Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Новости » «Мы отстаивали главный принцип уголовного процесса — презумпцию невиновности», — утверждают адвокаты по делу Виталия Маркива

«Мы отстаивали главный принцип уголовного процесса — презумпцию невиновности», — утверждают адвокаты по делу Виталия Маркива

  • 06.11.2020 15:54

Ближе к вечеру 3 ноября новостные ленты заполонила новость: украинский военнослужащий Виталий Маркив оправдан Миланским апелляционным судом. Еще в 2019 году судом Павии он был признан виновным в убийстве итальянского фотокорреспондента Андреа Рокелли и приговорен к 24 годам лишения свободы. Фотограф погиб недалеко от Славянска в 2014 году.

Это дело находилось под пристальным вниманием прессы не только в Украине, но и в Италии. В попытках найти крайнего в убийстве фотокорреспондента итальянские обвинители разными методами не гнушались. Тем временем украинское гражданское сообщество и представители властей объединялись, видя абсурдность обвинений, отсутствие доказательной базы у итальянских обвинителей, в стремлении восстановить справедливость и доказать непричастность Виталия Маркива к убийству итальянца.

Защиту Виталия Маркива и государства Украина обеспечили две команды адвокатов: непосредственно защита военнослужащего и команда из итальянских правозащитников и украинских адвокатов АО «Сергей Козьяков и Партнеры» на стороне государства Украина. В интервью «ЮП» адвокат Николо Бертолини Клеричи, итальянский советник государства Украина, и советники Украины Андрей Карнаухов, партнер АО «Сергей Козьяков и Партнеры», и Андрей Пилипенко, адвокат АО «Сергей Козьяков и Партнеры», поделились деталями защиты украинского военнослужащего в этом резонансном и беспрецедентном деле.

— Почему вы решили взяться за такое резонансное и в крайней степени сложное дело по обвинению украинского военнослужащего Виталия Маркива в убийстве итальянского фотокорреспондента Андреа Рокелли недалеко от Славянска в 2014 году? Что было самым сложным в этом деле?

Николо Бертолини Клеричи: Защита интересов государства Украина и помощь в защите Виталия Маркива в этом процессе стали для нас делом чести, в котором мы защищали свободу и правду, а также отстаивали главный принцип уголовного процесса — презумпцию невиновности.

В конце лета 2018 года было решено принять участие в переговорной процедуре закупки юридических услуг по представительству Украины в деле Маркива. Мы понимали, что дело будет нелегким, учитывая процесс, который осуществлялся судом присяжных города Павии — родного города Андреа Рокелли. Украину в этом деле в качестве гражданского ответчика за действия Маркива фактически обвиняли в совершении атаки на гражданских лиц через государственные вооруженные формирования — Национальную гвардию Украины и Вооруженные силы Украины.

Андрей Карнаухов: К тому же медийное освещение событий итальянскими СМИ и преподнесение роли Маркива в убийстве фоторепортера Рокелли, мягко говоря, было предвзятым.

Вместе с этим, понимая, что именно происходило в 2014 году на территории Донецкой и Луганской областей, мы верили и верим, что рядовой военнослужащий не может нести ответственность за свою службу в военное время, защищая свой народ и свое государство от агрессора, что было бы естественным и в Итальянской Республике. Но ознакомившись с материалами обвинения, мы поняли, что оно изначально было необоснованным. У обвинения не было доказательств причастности Маркива к преступлению, а также доказательств причастности к этому и украинской армии. Мы столкнулись с массой материалов, не связанных с бременем доказывания. Вместо этого они были нацелены на подрыв перед судом присяжных морального облика и репутации Маркива как военнослужащего, а вместе с ним и облика государства Украина, и интерпретацию событий, которые имели место в Украине в 2014 году и не закончились по сегодняшний день.

Николо Бертолини Клеричи: Таким образом, самая сложная часть процесса заключалась в выстраивании всех аргументов и доказательств в такую логическую цепочку, которая могла бы продемонстрировать присяжным, что прокуратура не выдержала стандарта доказывания, необходимого для вынесения обвинительного приговора, — той степени достоверности представленных доказательств, при которых суд должен признать бремя доказывания, возложенное на данную сторону, снятым, а соответствующее фактическое обстоятельство — доказанным.

Андрей Пилипенко: Дополнительная линия защиты заключалась в том, чтобы показать суду: вопреки тому, что пыталось представить обвинение, не было никаких преступлений против человечности, совершенных украинской армией. Мы столкнулись с искажением информации, содержащейся в отчетах ОБСЕ и ООН, которые были интерпретированы так, будто именно украинская армия нападала на гражданских лиц. Сторона обвинения использовала фальшивые материалы с российских веб-ресурсов, чтобы обвинить Украину и ее армию, в том числе фальшивые документы, представленные как документы Национальной гвардии Украины. Анализ отчетов международных организаций о событиях в Украине во время боевых действий на Донбассе засвидетельствовал некорректность представленного прокуратурой видения событий. По сути, мы опровергали искаженно поданную информацию, домыслы и фейковые вбросы стороны обвинения.

 — Решение Миланского апелляционного суда по делу Виталия Маркива является окончательным? Или оно может быть обжаловано в вышестоящем суде Италии?

Николо Бертолини Клеричи: Приговор Апелляционного суда Милана станет окончательным, если ни одна из сторон не обжалует его в сроки, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Италии. Фактически решение может быть обжаловано в Верховном суде только в связи с нарушением закона, но не по сути.

Вполне возможно, что после получения полного текста решения прокурор и/или семья г-на Рокелли подадут кассационную жалобу.

 — В деле Маркива были две группы адвокатов из Италии и команда адвокатов из Украины. Как такой многочисленной команде удавалось эффективно коммуницировать? Как распределялись защитные роли?

Николо Бертолини Клеричи: В процессе на стороне защиты выступали две группы адвокатов — адвокаты по защите непосредственно г-на Маркива и адвокаты, которые защищали интересы Украины как государства. Между итальянскими адвокатами и украинскими юристами адвокатского объединения «Сергей Козьяков и Партнеры» осуществляется постоянная координация стратегии защиты государства Украина. Немаловажную роль в деле сыграло Министерство юстиции Украины, выступив в качестве эффективного координатора. Минюст оперативно предоставлял все материалы и информацию от Национальной гвардии Украины и Министерства внутренних дел.

Мы разделили наши задачи с командой адвокатов Маркива и расставили акценты в аргументации, что обеспечило глубокую и всестороннюю защиту. Это была отличная командная игра, которая позволила нам представить колоссальный массив аргументов и доказательств непричастности Маркива и Украины к трагедии 2014 года под Славянском.

 — В чем заключалась стратегическая и тактическая часть линии защиты украинского военнослужащего в суде апелляционной инстанции?

Николо Бертолини Клеричи: Апелляции Маркива и Украины как государства были направлены на демонстрацию того, что в мотивах и выводах суда первой инстанции с точки зрения доказательной базы и последующего приговора отсутствовали комплексный и беспристрастный подход к анализу имеющихся материалов и доказательств и желание организовать получение/истребование недоступных на тот момент дополнительных доказательств.

Приговор первой инстанции засвидетельствовал неполную и одностороннюю оценку полученных доказательств, а также игнорирование судом принципа презумпции невиновности, вытекающего из полного отсутствия прямых доказательств причастности г-на Маркива и украинских войск к обстрелу журналистов, как было заявлено в обвинительном акте прокуратуры города Павии.

Более того, специфическая цель защиты украинского государства предполагала оспорить приговор первой инстанции в части выводов суда о том, что военнослужащие ВСУ и НГУ являются военными преступниками, которые выполняли незаконные приказы в нарушение Женевской конвенции и международного гуманитарного права и атаковали все, что двигалось в радиусе двух километров вокруг горы Карачун.

Андрей Пилипенко: На этапе апелляции мы продемонстрировали отсутствие доказательств для обоснования таких мотивов суда первой инстанции, также используя инструменты международного гуманитарного права, объективные международные отчеты о событиях в Украине в 2014 году, материалы журналистских расследований.

 — Украинские власти и правоохранительные органы оказывали вам помощь? В частности, в августе 2020 года появилась информация, что Национальной полицией Украины получены доказательства невиновности Маркива. Эти оказательства был предоставлены суду?

Андрей Карнаухов: Благодаря работе МВД и Киевскому научно-исследовательскому институту судебных экспертиз мы предоставили апелляционному суду новые, ранее недоступные доказательства и материалы, такие как показания новых свидетелей, результаты следственных экспериментов, баллистические и звуковые экспертные заключения — все то, что должен был истребовать суд первой инстанции.

Николо Бертолини Клеричи: Эти материалы были поданы в апелляционный суд в рамках процедуры, называемой «новые аргументы» в апелляции, и давали нам право потребовать повторного открытия фазы сбора доказательств, что при обычных обстоятельствах запрещено на этой стадии процесса. Суд оставил рассмотрение допустимости вышеупомянутых материалов на последний момент. Поскольку г-н Маркив был признан невиновным, апелляционный суд не вынес отдельного определения по поводу новых доказательств, хотя в рамках устных слушаний внимание судей и присяжных обращалось на такие новые доказательства, и они наверняка принимали их во внимание.

Андрей Пилипенко: В октябре в рамках слушаний по делу в апелляционном суде мы также регулярно получали официальные письма-разъяснения от Минюста и МВД в ответ на необоснованные аргументы стороны обвинения, приведенные в ходе устных выступлений. Эти содержательные письма были использованы адвокатами государства Украина в процессе подготовки к слушаниям и выступлениям.

—Что в результате, по вашему мнению, больше всего повлияло на вынесение оправдательного приговора апелляционным судом?

Николо Бертолини Клеричи: На этот момент мы ожидаем полного текста решения апелляционного суда для анализа его оснований. Стоит отметить, что апелляционный суд вынес решение, которым не только оправдал Виталия Маркива, но также признал государство Украина непричастным к трагедии с журналистами.

— Украинское уголовное правосудие примечательно очень небольшим процентом оправдательных приговоров. А как обстоят дела с итальянским уголовным правосудием?

Николо Бертолини Клеричи: Оправдание г-на Маркива показывает, что итальянская судебная система обладает внутренней силой и независимостью, которые позволяют ей полностью пересматривать и отменять несправедливые решения.

 — Вообще, ситуация, когда суд приговаривает к заключению на многие года (и эта мера наказания даже превышает запрашиваемую стороной обвинения), а потом суд апелляционной инстанции отменяет решение и оправдывает обвиненного, является для вашей судебной системы типичной?

Николо Бертолини Клеричи: Стоит отметить, что такое случается нечасто.

— Вы согласны с тем, что дело Виталия Маркива является политически мотивированным? Как оправдательный приговор был воспринят итальянским сообществом? И, по вашему мнению, повлияет ли это дело на взаимоотношения Италии и Украины?

Николо Бертолини Клеричи: Как юристы, мы концентрируемся только на вопросах права и аргументах, относящихся к юридической стороне дела.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Как вы относитесь к обнародованию «пленок» правоохранительными органами?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: