Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Уголовно-правовой форум: современный мир идет путем не наказания, а урегулирования уголовно-правового конфликта

  • 05.04.2019 11:22

Промежуточные итоги и дальнейшие шаги судебной реформы и уголовного процесса анализировали участники первой панельной дискуссии Международного уголовно-правового форума. Модератором обсуждения выступил старший партнер АО AVER LEX Виталий Сердюк.

Участники дискуссии: заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Игорь Попов, и.о. руководителя первого управления организации досудебных расследований Государственного бюро расследований Олег Корецкий, судья Большой Палаты Верховного Суда Александра Яновская, заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений Георгий Логвинский, заместитель министра юстиции Украины Денис Чернышов, заместитель бизнес-омбудсмена в Украине Ярослав Грегирчак, начальник управления специальных расследований Генеральной прокуратуры Украины Сергей Горбатюк и партнер ЮК «Алексеев, Боярчуков и Партнеры» Константин Рыбачковский.

«Увидим ли мы когда-то результаты этих бесконечных реформ и как они отображаются на жизни простого адвоката?» — поинтересовался г-н Сердюк у спикеров. Ссылаясь на одно из интервью Игоря Попова, г-н Сердюк процитировал, что Высшему антикоррупционному суду будет передано более 6800 дел. «Не станет ли это началом конца работы суда?» — задал вопрос модератор народному депутату Украины. Г-н Попов отметил, что такие цифры предоставила по его запросу Государственная судебная администрация Украины. Речь идет о делах соответствующей категории, которые рассматриваются судами первой инстанции. Очевидно, что не все эти дела будут переданы в ВАС. Но не менее 3 тыс. дел будут переданы — это точно. Следовательно, не стоит ожидать, что первые резонансные приговоры будут приняты сразу же после старта работы суда. К слову, народный депутат отметил, что создание ВАС идет по плану. Он прогнозирует, что первые знаковые приговоры стоит ожидать не раньше середины 2020 года.

Также Игорь Попов остановился на вопросе незаконного обогащения. Конституционный Суд Украины очень тщательно рассматривал вопрос признания неконституционной нормы УК Украины о незаконном обогащении. Сейчас рабочая группа готовит новую редакцию статьи, проводится консолидация всех законопроектов, поступающих от разработчиков. Вызов в том, что некоторые проекты законов предусматривают достаточно широкий перечень связанных лиц, относительно обогащения которых декларант должен давать пояснения. «Однако в развитых странах, на которые хотим равняться, как правило, уголовная ответственность за незаконное обогащение не предусматривается», — подчеркнул спикер. Как правило, лицо, которое не может пояснить источники доходов, подлежит увольнению и привлекается к административной ответственности, имущество или доходы изымаются.

В чем же состоит цель кампании по борьбе с коррупцией? Разве посадить всех коррупционеров? Очевидно, что нет. Такого мнения придерживается Денис Чернышов. Он считает, что такой подход ни к чему не приведет. Цель кампании по борьбе с коррупцией — чтобы бизнесу и людям жилось проще, чтобы правила ведения бизнеса и взаимоотношений между людьми были понятными и прозрачными. Для этого необходимо вводить электронный документооборот и вести просветительскую работу. Он убежден, что за решетку необходимо сажать только общественно опасных субъектов.

В феврале 2015 года был принят Закон Украины «О пробации». «С начала 2018 года мы начали отстраивать систему пробации», — отметил г-н Чернышов. Действие системы пробации распространяется на тех, кто совершил незначительные проступки, при этом речь не идет о лишении свободы, ведь заключение в основном не приводит к ресоциализации и не содействует реинтеграции лица в общество. Офицеры пробации в прошлом году составили 30 тыс. докладов и 87% решений судов совпали с рекомендациями офицеров пробации. По словам спикера, показатель рецидива после прохождения программы пробации не достигает и 2%.

«Основной вид наказания за коррупционные нарушения — лишение свободы», — заметил Олег Корецкий, следовательно, не стоит рассуждать о том, можно или нельзя привлекать к уголовной ответственности коррупционеров. Г-н Корецкий отметил, что в этом контексте следует обратить внимание на опыт США, где прокурор может заключить сделку с подозреваемым на любом этапе. Такой инструмент значительно упрощает процесс досудебного расследования.

По мнению Александры Яновской, направление судебной системы сейчас существенно изменяется, и, возможно, еще не все это ощущают. Основная идея осуществления правосудия заключается не в том, чтобы наказать, ведь современный мир идет путем урегулирования уголовно-правового конфликта. Главный вопрос в том, каким образом урегулировать этот конфликт, как достичь, если это возможно, статус-кво. По словам г-жи Яновской, защита прав участников уголовного процесса — основная цель деятельности суда. Но не стоит воспринимать это односторонне. Суд должен выдерживать баланс между интересами всех участников процесса.

Беда нашего общества в том, что защита потерпевшего не находится в числе приоритетов суда, адвокатов, прокуроров, следователей. Интересы потерпевшего практически не учитываются и в уголовном процессуальном законодательстве. На этом акцентировал внимание Сергей Горбатюк. «Изменения законодательства в последние годы привели к тому, что любое уголовное производство может быть сведено к нулю в связи с нарушением процедурных моментов», — сожалеет г-н Горбатюк. Правоохранительная деятельность в уголовно-правовом и судебном контекстах практически не работает, ведь огромное количество заявлений или не регистрируются, или не расследуются факты, указанные в них. А даже если дело доходит до суда, то оно может рассматриваться годами (около трех-четырех лет), а окончательного результата не будет. «Если эту систему не изменять, то наши разговоры о борьбе с коррупцией бессмысленны», — считает представитель ГПУ. И изменений системы нельзя достичь без комплексного изменения законодательства.

Георгий Логвинский обратил внимание на проблемы, связанные с защитой прав адвоката. Большинство нарушений прав адвоката осуществляется именно прокурорами, которые эти права по идее должны защищать. «Нельзя отождествлять адвоката с клиентом, нельзя прослушивать разговоры адвоката, а потом приходить с этим в суд», — напомнил г-н Логвинский и озвучил статистику, свидетельствующую о существенных нарушениях прав адвокатов. «У адвокатов нет способов защиты. Если адвокат не может защитить себя, как он может защитить других?» — задал риторический вопрос народный депутат Украины, который в начале выступления назвал себя адвокатом, временно исполняющим обязанности народного депутата Украины. Правоохранители должны понять, что их единственная функция — защита прав человека, субъекты уголовного процесса должны уважать друг друга. «Если не построить систему, где права человека будут наивысшей ценностью, фундаментом государства, государство не устоит», — резюмировал Георгий Логвинский.

«Ощутил ли бизнес облегчение, в том числе в связи с принятием законодательства под кодовым названием «Маски-шоу-стоп»? — поинтересовался Виталий Сердюк у Ярослава Грегирчака. Установление императивных норм в законодательстве дало позитивные результаты, ответил г-н Грегирчак. После принятия закона «Маски-шоу-стоп»-1 в Совет бизнес-омбудсмена перестали поступать жалобы на недопуск адвоката к проведению обыска, практически нет жалоб на отсутствие видеофиксации процесса обыска. Совет позитивно оценивает необходимость обязательного получения определения следственного судьи для санкции на проведение обыска и изъятие отдельных вещей, документов. «Для нас категорически не приемлемы случаи, когда в определении следственного судьи вообще не идет речь об изъятии вещей и документов, а они изымаются», — подчеркнул Ярослав Грегирчак. Из около 5300 жалоб, поступающих в Совет, 15% касается работы правоохранительных органов. Если в общей массе Совет не принимает около 28% жалоб (не подходят по критериям), то на правоохранителей не принимается около 39% из них.

Позитивно изменил изменения в УПК Украины, введенные тремя волнами «Маски-шоу-стоп» и Константин Рыбачковский. Особенно он отметил обязательную видеофиксацию процесса обыска и обязательное присутствие адвоката во время обыска. Однако тут есть определенные нюансы. Он рассказал о типичной ситуации: обыск в банке, где находятся 54 сотрудника и допускается только один адвокат, потому что законодатель не уточнил, чей адвокат должен присутствовать во время обыска. Г-н Рыбачковский акцентировал внимание на необходимости усовершенствования этой законодательной нормы.

В завершение сессии Виталий Сердюк напомнил, что 5 апреля 18 лет назад был принят Уголовный кодекс Украины. Эта знаменательная дата была отмечена музыкальным сюрпризом.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Какие направления правовой защиты наиболее актуальны для украинского бизнеса?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Юридическая Практика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: