Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №29 (499) » Медиация и права человека

Медиация и права человека

В этой статье анализируются пути развития восстановительного правосудия на Украине, а также отдельные положения проекта Закона Украины «О медиации (посредничестве) в уголовных делах».

Медиация как посредничество между двумя противоборствующими сторонами (пострадавший — правонарушитель), как известно, является одной из форм восстановительного правосудия. Последнее — это процесс, в котором небезразличные к преступлению лица — пострадавшие и близкие ему лица, правонарушитель и близкие ему лица — путем коллективных встреч решают, каким образом поступить с последствиями преступления и делают выводы на будущее (Т. Маршал, Дж. Брейтуейт).

Невзирая на большое разнообразие концепций восстановительного судопроизводства, наука еще не дала хоть какого-то однозначного ответа на вопрос о необходимости имплементации восстановительного судопроизводства в уголовное судопроизводство. Если все же имплементировать его в уголовное судопроизводство, то как это сделать? Какой должна быть модель такого восстановительного судопроизводства?

По-видимому, ни у кого не вызовет сомнения тезис о том, что ключевым вопросом относительно модели будет вопрос границ восстановительного судопроизводства, баланс, при котором будут удовлетворены интересы всех участников процесса и, прежде всего, пострадавших. Не следует забывать и о государстве (хотя в данном контексте целесообразнее говорить об обществе). Интересы же правонарушителя в процессе медиации должны быть по меньшей мере адекватно защищены.

И здесь, казалось бы, наилучшим мерилом принадлежности и справедливости такого процесса должны быть не принципы уголовного судопроизводства (потому что они узкоотраслевые), а стандарты прав человека, закрепленные в международных правовых актах и решениях Европейского суда по правам человека.

По-моему, восстановительное судопроизводство нужно имплементировать в уголовное судопроизводство. Это позволит проконтролировать государству и обществу процесс на предмет его согласования с базовыми ценностями и стандартами прав человека (такими, как право на защиту, право на справедливое судебное разбирательство, на разумные сроки такого рассмотрения и др., ни одно из которых не должно ограничиваться внедрением медиации в практику).

Министерство юстиции подготовило законопроект «О медиации (посредничестве) в уголовных делах», обзор положений которого уже осуществила в своей статье «Медиатор или адвокат?» Ирина Гончар («ЮП» №15 (485) от 10 апреля 2007 года). Мне же хотелось бы обратить внимание на несколько важных моментов этого законопроекта и оценить его возможный гармонизирующий эффект в обществе, что, собственно, он и призван сделать в случае его принятия. В конечном итоге, если данный проект будет принят, это обеспечит основных участников уголовного судопроизводства законным механизмом реализации права на примирение.

Без сомнения, законопроект «О медиации (посредничестве) в уголовных делах» (проект) можно оценить положительно. Осмелюсь сказать даже больше: его вступление в силу станет водоразделом в развитии уголовного судопроизводства в нашей стране.

Однако хочу обратить внимание на несколько, по моему мнению, проблемных, но в то же время принципиальных позиций проекта. Это:

— оплата труда медиаторов за счет стороны (сторон);

— недооценка публичного интереса в медиации;

— внедрение принципа равенства сторон.

Также в проекте мало внимания уделено таким вопросам, как:

— участие несовершеннолетних в медиации;

— цель осуществления медиации;

— условия договора о примирении;

— наличие нескольких потерпевших или правонарушителей по делу.

Итак, авторы проекта предлагают возложить финансирование работы медиаторов на стороны (статья 20 проекта). Однако, полагаю, это должно (или даже призвано) осуществлять государство.

Во-первых, медиация, о которой идет речь в проекте, касается преступлений, то есть общественно опасных деяний, за совершение которых закон предусматривает уголовную ответственность. Это значит, что государство берет на себя ответственность за расследование преступлений и сбор доказательств (что оплачивается из государственного бюджета), при потребности — розыск преступника (что также оплачивается из государственного бюджета), судебное разбирательство дела и отбывание наказания (также финансируются из Государственного бюджета). По аналогии работа медиаторов в уголовных делах также должна оплачиваться из Государственного бюджета.

Во-вторых, медиация не может стать возможностью для правонарушителя «откупиться» от уголовной ответственности. От этого предостерегает ряд ученых в сфере восстановительного судопроизводства. Однако проект не только не предостерегает от этого, но и стимулирует такие явления. Для примера: в нем не предусмотрено, из каких источников (кроме, возможно, средств законных представителей) будет финансироваться медиация, если правонарушителем и инициатором медиации будет ребенок, который не в состоянии оплатить стоимость работ медиатора. Нетрудно спрогнозировать, что при такой ситуации медиация будет реальной лишь для обеспеченных граждан. Другие слои населения (дети, малообеспеченные) могут быть практически лишены законного права примириться с пострадавшим, следовательно, ограничены в своих правах.

В-третьих, развитые страны осуществляют финансирование медиаций из Государственного бюджета. Для примера: в Новой Зеландии — отчизне восстановительного судопроизводства — медиации и другие формы восстановительного судопроизводства осуществляются государственными служащими и специально созданными судами. Оплата их труда, очевидно, осуществляется за счет Государственного бюджета. В Великобритании наибольшие суммы для осуществления медиаций выделяет Министерство внутренних дел.

Британские исследования в отрасли ­восстановительного судопроизводства показали, что стоимость осуществления одного уголовного дела в порядке уголовного (традиционного) судопроизводства составляет 2500 фунтов стерлингов, в то время как осуществление медиаций для бюджета страны обходится приблизительно в 10 раз дешевле — стоимость этого типа судопроизводства 200—300 фунтов стерлингов (в зависимости от количества встреч и иных факторов). По-видимому, не настолько точной, но близкой к этому будет и ситуация на Украине. Без сомнения, невысокая стоимость восстановительного судопроизводства не освобождает государство от ответственности перед гражданами. Считаю, что на уровне Кабинета Министров Украины необходимо разработать и внедрить программу финансирования осуществления процедур медиации, которой предусмотреть порядок финансирования объединений медиаторов на всей территории Украины.

Не следует забывать, что объектом регулирования данного Закона являются отношения, возникающие вследствие совершения преступлений (небольшой или средней тяжести по неосторожности), то есть общественно опасных деяний, а лицо, его совершившее, — общественно опасное лицо. Следовательно, до сегодняшнего дня уголовное судопроизводство в таких случаях предусматривает наличие публичного интереса, который лучше всего отображается участием в процессе прокурора. Данный законопроект предлагает радикально ослабить такой интерес. Но все же необходимо учитывать публичный интерес и предусмотреть возможность отстаивания его во время осуществления медиаций. Это очень важно, поскольку необходимо не только обеспечить потерпевшему адекватную компенсацию, но и убедиться в том, что правонарушитель больше не совершит преступление.

В этом случае наиболее приемлемой формой защиты публичного интереса может стать участие в медиациях, кроме сторон, медиатора и родственников сторон, представителей правоохранительных органов, в производстве которых находится уголовное дело. Подобная практика широко используется в других странах.

Поэтому необходимо предусмотреть, что участие представителя правоохранительного органа, в производстве которого находится дело, в процедуре медиации является обязательным по делам о преступлениях средней тяжести. Для этого нужно наделить его соответствующими процессуальными правами: правом быть информированным о сути процедуры медиации, дате и месте ее проведения, правом выражать на встречах свое мнение по поводу совершенного правонарушителем и путей устранения причиненного вреда. Его участие не должно нарушать принципов непредубежденности и конфиденциальности медиации.

Удивляет то, что проект обходит вниманием детей-правонарушителей и детей-потерпевших, хотя, как известно, социальная категория детей отмечается особой восприимчивостью их психики к социальному окружению, несформированностью их как личностей и потому часто втягиванием их в преступность. Недаром осуществление восстановительного судопроизводства во многих странах происходит императивно во всех случаях совершения преступления несовершеннолетним лицом, или когда потерпевшим является несовершеннолетний. Исследования доказывают, что это наилучший способ убедить ребенка в неправильности совершенного им, предотвратить совершение преступлений повторно и не допустить применения уголовного наказания к детям. Потому целесообразнее закрепить проведение обязательных медиаций во всех случаях совершения преступлений несовершеннолетними лицами, но при согласии на это сторон.

Ни одна норма данного Закона в четкой и однозначной форме не закрепляет цели медиации. Это примирение? Достаточно согласиться возместить пострадавшему вред или можно только извиниться за совершенное? О цели медиации можно догадаться лишь из анализа статьи 1 проекта, где даются разъяснения терминов. Практически же целесообразно предусмотреть такую цель в отдельной статье Закона. Это будет тот четкий и понятный результат, к достижению которого будут стремиться стороны и медиатор.

Согласно проекту, по результатам проведенной медиации может заключаться договор о примирении. Одним из ключевых его положений являются условия, преду­сматривающие действия, которые должен совершить правонарушитель в интересах пострадавшего. Однако проект не предлагает никакой реальной альтернативы уплате компенсации как результату примирения: в частности, извинение, ремонт поврежденного имущества, выполнение работ в интересах пострадавшего или общества, прохождение соответствующих курсов (реабилитации, вождения и т.п.). Уплата компенсации не всегда является адекватной, особенно если правонарушителем является ребенок или пострадавший не желает финансовой компенсации. Потому целесообразно было бы в условия договора о примирении включать четкий перечень того, как правонарушитель должен поступить для устранения нанесенного преступлением вреда, в том числе упомянутые альтернативные способы устранения материального и психологического (морального) вреда.

Не может не вызывать предостережений предложенный авторами принцип процедуры медиации как равенство сторон. Во-первых, недопустимость любых привилегий или ограничений по признакам расы, цвета кожи, пола и т.п. (статья 7 проекта) не является составляющей принципа равенства сторон или, как принято считать, равноправия сторон. Предложенный в статье 7 проекта принцип по существу является общим принципом равенства перед законом, закрепленным в статье 24 Конституции Украины, и не имеет никакого отношения к равенству сторон.

Во-вторых, очевидно, что стороны реально равными правами в медиации не обладают: в этом процессе доказательств не подают (правонарушитель признал свою вину), ходатайств не заявляют, отвод и другие классические процессуальные права является неуместными, поскольку стороны добровольно вступают в процесс медиации. В итоге те права, которыми стороны наделены в медиации, носят характер моральных прав, а не субъективных юридических, поскольку цель этого типа судопроизводства не «нападение», «защита» и «доказывание вины», а достижение консенсуса при условии, что стороны изначально по собственной воле согласились на медиацию.

О важности альтернативных способов реагирования на преступление международное сообщество говорит несколько десятилетий подряд. Без сомнения, предлагаемый законопроект при условии внедрения предоставит реальное право потерпевшим получить возможность встретиться с правонарушителями с глазу на глаз, обсудить с ними причиненный вред и таким образом «восстановиться» психологически и, вероятно, материально. Для правонарушителя это возможность извиниться, возместить причиненные убытки и, как следствие, рассчитывать на существенное смягчение наказания или освобождение от уголовной ответственности.

В то же время обязанности государства в этом типе судопроизводства шире, чем просто организующие, а именно: установить «правила игры», обеспечить осуществление восстановительного судопроизводства, проконтролировать сам процесс на предмет соответствия его стандартам прав личности и выполнения правонарушителем его обязательств, а также вынести окончательное решение по делу. Это перечень обязанностей, которые надлежит взять на себя правовому, социальному государству.

Назар ассистент Львовского национального университета им. И. Франко, выпускник Оксфордского университета, г. Львов

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

Минюст будет регистрировать все?!

Деловая практика

В какой суд идти пайщику?

Законодательная практика

По примеру Шерлока Холмса

Комментарии и аналитика

На усмотрение судьи

Медиация и права человека

Акционер и акционерное общество: права и обязанности

Неделя права

Льготы в полном объеме

Секретариат информирует...

Цена информации

Решения суда — в Интернет

Кто, как и чем мешает АМКУ?

Реестр событий

Вступил в силу или нет?

КСУ себе избрал...

Кто прав, кто виноват?

Судебная практика

Обещанного три года ждут

Судебные решения

Об ответственности за превышение власти и служебных полномочий

О возмещении морального и материального вреда, причиненного вследствие нарушения авторских прав

О праве на перерасчет пенсии военнослужащих

О перерасчете пенсии научных работников

Тема номера

Иностранцам ПДД «не писаны»

ВСУ или европейская кассация...

Защита права граждан на выборы в Европейском суде по правам человека

Частная практика

Учреждающее лицо

Юридический форум

Сайт «Юридической практики» снова On-line

В «Юридической практике» — новый генеральный директор

Адвокаты — за свой Закон

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: