Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Аналитика » Большая Палата не усмотрела проблемы с подтверждением полномочий защитника

Большая Палата не усмотрела проблемы с подтверждением полномочий защитника

  • 23.09.2020 12:05

Большая Палата Верховного Суд (БП ВС) не усмотрела оснований для принятия к производству дела, в котором поднимался вопрос о документах, подтверждающих право адвоката на участие в уголовном производстве. В этой связи переданное ей дело № 522/20835/19 вернула коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного уголовного суда (КУС) ВС для продолжения кассационного пересмотра.

 

Спорный момент

 

В рамках уголовного производства по признакам совершения преступления в сфере служебной деятельности в суд обратился адвокат М. как представитель директора юридического лица с жалобой на постановление следователя о закрытии уголовного производства. Приморский районный суд г. Одессы в удовлетворении жалобы отказал, а Одесский апелляционный суд вернул адвокату его апелляционную жалобу, ссылаясь на пункт 2 части 3 статьи 399 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины. Суд считал, что согласно положениями части 1 статьи 50 УПК Украины адвокат кроме ордера должен подать договор об оказании правовой помощи либо поручение органа (учреждения), уполномоченного законом на оказание правовой помощи, и свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью. Однако адвокат М. помимо апелляционной жалобы, ее копии и ордера никаких документов в подтверждение того, что действительно является защитником директора ООО, не подал.

Адвокат с таким мнением не согласился и подал кассационную жалобу с требованием спорное определение отменить, направив дело на рассмотрение по существу в суде апелляционной инстанции. Адвокат М. указал, что суд безосновательно вернул его апелляционную жалобу из-за непредоставления всех документов в подтверждение его полномочий на участие в этом уголовном производстве, отмечая, что к апелляционной жалобе были приобщены копия свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью и ордер. При этом адвокат ссылается на позицию Кассационного уголовного суда Верховного Суда по делам № 752/11464/16-к и № 201/1058/19, согласно которой полномочия защитника должны считаться подтвержденными, если в дополнение к свидетельству о праве на занятие адвокатской деятельностью защитник предоставил хотя бы один из документов, предусмотренных пунктом 2 части 1 статьи 50 УПК, а именно: либо ордер, либо договор, либо поручение центра бесплатной правовой помощи.

В этом адвоката поддержал и прокурор.

 

Вопрос открыт?

 

Впрочем, судьи КУС ВС посчитали, что в судебной практике по вопросам подтверждения полномочия защитника не все так однозначно, и направили это дело для принятия решения по сути Большой Палате в целях обеспечения развития права и формирования единой правоприменительной практики.

Обосновывая свое определение, коллегия судей КУС ВС отметила, что в части 1 статьи 50 УПК Украины законодатель закрепил две группы документов, наличие которых подтверждает полномочия защитника на участие в конкретном уголовном производстве и которые обязательно предоставляются суду: документ, подтверждающий право лица на занятие адвокатской деятельностью (поскольку защитником может быть только адвокат), и документы, подтверждающие право этого лица быть защитником (осуществлять защиту в конкретном уголовном производстве).

К первой группе относится свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью, ко второй — документы из установленного перечня. Таким образом, по мнению суда, УПК обязывает адвоката предоставить, во-первых, свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью, во-вторых, ордер и, в-третьих, по ситуации один из двух документов, на основании которого выдан ордер, а именно: договор о предоставлении правовой помощи либо поручение органа (учреждения), уполномоченного законом на предоставление бесплатной правовой помощи.

Именно с учетом указанных норм судом апелляционной инстанции в этом уголовном производстве было принято решение о возврате апелляционной жалобы, поскольку, как усматривается из материалов уголовного производства, адвокат М. предоставил лишь ордер и копии удостоверения адвоката и свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью.

КУС ВС отмечает, что в судебной практике существуют различные подходы в применении указанных норм. Например, в постановлениях Верховного Суда по делам №752/11464/16-к и № 760/650/18 отмечалось, что полномочия защитника считаются подтвержденными, если в дополнение к свидетельству защитник предоставил хотя бы один из документов, предусмотренных пунктом 2 части 1 статьи 50 УПК. Объединенная палата КУС ВС отказалась отступать от этих выводов (постановление от 18 ноября 2019 года в деле № 648/3629/17). Однако, по мнению коллегии КУС ВС, понимание, что подтверждением полномочия защитника является один из трех документов (либо ордер, либо договор, либо поручение), меняет содержание пункта 2 части 1 статьи 50 УПК Украины, согласно которой ордер прилагается обязательно, а договор или поручение — по выбору защитника.

Более того, по мнению суда, вывод, что для подтверждения полномочий адвоката достаточно свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью и ордера, ограничивает суд и другую сторону уголовного производства в возможности проверить законность выдачи самого ордера, в котором отсутствуют подписи лиц, заключивших договор или доверенность, а также лишает возможности суд проверить полномочия лица и срок действия договора или поручения.

По мнению КУС ВС, сама по себе возможность в будущем привлечь адвоката к ответственности за недостоверность указанных в ордере данных не позволит устранить возможные негативные последствия в случае рассмотрения уголовного производства с участием неуполномоченного должным образом защитника. Это может повлечь нарушение статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, а именно права на справедливый суд.

Поэтому, учитывая вышесказанное, коллегия судей пришла к выводу, что в данном случае имеет место исключительная правовая проблема, поскольку существующая судебная практика приводит к различным подходам в правоприменении при решении вопроса подтверждения полномочий защитника в уголовном процессе, что влечет за собой неполноту, неопределенность (неясность, нечеткость) и неэффективность правового регулирования охраняемых прав, свобод и интересов и неэффективность существующей их правовой защиты, в том числе вследствие неодинаковой судебной практики, возникающей при рассмотрении таких производств судом.

 

Проблемы нет!

 

В свою очередь, Большая Палата ВС отметила, что никакой исключительной проблемы в поднятом вопросе нет, и определением от 9 сентября 2020 года вернула дело коллегии судей КУС ВС.

БП ВС напомнила, что наличие исключительной правовой проблемы, для разрешения которой требуется выработка правоприменительных ориентиров Большой Палатой, должно определяться по количественным и качественным критериям. Количественный критерий иллюстрирует тот факт, что соответствующая проблема возникает не только в одном конкретном деле, а в неопределенном количестве юридических ситуаций, которые существуют в судебной практике или могут возникнуть с учетом правового вопроса, по которому возникает проблема неопределенности. С точки зрения качественного критерия об исключительности правовой проблемы могут свидетельствовать недостаточное законодательное регулирование, в частности нормативные коллизии, отсутствие регламентации правоотношений прямыми положениями закона, требующее применение аналогии; длительное существование глубоких различий в судебной практике, в том числе принятие судом кассационной инстанции противоположных по смыслу решений по делам с подобными правоотношениями; различные научные подходы к решению соответствующих юридических вопросов; наличие обоснованных предположений, что подобные проблемы неизбежно будут возникать в будущем.

В то же время БП ВС отмечает, что определение КУС ВС не содержит достаточного обоснования наличия исключительной правовой проблемы. Коллегия выражает свое мнение, однако не подкрепляет его тем, что в судебной практике есть разное применение спорных норм.

Более того, БП ВС не видит также оснований для вывода о недостаточном правовом регулировании вопроса, поскольку как УПК, так и Законы Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» и «О бесплатной правовой помощи» прямо устанавливают такой перечень.

На основании изложенного БП ВС пришла к выводу о том, что указанные судом кассационной инстанции вопросы не представляют исключительной правовой проблемы, решение которой было бы необходимо для обеспечения развития права и формирования единой правоприменительной практики, а подлежат разрешению КУС ВС в пределах его процессуальных полномочий в соответствии с законом.

А в том, каким должен быть ордер для подтверждения полномочий адвоката на представительство в суде, разобралась Марина Ясинская, собрав правовые позиции в дайджест.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Как вы относитесь к карантинным ограничениям в Украине?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: