Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №27 (237) » УГОЛОВНОЕ ПРАВО

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Рубрика Прецеденты
АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД г. КИЕВА

Наложение штрафа на АО «У» за пять эпизодов неинформирования государственных органов о нарушении валютного законодательства в связи со служебной халатностью Ю–ко по ставке 25% от суммы (стоимости) валютной операции является правильным и не противоречит решению Конституционного Суда Украины, поэтому размер взысканных с осужденной убытков, причиненных АО «У», также является правильным

Апелляционный суд г. Киева рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по апелляциям осужденной Ю–ко, защитника М–ва на приговор Оболонского районного суда г. Киева от 28 декабря 2001 года. В соответствии с вышеупомянутым приговором Ю–ко, 18 декабря 1957 года рождения, гражданка Украины, ранее не судимая, проживающая по адресу: пр. Свободы, дом № *, кв. № * в г. Киеве, была осуждена по части 2 статьи 367 Уголовного кодекса Украины на три года лишения свободы, с лишением права занимать должности, связанные с исполнением организационно–распорядительных и административно–хозяйственных обязанностей на предприятиях, в учреждениях, независимо от форм собственности, сроком на три года.

В соответствии со статьей 75 Уголовного кодекса постановлено освободить Ю–ко от отбывания основного наказания в виде лишения свободы с испытательным сроком на два года, обязав Ю–ко ставить в известность органы уголовно–исполнительной системы о смене места проживания.

Приговором суда с Ю–ко в пользу Акционерного общества «У» была взыскана сумма в размере 69443,69 грн. в качестве возмещения причиненных убытков.

В соответствии с вышеуказанным приговором, Ю–ко была признана виновной в совершении служебной халатности, повлекшей за собой тяжкие последствия при нижеследующих обстоятельствах.

По вине Ю–ко, которая с 7 июля 1995 года занимала должность начальника отдела валютных операций Оболонского филиала АО «У» и являлась должностным лицом, были допущены следующие нарушения.

6 апреля 2000 года клиент Оболонского филиала АО «У» — общество с ограниченной ответственностью ПКФ «*» по договору с российским предприятием — обществом с ограниченной ответственностью «*» осуществило экспортную поставку товара на сумму 428086,68 руб. Указанная операция подтверждается ГТД № * от 6 апреля 2000 года и реестром ГТД по состоянию на 17 апреля 2000 года.

В соответствии с Законом Украины «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте» от 23 сентября 1994 года, предельным сроком поступления валютной выручки в адрес украинского предприятия являлось 5 июля 2000 года. В указанный срок валютная выручка на счет Общества «*» от российского покупателя не поступила.

Начальник отдела валютных операций ОФ АО «У» Ю–ко в период с 5 июля 2000 года по 6 февраля 2001 года не сообщила в налоговую инспекцию по месту регистрации клиента о нарушении установленного законом срока поступления валютной выручки в адрес Общества «*», равно как и не уведомила об этом факте директора ОФ АО «У».

По результатам проверки, проведенной Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области, в соответствии с Постановлением о привлечении к ответственности за нарушение валютного законодательства от 20 марта 2001 года № 255 к АО «У» были применены штрафные санкции в размере 25% от суммы валютной операции (20435,79 грн.), о которой уполномоченный банк обязан сообщить в соответствующие государственные органы.

25 февраля 2000 года клиент банка — общество с ограниченной ответственностью «*» в соответствии с договором, заключенным с латвийской компанией «*» от 17 января 2000 года № *, осуществило экспортную поставку товара в Латвию на общую сумму 5420,76 доллара США. Указанная операция подтверждается ГТД № * от 25 февраля 2000 года, а также реестром ГТД по состоянию на 1 марта 2000 года.

Предельным сроком поступления валютной выручки на счета Общества «*» являлось 25 мая 2000 года. В установленный законом срок валютная выручка в адрес предприятия–клиента банка не поступила.

В период с 25 мая 2000 года по 6 февраля 2001 года начальник отдела валютных операций Ю–ко не сообщила в налоговый орган по месту регистрации Общества «*» о нарушении последним сроков поступления валютной выручки.

По состоянию на 6 февраля 2001 года, в нарушение пункта 2 статьи 13 Декрета Кабинета Министров Украины «О системе валютного регулирования и валютного контроля», подпунктов 7.1, 7.6 Инструкции «О порядке осуществления контроля и получения лицензий по импортным, экспортным и лизинговым операциям», утвержденной Постановлением правления НБУ от 24 марта 1999 года № 136, ОФ АО «У» не сообщил в налоговый орган по месту регистрации своего клиента о допущенном нарушении установленного срока поступления валютной выручки на счета Общества «*».

По результатам проверки, проведенной Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области, в соответствии с постановлением о привлечении к ответственности за нарушение валютного законодательства от 20 марта 2001 года № 256, на АО «У» были наложены штрафные санкции в размере 25% от суммы валютной операции, о которой уполномоченный банк был обязан сообщить в налоговую инспекцию, т. е. 7359,79 грн.

6 апреля 2000 года клиент банка — общество с ограниченной ответственностью «*» в соответствии с договором, заключенным с российской компанией — Обществом «*» от 26 мая 1999 года № *, осуществило экспортную поставку товара в Россию на общую сумму 98564,40 руб. Указанная операция подтверждается ГТД № * от 6 апреля 2000 года, а также реестром ГТД по состоянию на 17 апреля 2000 года.

Законодательно установленный предельный срок поступления валютной выручки на счета Общества «*» истек 5 июля 2000 года. Однако до 6 февраля 2001 года валютная выручка на счета клиента банка не поступила.

Начальник отдела валютных операций Ю–ко в период с 5 июля 2000 года по 6 февраля 2001 года не уведомила о допущенном нарушении ни директора Оболонского филиала АО «У», ни налоговую инспекцию по месту регистрации клиента банка.

По состоянию на 6 февраля 2001 года, в нарушение пункта 2 статьи 13 Декрета Кабинета Министров Украины «О системе валютного регулирования и валютного контроля», подпунктов 7.1, 7.6 Инструкции «О порядке осуществления контроля и получения лицензий по импортным, экспортным и лизинговым операциям», утвержденной Постановлением правления НБУ от 24 марта 1999 года № 136, ОФ АО «У» не сообщил в налоговый орган по месту регистрации своего клиента о допущенном нарушении установленного срока поступления валютной выручки на счета Общества «*».

По результатам проверки, проведенной Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области, в соответствии с постановлением о привлечении к ответственности за нарушение валютного законодательства от 20 марта 2001 года № 256, на АО «У» были наложены штрафные санкции в размере 25% от суммы валютной операции, о которой уполномоченный банк был обязан сообщить в налоговую инспекцию, т. е. 4705,22 грн.

6 января 2000 года Общество «*» — клиент ОФ АО «У», в соответствии с договором от 26 мая 1999 года № *, заключенным с российским предприятием «*», осуществило экспортную поставку товара на сумму 471200,00 руб. Данная операция подтверждается ГТД от 6 января 2000 года № *, а также реестром ГТД по состоянию на 1 февраля 2000 года.

Предельный срок поступления валютной выручки на счета клиента, установленный Законом о порядке осуществления расчетов в иностранной валюте, истек 5 апреля 2000 года. Указанная валютная выручка поступила на счета Общества «*» в ОФ АО «У» 30 мая 2000 года — 31584,53 руб.; 8 сентября 2000 года — 257280,00 руб. Остаток валютной выручки в размере 182336,47 руб., в нарушение законодательно установленного срока расчетов, был погашен в соответствии с дополнительным соглашением, заключенным между Обществом «*» и российским предприятием «*», 1 сентября 2000 года.

Начальник отдела валютных операций Ю–ко в период с 5 апреля 2000 года по 6 февраля 2001 года не уведомила о допущенном нарушении требований валютного законодательства директора Оболонского филиала АО «У», а также налоговый орган по месту регистрации клиента банка.

По состоянию на 6 февраля 2001 года, в нарушение пункта 2 статьи 13 Декрета Кабинета Министров Украины «О системе валютного регулирования и валютного контроля», подпунктов 7.1, 7.6 Инструкции «О порядке осуществления контроля и получения лицензий по импортным, экспортным и лизинговым операциям», утвержденной Постановлением правления НБУ от 24 марта 1999 года № 136, ОФ АО «У» не сообщил в установленный законодательством срок в налоговый орган по месту регистрации своего клиента о допущенном Обществом «*» нарушении.

По результатам проверки, проведенной Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области, в соответствии с постановлением о привлечении к ответственности за нарушение валютного законодательства от 20 марта 2001 года № 258 АО «У» было привлечено к ответственности в виде наложения штрафа в размере 25% от суммы валютной операции, о которой уполномоченный банк был обязан своевременно сообщить в налоговую инспекцию, т. е. в размере 22493,75 грн.

4 февраля 2000 года клиент Оболонского филиала АО «У» — Общество «*», по договору от 26 мая 1999 года, заключенному с российским предприятием «*», осуществило экспортную поставку товара на сумму 302679,04 руб. Данная операция подтверждается ГТД от 4 февраля 2000 года № * и реестром ГТД по состоянию на 1 марта 2000 года.

Предельный срок поступления валютной выручки в адрес Общества «*» по вышеуказанному договору истек 2 мая 2000 года.

Часть валютной выручки в размере 105663,53 руб. была погашена с нарушением законодательно установленного срока расчетов в соответствии с дополнением к вышеупомянутому договору о взаимозачете задолженностей украинского Общества «*» и российского предприятия «*». Валютная выручка в размере 110423,00 руб. поступила на счета Общества «*» 9 октября 2000 года. Остаток валютной выручки в размере 86592,51 руб. не поступил на счета Общества «*» по состоянию на 6 февраля 2001 года.

В период с 2 мая 2000 года по 6 февраля 2001 года начальник отдела валютных операций Ю–ко не поставила в известность о допущенных со стороны Общества «*» нарушениях валютного законодательства ни директора ОФ АО «У», ни соответствующий налоговый орган по месту регистрации клиента.

По состоянию на 6 февраля 2001 года Оболонский филиал АО «У», в нарушение требований действующего законодательства, в установленный срок не уведомил налоговый орган по месту регистрации клиента банка о нарушении последним установленных сроков поступления валютной выручки.

По результатам проведенной Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области проверки, в соответствии с постановлением о привлечении к ответственности за нарушение валютного законодательства от 20 марта 2001 года № 259, АО «У» был привлечен к ответственности в виде наложения штрафа в размере 25% от суммы валютной операции, о которой уполномоченный банк был обязан сообщить в соответствующие государственные органы, т. е. в размере 14449,14 грн.

В общей сложности, по результатам проверки, проведенной Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области, за все вышеописанные нарушения валютного законодательства к АО «У» были применены штрафные санкции в размере 69443,69 грн.

Таким образом, в результате недобросовестного исполнения своих должностных обязанностей начальником отдела валютных операций Ю–ко АО «У» был причинен материальный ущерб на сумму 69443,69 грн., что более чем в 25 раз превышает не облагаемый налогом минимум доходов граждан.

В поданных апелляциях осужденная Ю–ко и ее защитник М–дев просят отменить приговор суда первой инстанции, ссылаясь на отсутствие в деяниях осужденной состава преступления. Кроме этого, они не могут согласиться с размером гражданского иска, ссылаясь на тот факт, что АО «У» должен был быть оштрафован по ставке 5%, а не 25% от суммы валютной выручки.

Заслушав доклад судьи апелляционного суда; пояснения прокурора, считающего, что приговор необходимо оставить без изменений, а апелляцию — без удовлетворения; осужденную и ее защитника, поддержавших апелляции; представителя гражданского иска, возражающего против апелляций и считающего, что гражданский иск был удовлетворен правильно; изучив материалы дела, обсудив доводы апелляции и дополнения к ней, апелляционный суд пришел к выводу о том, что апелляции не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Виновность Ю–ко в совершении преступления при обстоятельствах, изложенных в приговоре, подтверждена исследованными в судебном заседании доказательствами, а именно: показаниями свидетелей М. П-ко, Т. Г–ных, О. Ш–рик, Ю. Х–кой, Н. Ш–ши, документами, содержание которых изложено в приговоре.

Из показаний свидетеля М. П–ко следует, что обязанность по организации и контролю за деятельностью отдела по всем осуществляемым отделом видам операций возложена на начальника отдела валютных операций филиала банка, должность которого с июля 1995 года занимала осужденная. После ухода ведущего специалиста отдела Т. Г–ных в декретный отпуск в 1998 году обязанности по контролю за экспортными операциями клиентов банка по устной договоренности с руководством банка исполняла Ю–ко. Кроме этого, Ю–ко лично контролировала экспортные операции Общества «*».

Те же обстоятельства вытекают из показаний свидетелей Т. Г–ных и О. Ш–рик.

В частности, из показаний Т. Г–ных следует, что после ее возвращения из декретного отпуска в сентябре 1999 года на нее не была возложена обязанность по контролю за экспортными операциями клиентов банка, поскольку этим продолжала заниматься Ю–ко, которая лично вела журнал экспортных операций.

Из показаний свидетеля Н. Ш–ши следует, что Ю–ко как начальник отдела валютных операций филиала руководила распределением работы во время отсутствия кого–нибудь из сотрудников отдела.

Из показаний директора Общества «*» Ю. Х–кой следует, что Ю–ко знала о совершенных Обществом «*» нарушениях валютного законодательства по пяти экспортным операциям, поскольку Ю–ко лично направляла руководству Общества «*» запросы по данным операциям, а Общество «*» передавало в банк необходимые документы. Свидетельница лично дважды привозила в банк указанные документы, последний раз — в феврале 2001 года.

Ссылки защитника на показания свидетеля Н. Ш–ши, как на одно из оснований незаконности приговора, являются необоснованными, поскольку такой вывод не следует из показаний свидетеля. В своих показаниях свидетель лишь осветил вопросы принятия и утверждения в филиале должностных инструкций и внесения изменений в эти документы. Н. Ш–ша не указал, кто фактически осуществлял контроль за экспортными операциями.

Суд первой инстанции обоснованно использовал при вынесении приговора вышеуказанные показания свидетелей, поскольку они были последовательными, конкретными в течение досудебного и судебного следствия, не содержали противоречий, согласовывались как между собой, так и с другими показаниями по делу, касающимися наличия пяти случаев нарушения Обществом «*» сроков возврата валютной выручки и наложения в связи с указанными нарушениями на АО «У» штрафных санкций.

Два последние обстоятельства в апелляциях не оспариваются.

Кроме всего вышеуказанного, объективность упомянутых свидетельских показаний подтверждается показаниями самой Ю–ко.

Так, после предъявления в ходе судебного заседания Ю–ко журнала контроля за экспортными операциями клиентов банка за 2000 год, та признала, что за исключением нескольких неполных записей, выполненных Т. Г–ных, журнал практически полностью заполнен ее рукой.

Ю–ко также не опровергала тот факт, что именно она была начальником отдела валютных операций Оболонского филиала АО «У» с 1995 года, руководствовалась в своей работе соответствующими должностными инструкциями и положениями, и не осуществила должный контроль за экспортными операциями.

Кроме этого, из показаний Ю–ко в судебном заседании следует, что она знала о нарушении Обществом «*» сроков возврата валютной выручки, поскольку Ю–ко лично разыскивала представителей Общества «*» с целью выяснения данного вопроса, однако она не направила необходимые сообщения в органы налоговой инспекции и Нацбанка Украины.

Кроме этого, в судебном заседании Ю–ко заявила, что в течение 2000 года клиенты банка допускали до пятнадцати нарушений в месяц сроков расчетов по внешнеэкономическим операциям, о которых осужденная лично сообщала в налоговый орган и Нацбанк. Данные показания опровергают доводы апелляций о том, что на Ю–ко не были возложены обязанности по уведомлению вышеуказанных органов о совершенных клиентами банка нарушениях в тот период, когда Общество «*» совершило пять нарушений сроков расчетов.

Суд дал надлежащую оценку всем собранным доказательствам в их совокупности, в том числе изложенным в апелляциях доводам Ю–ко о ее невиновности, и справедливо постановил приговор, поскольку служебная халатность осужденной, в том числе как начальника отдела, несущего ответственность за все возложенные на отдел обязанности, находится в прямой причинной связи с тяжкими последствиями, наступившими для АО «У».

В связи с вышеизложенным, суд считает необоснованными изложенные в апелляциях доводы о том, что служебной инструкцией на Ю–ко прямо не возлагались обязанности по контролю за экспортными операциями.

Кроме этого, судом было доказано, что осужденная, помимо общего руководства отделом, выполняла также функции по контролю за экспортными операциями Общества «*» и, зная о пяти нарушениях сроков возврата валютной выручки, допущенных последним, не приняла меры по уведомлению налогового органа и НБУ о существующих нарушениях.

Факт отсутствия в деле должностной инструкции начальника отдела валютных операций и положения об отделе, действовавших на момент нарушения Обществом «*» сроков расчетов и исчезнувших после увольнения осужденной, не влияет на правильность выводов суда о виновности Ю–ко в допущении служебной халатности, поскольку в ходе судебного заседания осужденная не оспаривала существование указанных документов.

Ю–ко не сочла нужным сообщить о допущенных клиентом банка нарушениях валютного законодательства даже после утверждения в октябре 2000 года новых редакций должностной инструкции и положения об отделе.

Суд считает также необоснованными и доводы апелляции о том, что штрафные санкции к АО «У» были применены неправильно, поскольку данные выводы сделаны в связи с ошибочным толкованием законодательства и решения Конституционного Суда Украины о действии законов и нормативных актов во времени.

В соответствии с Положением о валютном контроле, утвержденным постановлением правления Национального банка Украины от 8 февраля 2000 года, за несвоевременное информирование (в данном случае спустя 90 дней) соответствующих государственных органов о нарушении резидентами и нерезидентами законодательства, связанного с проведением ими валютных операций, на уполномоченный банк налагается штраф в размере 25% от суммы (стоимости) валютной операции, о которой банк, согласно установленному порядку, обязан был проинформировать соответствующие государственные органы.

В данное Положение постановлением НБУ от 14 марта 2001 года были внесены изменения и дополнения, в соответствии с которыми указанный размер штрафа был снижен до 5%. Однако упомянутое постановление вступило в законную силу спустя десять дней после регистрации в Министерстве юстиции Украины, состоявшейся 16 мая 2001 года.

Таким образом, наложение штрафа на АО «У» 20 марта 2001 года за пять эпизодов неинформирования государственных органов о нарушении валютного законодательства в связи со служебной халатностью Ю–ко по ставке 25% от суммы (стоимости) валютной операции, является правильным и не противоречит решению Конституционного Суда Украины, поэтому размер взысканных с осужденной убытков, причиненных АО «У», также является правильным.

Исходя из всего вышеизложенного, все доводы апелляций и дополнения к апелляциям защитника о незаконности осуждения Ю–ко являются необоснованными и не соответствующими материалам дела.

Необоснованно в апелляциях утверждается об отсутствии доказательств об уплате банком штрафа в размере 69443,69 грн., поскольку по постановлениям Управления Нацбанка Украины от 20 марта 2001 года штраф в указанном размере был уплачен по платежному поручению от 10 апреля 2001 года, заверенная копия которого находится в материалах дела.

Доводы о том, что указанный штраф не является убытком банка, опровергнуты в приговоре. Суд правильно сослался на положения законодательства, в соответствии с которыми средства, направленные на уплату штрафов по решению государственных органов, не относятся на валовые затраты предприятия, поэтому они выплачиваются за счет прибыли. Поэтому уплата банком штрафа повлекла за собой убытки в виде уменьшения прибыли.

Отсутствие в приговоре ссылки на материальный закон, на основании которого был удовлетворен гражданский иск, по мнению суда, не повлияло на правильность его разрешения.

Апелляционный суд не находит каких-либо нарушений уголовно-процессуального законодательства, которые бы повлекли отмену или изменение приговора.

Квалификация деяний Ю–ко по части 2 статьи 367 Уголовного кодекса Украины является верной.

Наказание соответствует требованиям статьи 39 Уголовного кодекса Украины (в редакции 1960 года), совершенным деяниям и личности осужденной.

Суд учел все смягчающие обстоятельства и назначил наказание практически в минимальных рамках санкции уголовного закона.

Кроме этого, Ю–ко освобождена от наказания в виде лишения свободы с испытательным сроком. Поэтому апелляции не подлежат удовлетворению и в части смягчения назначенного судом наказания.

Руководствуясь статьями 365, 366 Уголовно–процессуального кодекса Украины, апелляционный суд определил:

оставить приговор Оболонского районного суда г. Киева от 28 декабря 2001 года в отношении Ю–ко без изменений, а апелляции Ю–ко и ее защитника М–ва — без удовлетворения.

(Дело № 11–а–485. Определение от 2 апреля 2002 года. Председательствующий — Н. Белан. Судьи — В. Британчук, В. Ноздрякова. Прокурор — Г. Гановая)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

ГИС НУЖДАЕТСЯ В РЕФОРМИРОВАНИИ

ШЕСТЬ ЛЕТ КОНСТИТУЦИИ УКРАИНЫ: ХАРАКТЕР У ГОСУДАРСТВА ПОРТИТСЯ

Деловая практика

ПОГРАНИЧНИК НАШ НЕ СПИТ

Законодательная практика

КОДЕКС ЧЕСТИ ДЛЯ БЮРОКРАТОВ

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПО-НОВОМУ

Зарубежная практика

CHAMBERS GLOBAL AWARDS–2002

«ОЦИФРОВАННАЯ» БЮРОКРАТИЯ

Неделя права

ОПЕРАЦИЯ «КООПЕРАЦИЯ»

БУДУЩЕЕ ПОХОРОННОГО ДЕЛА

Новости из-за рубежа

ГОСДУМА РФ ПРИНЯЛА ЗАКОН ОБ ОБОРОТЕ СЕЛЬХОЗЗЕМЕЛЬ

В КИТАЕ КАЗНЕНЫ 64 НАРКОДИЛЕРА

УБИЙЦЫ ДМИТРИЯ ХОЛОДОВА НЕ НАЙДЕНЫ

ОГЛАШЕН ПРИГОВОР ВОЕННОМУ ЖУРНАЛИСТУ ПАСЬКО

БЕЛОРУССКИЕ ЖУРНАЛИСТЫ ОСУЖДЕНЫ

БЫВШИЙ СОТРУДНИК ФСБ ПРИЗНАН ВИНОВНЫМ

КОМПАНИЯ XO COMMUNICATIONS — БАНКРОТ

ЖУРНАЛИСТЫ БЕЛЬГИИ ЖАЛУЮТСЯ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД

Новости профессии

КАКОВЫ ПРАВА ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ОБЩИН?

СУДЕБНАЯ РЕФОРМА: ЭТАПЫ РЕАЛИЗАЦИИ

ПОДАНО ПРЕДСТАВЛЕНИЕ НА НАЗНАЧЕНИЕ ГЕНПРОКУРОРОМ

ПЕРВЫЙ ЮБИЛЕЙ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ АМК

Первая полоса

КУРС НА ЗАПАД

Прецеденты

ИСТРЕБОВАНИЕ ИМУЩЕСТВА ИЗ НЕЗАКОННОГО ВЛАДЕНИЯ

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Судебная практика

КАК У НАС СУДЯТ

Тема номера

КОМУ НУЖЕН КОНДОМИНИУМ?

ХОЧЕШЬ ЖИТЬ ПО-ЕВРОПЕЙСКИ — БЕРИ КРЕДИТ!

КАК ОБОЙТИ ПОДВОДНЫЕ КАМНИ, ПОКУПАЯ НЕЖИЛУЮ НЕДВИЖИМОСТЬ

Частная практика

ЛЕТНЯЯ ШКОЛА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА:

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: