Slider

Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

В парламенте состоялась дискуссия, посвященная перспективам введения основ переходного правосудия

  • 27.11.2019 16:44

Вчера в парламенте состоялось экспертное обсуждение на тему «Введение основ переходного правосудия как предпосылки подготовки к государственной политике постконфликтного периода, деоккупации территорий и реинтеграции населения». Мероприятие было организовано Комитетом Верховной Рады Украины по правам человека, деоккупации и реинтеграции временно оккупированных территорий в Донецкой, Луганской областях и Автономной Республики Крым, города Севастополя, национальных меньшинств и межнациональных отношений при поддержке программы Агентства США по международному развитию (USAID) «Права человека в действии», которая выполняется Украинским Хельсинским союзом по правам человека (УХСПЧ). Главная цель такой экспертной дискуссии — выработать предложения относительно национальной модели переходного правосудия как гарантии достижения устойчивого мира и соблюдения прав человека на оккупированных территориях после их освобождения, а также обсудить подходы к построению диалога с людьми, которые пострадали в результате вооруженного конфликта, и остальным населением Украины.

«Это обсуждение является логическим продолжением серии мероприятий, в ходе которых мы ищем профессиональные ответы на острые вопросы, которые сейчас стоят перед обществом. Как обеспечить права человека в период урегулирования конфликта и в постконфликтный период? Что должно сделать государство для уменьшения страданий людей и восстановления всех их прав? Каким образом нам закладывать основы совместного сосуществования в мирный период? Это все те вопросы, на которые мы должны найти ответы», — задавая тон обсуждению, подчеркнула заместитель председателя профильного парламентского комитета Нелли Яковлева. По ее словам, уже в обозримом будущем нужно на законодательном уровне урегулировать те явления и понятия, которые возникли во время вооруженного конфликта, выработать принципы и основы привлечения виновных к ответственности и освобождения от ответственности лиц, участвовавших в конфликте. «Переходное правосудие должно стать базовым концептом для процесса построения мира в Украине. Также мы должны гармонизировать наше национальное законодательство с нормами международного гуманитарного права», — отметила парламентарий.

Нелли Яковлева обозначила стратегические задачи, которые требуют важных политических решений и должны базироваться на приоритете обеспечения прав человека. В первую очередь это обеспечение прав и свобод граждан, проживающих на неподконтрольных территориях: упрощение процедуры регистрации документов украинского образца, образование по украинским стандартам, выплата пенсий и государственных пособий гражданам, проживающим на неподконтрольной территории, обеспечение трансляции украинского контента и многое другое. По словам народного депутата Украины, параллельно нужно работать над тем, чтобы обеспечить потребности граждан, проживающих рядом с линией разграничения. «Мы должны позаботиться о двух компонентах — безопасности и гуманитарных вопросах», — заявила г-жа Яковлева, резюмируя: если Украина будет учитывать опыт постконфликтных государств мира, то сам процесс миротворчества станет поиском взаимоприемлемых решений на пути к достижению общественного консенсуса.

Еще в августе с.г. глава государства сформировал персональный состав Комиссии по вопросам правовой реформы и определил основные направления работы этого консультативно-совещательного органа при Президенте Украины, одним из его приоритетов как раз и является подготовка концепции реинтеграции временно оккупированных территорий, в основе которой лежит стратегия переходного правосудия, напоминает исполнительный директор УХСПЧ Александр Павличенко. Также он рассказал, что в октябре с.г. была создана Временная специальная комиссия по вопросам формирования и реализации государственной политики по восстановлению территориальной целостности и обеспечению суверенитета Украины. Как отмечалось, в ходе нынешнего экспертного обсуждения необходимо рассмотреть четыре базовых компонента переходного правосудия: привлечение виновных к ответственности; возмещение вреда жертвам конфликта (компенсация, сатисфакция, реституции); право на правду и гарантии неповторения конфликта; инструменты дипломатии для урегулирования конфликта в Украине и диалоговые инициативы.

«Мы можем принять любой документ, но если граждане не будут понимать его суть, если общество не примет его, такой документ будет очень сложно имплементировать и воплотить жизнь» — такой месседж озвучила первый заместитель постоянного представителя Президента Украины в Автономной Республике Крым Дарья Свиридова. По ее убеждению, вопросы привлечения к ответственности за преступления, совершенные во время вооруженного конфликта, — одни из самых болезненных и сложных для публичной коммуникации. Вопросы военных преступлений, преступлений против человечности, тяжких преступлений, совершенных во время вооруженного конфликта, — это краеугольный камень, вокруг которого ведутся дискуссии как в украинском обществе, так и среди населения на оккупированных территориях. «Общественные взоры сейчас обращены к украинским властям. «Граждане ждут понятных ответов на вопросы, кто и какую ответственность будет нести за любые формы сотрудничества с оккупационными властями? Говоря о любом решении о видах политической и правовой ответственности за такие формы сотрудничества, которое в будущем может быть принято парламентом, мы должны понимать: виновные за совершение военных преступлений, тяжких правонарушений, совершенных в рамках вооруженного конфликта, должны быть привлечены к ответственности, и такие преступления должны эффективно расследоваться сегодня Украиной», — подчеркнула спикер.

Дарья Свиридова также акцентировала внимание на необходимости ратификации Римского статута Международного уголовного суда (МУС). Напомним, что наше государство подписало этот международный договор, учредивший МУС, еще в 2000-м и парламент уже дважды принимал решение о признании юрисдикции данной судебной инстанции — в апреле 2014-го и феврале 2015-го. Правда, такие резолюции Верховной Рады Украины относились к разряду политических, поскольку возможность признания юрисдикции МУС на условиях, определенных Римским статутом, была предусмотрена в Основном Законе только в 2016-м. Причем соответствующая конституционная опция (положения части 6 статьи 124 Основного Закона) уже стала активной с 30 июня 2019-го. Что касается необходимости имплементации в национальное законодательство положений международного гуманитарного права, то, как отметила докладчик, ответственность за расследование соответствующих преступлений в 90 % случаев будет ложиться именно на плечи органов государственной власти Украины.

Уголовная ответственность за военные преступления на уровне национального законодательства есть и сегодня, напоминает представитель УХСПЧ, адвокат Максим Тимочко, добавляя: за пять лет вооруженного конфликта на востоке нашей страны по статье 438 «Нарушение законов и обычаев войны» Уголовного кодекса Украины был вынесен всего один приговор суда. Основной причиной неэффективности украинских законодательных инструментов является ненадлежащий уровень квалификации и подготовки следственных сотрудников, которые плохо ознакомлены с нюансами международного гуманитарного права.

На низкий уровень досудебного расследования и другие проблемы отечественных правоохранительной и судебной систем, например кадровой, указывали и другие спикеры. Например, Олег Мартыненко, руководитель аналитического направления УХСПЧ, говоря об амнистии как обязательном элементе постконфликтного урегулирования, проинформировал о том, что начиная с 1990 года более 140 государств столкнулись с внутренними и внешними военными конфликтами. Эти страны провели порядка 220 процедур амнистии: в 50 % случаях шла речь об амнистии политических преступлений и только в 22 % — касалась так называемых военных преступлений. Амнистия участников военного конфликта, по убеждению г-на Мартыненко, не должна рассматриваться исключительно с негативной стороны (как «абсолютное прощение» всех преступников или «предательство» национальных интересов государства), в современных реалиях она может иметь положительный эффект. Так, по подсчетам докладчика, потенциальное количество тех, в отношении кого может подниматься вопрос об ответственности, исчисляется 40 тыс. граждан: около 35 тыс. комбатантов и еще 5 тыс. должностных лиц, работников органов местного самоуправления на оккупационных территориях. Помимо нынешнего низкого качества досудебного расследования, как отмечалось, существует и другая проблема — нехватка квалифицированных кадров, причем как следственных сотрудников, прокуроров, так и судей. К тому же такого наплыва осужденных не выдержит национальная пенитенциарная система: сегодня в местах лишения свободы пребывают порядка 44 тыс заключенных, и еще 40 тыс. потенциальных узников банально негде будет разместить. Выбирая между амнистией как формой прощения и наказанием, которое может и не наступить, г-н Мартыненко склоняется к первому варианту. «Амнистия может стать позитивной практикой ведения социального диалога», — резюмировал спикер.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Как вы относитесь к сокращению количества судей Верховного Суда?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: