Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Острая достаточность

Рубрика Акцент
У Комиссии много планов и задач, продиктованных острыми потребностями судебной системы, в том числе и оттоком судейских кадров, отмечает член Высшей квалификационной комиссии судей Украины Тарас Лукаш
Тарас ЛУКАШ: «Для меня этот год стал своего рода платформой для серьезных трансформаций в профессиональной деятельности»

День 7 ноября 2016 года стал исторической датой для Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККС). Именно тогда был объявлен конкурс в Верховный Суд, а Комиссия доукомплектована последним, шестнадцатым, членом ВККС — в ее состав вошел Тарас Лукаш. Правда, на тот момент в заседании Комиссии он принимал участие в качестве слушателя — официально его трудовые отношения с ВККС начались спустя неделю.

Ровно год спустя — 7 ноября 2017-го — Комиссия подвела итоги другого важного события — отборочного экзамена, сдавали который более 4 тыс. кандидатов в судьи четвертого отбора. И, кажется, в отношении знаковых событий Комиссия обороты сбавлять не собирается.

В последний раз с г-ном Лукашем мы общались, как только он заступил на должность члена ВККС. В то время в Комиссии только стартовал прием документов от желающих стать судьями ВС. Год спустя мы снова встречаемся с Тарасом Валерьевичем. Сегодня он делится впечатлениями от работы в условиях имеющейся нагрузки, рассказывает о коллективных достижениях Комиссии и о трудностях, с которыми пришлось столкнуться. Также г-н Лукаш проливает свет на дело об обжаловании приказа ГСА Украины о назначении его на должность, затрагивает вопросы конфликта интересов и доверия. Мы поинтересовались у г-на Лукаша, не пожалел ли он о том, что поменял работу в юридическом бизнесе на государственную службу. С ответом он не медлил и сказал, что не жалеет, ведь в вопросе профессиональной карьеры нужно только расти.

 

— Тарас Валерьевич, к команде ВККС вы присоединились в ноябре прошлого года. Расскажите о ваших впечатлениях от работы в государственной структуре. Ожидали ли вы такой чрезмерной нагрузки? С какими вызовами пришлось столкнуться?

— Свой первый визит в Комиссию помню хорошо. Это было 7 ноября 2016 года. В тот день еще в качестве слушателя я принял участие в заседании Комиссии, на котором был дан старт такому знаковому событию для нашей страны, как конкурс в Верховный Суд.

Лично для меня этот год стал своего рода платформой для серьезных трансформаций в профессиональной деятельности. Работа в государственной структуре — это особая сфера человеческого труда, в которой учишься быть максимально организованным, продуктивным и последовательным, зачастую в условиях ограниченного времени. Такая работа учит мобилизовать свои внутренние ресурсы и ценить внешние. Главную роль тут играет фактор человеческих отношений. И атмосфера уважения, высокого профессионального и человеческого взаимодействия, которая царит в Комиссии, позволяет справляться с нагрузками при изобилии задач.

Мои впечатления от работы? Они разные. Их нельзя описать только как белое и черное. Здесь существует вся гамма оттенков радуги. С момента начала работы в Комиссии в кратчайшие сроки необходимо было овладеть существенным объемом информации о внутренних регламентных процедурах, при этом поддерживать базовый уровень своих знаний, анализировать возникающие правовые вопросы и быть готовым к их обсуждению.

Что касается возможной нагрузки в ходе предстоящей работы, то я представлял ее объем, но, как оказалось, достаточно поверхностно. Теперь могу сказать (как я отметил на одном из недавних мероприятий), что этот период работы по степени психоэмоциональной нагрузки, пожалуй, можно сопоставить с не менее чем тремя годами активной адвокатской деятельности.

 

— Вы стали 16-м членом ВККС этой каденции. Через несколько месяцев каденция большинства действующих членов Комиссии закончится. Не думали ли вы о возможности занять руководящую должность?

— Честно говоря, вы застали меня врасплох таким неожиданным вопросом. Активные трудовые будни не позволяли над ним задуматься. Считаю, что мне присущи такие качества, как ответственность и трудолюбие, однако эффективному руководителю этих качеств и профессионального опыта может быть недостаточно. Приоритетом здесь будет именно жизненный опыт, мудрость и дипломатические способности, которые помогают сплотить людей для достижения общих целей. Я выражаю глубокую признательность и уважение нашему председателю Сергею Юрьевичу Козьякову,которому это удается, и объективно понимаю, что над собой мне еще нужно трудиться.

 

— Что в процессе конкурса в ВС для Комиссии в целом и лично для вас в частности было самым сложным?

— Самым сложным этапом для меня была стадия рассмотрения Комиссией в пленарном составе так называемых негативных заключений Общественного совета добропорядочности (ОСД) в отношении кандидатов. Здесь я имею в виду именно обсуждения, проводимые в совещательной комнате перед принятием коллегиального решения и зачастую переходящие в серьезную полемику. Представьте себе экспрессивный тон дискуссии 15 человек, в которой участвуют представители судебной системы, в том числе судьи Верховного Суда Украины и высших специализированных судов в отставке, авторитетные ученые и адвокаты со значительным опытом, и у каждого из них свое компетентное мнение по тому или иному вопросу. Вспоминая эти обсуждения, в качестве примера я часто привожу фильм «12 Angry Men». Накал дискуссий был таким, что приходилось включать классическую музыку в зале заседаний на время обсуждения в совещательной комнате.

Уверен: последний этап был самым сложным не только для меня, но и для большинства моих коллег.

 

— Какие главные свои достижения на этой должности вы бы выделили?

— Наша Комиссия — это коллегиальный орган, поэтому в имеющихся сегодня результатах деятельности я не выделяю свои индивидуальные достижения как какой-то отдельный элемент. Их я определяю как часть вклада в наше общее дело. И каждая часть вклада каждого члена Комиссии важна, ценна и незаменима. Вместе эти части создают уникальную матрицу продуктивного сотворчества.

Если говорить о личных достижениях на пути своих жизненных трансформаций, то, как мне кажется, я еще далек от идеала, но стараюсь анализировать и находить как позитивные изменения, так и недостатки личностного и профессионального развития. И, конечно, работаю над собой.

Во всех моих изменениях и достижениях доля личной заслуги незначительна, здесь есть и заслуга моей семьи, друзей и коллег, которые мне верят и поддерживают меня.

Сегодня важно рассказать о достижениях всей Комиссии. Возможно, кому-то покажется, что их нет вовсе или они столь незначительны, что не заслуживают внимания. Это право каждого, но давайте сравнивать то, что было раньше, и то, что есть сейчас. Уверен: отличия найдутся в позитивную сторону.

Сейчас Комиссия прилагает усилия, направленные на возобновление работы так называемого социального лифта, чтобы доступ к профессии судьи могли получить не только избранные, но и все достойные профессионалы. И об этом свидетельствует тот факт, что свыше 5500 человек изъявили желание принять участие в четвертом отборе кандидатов в судьи. Изначально объявлено было, напомню, о 600 вакансиях.

Мне кажется, что организация 31 ок­тября с.г. такого мегамасштабного мероприятия, как отборочный экзамен, была если не безупречной, то очень близкой к идеалу. Одновременно два тестовых задания (для выявления уровня владения украинским языком и по праву) сдали 4128 кандидатов. Проверка работ проходила с помощью защищенного програм­много комплекса и стартовала сразу после первого тестирования с одновременным выведением результатов на экран.

По моему личному мнению, по результатам отборочного экзамена нам следовало определять успешно сдавшими тесты не первых 700 человек, а всех тех, кто набрал необходимый минимальный балл. Мы бы получили еще около 300–400 квалифицированных юристов. Ситуация в судах первой инстанции сложная, а после объявления конкурса в апелляционную инстанцию она может ухудшиться. Также нужно иметь в виду, что отток судей из судов все еще продолжается. Таким образом, эти кандидаты могли бы стать реальным подспорьем для решения вопроса, касающегося обеспечения доступа граждан к правосудию.

Но коллективный орган остановился на числе 700. Посмотрите списки тех, кто успешно сдал тестирование, и сделайте собственные выводы.

Есть и другие новации, которые мы постепенно и не без сложностей ­внедряем в работу Комиссии. Мы хотим, чтобы поднятая нами планка не опускалась, а качественно поднималась для следующих ее составов.

У Комиссии много планов и задач, продиктованных острыми потребностями судебной системы. Это и конкурсы в суды первой и апелляционной инстанций, и проведение квалификационного оценивания действующих судей. Этот процесс мы уже начали для первых 999 судей, заявивших о своем намерении пройти оценивание. В декабре также стартует конкурс в Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности. Задач на ближайшее будущее более чем достаточно.

 

— Ощущали ли вы давление со стороны третьих лиц на протяжении своей работы в Комиссии?

— По большому счету нет. Но об определенном дискомфорте или, если хотите, о попытке давления можно говорить после возникновения судебного спора по обжалованию приказа Государственной судебной администрации Украины о моем назначении на должность члена ВККС…

 

— Кстати, не могли бы вы пролить свет на это дело? В чем его суть? Чем обосновывает свои требования истец?

— Да, конечно. При этом постараюсь быть предельно объективным, поскольку до принятия судом окончательного решения я бы воздержался от каких-либо обсуждений правовых позиций сторон. Но с целью внесения ясности и упреждения двояких интерпретаций этой ситуации считаю необходимым дать краткий комментарий.

В нашей стране право на обращение в суд является неотъемлемым правом каждого гражданина, и это конституционная норма. Однако в данном конкретном случае есть моменты, которые обращают на себя внимание.

Иск к ГСА Украины об отмене приказа о моем назначении был подан на стадии проведения завершающей стадии конкурса в Верховный Суд и с существенным пропуском процессуальных сроков на обращение в суд. Впрочем, это можно расценивать как попытку давления на меня как на члена Комиссии, но, благо, конкурс успешно завершен, а дело еще находится на стадии рассмотрения.

По мнению истца — одного из участников конкурса на должность члена ВККС, при проведении конкурса имели место нарушения процедурных аспектов, касающихся первых четырех кандидатов в рейтинге. Почему именно первых четырех? Одно из исковых требований сформулировано так, что в случае его удовлетворения у ГСА Украины уже не будет необходимости проводить новый конкурс на должность члена в ВККС, а по результатам принятого решения просто останется назначить истца на эту должность. Достаточно продуманный ход.

Что касается моей участи, то единственным аргументом иска для отмены приказа о моем назначении является сомнение истца в подлинности документа, подтверждающего наличие у меня юридического стажа для участия в данном конкурсе. Напомню: Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» определяет, что право на занятие должности члена ВККС имеет лицо со стажем профессиональной деятельности в области права не менее 15 лет. На момент участия в этом конкурсе соответствующий стаж у меня был более 17 лет, что, кроме предоставленных мною документов, также нашло подтверждение в ходе специальной проверки и, надеюсь, найдет свое подтверждение в суде.

 

— Немало дискуссий в профессиональной среде возникает относительно конфликта интересов между членами ВККС и кандидатами в ВС, между членами ОСД и кандидатами, в конце концов между судьями, которые рассматривают дела кандидатов, и самими кандидатами. Есть ли в вопросе конфликта интересов «золотая середина»?

— В вопросе наличия/отсутствия конфликта интересов мне уже приходилось разбираться лично, поэтому я уже имею определенный опыт.

Если говорить как юрист, не называя белое черным и наоборот, то определяющим в этом вопросе, согласно специальному закону, является наличие у лица «частного интереса», обусловленного личными, семейными, дружескими и иными неслужебными отношениями с физическими и юридическими лицами. Относительно недавно Советом судей Украины было принято довольно качественное разъяснение по данному вопросу.

И поскольку вопрос конфликта интересов достаточно новый как для ВККС, ОСД, так и судей, рассматривающих дела кандидатов, то для определения «золотой середины» необходимы время и судебная практика, которую воспримет профессиональное сообщество.

 

— Не приведет ли чрезмерная придирчивость в вопросе конфликта интересов к тому, что судебные дела кандидатов в отношении конкурса в ВС, которые поступят новому Верховному Суду, некому будет рассматривать ввиду существования или потенциальной возможности возникновения конфликта интересов?

— Действительно, рано или поздно Кассационный административный суд в составе ВС приступит к рассмотрению исков кандидатов в судьи ВС или других лиц по поводу конкурсных процедур. Решения гипотетически могут повлиять на конкурс. Но я не могу однозначно ответить на ваш вопрос. В любом случае с конфликтом интересов придется разбираться самому Верховному Суду.

В то же время хочу напомнить, что такие дела рассматривал и действующий пока Высший административный суд Украины. И здесь нашли модель для рассмотрения исков кандидатов. К примеру, участники конкурса в кассационный административный суд — судьи ВАСУ при поступлении иска от кандидатов в тот же кассационный суд заявляли самоотвод или удовлетворяли заявление об отводе, поданное истцом. Уверен, что нашим мудрым и профессиональным коллегам, которые вскоре начнут трудиться в новом ВС, удастся найти максимально объективную модель решения этого далеко не простого вопроса.

 

— Как вы охарактеризуете отношения Комиссии с ОСД? Завоевал ли этот институт доверие ВККС?

— По моему мнению, ОСД должен завоевать доверие общественности и особенно тех людей, которые определили необходимость создания такого органа на данном историческом этапе развития нашей нации, а законодатель лишь легализовал их волю в законе. Важна также точка зрения объединений адвокатов, представителей юридического сообщества, науки, журналистов.

Вопросы работы ОСД обсуждали неоднократно: об этом говорили и международные эксперты, и кандидаты; были проведены круглые столы, на которых анализировались отдельные аспекты функционирования данного института и приведения его работы в соответствие с международными стандартами. На этих мероприятиях речь шла как о достижениях, так и недостатках. Иногда звучала достаточно обоснованная критика.

Поскольку Комиссия никоим образом не влияет на работу указанного органа, дальнейший вектор движения зависит исключительно от его действующих лиц. Могу только искренне пожелать им сил и мудрости, чтобы реализация собственных амбиций не была доминирующим вектором работы в этом органе. Это пожелание в равной степени касается каждого, кто видит себя в процессе проведения реформ, и меня в том числе.

 

— А завоевал ли доверие общественности конкурс в Верховный Суд?

— Как «продукт» конкурс в ВС не может быть идеальным и всем нравиться. Для этого есть как объективные, так и субъективные факторы. Ведь за столь короткие сроки и с такой степенью открытости подобные мероприятия не проводились никогда не только в нашем государстве, но и во всем мире.

В 2014 — 2015 годах сами члены Совета по вопросам судебной реформы не предполагали, что уже через несколько лет конкурс состоится и участие в нем примут не только представители судейского корпуса, но и адвокаты и ученые.

Оценить работу нового состава Верховного Суда можно будет лишь после его старта, а качество принятых им решений — еще позже: после начала работы в режиме адекватной нагрузки.

Мне очень хочется, чтобы деятельность нового Верховного Суда представляла собой единый авторитетный монолит, а его решения с каждым годом становились символом закона справедливости в действии. Для этого нужно совсем немного — каждый должен начать трудиться на общий результат, оставляя при этом свои амбиции в других сферах.

 

— Были ли во время работы в Комиссии моменты, которые вам особенно запомнились?

— Да, их было много и очень разных по своей эмоциональной окраске. В один из таких моментов я даже задумался о целесообразности продолжения своей работы в данном органе. Это имело место, когда мне не удалось убедить коллег в принятии правильного, на мой взгляд, решения. Речь идет о пленарных заседаниях по рассмотрению негативных заключений ОСД, о которых я уже вспоминал. Обидеться и хлопнуть дверью — это незрелый поступок. И он, конечно, может быть оправдан, но только после того, как все методы обоснованного убеждения не были учтены. Позже, проанализировав ситуацию в более спокойном состоянии, я понял, что это мой личный урок и «задел работы на будущее». Нужно работать над собственными ораторскими качествами, вырабатывать умение находить аргументы и подавать их в такой форме, которую будут воспринимать коллеги.

Но если говорить о позитивных впечатлениях (а именно они надолго остаются в памяти), то расскажу о произошедшем совсем недавно случае. Однажды, когда я возвращался домой, на улице меня остановил человек. Это был один из кандидатов, который, возможно, к выходу номера в печать уже будет назначен судьей нового Верховного Суда. Он поздоровался и сказал: «О качестве судебных решений вы не пожалеете!». Мы не стали обмениваться контактами для продолжения неформального общения в будущем, а просто пожелали друг другу успехов. И приятными ощущениями, которые остались после этой встречи, я хочу поделиться с теми, кто дочитает это интервью до конца. И пусть вклад каждого из нас будет вкладом в лучшие изменения нашей страны!

 

(Беседовала Кристина ПОШЕЛЮЖНАЯ, «Юридическая практика»)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Содержание

VOX POPULI

Самое важное

Нечитаные правила

Акцент

Острая достаточность

В фокусе: Аграрное право

Агровектор

Трактование снова

Государство и юристы

Бес ГМО

Многоэтажное задание

Государство и юристы

Новости законотворчества

Предлагается усилить прозрачность в сфере регистрации прав на землю

За основу принят Избирательный кодекс

Государство и юристы

Времена меняются

Государство и юристы

Новости законотворчества

Контроль за электронными деньгами могут ужесточить

Государство и юристы

Попятный ветер

Судебный сервитут

Новости из зала суда

Судебная практика

Львовский горсовет проиграл спор о запрете использования коммунистической символики

Решение ВККС об отказе в допуске к оцениванию претендента в ВС законно

Новости юридических фирм

Частная практика

Юристы Interlegal добились признания на Украине решения международного арбитража GAFTA

Киевский офис Baker McKenzie внедряет комплексную экологическую программу

Злата Симоненко стала партнером АО «Солодко и Партнеры»

ЮФ AVELLUM защитила интересы Сeskа Exportni Banka в украинских судах и консультировала по вопросам уступки прав требования

Отрасли практики

Киберссылка

Хорошо фискал

Рабочий график

Карта событий

Репортаж

Подготовительная шкала

Самое важное

Новые условия

Следственное содействие

Оптимальное отношение

Достояние аффекта

Судебная практика

Судебные решения

Бездействие органов государственной власти не является форс-мажорным обстоятельством

О нюансах расторжения договора аренды земельного участка

Судебная практика

В курсе дело

Антикоррупционные механизмы

Момент истинный

Смета на иск

Тема номера

Упростить выражение

Гласные и несогласные

Вывод на работу

Бить корректным

Стоп-менеджер

Без штрафа и упрека

Будущее не за голами

Частная практика

Стресс-текст

Подавать на расход

Другие новости

Slider

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: