Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика №17 » Размещение в газете объявления об увеличении размера абонплаты не является уведомлением абонентов

Размещение в газете объявления об увеличении размера абонплаты не является уведомлением абонентов

Механизм (порядок) уведомления абонентов об изменении тарифов на предоставляемые услуги на законодательном уровне не урегулирован, в связи с чем операторы, провайдеры имеют право выбрать любой способ осуществления уведомления абонентов (на бланке счета, письмом, СМС, электронной почтой и т.п.). В то же время обнародование информации об изменении размера абонентской платы в средстве массовой информации не является «уведомлением абонентов» в понимании статьи 59 Порядка предоставления и получения телекоммуникационных услуг

9 апреля 2019 года Верховный Суд в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда рассмотрел кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «В» (ООО «В») на постановление Северного апелляционного хозяйственного суда от 15 января 2019 года по делу по иску ООО «В» к обществу с ограниченной ответственностью «Е» (ООО «Е») об опровержении недостоверной информации.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Кассационный суд установил следующее.

ООО «В» обратилось в Хозяйственный суд г. Киева с иском к ООО «Е» об опровержении недостоверной информации, а именно — об обязательствах ответчика (в состав которого входит интернет-издание «А», web-сайт *) опровергнуть недостоверную информацию, которая размещена 23 февраля 2018 года по электронной ссылке *, путем размещения под текстом недостоверной информации опровержения (тем же шрифтом) следующего содержания: ООО «В» выполнило требования Правил предоставления и получения телекоммуникационных услуг и заблаговременно проинформировало существующих абонентов и общественность об изменении в тарифах на услуги, предоставляемые потребителям, указанная в предыдущей статье от 23 февраля 2018 года информация о якобы неуведомлении абонентов компании об изменениях в системе действующей тарификации заблаговременно, как того требуют Правила предоставления и получения телекоммуникационных услуг не соответствует фактической действительности, а потребитель может ознакомиться с действующей системой тарифов на веб-странице *, перейдя по соответствующей ссылке в раздел «Общая информация — Прейскурант».

Решением Хозяйственного суда г. Киева от 21 июня 2018 года исковые требования удовлетворены полностью со ссылкой на их обоснованность.

Постановлением Северного апелляционного хозяйственного суда от 15 января 2019 года решения местного хозяйственного суда отменены и принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Взыскано с ООО «В» в пользу ООО «Е» 2643,00 грн судебного сбора за подачу апелляционной жалобы.

Постановление суда апелляционной инстанции мотивировано тем, что размещенную ответчиком информацию нельзя считать недостоверной, то есть не соответствующей действительности, а также унижающей честь, достоинство и деловую репутацию истца и нарушающей его другие личные неимущественные права.

ООО «В», ссылаясь на нарушение судом предыдущей инстанции норм процессуального права и неправильное применение норм материального права, просит суд кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции по делу отменить, а решение местного хозяйственного суда оставить в силе. Так, согласно доводам ООО «В», изложенным в кассационной жалобе:

— судом апелляционной инстанции в рассмотрении дела нарушен принцип равенства сторон в процессе доказывания, с учетом того, что апелляционным хозяйственным судом на истца возложена обязанность доказывания, что распространенная ответчиком информация является недостоверной;

— судом апелляционной инстанции оставлены без внимания доводы ООО «В», изложенные в отзыве на апелляционную жалобу, и не предоставлена оценка доводам последнего;

— отменяя решение местного хозяйственного суда, суд апелляционной инстанции не указал, на основании чего он не согласился с выводами суда первой инстанции по делу;

— в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции был нарушен принцип состязательности сторон.

Отзыв на кассационную жалобу не поступал.

Проверив на основании установленных предыдущими судебными инстанциями обстоятельств дела правильность применения ими норм материального и процессуального права, заслушав доклад судьи-докладчика и пояснения представителя истца, Кассационный суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы, учитывая следующее.

Местным и апелляционным хозяйственными судами по делу, в частности, установлено следующее:

— 23 февраля 2018 года на странице интернет-издания «А», которое входит в состав ООО «Е», по электронной ссылке *, размещена статья под названием «Компания «В» в одностороннем порядке подняла тарифы» следующего содержания (на языке оригинала):

«1 февраля компания «В» в одностороннем порядке подняла тарифы на услуги кабельного телевидения и доступа к сети интернет для своих абонентов в 33 городах, где оказывает услуги.

Об этом сообщается на сайте компании.

Причинами подорожания указаны: повышение стоимости прав на украинские и иностранные телеканалы, увеличение стоимости затрат на модернизацию сети и оборудования. Предварительные просчеты говорят о том, что стоимость тарифа ООО «В» будет достигать 592 грн.

Повышая тарифы, компания не проинформировала об этом всех абонентов за 7 календарных дней, как того требуют «Правила предоставления телекоммуникационных услуг».

За возможность смотреть любимые каналы в Киеве за самый дешевый пакет «Легкий» из 66 каналов придется выложить 85 грн, за «премиальные НD» из 164 каналов — 280 грн, а со всеми дополнительными пакетами ежемесячный платеж составит 591 грн».

Причиной возникновения спора по делу стал вопрос о наличии или отсутствии оснований считать размещенную информацию недостоверной в части ее текста: «Повышая тарифы, компания не проинформировала об этом всех абонентов за 7 календарных дней, как того требуют «Правила предоставления телекоммуникационных услуг» и наличии или отсутствии оснований для опровержения такой информации ответчиком.

Исковые требования обосновывались ссылками на статьи 275, 277 Гражданского кодекса (ГК) Украины, статью 34 Хозяйственного кодекса Украины, статью 2 Закона Украины «Об информации», согласно которым, в частности:

— физическое лицо имеет право на защиту своего личного неимущественного права от противоправных посягательств других лиц. Защита личного неимущественного права осуществляется способами, установленными главой 3 настоящего Кодекса; защита личного неимущественного права может осуществляться также другим способом в соответствии с этим правом, способом его нарушения и последствиями, к которым привело это нарушение;

— физическое лицо, личные неимущественные права которого нарушены в результате распространения о нем и (или) членах его семьи недостоверной информации, имеет право на ответ, а также на опровержение этой информации; опровержение недостоверной информации осуществляется лицом, которое распространило информацию; распространителем информации, которую подает должностное или служебное лицо при исполнении своих должностных (служебных) обязанностей, считается юридическое лицо, в котором оно работает; опровержение недостоверной информации осуществляется таким же образом, каким она была распространена;

— дискредитацией субъекта хозяйствования является распространение в любой форме неправдивых, неточных или неполных сведений, связанных с лицом или деятельностью предприятия, которые нанесли или могли нанести вред деловой репутации субъекта хозяйствования;

— основными принципами информационных отношений являются достоверность и полнота информации.

Основанием для удовлетворения иска по делам о защите чести и достоинства физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица является совокупность всех обстоятельств юридического состава правонарушения, а именно:

— распространение информации, то есть доведение ее до сведения хотя бы одного человека любым способом;

— распространенная информация касается определенного физического или юридического лица, то есть истца;

— распространение недостоверной информации, то есть не соответствующей действительности;

— распространение информации, которая нарушает личные неимущественные права, то есть или наносит ущерб соответствующим неимущественным благам, или препятствует лицу полно и своевременно осуществлять свое личное неимущественное право.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств основания для удовлетворения исковых требований отсутствуют.

При этом недостоверной считается информация, которая не соответствует действительности или изложена неправдиво, то есть содержит сведения о событиях и явлениях, которых не существовало вообще или которые существовали, но сведения о них не соответствуют действительности (неполные или искаженные).

Опровержение распространенной недостоверной информации должно осуществляться независимо от вины лица, которое ее распространило.

Под распространением информации следует понимать опубликование ее в печати, передача по радио, телевидению или с использованием других средств массовой информации; распространение в сети интернет или с использованием других средств телекоммуникационной связи; изложение в характеристиках, заявлениях, письмах, адресованных другим лицам; сообщение в публичных выступлениях, в электронных сетях, а также в иной форме хотя бы одному лицу.

Надлежащим ответчиком в случае распространения оспариваемой информации в сети интернет является автор соответствующего информационного материала и владелец сайта, которых истец должен установить и указать в исковом заявлении.

Если автор распространенной информации неизвестен или его личность и/или место жительства (местонахождение) невозможно установить, а также когда информация является анонимной и доступ к сайту — свободным, надлежащим ответчиком является владелец сайта, на котором размещен указанный информационный материал, поскольку именно он создал технологическую возможность и условия для распространения недостоверной информации.

Согласно положениям статьи 277 ГК Украины обязанность доказать, что распространенная информация является достоверной, возлагается на ответчика, однако истец имеет право представить доказательства недостоверности распространенной информации. Истец должен доказать факт распространения информации ответчиком, а также то, что в результате этого были нарушены его личные неимущественные права.

Решая вопрос о признании распространенной информации недостоверной, суды должны определять характер такой информации и выяснять, является ли она фактическим утверждением или оценочным суждением.

Так, судами предыдущих инстанций установлено, что ООО «Е» является владельцем интернет-издания «А», web-сайт * (с учетом того, что ответчик является владельцем знака для товаров и услуг «А» по свидетельству Украины №* и регистрация доменного имени * ООО «И» осуществлена на основании указанного свидетельства), и последнее входит в его состав; на странице этого интернет-издания была размещена информация именно об истце (который осуществляет свою хозяйственную деятельность с использованием обозначения «В»); распространенная информация является фактическим утверждением (а не оценочным суждением).

При рассмотрении дела истец указал, что им выполнены требования Правил предоставления и получения телекоммуникационных услуг, утвержденных постановлением Кабинета Министров Украины от 11 апреля 2012 года № 295 (Правила), и заблаговременно проинформированы абоненты об изменениях в тарификации услуг, предоставляемых потребителям; в средствах массовой информации, а именно — в газете «По-украински» от 23 января 2018 года № 6 (2071), было размещено сообщение о том, что ООО «В» информирует, что с 1 февраля 2018 года изменяется размер абонентской платы за телекоммуникационные услуги, предоставляемые обществом, с указанием измененных тарифов (с повышением их стоимости), в частности, в таких городах Украины, как Белая Церковь, Винница, Днепр, Запорожье, Ивано-Франковск, Киев, Луцк, Львов, Ровно, Харьков, Хмельницкий и др.

Так, Правила устанавливают общий порядок предоставления и получения телекоммуникационных услуг (услуги).

Эти Правила регулируют отношения между операторами, провайдерами телекоммуникаций (операторы, провайдеры) и потребителями услуг (потребители).

По предписаниям пункта 5 Правил операторы, провайдеры предоставляют потребителям услуги в соответствии с Законами Украины «О телекоммуникациях», «О защите прав потребителей», настоящими Правилами, другими нормативно-правовыми актами и нормативными документами в сфере телекоммуникаций.

Телерадиоорганизации и провайдеры программной услуги осуществляют деятельность в соответствии с Законами Украины «О телевидении и радиовещании», «О защите прав потребителей», настоящими Правилами, другими нормативно-правовыми актами и нормативными документами в сфере телевидения и радиовещания.

Положениями пунктов 6, 7 Правил предусмотрено, что операторы, провайдеры самостоятельно определяют перечень услуг, предоставляемых потребителям. Потребитель имеет право выбирать оператора, провайдера и услуги, которые им предоставляются.

В соответствии с пунктом 14 Правил предоставление услуг осуществляется в случае: 1) заключения договора в соответствии с основными требованиями, установленными НКРСИ; 2) их оплаты потребителем.

Согласно подпункту 7 пункта 39 Правил операторы, провайдеры обязаны обнародовать тарифы на услуги, которые устанавливаются операторами, не позднее чем за семь календарных дней до их введения.

Оператор, провайдер обязан в соответствии с пунктом 49 Правил безвозмездно доводить до сведения абонента исчерпывающую информацию о предоставлении и получении заказанных им услуг, в частности о следующем: 1) изменении условий предоставления услуг, 2) изменении тарифов, тарифных планов на услуги (пакеты услуг), предоставляемые потребителю в соответствии с пунктом 59 настоящих Правил, 3) сокращении перечня услуг (кроме случаев возникновения стихийного бедствия, чрезвычайной ситуации, введения чрезвычайного или военного положения, повреждения телекоммуникационных сетей) с указанием оснований для такого сокращения, сроков и/или условий возобновления предоставления услуг, 4) прекращении предоставления услуг с указанием соответствующих оснований; 5) прекращении деятельности по оказанию услуг; 6) замене абонентского номера в соответствии с пунктами 25 и 112 настоящих Правил; 7) иные сведения согласно законодательству и условиям договора.

В соответствии с пунктом 59 Правил оператор, провайдер в случае изменения тарифов, тарифных планов, которые он устанавливает самостоятельно, не позднее чем за семь календарных дней до их изменения, обязан:

— обнародовать измененные тарифы, тарифные планы в средствах массовой информации и/или на своем веб-сайте (при его наличии);

— сообщить абоненту об изменении тарифов, тарифных планов на услуги, которые ему предоставляются.

Как следует из предоставленного истцом Протокола заказанных услуг и оборудования, который размещен на официальном сайте истца * как публичный договор ООО «В» на предоставление услуг абонентам (физическим лицам), общество имеет право вносить изменения (дополнения) в правила, тарифы (увеличивать или уменьшать стоимость услуг, дополнительных услуг и пакетов, сервисных услуг), изменять количество и/или перечень телепрограмм, входящих с определенным планом подписки, характеристики услуг, вводить, изменять, отменять акционные интернет-пакеты/плату подписки/пакеты.

Исходя из содержания подпункта 2.2.3 пункта 2.2 Протокола заказанных услуг и оборудования ООО «В» обязано предоставлять абоненту информацию об услугах, дополнительных услугах и пакетах, сервисных услугах, действующих правилах, тарифах, условиях акций, а также об изменениях в них путем размещения информационного сообщения на сайте предприятия (*) или иным способом, предусмотренным настоящими Правилами, не позднее чем за семь дней до момента их введения.

Судами предыдущих инстанций установлено, что размер абонентской платы был изменен с 1 февраля 2018 года, а информация об изменении размера абонентской платы за предоставляемые телекоммуникационные услуги была размещена истцом в газете «По-украински» 23 января 2018 года, то есть соответствующая информация обнародована ООО «В» в предусмотренный действующим законодательством Украины срок — за семь календарных дней до введения тарифов.

В то же время, как обоснованно указано судом апелляционной инстанции, обнародование информации об изменении размера абонентской платы в газете «По-украински» не свидетельствует о выполнении ООО «В» требований пункта 59 Правил по уведомлению абонентов в определенных местах об изменении тарифов на предоставляемые услуги.

Так, механизм (порядок) уведомления абонентов об изменении тарифов на предоставляемые услуги на законодательном уровне не урегулирован, в связи с чем ООО «В» имело право выбрать любой способ осуществления уведомления абонентов (на бланке счета, письмом, СМС, электронной почтой и т.п.). В то же время обнародование информации об изменении размера абонентской платы в средстве массовой информации не является «уведомлением абонентов» в понимании статьи 59 Порядка.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции, в отличие от местного хозяйственного суда, пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований считать, что ответчиком было осуществлено распространение недостоверной информации в статье под названием «Компания «В» в одностороннем порядке подняла тарифы» о том, что «… повышая тарифы, компания не проинформировала об этом всех абонентов за 7 календарных дней, как того требуют «Правила предоставления телекоммуникационных услуг». Соответственно, при отсутствии юридического состава правонарушения в действиях ответчика суд апелляционной инстанции на законных основаниях отказал истцу в удовлетворении исковых требований.

Местный суд, в свою очередь, в рассмотрении дела не учел пункт 59 Правил, не исследовал обстоятельств, связанных с его выполнением, что, в свою очередь, повлияло на правильность разрешения спора судом первой инстанции.

Ссылка ООО «В» на то, что суд апелляционной инстанции в рассмотрении дела безосновательно исходил из того, что на истце лежит обязанность доказывания обстоятельств распространения ответчиком недостоверной информации (в то время как в соответствии с положениями статьи 277 ГК Украины обязанность доказывания, что распространенная информация является достоверной, возлагается на ответчика, однако истец имеет право представить доказательства недостоверности распространенной информации), заслуживает внимания; одновременно указанное не повлияло на правильность разрешения спора судом апелляционной инстанции с учетом следующего.

Истец имеет право, которым и воспользовался, представить доказательства, по его мнению, подтверждающие недостоверность распространенной ответчиком информации, и, учитывая имеющиеся в деле доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что обнародование истцом информации об изменении тарифов в газете «П» (доказательства чего были предоставлены истцом) не говорит о выполнении ООО «В» требований пункта 59 Правил по уведомлению абонентов в определенных местах об изменении тарифов услуг, соответственно, отсутствуют основания считать, что ответчиком была распространена недостоверная информация об истце.

Доводы ООО «В» о том, что судом апелляционной инстанции оставлены без внимания аргументы ООО «В», изложенные в отзыве на апелляционную жалобу, и не предоставлена оценка аргументам последнего; не указаны мотивы, по которым суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции по делу; в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции был нарушен принцип состязательности сторон, опровергаются содержанием постановления суда апелляционной инстанции, а также осуществленным судом апелляционной инстанции всесторонним, полным и объективным рассмотрением дела. В то же время не может быть отменено правильное по сути и законное решение по одним лишь формальным соображениям.

Верховный Суд при принятии данного постановления руководствуется и принципом res judicata, базовое толкование которого дано в решениях Европейского суда по правам человека от 3 декабря 2003 года по делу «Рябых против России», от 9 ноября 2004 года по делу «Науменко против Украины», от 18 ноября 2004 года по делу «Праведная против России», от 19 февраля 2009 года по делу «Христов против Украины», от 3 апреля 2008 года по делу «Пономарев против Украины», в которых этот принцип понимается как элемент принципа юридической определенности, требующий уважения к окончательному решению суда и предусматривающий, что пересмотр окончательного и обязательного к исполнению решения суда не может осуществляться лишь с одной целью — добиться повторного рассмотрения и вынесения нового решения по делу, а полномочия судов высшего уровня по пересмотру (в том числе кассационного) должны осуществляться исключительно для исправления судебных ошибок и недостатков. Отойти от принципа res judicate можно только тогда, когда этого требуют соответствующие веские и непреодолимые обстоятельства, наличие которых по данному делу жалобщиком не указано и не обосновано.

Согласно положениям статьи 309 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины суд кассационной инстанции оставляет кассационную жалобу без удовлетворения, а судебные решения — без изменений, если признает, что решение принято с соблюдением норм материального и процессуального права. Не может быть отменено правильное по сути и законное решение по одним лишь формальным соображениям.

Учитывая изложенное, Кассационный суд пришел к выводу о необходимости оставить кассационную жалобу ООО «В» без удовлетворения, а решение суда апелляционной инстанции — без изменений как принятое с соблюдением норм материального и процессуального права.

В связи с тем, что суд отказывает в удовлетворении кассационной жалобы и оставляет без изменений постановление суда апелляционной инстанции, а также учитывая, что участники дела не подавали заявлений о распределении судебных расходов, понесенных в связи с пересмотром дела в суде кассационной инстанции, суд возлагает на заявителя расходы по уплате судебного сбора за подачу кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 129, 308, 309, 315 ХПК Украины, Кассационный суд постановил:

— кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «В» оставить без удовлетворения, а постановление Северного апелляционного хозяйственного суда от 15 января 2019 года — без изменений.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия, является окончательным и обжалованию не подлежит.

(Постановление Верховного Суда от 9 апреля 2019 года. Дело № 910/3665/18. Председательствующий — Булгакова И.В. Судьи — Львов Б.Ю., Селиваненко В.П.)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: