Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Если бы вопрос недопустимости доказательств решался на стадии досудебного разбирательства, это было бы большим плюсом для всех, уверен Денис Овчаров

  • 10.08.2018 14:26
Рубрика Новости

Денис Овчаров, руководитель практики защиты бизнеса Lavrynovych & Partners Law Firm, рассказал слушателям Школы уголовной практики Legal High School об основаниях проведения негласных следственных действий и злоупотреблении вмешательством в частное общение.

Основанием проведения оперативно-розыскных действий (ОРД) является наличие достаточной информации о готовящихся преступлениях или лицах, готовящих совершение преступления, однако осуществление ОРД уже после совершения правонарушения является незаконным. В то же время для проведения НСРД необходима информация о том, что лицо совершает или уже совершило преступление. Денис Овчаров отметил: результаты НСРД, проведенных до внесения сведений в ЕРДР, не могут быть признаны надлежащими доказательствами.

Упомянутое лектором постановление ВСУ №671/463/15-к от 16 марта 2017 года гласит: «Судом не было установлено, какая именно информация стала основанием для заведения оперативно-розыскного дела и, соответственно, имелись ли законные основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий, результаты которых признаны судом допустимыми доказательствами в уголовном производстве. А проведение НСРД до внесения сведений в ЕРДР незаконно».

Аудио-, видеоконтроль места является интересным следственным действием, по мнению Дениса Овчарова, поскольку при задержании есть риск, что клиенту могут подбросить фальшивые доказательства совершения преступления. Также в практике лектора был случай видеоконтроля места: дома у его клиента была установлена камера, о которой последний узнал только после проведения обыска в его квартире, ведь ничего не было изъято, однако на месте расположения аппарата остались провода.

Денис Овчаров сообщил, что вид НСРД, применяемый в конкретном случае, зависит от тяжести преступления, в ходе расследования которого могут быть проведены такие негласные следственные (розыскные) действия. Так, снятие информации с электронных информационных систем или ее части и установление местонахождения радиоэлектронного средства применяется независимо от тяжести преступления, а все остальные виды НСРД — только по тяжким или особо тяжким преступлениям.

Рассказывая о доказательственном значении полученных данных и использовании их в доказывании, лектор отметил, что доказательственное значение имеют также и документы, на основании которых принято решение о проведении НСРД (ходатайства, постановления, определения), для обоснования законности или незаконности получения соответствующих сведений и, соответственно, для решения вопроса о признании собранных таким образом доказательств допустимыми или недопустимыми.

По вопросу неоткрытия материалов НСРД существует много судебной практики. По мнению Дениса Овчарова, если получен отказ в предоставлении материалов для ознакомления в порядке статьи 221 УПК Украины, его следует обжаловать в соответствии со статьей 303 этого же Кодекса. Так, постановлением Печерского районного суда г.Киева от 1 ноября 2016 года по делу №757/50 937/16-к было отменено постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката, а на следователя возложена обязанность предоставить для ознакомления материалы досудебного расследования в порядке, предусмотренном статьей 221 УПК Украины. А вот неоткрытие материалов по статье 290 УПК лектор считает больше плюсом, чем минусом.

Говоря о практике применения прослушивающих устройств, Денис Овчаров заверил, что специалистов на самом деле очень сложно обмануть, они понимают все «тайные слова» и скрытые подтексты. Конечно, можно попробовать доказать суду, что вы говорили именно о «котлетах» или о чем-нибудь подобном, но сегодня адвокаты больше работают именно над допустимостью/недопустимостью доказательств, не придавая самому прослушиванию большого значения.

Лектор сообщил: неуведомление лица о проведении в отношении него НСРД в порядке статьи 253 УПК Украины является основанием для признания доказательств недопустимыми. Также недопустимы доказательства, собранные в результате провокации. Подтверждает это практика ЕСПЧ — дела «Тейксейра де Кастро против Португалии», «Худобин против России», в которых указано, что использование доказательств, полученных в результате подстрекательства со стороны полиции, нельзя оправдать общественным интересом, поскольку в таком случае обвиняемый с самого начала может быть лишен права на справедливое судебное разбирательство.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Где молодому юристу лучше начинать свою профессиональную карьеру?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Юридическая Практика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: