Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №26 (236) » УГОЛОВНОЕ ПРАВО

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Рубрика Прецеденты
ОБОЛОНСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД г. КИЕВА

Оценивая собранные по делу доказательства, суд считает, что, вследствие допущенной халатности при выполнении служебных обязанностей, повлекшей тяжкие последствия для отдельного юридического лица, подсудимая совершила преступление, предусмотренное частью 2 статьи 367 Уголовного кодекса Украины

Оболонский районный суд г. Киева рассмотрел в судебном заседании дело по обвинению Ю–ко, 1957 года рождения, украинки, гражданки Украины, образование среднее специальное, незамужней, нигде не работающей, ранее не судимой, проживающей по адресу: пр. Свободы, № *, кв. * в г. Киеве, в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 37 Уголовного кодекса Украины.

В ходе рассмотрения материалов дела суд установил следующее.

В соответствии с приказом директора Оболонского филиала Акционерного общества «У» № 47-а от 7 июля 1995 года, Ю–ко была назначена на должность начальника отдела валютных операций ОФ АО «У» с 1 июля 1995 года.

По приказу директора Оболонского филиала Акционерного общества «У» № 28-к от 26 марта 2001 года Ю–ко была уволена с занимаемой должности на основании статьи 38 КЗоТ Украины с 27 марта 2001 года.

В соответствии с Положением об отделе валютных операций Оболонского филиала АО «У», утвержденным директором ОФ АО «У» 20 октября 2000 года, отдел валютных операций является самостоятельным структурным подразделением. Подпункт «а» Положения гласит, что указанное подразделение возглавляет начальник отдела.

В соответствии с подпунктом 6.1 упомянутого Положения, самостоятельное структурное подразделение в лице начальника несет персональную ответственность за следующие действия:

— за ненадлежащее исполнение возложенных на подразделение настоящим Положением задач и функций;

— за неправильное и неполное использование предоставленных ему прав и полномочий;

— за отсутствие решений по вопросам, находящимся в компетенции подразделения;

— за допущенные ошибки, повлекшие за собой финансовые расходы;

— за разглашение банковской и коммерческой тайны.

Согласно Должностной инструкции начальника отдела валютных операций Оболонского филиала АО «У», утвержденной директором ОФ АО «У» 20 октября 2000 года, на Ю–ко как на начальника отдела валютных операций были возложены следующие функции:

— проведение учета валютных операций;

— контроль над правильностью оформления сотрудниками отдела всех платежных операций;

— контроль над обработкой входящей и исходящей корреспонденции;

— оформление платежей и контроль над отправлением информации по расследованию неустановленных сумм;

— расширение спектра предоставляемых клиентам услуг;

— сотрудничество с различными службами банка в сфере оптимизации внутрибанковской отчетности по осуществляемым отделом операциям;

— организация работы по созданию наиболее льготных условий для обслуживания клиентов банка;

— повышение престижа и конкурентоспособности банка.

В соответствии с подпунктом 2.2 Инструкции, начальник отдела валютных операций должен знать:

— принципы организации и функционирования финансового и внутреннего валютных рынков;

— международные правила работы с корреспондентскими счетами;

— механизм проведения всех типов валютных операций на финансовом и внутреннем рынках Украины;

— все нормативные и инструктивные материалы Национального банка Украины и других государственных органов Украины.

В соответствии с подпунктом 3.1 Инструкции, начальник отдела валютных операций имеет право осуществлять руководство подразделением для исполнения задач и функций, установленных Положением об управлении валютным отделом и настоящей должностной инструкцией, а именно:

— полностью контролировать работу отдела;

— контролировать исполнение работниками отдела положений соответствующих должностных инструкций.

В подпункте 5.1 Инструкции указывается, что начальник отделения (службы) несет личную ответственность за некачественное исполнение предусмотренных Положением о валютном отделе и настоящей инструкцией функций подразделения, а также за неправильное и неполное использование предоставленных ему прав и полномочий.

Таким образом, занимая должность начальника отдела валютных операций ОФ АО «У», Ю–ко выполняла организационно–распорядительные и административно–хозяйственные функции, т. е. являлась должностным лицом.

Кроме этого, в соответствии с Декретом Кабинета Министров Украины «О системе валютного регулирования и валютного контроля» № 15–93 от 19 февраля 1993 года, Ю–ко лично осуществляла контроль над экспортными операциями клиентов банка, т. е. вела учет реестров грузовых таможенных деклараций, оформляла журнал регистрации экспортных операций, осуществляла контроль над соблюдением клиентами банка сроков расчетов и в установленных законом случаях обязана была информировать государственные органы о выявленных правонарушениях в сфере валютных операций.

В ходе исполнения должностных обязанностей Ю–ко допустила грубые нарушения как должностной инструкции, так и законодательства, регулирующего валютные операции.

6 апреля 2000 года клиент Оболонского филиала АО «У» — Общество с ограниченной ответственностью ПКФ «*» по договору с российским предприятием — Обществом с ограниченной ответственностью «*» осуществило экспортную поставку товара на сумму 428 тыс. 86 руб. 68 коп. Указанная операция подтверждается ГТД № * от 6 апреля 2000 года и реестром ГТД по состоянию на 17 апреля 2000 года.

Согласно Закону Украины «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте» от 23 сентября 1994 года, предельный срок поступления валютной выручки в адрес украинского предприятия истекал 5 июля 2000 года. В указанный срок валютная выручка на счет Общества «*» от российского покупателя не поступила.

Начальник отдела валютных операций ОФ АО «У» Ю–ко в период с 5 июля 2000 года по 6 февраля 2001 года не сообщила о нарушении установленного законом срока поступления валютной выручки на счет Общества «*» в налоговую инспекцию по месту регистрации клиента, равно как и не уведомила об этом факте директора ОФ АО «У».

По результатам проверки, проведенной Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области, в соответствии с Постановлением о привлечении к ответственности за нарушение валютного законодательства № 255 от 20 марта 2001 года, к АО «У» были применены штрафные санкции в размере 25 % от суммы валютной операции (т. е. 20 тыс. 435 грн 79 коп.), о которых уполномоченный банк обязан сообщить в соответствующие государственные органы.

25 февраля 2000 года клиент банка — Общество с ограниченной ответственностью «*», в соответствии с договором, заключенным с латвийской компанией «*» 17 января 2000 года, осуществило экспортную поставку товара в Латвию на общую сумму 5 тыс. 420,76 долларов США. Указанная операция подтверждается ГТД № * от 25 февраля 2000 года, а также реестром ГТД по состоянию на 1 марта 2000 года.

Предельный срок поступления валютной выручки на счета Общества «*» истекал 25 мая 2000 года. В установленный законом срок валютная выручка в адрес предприятия — клиента банка не поступила.

В период с 25 мая 2000 года по 6 февраля 2001 года начальник отдела валютных операций Ю–ко не сообщила о нарушении Обществом «*» сроков поступления валютной выручки в налоговый орган по месту регистрации последнего.

До 6 февраля 2001 года, нарушая пункт 2 статьи 13 Декрета Кабинета Министров Украины «О системе валютного регулирования и валютного контроля», подпункты 7.1, 7.6 Инструкции «О порядке осуществления контроля и получения лицензий по импортным, экспортным и лизинговым операциям», утвержденной Постановлением правления НБУ № 136 от 24 марта 1999 года, ОФ АО «У» не сообщил о допущенном нарушении установленного срока поступления валютной выручки на счета Общества «*» в налоговый орган по месту регистрации своего клиента.

По результатам проверки, проведенной Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области, в соответствии с постановлением о привлечении к ответственности за нарушение валютного законодательства № 256 от 20 марта 2001 года, на АО «У» были наложены штрафные санкции в размере 25 % от суммы валютной операции (т. е. 7 тыс. 359 грн 79 коп.), о которой уполномоченный банк обязан был сообщить в налоговую инспекцию.

6 апреля 2000 года клиент банка — Общество с ограниченной ответственностью «*», в соответствии с договором, заключенным с российской компанией — Обществом «*» 26 мая 1999 года, осуществило экспортную поставку товара в Россию на общую сумму 98 тыс. 564 руб. 40 коп. Указанная операция подтверждается ГТД №* от 6 апреля 2000 года, а также реестром ГТД по состоянию на 17 апреля 2000 года.

Законодательно установленный предельный срок поступления валютной выручки на счета Общества «*» истек 5 июля 2000 года. Однако до 6 февраля 2001 года валютная выручка на счета клиента банка не поступила.

Начальник отдела валютных операций Ю–ко в период с 5 июля 2000 года по 6 февраля 2001 года не уведомила о допущенном нарушении ни директора Оболонского филиала АО «У», ни налоговую инспекцию по месту регистрации клиента банка.

По состоянию на 6 февраля 2001 года, нарушая пункт 2 статьи 13 Декрета Кабинета Министров Украины «О системе валютного регулирования и валютного контроля», подпункты 7.1, 7.6 Инструкции «О порядке осуществления контроля и получения лицензий по импортным, экспортным и лизинговым операциям», утвержденной Постановлением правления НБУ № 136 от 24 марта 1999 года, ОФ АО «У» не сообщил о допущенном нарушении установленного срока поступления валютной выручки на счета Общества «*» в налоговый орган по месту регистрации своего клиента.

По результатам проверки, проведенной Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области, в соответствии с постановлением о привлечении к ответственности за нарушение валютного законодательства № 256 от 20 марта 2001 года, на АО «У» были наложены штрафные санкции в размере 25 % от суммы валютной операции (т. е. 4 тыс. 705 грн 22 коп.), о которых уполномоченный банк обязан был сообщить в налоговую инспекцию.

6 января 2000 года Общество «*» — клиент ОФ АО «У», в соответствии с договором от 26 мая 1999 года, заключенным с российским предприятием «*», осуществило экспортную поставку товара на сумму 471 тыс. 200 руб. Данная операция подтверждается ГТД № от 6 января 2000 года, а также реестром ГТД по состоянию на 1 февраля 2000 года.

Предельный срок поступления валютной выручки на счета клиента, установленный Законом «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте», истек 5 апреля 2000 года. Сумма в размере 31 тыс. 584 руб. 53 коп. поступила на счета Общества «*» в ОФ АО «У» 30 мая 2000 года, сумма в размере 257 тыс. 280 руб. — 8 сентября 2000 года. Остаток валютной выручки в размере 182 тыс. 336 руб. 47 коп. с нарушением законодательно установленного срока расчетов был погашен на основании дополнительного соглашения, заключенного между Обществом «*» и российским предприятием «*» 1 сентября 2000 года.

Начальник отдела валютных операций Ю–ко в период с 5 апреля 2000 года по 6 февраля 2001 года не уведомила о допущенном нарушении требований валютного законодательства директора Оболонского филиала АО «У», а также налоговый орган по месту регистрации клиента банка.

По состоянию на 6 февраля 2001 года, нарушая пункт 2 статьи 13 Декрета Кабинета Министров Украины «О системе валютного регулирования и валютного контроля», подпункты 7.1, 7.6 Инструкции «О порядке осуществления контроля и получении лицензий по импортным, экспортным и лизинговым операциям», утвержденной Постановлением правления НБУ № 136 от 24 марта 1999, ОФ АО «У» не сообщил в установленный законодательством срок о допущенном Обществом «*» нарушении в налоговый орган по месту регистрации своего клиента.

По результатам проверки, проведенной Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области, в соответствии с постановлением о привлечении к ответственности за нарушение валютного законодательства № 258 от 20 марта 2001 года, АО «У» было привлечено к ответственности в виде наложения штрафа в размере 25 % от суммы валютной операции (т. е. 22 тыс. 493 грн 75 коп.), о которой уполномоченный банк обязан был своевременно сообщить в налоговую инспекцию.

4 февраля 2000 года клиент Оболонского филиала АО «У» — Общество «*», согласно договору от 26 мая 1999 года, заключенному с российским предприятием «*», осуществило экспортную поставку товара на сумму 302 тыс. 679 руб. Данная операция подтверждается ГТД № от 4 февраля 2000 года и реестром ГТД по состоянию на 1 марта 2000 года.

Предельный срок поступления валютной выручки в адрес Общества «*» по вышеуказанному договору истек 2 мая 2000 года.

Часть валютной выручки в размере 105 тыс. 663 руб. 53 коп. была погашена с нарушением законодательно установленного срока расчетов на основании дополнения к вышеупомянутому договору о взаимозачете задолженностей украинского Общества «*» и российского предприятия «*». Валютная выручка в размере 110 тыс. 423 руб. поступила на счета Общества «*» 9 октября 2000 года. Остаток валютной выручки в размере 86 тыс. 592 руб. 51 коп. не поступил на счета Общества «*» по состоянию на 6 февраля 2001 года.

В период со 2 мая 2000 года по 6 февраля 2001 года начальник отдела валютных операций Ю–ко не поставила в известность о допущенных со стороны Общества «*» нарушениях валютного законодательства ни директора ОФ АО «У», ни соответствующий налоговый орган по месту регистрации клиента.

По состоянию на 6 февраля 2001 года Оболонский филиал АО «У», нарушая требования действующего законодательства, в установленный срок не уведомил налоговый орган по месту регистрации клиента банка о нарушении последним сроков поступления валютной выручки.

По результатам проведенной Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области проверки, в соответствии с постановлением о привлечении к ответственности за нарушение валютного законодательства № 259 от 20 марта 2001 года, АО «У» было привлечено к ответственности в виде наложения штрафа в размере 25 % от суммы валютной операции (т. е. 14 тыс. 449 грн 14 коп.), о которой уполномоченный банк обязан был сообщить в соответствующие государственные органы.

В общей сложности по результатам проверки, проведенной Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области, за все описанные выше нарушения валютного законодательства к АО «У» были применены штрафные санкции на сумму 69 тыс. 443 грн 69 коп.

Таким образом, в результате недобросовестного исполнения должностных обязанностей начальником отдела валютных операций Ю–ко АО «У» был причинен материальный ущерб на сумму 69 тыс. 443 грн 69 коп., что более чем в 25 раз превышает не облагаемый налогом минимальный доход граждан.

Допрошенная в судебном заседании подсудимая Ю–ко вину в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 367 Уголовного кодекса Украины, не признала и пояснила суду следующее.

На должности начальника отдела валютных операций ОФ АО «У» Ю–ко работала в период с 1 марта 1995 года по 27 марта 2001 года. На работу она была принята согласно приказу директора ОФ АО «У». Уволена с занимаемой должности в соответствии со статьей 38 КЗоТ Украины (по собственному желанию).

Должностные обязанности начальника отдела валютных операций ОФ АО «У» были оговорены в Должностной инструкции начальника отдела валютных операций и Положении об отделе валютных операций. Ю–ко была ознакомлена с этими документами и утвердила их.

В судебном заседании Ю–ко показала, что на момент принятия Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области вышеупомянутых постановлений о привлечении к ответственности за нарушение валютного законодательства вступили в законную силу изменения и дополнения к Положению «О валютном контроле» № 49 от 8 февраля 2002 года, внесенные постановлением правления НБУ от 14 апреля 2001 года. Нормы указанного документа смягчают ответственность, установление которой отнесено к компетенции НБУ статьей 16 Декрета КМУ «О системе валютного регулирования и валютного контроля» № 25–93 от 19 февраля 1993 года. В соответствии с пунктом 2.5 второго абзаца вышеупомянутого постановления, размер штрафных санкций за нарушение срока поступления валютной выручки составляет 5 % от суммы валютной операции, а не 25 %, как указано в постановлениях ГУ НБУ по г. Киеву и Киевской области.

Учитывая изложенное, Ю–ко указывает на тот факт, что начисленная сумма штрафных санкций в размере 69 тыс. 443 грн незаконна и необоснованна.

Кроме этого, Ю–ко отметила, что постановления ГУ НБУ по г. Киеву и Киевской области были приняты и подписаны (следовательно, признаны законными и обоснованными) и. о. директора Оболонского филиала АО «У» П–ко уже после ее увольнения. Подтверждением исчисленного материального ущерба как квалифицирующего признака предъявленного Ю–ко обвинения являются действия П–ко по причинению указанного ущерба.

Ю–ко располагает сведениями о том, что после того, как ГУ НБУ в г. Киеве и Киевской области предъявило постановления №№ 255–259 в ОФ АО «У», администрация Оболонского филиала обратилась в арбитражный суд г. Киева с иском о признании недействительными постановлений №№ 256–259 на сумму 21 тыс. 808 грн 77 коп. (начисленных по 25 %-ной шкале). Основанием для обращения руководства Оболонского филиала АО «У» послужило отсутствие таможенного реестра с указанием валютных операций до 17 марта 2001 года. Однако позднее П–ко отозвал иск из арбитражного суда, указав, что стороны самостоятельно урегулировали конфликт. Банк согласился добровольно перечислить на счета НБУ спорную сумму в размере 21 тыс. 808 грн 77 коп.

По мнению Ю–ко, именно отсутствие у Оболонского филиала таможенных реестров не позволило банку взять под контроль вышеуказанные валютные операции Общества «*». Поэтому решение об обоснованности постановлений №№ 256–259 должен был принять арбитражный суд.

Еще до момента обращения в прокуратуру П–ко в каждом документе указывал на Ю–ко как на лицо, осуществлявшее контроль за экспортными операциями, а потому единолично отвечающее за допущенные нарушения. Однако вывод о виновности Ю–ко сделан ненадлежащим образом, без необходимого должностного расследования, без проверки внутренней службы аудита, вопреки ссылкам на отсутствие двух реестров таможни. Представитель НБУ не провел также проверку на месте, составив протоколы только на основании предоставленных ксерокопий документов. Директор Оболонского филиала не давал каких–либо разъяснений по фактам нарушений, возложив эту миссию на Ю–ко, несмотря на то, что Ю–ко не ставила свою подпись на подтверждении полученных постановлений №№ 255–259.

Ю–ко считает, что виновным в нанесении банку существенного материального ущерба является П–ко, который должен был установить, что из общей суммы штрафных санкций в размере 13 тыс. 888 грн 73 коп. должна быть исключена сумма штрафных санкций, начисленных по постановлениям №№ 256–259, в размере 4 тыс. 361 грн 75 коп. Таким образом, сумма верно исчисленных штрафных санкций должна составлять 9 тыс. 526 грн 98 коп.

Ю–ко также пояснила в суде, что функция контроля за экспортными операциями в ОФ АБ «У» была возложена на сотрудницу отдела валютных операций Г–ных, вина же Ю–ко как начальника указанного отдела заключается лишь в том, что она не проконтролировала свою сотрудницу.

В 2000 году в отделе валютных операций работали студенты–заочники, что сказалось на качестве работы. В тот период времени Ю–ко неоднократно обращалась к руководству филиала с просьбой окончательно укомплектовать штат отдела. Те в свою очередь постоянно обещали расширить и доукомплектовать штат.

С лета 1998 года и до момента увольнения экспортные операции в отделе курировал М–кий. После увольнения М–го контроль за экспортными операциями, в соответствии с должностными инструкциями, был закреплен за Г–ных, которая была ознакомлена с должностной инструкцией и поставила под ней свою подпись. Учитывая загруженность сотрудницы на данном участке работы, Ю–ко иногда помогала Г–ных в вопросах осуществления контроля над экспортными операциями.

Ю–ко лично согласовывала с Обществом «*» вопросы экспортных операций, лично звонила представителям этого предприятия и требовала предоставить необходимые документы, подтверждающие осуществление экспортных операций. Г–ных подготовила письмо в адрес Общества «*» с требованием предоставить необходимые документы, на что директор Общества «*» Х–кая ответила, что между ее компанией и нерезидентом были подписаны бартерные контракты, которые в настоящее время находятся на подписи у нерезидента и поэтому не могут быть представлены в банк.

Ю–ко отметила, что ни один документ не подтверждает, что контроль над экспортными операциями был возложен именно на нее. Реестры импортных и экспортных операций мог получить в ее отсутствие любой сотрудник отдела. Журнал регистрации экспортных операций, где записывались наименование и реквизиты резидента банка, номер счета, номер и дата контракта, сумма в валюте, поступающая на счета в банке в течение 90–та дней и пр., Ю–ко вела лично. Журнал заполнялся на основании полученного из таможни реестра ГТД.

Ю–ко указала, что в течение 2000 года около 30 клиентов банка осуществляли экспортные операции. При этом клиенты ежемесячно допускали около пятнадцати нарушений сроков расчетов по внешнеэкономическим операциями, о которых она своевременно сообщала в ГНИ и НБУ. Причины, по которым ГНИ и НБУ не были извещены о нарушении сроков расчетов со стороны Общества «*», заключаются в следующем:

— по двум из пяти операциям таможня своевременно не предоставила банку реестр ГТД;

— в остальных трех случаях отсутствовали документы, подтверждающие факт взаиморасчетов между Обществом «*» и нерезидентами.

Суд пришел к выводу, что, несмотря на то, что Ю–ко не признала свою вину в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 367 Уголовного кодекса Украины, ее вина полностью доказана в ходе судебного разбирательства и подтверждается следующими доказательствами.

1. Письмом и.о. директора Оболонского филиала АО «У» № 858 от 23 апреля 2001 года, в котором сообщается, что, в соответствии с постановлениями ГУ НБУ по г. Киеву и Киевской области № 255–259 от 20 марта 2001 года, АО У» было привлечено к административной ответственности в виде наложения штрафов на общую сумму 69 тыс. 443 грн 69 коп. за нарушение функций агента валютного контроля. Нарушение заключается в том, что ОФ АО «У» своевременно не известил налоговую инспекцию о факте нарушения клиентом банка сроков расчетов по экспортным операциям.

2. Актом № 205/22–117 от 22 июня 2000 года, составленным ГНИ в Печерском районе г. Киева по результатам проверки соблюдения Обществом «*» валютного законодательства.

3. Актом № 365/22–117 от 22 ноября 2000 года, составленным ГНИ в Печерском районе г. Киева по результатам внеплановой проверки соблюдения Обществом «*» валютного законодательства.

4. Протоколом начальника отдела контроля над валютными операциями ГУ НБУ в г. Киеве и Киевской области от 6 февраля 2001 года, в котором зафиксированы нарушения валютного законодательства со стороны ОФ АО «У».

5. Постановлением ГУ НБУ в г. Киеве и Киевской области № 255 от 20 марта 2001 года о привлечении АО «У» к ответственности в виде штрафа в размере 25 % от суммы валютной операции (т. е. в размере 20 тыс. 435 грн 79 коп.), о которой уполномоченный банк обязан был уведомить соответствующие государственные органы.

6. Постановлением ГУ НБУ в г. Киеве и Киевской области № 256 от 20 марта 2001 года о привлечении АО «У» к ответственности в виде штрафа в размере 25 % от суммы валютной операции (т. е. в размере 7 тыс. 359 грн 63 коп.), о которой уполномоченный банк обязан был уведомить соответствующие государственные органы.

7. Постановлением ГУ НБУ в г. Киеве и Киевской области № 257 от 20 марта 2001 года о привлечении АО «У» к ответственности в виде штрафа в размере 25 % от суммы валютной операции (т. е. в размере 4 тыс. 705 грн 22 коп.), о которой уполномоченный банк обязан был уведомить соответствующие государственные органы.

8. Постановлением ГУ НБУ в г. Киеве и Киевской области № 258 от 20 марта 2001 года о привлечении АО «У» к ответственности в виде штрафа в размере 25 % от суммы валютной операции (т. е. в размере 22 тыс. 493 грн 75 коп.), о которой уполномоченный банк обязан был уведомить соответствующие государственные органы.

9. Постановлением ГУ НБУ в г. Киеве и Киевской области № 259 от 20 марта 2001 года о привлечении АО «У» к ответственности в виде штрафа в размере 25 % от суммы валютной операции (т. е. в размере 14 тыс. 449 грн 14 коп.), о которой уполномоченный банк обязан был уведомить соответствующие государственные органы.

10. Платежным поручением № 1003 от 10 апреля 2001 года, которым АО «У» перечислило сумму штрафов, начисленных по постановлениям ГУ НБУ в г. Киеве и Киевской области №№ 255–259 от 20 марта 2001 года, в размере 69 тыс. 443 грн 69 коп. на счет Государственного казначейства в Старокиевском районе г. Киева.

11. Письмом, подписанным и.о. директора ОФ АО «У» № 895 от 27 апреля 2001 года, на имя ГУ НБУ в г. Киеве и Киевской области, в котором говорится, что АО «У» впервые было привлечено у административной ответственности за нарушение функций агента валютного контроля, определенных в Декрете КМУ «О системе валютного регулирования и валютного контроля».

12. Письмом, подписанным и.о. директора ОФ АО «У» № 894 от 27 апреля 2001 года, в котором сообщается, что на основании постановлений ГУ НБУ в г. Киеве и Киевской области №№ 255–259 от 20 марта 2001 года, АО «У» было привлечено к административной ответственности в виде штрафов на общую сумму 69 тыс 443 грн 69 коп. В соответствии с подпунктом 5.3.5 Закона Украины «О налогообложении прибыли предприятий», средства на уплату штрафов по решению государственных органов не относятся к валовым расходам предприятия и вносятся за счет его прибыли. Таким образом, уплаченные АО «У» штрафы повлекли за собой убыток в размере 69 тыс 443 грн 69 коп., уменьшающий прибыль банка.

13. Приказом директора ОФ АО «У» № 47–а от 7 июля 1995 года, в соответствии с которым Ю–ко была назначена на должность начальника отдела валютных операций филиала.

14. Приказом директора ОФ АО «У» № 28–к от 26 марта 2001 года, в соответствии с которым Ю–ко была освобождена от занимаемой должности с 27 марта 2001 года по собственному желанию.

15. Положением об отделе валютных операций ОФ АО «У», утвержденным директором филиала 20 октября 2000 года.

16. Должностной инструкцией начальника отдела валютных операций ОФ АО «У», утвержденной директором филиала 20 октября 2000 года.

17. Письмом и.о. директора ОФ АО «У» № 858 от 23 апреля 2001 года, в котором говорится, что Ю–ко как начальник отдела валютных операций филиала лично осуществляла контроль за экспортными операциями: вела учет реестров ГТД, оформляла журнал экспортных операций, контактировала с клиентами банка и осуществляла контроль за соблюдением последними сроков расчетов, в необходимых случаях сообщала в государственные органы о выявленных правонарушениях.

18. Письмом и.о. директора ОФ АО «У» № 987 от 15 мая 2001 года, в котором говорится, что в течение 2000 года Ю–ко работала в обычном режиме. Должность начальника отдела валютных операций предусматривает ненормированный рабочий день. В отделе созданы условия труда, необходимые для качественного исполнения сотрудниками своих должностных обязанностей, которые соответствуют общепринятым стандартам осуществления банковской деятельности. Отдел валютных операций был полностью укомплектован работниками в соответствии со штатным расписанием филиала. Таким образом, ничто не мешало Ю–ко качественно выполнять возложенные на нее обязанности.

19. Письмом заместителя начальника ГУ НБУ в г. Киеве и Киевской области, в котором сообщается, что Постановлением правления НБУ № 106 от 14 марта 2001 года, зарегистрированным в Минюсте Украины 16 мая 2001 года, были внесены изменения и дополнения в Положение о валютном контроле, утвержденное постановлением НБУ № 49 от 8 февраля 200 года. Указанное Постановление № 106 вступило в действие через 10 дней после его регистрации в Минюсте Украины.

20. Показаниями П–ко, с 14 февраля 2001 года по настоящее время исполняющего обязанности директора ОФ АО «У».

21. Протоколом очной ставки Ю–ко и П–ко, в ходе которой последний указал на обстоятельства совершенного преступления, подтверждая ранее данные показания.

22. Показаниями Г–ных, с 1994 года по октябрь 1998 года занимавшей должность ведущего экономиста отдела валютных операций ОФ АО «У».

23. Протоколом очной ставки Ю–ко и Г–ных.

24. Показаниями Ш–рик, с 1995 года по 1 января 2001 года занимавшей должность главного экономиста отдела валютных операций ОФ АО «У».

25. Показаниями директора Общества «*» Х–кой.

26. Показаниями Ш–ша, с февраля 1999 года по июнь 2000 года занимавшего должность директора ОФ АО «У».

Виновность подсудимой в совершении инкриминируемого ей преступления подтверждается и другими письменными материалами, собранными по делу.

Оценивая собранные по делу доказательства, суд считает, что, вследствие допущенной халатности при выполнении служебных обязанностей, повлекшей тяжкие последствия для отдельного юридического лица, Ю–ко совершила преступление, предусмотренное частью 2 статьи 367 Уголовного кодекса Украины.

Суд считает, что заявленный АО «У» гражданский иск подлежит удовлетворению в полном объеме.

К показаниям подсудимой в части отсутствия в ее действиях халатности, допущенной в ходе исполнению служебных обязанностей, суд относится критически и расценивает их как избранный подсудимой способ защиты с целью уклонения от ответственности и избежания наказания. Эти показания несостоятельны, не обоснованы, противоречивы и опровергнуты собранными по делу доказательствами. Доводы Ю–ко о неправомерности применения размера штрафных санкций НБУ в ходе расчета размера штрафных санкций по допущенным ОФ АО «У» нарушениям, также, по мнению суда, являются несостоятельными.

В ходе избрания вида и меры наказания подсудимой суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного ею, личность виновной, а также тот факт, что ранее она не привлекалась к уголовной ответственности, и считает необходимым назначить ей наказание в виде лишения свободы не в максимальных пределах соответствующей статьи с лишением права занимать должности, связанные с исполнением организационно–распорядительных и административно–хозяйственных обязанностей на предприятиях, учреждениях, независимо от формы собственности. В соответствии со статьей 75 Уголовного кодекса Украины, суд также считает возможным освободить Ю–ко от отбывания основного наказания в виде лишения свободы с испытательным сроком, поскольку ее исправление возможно без изоляции от общества.

На основании всего изложенного, руководствуясь статьями 323, 324 Уголовно–процессуального кодекса Украины, суд постановил:

Ю–ко признать виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 367 Уголовного кодекса Украины, назначив ей наказание в виде трех лет лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с исполнением организационно–распорядительных и административно–хозяйственных обязанностей на предприятиях, учреждениях, независимо от формы собственности, сроком на три года без взыскания штрафа.

На основании статьи 75 Уголовного кодекса Украины освободить Ю–ко от отбывания основного наказания в виде лишения свободы с испытательным сроком на два года, обязав ее уведомить органы уголовно-исполнительной системы об изменении места проживания, если она на протяжении испытательного срока не совершит нового преступления и выполнит возложенные на нее обязанности.

Меру пресечения в виде подписки о невыезде оставить прежней до вступления приговора в законную силу.

Гражданский иск АО «У» удовлетворить. Взыскать с Ю–ко в пользу АО «У» 69 тыс. 443 грн 69 коп.

(Дело № 1–81/2001. Приговор от 28 декабря 2001 года. Судья — О. Прудник. Прокурор — В. Девятко)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

ЭВОЛЮЦИЯ СИСТЕМЫ НАКАЗАНИЙ

О ПРОБЛЕМЕ СМЕРТНОЙ КАЗНИ

Деловая практика

КОСВЕННЫЕ МЕТОДЫ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ НАЛОГОВЫХ ОРГАНОВ

Законодательная практика

ЛОББИРОВАНИЕ: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Зарубежная практика

МЕЖПАРЛАМЕНТСКАЯ АССАМБЛЕЯ СТРАН СНГ

АМЕРИКАНСКИЙ СУД ПРИЗНАЛ ВИНУ ARTHUR ANDERSEN

Неделя права

РЕГУЛЯТОРНЫЕ ЧУДАЧЕСТВА

СУДЕБНАЯ РЕФОРМА ОТКЛАДЫВАЕТСЯ

Новости из-за рубежа

РУГАЙТЕСЬ НА ЗДОРОВЬЕ!

KIRCHHOLDING НАЧАЛ ПРОЦЕДУРУ БАНКРОТСТВА

ИСПАНИЯ ВРЕМЕННО ВЫШЛА ИЗ ШЕНГЕНСКОЙ ЗОНЫ

БЫВШИЙ ДИРЕКТОР КрАЗа ПРИГОВОРЕН К 6,5 ГОДАМ

Новости профессии

ПОЧЕТНОЕ ЗВАНИЕ

АЛЛО, МЫ ИЩЕМ СУДЕЙ!

ЧТО ТАКОЕ ICB?

КТО СТАНЕТ ЮРИСТОМ ГОДА?

ПРАВО НА ЖИЛЬЕ

Первая полоса

ОПАЛЬНЫЕ ПОМЕЩИКИ

Прецеденты

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Судебная практика

«ТРЕТЬЕ» МНЕНИЕ

Тема номера

ИНТЕРНЕТ И ПРАВОСУДИЕ

СТАНЕТ ЛИ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ БИЗНЕС ЭЛЕКТРОННЫМ?

ВОЗМОЖНА ЛИ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ИНТЕРНЕТ-ИЗДАНИЙ?

Частная практика

МЕЖДУНАРОДНЫЙ АРБИТРАЖ

АРБИТРАЖ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ: ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: