заключения договора путем переписки, устных переговоров. Она лишена своего смысла в случаях, когда договор заключается путем подписания единого документа и тем более озаглавленного как “договор”. Учтем при этом, что со ссылкой на статью 153 ГК признаются незаключенными договоры, которые исполнялись сторонами в течение нескольких лет.

Может ли здесь помочь статья 63 ГК из главы 4 ГК “Представительство и доверенность”? На первый взгляд, нет. Ведь она говорит о последствиях заключения сделки лицом, не уполномоченным на это, либо с превышением полномочий. Согласно данной статье, сделка, заключенная от имени другого лица лицом, не уполномоченным на заключение сделки, или с превышением полномочий, создает права и обязанности для представляемого в случае дальнейшего одобрения сделки лицом. Последующее одобрение сделки представляемым делает сделку действительной с момента заключения. Понятно, что эти положения имеют значение прежде всего в случаях заключения сделок от имени юридических лиц должностными лицами, не имеющими на то полномочий. В крупных организациях, прежде всего акционерных обществах и государственных предприятиях, такие ситуации встречаются очень часто.

Одобрение юридическим лицом сделки может быть облечено в форму как прямого заявления, так и действий, свидетельствующих о признании договора (ими могут быть принятие исполнения по договору, осуществление платежа и пр.). Именно об этом говорит пункт 9.2 Разъяснения Высшего арбитражного суда № 02-5/111 от 12 марта 1999 года “О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с признанием сделок недействительными”. Но можно ли применить подобную логику в случае, когда ваш контрагент после нескольких лет исполнения договора заявит, что договор, например, страхования, является недействительным, поскольку в договоре не указаны все реквизиты субъекта предпринимательской деятельности? Ведь, согласно статье 6 Закона о финансовых услугах, такие “реквизиты” являются существенным условием любого договора о предоставлении финансовых услуг.

Читая закон буквально, применить такой подход нельзя. Статья 63 Гражданского кодекса структурно размещена в ГК таким образом, что относится лишь к отношениям представительства и, следовательно, не распространяется на положения о возникновении обязательств. Но справедливее и разумнее было бы применить в таком случае статью 63 ГК по аналогии, поскольку глава ГК о возникновении обязательств не содержит положений относительно последствий ситуации, когда стороны не достигли соглашения по всем существенным условиям договора, однако при этом фактически исполняют договор. В таком случае применение аналогии, на наш взгляд, возможно, особенно когда это единственный способ противодействия недобросовестному должнику.

Безусловно, такая логика имеет право на существование лишь наряду с логикой противоположной. Поэтому лучший способ предотвратить признание договора незаключенным – это отразить в его тексте все существенные условия. Часто это непростая задача даже для юриста (а, как известно, договор далеко не всегда составляет юрист). Существует три группы значимых условий: установленные законом; согласованные сторонами и необходимые для договоров данного вида.

В последнее время сложилась тенденция особым образом оговаривать в законах требования к существенным условиям тех или иных договоров. В этом проявляется общая тенденция к повышению уровня законодательной техники. Украинский закон прошел большой путь от идеологических деклараций, скажем, Закона “О собственности” к казуистике известного Закона “О погашении обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами”. Но наряду с этим имеются и недостатки. Объем “существенных” условий договоров растет как на дрожжах.

Примерами могут служить Законы “О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг в Украине”; “Об аренде государственного и коммунального имущества”; “О лизинге”. Последний из них содержит более 17 существенных условий, необходимых для договора лизинга. К тому же зачастую к одному и тому же договору одновременно применяются нормы нескольких законов. К примеру, тот же договор лизинга лучше всего согласовывать сразу с четырьмя законами: Гражданским кодексом, Законом о лизинге, Законом об аренде государственного и коммунального имущества (название обманчиво: закон может субсидиарно применяться к любому договору найма) и Законом о финансовых услугах. В каждом из перечисленных актов вы найдете свой перечень существенных условий.

Вторая по значению категория существенных условий – это условия, необходимые для договоров определенного типа. Обычно перечень таких условий должен вытекать из нормальной хозяйственной практики и здравого смысла. Но украинская юридическая практика неохотно идет на применение таких “расплывчатых” сущностей.

Поэтому существует возможность заявлять требования о признании договоров незаключенными, исходя из используемых типовых форм договоров. Условия, содержащиеся в типовой форме, можно истолковать как существенные (необходимые) для договоров данного вида. В этом смысле могут быть полезными типовые формы договоров, которые утверждаются различными государственными органами и профессиональными организациями. Особенно много типовых форм создано Фондом государственного имущества в сфере приватизации и аренды государственного имущества.

Ряд нормативных и рекомендательных документов также содержит достаточно детальные требования к условиям договоров. Среди них стоит отметить форму внешнеэкономических договоров, утвержденную Минэкономики и по вопросам европейской интеграции; многочисленные требования к договорам в сфере оборота и учета ценных бумаг, предъявляемые Государственной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку; требования Аудиторской палаты к договорам, заключаемым в сфере аудита. Здесь же можно упомянуть рекомендательные требования к подрядным договорам в строительстве, утвержденные Научно-техническим советом Министерства Украины по делам строительства и архитектуры. Данный перечень можно было бы продолжать бесконечно.

Что касается существенных условий, которые признаются таковыми в силу договоренности сторон, то эта категория встречается на практике наиболее редко. Перечни существенных условий, установленные законами и типовыми формами, и так достаточно широки, чтобы стороны могли изобрести какие-либо дополнительные условия. Однако существуют требования о признании договора незаключенным в связи с недостижением согласия именно по таким условиям.

Именно так можно истолковать ситуацию, когда представителями двух компаний подписан договор, в котором имеются незаполненные строки или места в тексте, оставленные пустыми. Как показывает опыт, на это стоит обращать внимание, поскольку на практике при подготовке типовых договоров часть положений оставляют незаполненными, “бланковыми”, чтобы вписывать данные для конкретных ситуаций. Зачастую такие положения являются несущественными, и договор может быть подписан без их заполнения. Но необходимо быть внимательным, поскольку впоследствии это может привести к возникновению требований о незаключенности договора.

В целом признание договоров незаключенными является одним из способов защиты интересов должника (зачастую должника недобросовестного), существующих в украинском праве.

Определенным решением проблемы могло бы стать применение к вопросу о заключении договоров тех же правил, которые применяются к отношениям представительства. А именно: если между сторонами и не было достигнуто согласие по всем существенным условиям договора, однако договор исполнялся, данный договор следует считать заключенным. В таком случае по аналогии закона следует применять статью 63 Гражданского кодекса. Если же при этом какие-либо действительно важные для исполнения договора условия остались прямо не оговоренными, то их следует считать согласованными в редакции, установленной законом. В случае отсутствия соответствующего закона следует применять используемые в данной сфере отношений условия.

Однако кардинально изменить ситуацию может лишь существенное изменение законодательных положений, которые касаются институтов недействительности и незаключенности договора. Сложившийся на сегодняшний день приоритет интересов должника в этих вопросах должен быть изменен в пользу интересов обеспечения стабильности гражданского оборота.

СОРОЧИНСКИЙ Николай, ШКУРЕНКО Людмила – сотрудники юридической фирмы “АНК”, г. Одесса. Тел.: (0482) 348-716, www.ank.odessa.ua

Поділитися

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Вбудовані Відгуки
Переглянути всі коментарі
Slider

Зміст

Государственная практика

Конституционный контроль состоялся

Прокурор - человек справедливый

Деловая практика

Аргументы для беседы с АМК Украины

Законодательная практика

О некоторых мерах по дерегуляции предпринимательской деятельности

Борьбу с засильем "контролеров" следует узаконить

Зарубежная практика

Убийце Леннона отказали в помиловании в день рождения жертвы

Евросоюз может ввести санкции против Швейцарии

Турецкие юристы посетят Совет Европы

Европейская коференция по семейному праву

Главбух WORLDCOM признал себя виновным

Слушается дело…

Неделя права

Наш юридический "Олимп"

Осень... Судьи уходят...

Кармазин против Кабмина

Заказ на подготовку юридических кадров

Судебных дел стало больше… на миллион

Новости профессии

Л. Черновецкий - Нацбанк: счет 1:1

Возбуждено уголовное дело против "Энергоатома"

В Конституцию будут внесены изменения

ЗАО "Оболонь" защищает коммерческую тайну

Экс-председатель банка "Украина" освобожден из-под стражи

Прецеденты

Признание договора мены недействительным

Взыскание задолженности

Признание недействительным договра мены (кассация)

Отмена арбитражного решения

Судебная практика

Вопрос публичного порядка

Спор "газовиков" не закончен

Тема номера

Восстановление платежеспособности предприятия: обмен долгов на акции

Статья 153 ГК - оружие должника

Юридический форум

Хозяйственное право в ВУЗах

Спорная "оценка"

Страсти по справедливому правосудию

Игра на грани кворума-2

Інші новини

PRAVO.UA

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: