Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №8 (687) » Живем вместе, ипотека – врозь

Живем вместе, ипотека – врозь

Может ли факт совместного проживания одной семьей быть основанием для признания договоров кредита и/или ипотеки недействительными?

До того как вспыхнул мировой экономический кризис, почти каждый гражданин Украины имел возможность получить в финансовом учреждении кредит для приобретения жилья, автомобиля, бытовой техники и т.п. Но с конца 2008 года финансовое положение многих субъектов предпринимательской деятельности значительно ухудшилось, что вызвало сворачивание их хозяйственной деятельности и увольнение наемных работников, у большинства из которых единственным видом доходов была заработная плата. К тому же быстрый рост курса иностранной валюты и другие факторы существенно уменьшили доходы населения, что сделало невозможным своевременное выполнение должниками своих обязательств по кредитным договорам и, как следствие, привело к большому количеству судебных споров о признании договоров кредита, поручительства, залога, ипотеки и т.п. недействительными.

По мнению многих юристов, одним из оснований для признания кредитного договора и договора ипотеки недействительными, учитывая положения статей 203 и 215 Гражданского кодекса Украины (ГК), является то, что оспариваемые договоры были заключены без надлежащего согласия другого из супругов. Это касается и тех случаев, когда факт проживания одной семьей мужчины и женщины без регистрации брака был установлен по решению суда на основании пункта 5 части 1 статьи 256 Гражданского процессуального кодекса Украины (ГПК).

Правовым основанием представления такого иска является несоблюдение сторонами спорной сделки требований части 2 и 3 статьи 65 Семейного кодекса Украины (СК), части 2 статьи 6 Закона Украины «Об ипотеке» (Закон). То есть на момент осуществления указанной сделки не было получено согласие истца на ее заключение в установленном законом порядке. Если предмет ипотеки был приобретен в период пребывания в браке (в том числе, когда факт проживания одной семьей мужчины и женщины без регистрации брака был установлен по решению суда), истец, на основании положений статьи 74 СК, является сособственником спорного имущества.

Так, части 2 и 3 статьи 65 СК предусмат­ривают, что «при заключении договоров одним из супругов считается, что он действует по согласию второго из супругов. Жена, муж имеет право на обращение в суд с иском о признании договора недействительным как заключенного вторым из супругов без ее, его согласия, если настоящий договор выходит за пределы мелкого бытового. Для заключения одним из супругов договоров, требующих нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации, а также договоров относительно ценного имущества, согласие второго из супругов должно быть предоставлено письменно. Согласие на заключение договора, требующего нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации, должно быть нотариально удостоверено».

Часть 2 статьи 6 Закона устанавливает следующее: «Имущество, находящееся в совместной (общей) собственности, может быть передано в ипотеку лишь по нотариально удостоверенному согласию всех сособственников…».

Согласно содержанию статьи 578 ГК, «имущество, находящееся в совместной собственности, может быть передано в залог лишь по согласию всех сособственников».

Частью 1 статьи 74 СК установлено, что «если женщина и мужчина проживают одной семьей, но не пребывают в браке между собой или в любом другом браке, имущество, приобретенное ими за время совместного проживания, принадлежит им на праве общей совместной собственности, если другое не установлено письменным договором между ними».

В соответствии со статьей 215 ГК, «основанием недействительности сделки является несоблюдение в момент совершения сделки стороной (сторонами) требований, установленных частями 1 — 3, 5 и 6 статьи 203 этого Кодекса. Недействительной является сделка, если ее недействительность установлена законом (ничтожная сделка)».

Несмотря на приведенные нормы действующего законодательства, суды при рассмотрении данной категории дел придерживаются совсем иного мнения и, как следствие, отказывают истцам в удовлетворении соответствующих исков. Примером такого решения является судебная практика по рассмотрению искового заявления о признании кредитного договора и договора ипотеки недействительными.

Суть спора заключалась в следующем. В сентябре 2009 года Лицо-1 обратилось в суд первой инстанции с иском, ссылаясь на то, что с февраля 2006 года он проживал одной семьей и поддерживал фактические брачные отношения с Лицом-2, а 3 ноября 2006 года брак между ними был зарегистрирован. Ему стало известно, что 12 апреля 2006 года между Лицом‑2 и АКБ «Укрсоцбанк» был заключен договор кредита, с целью обеспечения обязательств по которому между ответчиками был заключен договор ипотеки недвижимого имущества, которое находится в его и Лица-2 общей совместной собственности. О заключении каждого из этих договоров он не был уведомлен и своего согласия на их заключение не давал. После уточнения исковых требований Лицо-1 просило признать недействительными договор кредита и ипотечный договор, заключенные 12 апреля 2006 года между Лицом-2 и АКБ «Укрсоцбанк».

Решением Октябрьского районного суда г. Днепропетровска от 6 ноября 2009 года, оставленным без изменений постановлением Апелляционного суда Днепропетровской области от 26 апреля 2010 года, иск удовлетворен: признаны недействительными договор кредита и ипотечный договор, заключенные 12 апреля 2006 года между АКБ «Укрсоцбанк» и Лицом-2.

Тем не менее ВСУ, пересматривая соответствующие решения по кассационной жалобе АКБ «Укрсоцбанк», в своем определении от 10 ноября 2010 года по делу № 6-33496св09 не согласился с позицией предыдущих судебных инстанций, указав следующее: удовлетворяя иск о признании сделок недействительными, суд первой инстанции, с выводами которого согласился и апелляционный суд, исходил из того, что оспариваемые договоры заключены без надлежащего согласия второго из супругов и относительно имущества, находящегося в общей совместной собственности.

С таким выводом судов полностью согласиться нельзя на основании следующего.

Согласно положениям статьи 65 СК, жена или муж распоряжаются имуществом, являющимся объектом права общей совместной собственности супругов, по взаимному согласию. При заключении договоров одним из супругов считается, что он действует по согласию второго из супругов. Жена, муж имеет право на обращение в суд с иском о признании договора недействительным как заключенного вторым из супругов без ее, его согласия, если этот договор выходит за пределы мелкого бытового. Для заключения одним из супругов договоров, требующих нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации, а также договоров относительно ценного имущества, согласие второго из супругов должно быть представлено письменно. Согласие на заключение договора, требующего нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации, должно быть нотариально удостоверено. Договор, заключенный одним из супругов в интересах семьи, создает обязанности для второго из супругов, если имущество, полученное по договору, использовано в интересах семьи.

Судом установлено, что брак между Лицом-1 и Лицом-2 зарегистрирован 3 ноября 2006 года. Решением Октябрьского районного суда г. Днепропетровска от 22 июля 2009 года, вступившим в законную силу, установлен факт проживания одной семьей без брака Лица-1 и Лица‑2 в период с февраля 2006 года по 3 ноября 2006 года. 12 апреля 2006 года между Лицом-2 и АКБ «Укрсоцбанк» заключен договор кредита, в соответствии с которым последний предоставил Лицу-2 кредит в размере 1 млн 100 тыс. долларов США. С целью обеспечения выполнения обязательств по кредитному договору 12 апреля 2006 года между Лицом-2 и АКБ «Укрсоцбанк» заключен ипотечный договор, предметом которого является недвижимое имущество. Указанное имущество принадлежит Лицу-2 на праве частной собственности на основании свидетельства, выданного исполнительным комитетом Бабушкинского районного совета г. Днепропетровска 5 апреля 2006 года на основании решения исполнительного комитета Бабушкинского районного совета г. Днепропетровска от 17 марта 2006 года и зарегистрированного в Бюро технической инвентаризации 5 апреля 2006 года.

Удовлетворяя иск Лица-1 на основании статьи 65 СК и статьи 215 ГК, суды при­шли к ошибочному выводу о том, что договор кредита является соглашением относительно распоряжения совместным имуществом супругов, требующим письменного согласия другого из супругов.

В соответствии со статьей 1054 ГК по кредитному договору банк или другое финансовое учреждение (кредитодатель) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, установленных договором, а заемщик обязуется вернуть кредит и уплатить проценты.

Исходя из содержания указанной нормы, предметом кредитного договора являются денежные средства, а кредитодателем — финансовое учреждение.

Таким образом, в понимании части 1 статьи 1054 ГК, кредитом является предоставление средств в заем, что является одним из видов финансовой услуги.

Применяя к правоотношениям сторон положения статьи 65 СК, суды не обратили внимания на то, что эта норма регулирует отношения, которые касаются распоряжения имуществом, находящимся в общей совместной собственности супругов и не касаются права одного из супругов на заключение гражданско-правовых соглашений относительно приобретения имущества, в частности на получение кредита, поскольку сам по себе кредитный договор является соглашением о получении в собственность денежных средств и не создает обязанностей для Лица-1, а лишь для Лица-2 как стороны договора.

По смыслу статей 572, 575, 578 ГК, ипотека является видом обеспечения выполнения обязательства недвижимым имуществом, остающимся во владении и пользовании ипотекодателя, согласно которому ипотекодержатель имеет право, в случае невыполнения должником обеспеченного ипотекой обязательства, получить удовлетворение своих требований за счет предмета ипотеки. Имущество, находящееся в совместной собственности, может быть передано в залог лишь с согласия всех сособственников.

Вывод судов о том, что предметом договора ипотеки является общее совместное имущество Лица -1 и Лица-2, является преждевременным, поскольку не основывается на надлежащих и допустимых доказательствах.

Так, руководствуясь статьей 61 ГПК, суды исходили из того, что ­решением Октябрьского районного суда г. Днепропетровска от 22 июля 2009 года установлен факт проживания одной семьей Лица-1 и Лица-2 в период с февраля 2006 года по 3 ноября 2006 года, и это решение имеет преюдициальное значение для признания имущества, являющегося предметом ипотеки, общей совместной собственностью Лица-1 и Лица-2.

Такой вывод противоречит положениям части 3 статьи 61 ГПК, в соответствии с которыми обстоятельства, установленные судебным решением по гражданскому, хозяйственному или административному делу, вступившим в законную силу, не доказываются при рассмотрении других дел, в которых участвуют те же лица или лицо, относительно которого установлены эти обстоятельства.

Поскольку ипотекодержатель — АКБ «Укрсоцбанк» — в рассмотрении указанного дела участия не принимал, то он имеет право отрицать достоверность таких обстоятельств.

Кроме того, согласно положениям части 1 статьи 74 СК, если женщина и мужчина проживают одной семьей, но не пребывают в браке между собой или в любом другом браке, имущество, приобретенное ими за время совместного проживания, принадлежит им на праве общей совместной собственности, если иное не установлено письменным договором между ними.

Учитывая изложенное, суду необходимо было дать оценку обстоятельствам приобретения права собственности на имущество, являющееся предметом ипотеки в соответствии с требованиями статей 57, 212 ГПК, по которым доказательствами являются любые фактические данные, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон и других обстоятельств, имеющих значение для решения дела.

Поскольку ни одно доказательство не имеет для суда заведомо установленного значения, суд оценивает соответствие, допустимость, достоверность каждого из них отдельно, а также достаточность и взаимосвязь доказательств в их совокупности.

Таким образом, в нарушение требований статей 212—214 ГПК, суд первой инстанции не выяснил: имели ли место обстоятельства, которыми обосновывались исковые требования и возражения и какими доказательствами они ­подтверждаются; какие правоотношения ­сторон вытекают из установленных обстоятельств и какая правовая норма подлежит применению к этим правоотношениям, что имеет существенное значение для правильного решения спора.

Апелляционный суд во время пересмотра дела на указанные нарушения норм материального и процессуального права внимания не обратил.

Учитывая изложенное, 10 ноября 2010 года ВСУ вынес определение, которым частично удовлетворил кассационную жалобу, а именно: отменил все преды­дущие судебные решения и передал дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Кроме того, анализируя судебную практику, в том числе из Единого реестра судебных решений Украины, можно сделать вывод, что почти все судебные инстанции при рассмотрении аналогичных дел выносят решения, которыми отказывают истцам в удовлетворении исков.

Так, определением Апелляционного суда Черниговской области от 5 ноября 2010 года по делу № 22ц-5783/2010 оставлено без изменений решение Новозаводского районного суда г. Черни­гова от 16 сентября 2010 года об отказе истице в признании договора ипотеки недействительным на основании того, что спорная сделка была заключена с нарушением части 3 статьи 65 СК, части 2 статьи 6 Закона, статьи 203 ГК, поскольку предмет ипотеки был приобретен в период пребывания с нею должника в фактических брачных отношениях и она является сособственницей спорного здания на основании положений статьи 74 СК, но согласия на заключение указанного договора не давала.

Отказывая в иске, судебные инстанции исходили из того, что:

— во-первых, на момент заключения договора ипотеки за истицей, учитывая положение статьи 182 ГК, не было зарегистрировано право совместной собственности на предмет ипотеки, а потому при удостоверении спорного договора ипотеки нотариально удостоверенное ее согласие на заключение договора не требовалось, в связи с чем отсутствуют основания для признания его недействительным. К тому же, она не является стороной указанной сделки, содержание которой никоим образом не задевает прав последней;

— во-вторых, при удостоверении ипотечного договора нотариально удостоверенного согласия истицы не требуется, о чем сказано в статье 6 Закона Украины «Об ипотеке», поскольку недвижимое имущество, которое было предметом ипотеки на момент заключения ипотечного договора, не принадлежало истице и лицу, с которым она проживала одной семьей, на праве общей совместной собственности;

— в-третьих, ипотечный договор не может быть признан недействительным в целом на основании того, что он был заключен с нарушением части 2 статьи 65 СК, так как ипотека является видом обеспечения выполнения обязательства, а не сделкой относительно распоряжения имуществом, принадлежащим ипотекодателю, договор ипотеки не создает обязанностей для любых других лиц, кроме сторон договора, следовательно, к данным правоотношениям нормы статьи 65 СК не применяются.

Аналогичная позиция изложена и в определении Донецкого апелляционного суда от 16 августа 2010 года по делу № 22ц‑6375 и др.

Такая же правовая позиция нашла свое отражение и в письме ВСУ «Обобщение судебной практики рассмотрения гражданских дел, возникающих из кредитных правоотношений (2009—2010 годы)» от 7 октября 2010 года (Обобщение), в котором, помимо прочего, указано, что: «при оспаривании кредитных договоров или договоров поручительства вторым из супругов, судам нужно учитывать следующее. Положения статьи 65 СК относительно порядка распоряжения имуществом, являющимся объектом права общей совместной собственности супругов, регулируют отношения, касающиеся именно распоряжения имуществом, являющимся общей совместной собственностью супругов, и не касаются права одного из супругов на получение кредита, поскольку кредитный договор является сделкой относительно получения в собственность денежных средств и не создает обязанностей для второго из супругов, а лишь для заемщика как стороны договора (часть 1 статьи 1054 ГК).

Как видим, судебные инстанции не удовлетворяют исковые требования в части признания недействительными кредитных договоров по вышеуказанным основаниям.

Однако вернемся к вышеупомянутому определению ВСУ от 10 ноября 2010 года по делу № 6-33496св09, в части признания недействительным договора ипотеки. Данным определением ВСУ отменил все предыдущие судебные решения и передал дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции на том основании, что судами не была дана оценка обстоятельствам приобретения права собственности на имущество (?!), являющееся предметом ипотеки.

На мой взгляд, при рассмотрении в судебном порядке заявления относительно установления факта проживания одной семьей мужчины и женщины без регистрации брака, например, с целью раздела совместного имущества, заявителю, помимо прочего, необходимо предоставить доказательства фактического приобретения недвижимости, являющейся предметом залога, за общие средства супругов. После вступления данного решения в законную силу можно подавать иск в суд, в котором ставить вопрос о признании недействительным договора ипотеки, поскольку не было согласия истца на залог именно его доли имущества, вследствие чего нарушаются его права на распоряжение своей собственностью (например, подарить, продать ее и т.п.).

Что касается самих Обобщений, то, по-моему, последние в некоторых случаях «прописаны» исключительно в пользу финансовых учреждений. Так, например, в Обобщениях указано, что применение Закона Украины «О защите прав потребителей» возможно лишь к спорам, возникающим из кредитных правоотношений и лишь в том случае, если предметом и основанием иска являются вопросы о предоставлении информации потребителю об условиях получения кредита, типах процентной ставки, валютных рисках, процедурах выполнения договора и т.п., предшествующие заключению договора. После заключения договора между сторонами возникают кредитные правоотношения, поэтому к спорам относительно выполнения настоящего договора этот Закон не может применяться, а применению подлежит специальное законодательство в системе кредитования.

Тем не менее, полагаю, высшая судебная инстанция непоследовательна в своих выводах, поскольку данное утверждение противоречит пункту 2 постановления Пленума ВСУ «О практике рассмотрения гражданских дел по искам о защите прав потребителей» № 5 от 12 апреля 1996 года, устанавливающему, что: «поскольку Закон не устанавливает определенных границ своего действия (!), судам следует иметь в виду, что к отношениям, которые им регулируются, относятся, в частности, возникающие из договоров… о предоставлении финансово-кредитных услуг для удовлетворения собственных бытовых нужд граждан (в том числе о предоставлении кредитов, открытии и ведении счетов…). Отношения по защите прав потребителей могут возникать также из актов законодательства или из других соглашений, не противоречащих Закону».

То есть данным постановлением Пле­нума ВСУ, кстати, до сих пор действующим (!), четко определено, что действие указанного Закона распространяется, причем без каких-либо ограничений (!), именно на правоотношения, возникшие из кредитных договоров.

Однако, как показывает судебная практика, на данный момент почти все суды первой инстанции не принимают в свое производство (возвращают без рассмотрения) исковые заявления, в которых основанием для признания недействительной оспариваемой сделки была именно ссылка на нормы Закона Украины «О защите прав потребителей».

Подытоживая сказанное, можно прийти к выводу, что суды действуют предубежденно, «по указанию» любым способом не принимать в свое производство исковые заявления о признании недействительными договоров кредита, поручительства, залога, ипотеки или, если «пришлось» принять, выносить решения, которыми отказывать в их удовлетворении.

Дополнительным подтверждением этого является тот факт, что после публикации Обобщений некоторые местные суды принимали в производство такие исковые заявления и лишь за одно судебное заседание (?!) рассматривали соответствующие дела и выносили решения, которыми отказывали в их удовлетворении. При этом основаниями для отказа были исключительно доводы, дословно процитированные из Обобщений (?!).

Такая позиция суда, который решает споры в пользу банковских учреждений, создает у рядовых граждан уверенность, что справедливость на Украине практически отсутствует, поскольку те, кто должен защищать их права путем вынесения решений на основании полного, всестороннего и объективного рассмотрения дела, наоборот, не задумываясь, отказывают истцам, ограничиваясь в своих решениях исключительно цитатами из Обобщений.

ДИДЕНКО Роман — директор ЧП «Юридическая компания «Дипломат-Плюс», г. Днепропетровск

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Авторитеты

Самые влиятельные, известные, уважаемые среди мужчин-юристов

Актуальный документ

Документы и аналитика

Изменение иска

Акцент

Меняем практиков на ученых

В фокусе: Туризм

Кто в ответе за туристов?

Государство и юристы

Властная вертикаль

Спорим с ГНС без суда

Государство и юристы

Новости законотворчества

Ограничение доступа к инсайдерской информации

Принят Закон о градостроительной деятельности

Централизация допуска в нотариат

На Украине вводится Европротокол

Государство и юристы

Под куполом

Комитетская ротация

Государство и юристы

Служебная лестница

Награждения, назначения и отставки юристов

Документы и аналитика

Живем вместе, ипотека – врозь

Новеллы права на встречный иск

Неделя права

Полезные уточнения

Неделя права

Новости из-за рубежа

Спорт на бесплатном ТВ

Ограничение для судей

Неделя права

Ход омбудсменом

Для Президента подготовили модель ассамблеи

Incoterms-2010 уже на украинском

Неделя права

Новости из-за рубежа

Российские судьи не берут взяток?

Новости из зала суда

Судебная практика

Суд не признал ООО «Италстудио» надлежащим ответчиком

Суд обязал Окунскую-Власенко возместить моральный вред

Суд не нашел в бездеятельности ВСЮ противоправности

Новости юридических фирм

Частная практика

Акции ГК «Агролига» начали котироваться на Варшавской бирже

Baker & McKenzie консультирует по приобретению Киевского ЦУМа

Integrites — советник KWH Plast

«Саенко Харенко» сопровождает получение разрешения АМКУ на приобретение Swissport

Рабочий график

КАЛЕНДАРЬ на неделю

Quo vadis, рынок юруслуг?

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

Решения недели

Судебная практика

Санкции за расточительное расходование ресурсов

О стоимости транспортных расходов

О признании недействительным решения общего собрания участников ООО

Самое важное

Судьи за право на апелляцию

Судебная практика

Устав юрлица – акт, а не сделка

Закон или жизнь

Судебная практика

Судебные решения

О нюансах признания недействительными положений устава акционерного общества

Об отчуждении имущества предприятия, основанного на государственной собственности

Тема номера

Адвокатская этика VS. конкуренция

Сколько у нас настоящих лидеров?

Должен ли юрист быть экспертом в бизнесе?

Частная практика

Юрист в соцсети: как себя вести

Таблички — по стандарту

Юридический форум

Юрист обязан быть идеалистом!

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: