Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Новости » Действующие процессуальные фильтры являются абсолютно неоправданными, убеждены участники VIII Международного судебно-правового форума

Действующие процессуальные фильтры являются абсолютно неоправданными, убеждены участники VIII Международного судебно-правового форума

  • 05.08.2020 15:00

Вторая сессия VIII Международного судебно-правового форума была посвящена доступу к правосудию, а также хроническим проблемам украинского правосудия сквозь призму решений Европейского суда по правам человека. Что реально может ускорить рассмотрение дел в судах первой инстанции? Как законодательные изменения повлияют на скорость и качество рассмотрения дел в кассационной инстанции?

Ответы на эти и другие наболевшие вопросы искали участники дискуссии: член Высшего совета правосудия Оксана Блаживская, судья Европейского суда по правам человека Анна Юдковская, судья Верховного Суда Иван Мищенко, управляющий партнер АО LES Сергей Колесник, старший партнер ЮК PRAVO GARANT Анастасия Доброчинская, партнер ЮК «АМБЕР» Людмила Козятник и советник ЮК EQUITY Алексей Степаненко. Модератором дискуссии выступил Сергей Колесник.

Иван Мищенко проанализировал процессуальные фильтры: уже можно делиться первым опытом их применения и рассказать о возникающих проблемах. Безусловно, определенные фильтры должны существовать, однако от их качества зависит единство и последовательность судебной практики. Судья напомнил, что пресловутый «законодательный турборежим» не миновал и процессуальное законодательство, которое обновлялось без обсуждения с судебной властью или представителями правового сообщества. Судебные фильтры были введены достаточно быстро и неожиданно.

Что считать выводом в контексте применения норм права? Является ли выводом позиция ВС относительно применения нормы процессуального права? Что такое «похожие правоотношения» — полностью тождественные отношения или частично схожие (одна категория дела, похожий объект спора)? Если суд апелляционной инстанции допустил ошибку и эта ошибка является очевидной, но в кассационной жалобе нет ссылки на конкретную судебную практику (или релевантную) о неправильном применении этой нормы, как в таком случае действовать кассационному суду? Г-н Мищенко отметил, что внедрение процессуальных фильтров спровоцировало странную ситуацию, при которой суд кассационной инстанции вместо того, чтобы проверять применение норм материального и процессуального права нижестоящими инстанциями, решает другой спор, который не рассматривался в первой и второй инстанции: разбирается с судебной практикой, указанной сторонами.

«Внедрение кассационных фильтров и то, как оно было сделано, к сожалению, не придало четкости и понятности судебному процессу. Мне не кажется, что процессуальные фильтры упростили доступ к кассационному суду или сам процесс», — резюмировал Иван Мищенко.

На хронических проблемах украинского правосудия сквозь призму двух решений Европейского суда по правам человека — «Куликов и другие против Украины» от 19 января 2017 года, «Александр Волков против Украины» от 9 января 2013 года — сосредоточила внимание Оксана Блаживская. Она детально проанализировала проблемные дисциплинарные вопросы и практику ВСП в этом контексте.

Оксана Блаживская подчеркнула, что Конституция Украины и процессуальные кодексы — это главные дорожные указатели для судьи, ведь нормы материального права каждый судья может толковать по-своему. По ее словам, ВСП направляет огромные усилия на улучшение и унификацию дисциплинарной практики, Совет готов решать актуальные вопросы, в числе которых, пожалуй, самый болезненный — кадровый голод. Среди прочего растет динамика подачи судьями заявлений об отставке. Нужно делать все, чтобы это количество не увеличивалось, а также развивать желание молодых юристов идти в судебную систему.

Спикер считает, что в законодательном урегулировании нуждаются основания дисциплинарной ответственности, а именно — дисциплинарные взыскания. С этой целью целесообразно предоставить ВСП, как представителю судебной власти, право законодательной инициативы для защиты всей судебной системы.

Представителю ВСП адресовали такой вопрос: можно ли привлекать судью за действия, которые он осуществил до приобретения такого статуса? Г-жа Блаживская отметила: для нивелирования двойных стандартов в этом вопросе необходимы изменения законодательства, также нужно оценивать само деяние и сроки. ВСП не может сгруппировать эту категорию дел ввиду различных особенностей того или иного дела.

Анна Юдковская сосредоточилась на обоснованности судебного решения — на том, о чем постоянно толкует ЕСПЧ в ряде дел против Украины. В контексте применения статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод ЕСПЧ повторяет одно и то же, из дела в дело: недостаточное обоснование решения о применении меры пресечения. Серьезность обвинения, риск уклонения от следствия, подделка доказательств, риск влияния на свидетелей — все это должно быть надлежаще обосновано, решение не может быть обосновано общими фразами. ЕСПЧ, по словам судьи, часто упрекает национальные суды в том, что мотивировочная часть решения не содержит убедительных оснований для принятия.

Или другая проблема: продление сроков содержания по стражей суды обосновывают отсутствием оснований для принятия иного решения, хотя Конвенция требует кардинально другого подхода. И такие проблемы актуальны не только для меры пресечения в виде содержания под стражей, но и для домашнего ареста. «Национальный суд не объяснил», «национальный суд не мотивировал» — именно такие формулировки встречаются в решениях европейской институции, и не только в уголовных делах.

Резюмируя свое выступление, Анна Юдковская подчеркнула, что доверие к судебной системе будет там, где судебное решение будет надлежащим образом обосновано и объяснено.

«Кадровый голод спровоцирован неспособностью государства укомплектовать суды», — убеждена Анастасия Доброчинская, ведь принять участие в одном из последних отборов кандидатов в судьи изъявили желание более 5 тыс. юристов! А действующие судьи в самом деле сильно загружены, все остальные проблемы доступа к правосудию являются производными. В своем выступлении г-жа Доброчинская сосредоточилась на процессуальных строках рассмотрения. В частности, в апреле 2020 года на время карантина они были продлены, и это создало полный хаос. «Мне кажется, что у каждого присутствующего практикующего юриста был клиент, интересы которого не удалось защитить в связи с этой нормой: или решение не может вступить в силу, или апелляционная или кассационная жалоба поступила, когда ее не ожидали», — привела пример лектор.

Она акцентировала внимание на необходимости скорейшего внедрения полноценного электронного суда. «Любые ограничения — временные, а правосудие и соблюдение процессуальных сроков — это константа», — резюмировала г-жа Доброчинская.

Людмила Козятник ответила на вопрос: что может ускорить рассмотрение дела? Длительное рассмотрение в местном суде связано со многими фактами, и не все зависит от судьи. Главной проблемой сейчас является неукомплектованность судебной системы. Законодателю, по ее словам, следует приостановить реформирование судебной власти и начать ее спасать. Г-жа Козятник подчеркнула, что разрешить проблему кадрового дефицита способна Высшая квалификационная комиссия судей, но перспективы принятия закона, который предусмотрит действующий механизм формирования Комиссии, — весьма туманные. А этот нюанс вскрывает другую проблему — качества нормативных актов, принимаемых парламентом. Лектор также отметила, что судебные решения не пользуются уважением, а правоохранительные органы часто вообще их не исполняют.

Анализируя статистику отмененных или измененных решений нижестоящих инстанций Верховным Судом, Алексей Степаненко озвучил следующие цифры: КАС ВС — 40 %, КГС ВС — 34 %, КХС ВС — 26 %, КУС ВС — 48 %. Качество правосудия в первой и второй инстанциях требует улучшения. «При таком качестве работы нижестоящих судов является ли целесообразным введение процессуальных ограничительных мер?» — задался вопросом г-н Степаненко. Другая проблема, по его словам, в том, что кассационные фильтры не выполняю задачи уменьшения нагрузки на судью. Напротив, право стороны на доступ к суду кассационной инстанции ограничивается.

После анализа конкретных кассационных фильтров Алексей Степаненко подчеркнул: «Действующие кассационные фильтры являются абсолютно неоправданными. Их необходимо либо изменять, либо ликвидировать полностью».

В завершение дискуссии г-н Колесник отметил, что необходимо двигаться к существенному увеличению ставок судебных сборов. «Я не говорю о том, что судебная система должна быть самоокупаемой или должна отказываться от государственного финансирования, но для обеспечения надлежащего судебного процесса и независимости судей следует подумать о создании некого фонда правосудия, по примеру некоторых штатов Америки, распорядителем которого был бы орган судейского самоуправления», — предложил лектор. Почему независимая судебная власть должна постоянно что-то у кого-то просить? Он считает, что судебная система должна самостоятельно решать, как распоряжаться этими средствами.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Готовы ли вы подать нулевую декларацию и декларировать доходы ежегодно?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: