Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика №17 » Мера обеспечения риска

Мера обеспечения риска

Верховный Суд указал на необходимость соблюдения принципа соразмерности при применении мер обеспечения иска

Анатолий ГВОЗДЕЦКИЙ «Юридическая практика»

Меры обеспечения иска — один из процессуальных инструментов, который нередко используют стороны судебного спора. Особую распространенность получил запрет проводить какие-либо регистрационные действия в отношении имущества. В этом аспекте следует обратить внимание на постановление Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного Суда (ВС), принятое 11 марта 2019 года по делу № 922/1528/18, в котором кассационный суд предоставил разъяснения по вопросу правомерности применения такой меры обеспечения иска, как запрет органам и субъектам государственной регистрации прав совершать какие-либо действия, связанные с госрегистрацией вещных прав на недвижимое имущество и их обременений, по результатам рассмотрения хозяйственного дела, в котором подан иск неимущественного характера о признании истца победителем аукциона и обязательстве заключения договора.

Так, согласно обстоятельствам дела, в июне 2018 года ООО «Ф», действуя от своего имени в интересах и за счет активов паевого закрытого недиверсифицированного венчурного инвестиционного фонда «С», обратилось с иском в Хозяйственный суд Харьковской области к ПАО «Банк «К» (банк) и Фонду гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ), в котором просило признать заключенными между ним и банком договоры уступки права требования по кредитному договору, заключенному между банком и ООО «П» по результатам электронных торгов по продаже права требования, а также договор об уступке права требования по ипотечному договору, заключенному между банком и ООО «М», по результатам торгов по продаже права требования, которые состоялись 23 января 2018 года.

Следует отметить, что в отношении предмета договора ипотеки — нежилого здания в г. Харькове, которым обеспечивалось надлежащее исполнение обязательств по кредитному договору, было проведено три аукциона. Два из них касались продажи права требования по кредитному договору с обеспечением и один — продажи нежилого здания (предмет ипотеки) и основных фондов. Победителем третьих торгов признано ООО «К».

Кроме того, решением Хозяйственного суда Харьковской области от 2 июня 2015 года по делу № 922/2308/15 удовлетворен иск банка «К» и обращено взыскание на предмет ипотеки — нежилое здание в г. Харькове — путем признания за банком права собственности на предмет ипотеки.

18 октября 2018 года Хозяйственный суд Харьковской области отказал ООО «Ф» в удовлетворении исковых требований. В решении суд указал, что на момент проведения спорных торгов 23 января 2018 года выставленный лот, а именно — кредитный портфель, обеспеченный ипотекой, фактически не существовал. Таким образом, права требования по кредитному и ипотечному договорам не могли быть включены в качестве активов (имущества) ликвидируемого банка, подлежащих продаже на открытых торгах, поскольку это противоречит Положению относительно организации продажи активов (имущества) ликвидируемых банков, утвержденному решением исполнительной дирекции ФГВФЛ № 388 от 24 марта 2016 года. Кроме того, договоры ипотеки и кредита в части стоимости ипотеки были прекращены со дня вступления в силу решения Хозяйственного суда Харьковской области от 2 июня 2015 года, которым признано право собственности  банка «К» на предмет ипотеки.

Указанное решение ООО «Ф» обжаловало в апелляционном порядке и вместе с апелляционной жалобой подало заявление об обеспечении иска, в котором просило запретить ООО «К» заключать какие-либо договоры купли-продажи нежилого здания и основных фондов, а также запретить органам и субъектам государственной регистрации права, Министерства юстиции Украины, а также государственным регистраторам совершать какие-либо действия, связанные с государственной регистрацией вещных прав на недвижимое имущество и их обременений относительно объекта недвижимого имущества.

Северный апелляционный хозяйственный суд определением от 17 декабря 2018 года заявление об обеспечении иска удовлетворил частично и запретил органам и субъектам государственной регистрации права, Министерства юстиции Украины, а также государственным регистраторам совершать какие-либо действия, связанные с государственной регистрацией вещных прав на недвижимое имущество и их обременений относительно объекта недвижимого имущества. В остальной части заявление оставил без удовлетворения. Суд признал обоснованными доводы заявителя и пришел к выводу, что неприменение обеспечительных мер может привести к регистрации права собственности на объект недвижимости за ООО «К», которое не лишено права на его отчуждение в дальнейшем, и в случае удовлетворения исковых требований ООО «Ф» приведет к новым спорам между истцом и лицом, за которым будет зарегистрировано право собственности на это имущество, и возможным нарушением их прав как законных приобретателей. При этом суд обратил внимание, что такой запрет не предусматривает наложения ареста на имущество, в том числе средства ФГВФЛ, а также применение других способов обеспечения иска. То есть такой запрет не связан с применением обременений и ограничений относительно имущества ответчика как банковского учреждения, в отношении которого проводится ликвидационная процедура.

В свою очередь банк «К» подал кассационную жалобу, в которой просил отменить определение апелляционного суда, и среди прочего указал на то, что запрет на совершение регистрационных действий в отношении имущества его собственником является ограничением в распоряжении таким имуществом, что запрещено при процедуре ликвидации банка.

Рассмотрев кассационную жалобу, Кассационный хозяйственный суд в составе ВС пришел к выводу о наличии оснований для ее частичного удовлетворения.

В частности, Верховный Суд обратил внимание, что при решении вопроса о правомерности применения судом такой меры обеспечения иска, как запрет органам и субъектам государственной регистрации прав совершать любые действия, связанные с государственной регистрацией прав на недвижимое имущество и их обременений, в хозяйственном деле, в котором подан иск неимущественного характера о признании истца победителем электронных торгов (аукциона) и обязательстве заключить договоры, необходимо учитывать, что обеспечение иска указанным способом также напрямую связано с правами не привлеченного к участию в деле лица, которое приобрело право на заключение договора купли-продажи спорного имущества на торгах позже, чем истец.

В таком случае суд должен проверить свои действия на предмет соответствия Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод (Конвенция) и Первому протоколу к ней в контексте соблюдения прав участников дела и лиц, не привлеченных к участию в деле, гарантированных статьей 6 Конвенции права на справедливый суд и права на мирное владение имуществом сквозь призму доктрины «легитимного ожидания».

Легитимное ожидание, с учетом содержания статьи 204 Гражданского кодекса (ГК) Украины, требует констатации того факта, что не привлеченное к участию в деле лицо вправе ожидать заключения соответствующей сделки не меньше, чем истец в этом деле. При таких обстоятельствах суд, принимая меры обеспечения иска, должен обеспечить выполнение гарантий не привлеченного к участию в деле лица относительно невмешательства в мирное владение им имуществом в разрезе статьи 204 ГК Украины.

Кассационный хозяйственный суд в составе ВС подчеркнул: в рассматриваемом деле апелляционный суд не обратил внимания на то, что запрет органам и субъектам государственной регистрации прав, Министерства юстиции Украины, государственным регистраторам, которые образованы и действуют в соответствии с Законом Украины «О государственной регистрации прав на имущество и их обременений», не направлен на обеспечение исполнения судебного решения по данному делу, а больше направлен на обеспечение исполнения решения в споре между истцом и не привлеченным к участию в деле лицом (ООО «К») о принадлежности спорного объекта недвижимости, что выходит за пределы предмета спора в рассматриваемом деле.

«Иными словами, разновидность меры обеспечения иска должна быть среди прочего соразмерна с предметом иска, заявленным в деле, в котором принимаются соответствующие меры. Такая мера обеспечения иска, как запрет органам и субъектам государственной регистрации прав совершать любые действия, связанные с государственной регистрацией прав на недвижимое имущество и их обременений, несоразмерен с предметом иска о признании победителем аукциона и обязательстве заключить договор в данном деле», — констатировал Верховный
Суд.

Своим постановлением Верховный Суд отменил определение апелляционного суда в части удовлетворения заявления ООО «Ф» об обеспечении иска и принял новое решение об отказе в удовлетворении такого заявления.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: